Авторизация

Человек который любит животных


Как называется человек который любит животных

В этой статье психолог Евгения Дворецкая отвечает на вопрос «Как называется человек который любит животных?».

Человек, любящий животных, называется.

Этот человек я. А вообще, как мы можем не любить братьев наших меньших, ведь они же такие душечки. Преданней и вернее друзей просто не бывает. Главное помнить одно: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Не знаю, каким одним словом можно назвать человека, которые любит животных, но можно с уверенностью сказать, что такой человек очень добрый, внимательный, верный, ответственный.

Мне кажется очень много людей любят животных, сам держу кота уже живет с нами на прояжении 8 лет и я его очень люблю, так как он считается членом нашей семьи. Мы все к нему уже привыкли, люди любите животных ведь это братья наши меньшие, которые нуждаются в нас будьте более добрее.

Человек, любящий животных, называется.

Этот человек я. А вообще, как мы можем не любить братьев наших меньших, ведь они же такие душечки. Преданней и вернее друзей просто не бывает. Главное помнить одно: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Не знаю, каким одним словом можно назвать человека, которые любит животных, но можно с уверенностью сказать, что такой человек очень добрый, внимательный, верный, ответственный.

Я бы сказал так, но прежде заметил Что человека который любит животных нельзя называть зоофилом. Это только по смыслу слов говорит что человек любит животных, но на деле это болезнь, а не любовь.

Честно говоря я действительно люблю животных, но тем не менее не всех , а вот крыс и муравьев, да и комаров, если мягко выразиться не уважаю, особенно когда они мешают нормально жить.

Так что любой настоящий человек должен любить животных и особенно за которых он в ответе. А именно тех кого человек приручил.

И самое страшное, когда люди придают своих преданных животных.

Так что такого человека можно назвать «Настоящий человек».

А потребность в близости, в тепле и в безусловном принятии остается, потому что для человека это является явным сигналом о безопасности. Это снижает тревожность, помогает чувствовать себя защищенным, неодиноким.

Любить, к примеру, собаку безопасно. Она не предаст, не уйдет к другому или к другой. Она всегда рада, всегда готова сопровождать, всегда готова выполнить команду или требование, ее даже можно наказать, и она все равно будет все это делать для хозяина. При ней можно ходить в семейных трусах, ее можно поцеловать, не почистив зубы, ее можно обнять в любую секунду, как только человеку этого захочется, и об этом не надо ни просить, ни спрашивать, ни предупреждать.

Также безопасно любить кота, хомячка, попугая, лошадь, рыбку…

Каждое из этих животных, попадая в дом к человеку, часто берет на себя роль, которой его наделяет хозяин, и удовлетворяет те потребности, нехватку которых он ощущает. Те сильные и заряженные чувства, которые он испытывает по отношению к своему домашнему питомцу, чаще всего являются неудовлетворенной потребностью этого человека во взаимоотношениях с другим человеком.

Таким образом, человек довольно часто заменяет собакой, попугаем или даже пауком члена семьи, любимого человека, а иногда даже ребенка. Конечно, это не лучший способ для решения своего внутреннего конфликта. Сложно научиться взаимодействию с другими людьми, если минимизировать контакты с ними. А такое нередко случается в описанных выше случаях, к сожалению.

Как называют человека который любит животных

В этой статье психолог Евгения Дворецкая отвечает на вопрос «Как называют человека который любит животных?».

О людях, которые любят животных слишком сильно

Любовь к животным свойственна большинству людей. Но у некоторых она переходит все границы. Каждый ли способен держать в доме девять собак? Многим это покажется немыслимым. Между тем, у пожилой пары из французской деревушки осталось девять собак и щенков после того, как полицейские и ветеринары изъяли у них еще 55 животных. И этот случай не единичный.

Чаще всего превращают собственное жилье в питомник для бездомных животных одинокие пожилые женщины. Образ «сумасшедшей кошатницы» давно уже стал собирательным. Такая дама есть среди второстепенных персонажей мультсериала «Симпсоны», похожая пенсионерка живет по соседству с дядей и тетей Гарри Поттера в романах Джоан Роулинг. Да и в реальной жизни каждый второй горожанин может вспомнить странную женщину, из квартиры которой постоянно доносится лай или мяуканье, а от входной двери – неприятный запах.

С точки зрения психологов, таким образом любительницы животных пытаются почувствовать себя нужными. Обычно все начинается с одного бездомного котенка или щенка. Животное привязывается к хозяйке, выражает ей свою любовь и благодарность, поэтому она не задумываясь приносит домой еще одного несчастного подкидыша. Собак или кошек становится пять, семь, десять. Рано или поздно они начинают приносить потомство, ведь о стерилизации питомцев хозяева, как правило, и помыслить не могут. Зачастую соседи подбрасывают сердобольной пенсионерке своих котят, считая, что она найдет время и силы позаботиться обо всех. С какого-то момента для импровизированного приюта не хватает ни места, ни денег, но остановиться его содержатели уже не могут.

Пару месяцев назад обнаружилось, что жительница Колорадо содержала в квартире 86 кошек. Она очень любила животных, но была физически не в состоянии обеспечить им должный уход. Каждую кошку нужно не только кормить, но и вычесывать, следить, чтобы у нее не завелись паразиты, водить к ветеринару и делать прививки, стричь когти, чистить уши, наконец, просто уделять внимание. В огромной стае животных, обитающих в замкнутом пространстве, моментально распространяются эпидемии (именно таким образом, кстати, прекращает свое существование большая часть домашних питомников). Кошкам из Колорадо повезло – хозяйка собралась переезжать и распределила их по приютам. Самой же любительнице животных удалось избежать обвинений в жестоком обращении с ними.

Власти не станут понапрасну вмешиваться во взаимоотношения людей с их питомцами. Так, к Ким Грин из Пенсильвании у ветеринарных служб нет никаких претензий. Хотя за несколько лет в ее доме собралось 58 кошек, женщина пока успевает за ними следить: все они стерилизованы, всем хватает корма и лоточков, а для того, чтобы у животных было достаточно места, Грин переехала в дом побольше. Местные СМИ сообщали о том, что женщина ищет добровольцев, чтобы играть с этими кошками.

В начале 2008 года получил широкое распространение видеоролик Russia Today о жительнице Новосибирска, приютившей в трехкомнатной квартире более ста кошек. Западные зрители вряд ли обратили внимание на то, что даже фамилия содержательницы приюта соответствует ее увлечению – Котова. Показанные в телевизионном сюжете кошки выглядели здоровыми, пушистыми и довольными жизнью, а сама хозяйка поражалась черствости жителей Сибири, которые могут спокойно пройти мимо замерзающей в сугробе кошки. На каждого питомца госпожи Котовой приходился почти метр жилой площади. Кстати, женщине, которая посвятила свою жизнь кошкам, нет и сорока лет.

А вот у Раисы Глазуновой из украинского Борисополя кошки населяют квартиру вдвое плотнее: на сорок квадратных метров жилья приходится более девяноста кошек и несколько собак. То есть больше двух котов на квадратный метр.

Судя по всему, самые сумасшедшие кошатницы и собачницы обитают в Великобритании. У британских пенсионеров и пенсионерок изымают невообразимые стаи животных. Так, в 2005 году состоялся суд над пожилой женщиной, которая держала в своем доме 271 животное, в основном собак. Она тоже начала собирать бездомных животных, чтобы сделать их жизнь лучше, но не смогла вовремя остановиться: в коттедже не хватало места, собаки, кошки и даже птицы жили в тесных клетках, в темноте, духоте и грязи. В доме в обилии водились крысы, к тому же женщина не успевала кормить всех своих питомцев, и, конечно же, никогда их не выгуливала. Девять из изъятых у нее собак пришлось усыпить, поскольку животные были неизлечимо больны и очень страдали.

У другой британской пары (как водится, бездетной) в 2003 году изъяли 269 животных. В прессе появился полный перечень питомцев: 244 собаки (в основном, мелких пород), 7 кошек, 16 попугаев, кролик и шиншилла. Многим из них нужна была помощь ветеринаров.

Зачастую обнаруживается, что расстройства психики любителей животных становятся опасными для их питомцев. Так, в калифорнийском Сакраменто был арестован 47-летний мужчина, который вместе со своей 81-летней матерью подбирал на улицах бездомных кошек. У него дома обнаружили тридцать животных и трупы еще трехсот кошек. Полицейские не уточнили, что он делал с животными, однако было известно, что большую часть мертвых кошек нашли в холодильниках.

В большинстве цивилизованных стран запрещено разведение кошек или собак для употребления их в пищу. Московские власти приняли соответствующий закон еще пять лет назад, киевские – два года назад. Кстати, киевский мэр Леонид Черновецкий сразу после вступления в должность выразил обеспокоенность тем, что на улицах города много бродячих животных и призвал киевлян давать им приют. Сам Черновецкий подает пример жителям Киева: кроме кота в 2006 году у него жили четыре ежа, хорек и выдра. Что с ними сейчас, к сожалению, неизвестно.

Другой украинский политик – луганский депутат Юрий Евдокимов – содержит дома зоопарк. Помимо шести сторожевых и служебных собак, у него живет десяток щенков, фазаны, вороны, кошки, попугай и даже енотовидные собаки. Правда, Евдокимов был когда-то владельцем зоомагазинов и знает, как обеспечить животным хороший уход.

Экзотические домашние животные – еще один повод беспокойства ветеринаров. Например, только по лицензиям в Великобритании у частных лиц живут полторы тысячи обезьян. А сколько экзотических животных продается на черном рынке, гибнет при перевозке контрабандой или умирает от неправильного ухода, точно выяснить не получится.

Многие экзотические приобретения связаны с наступлением того или иного года по китайскому календарю. Склонные к суевериям и не стесненные в средствах люди то кидаются покупать варанов, в надежде на то, что они сойдут за драконов, то заводят дома тигрят. В 2008 году все прошло относительно спокойно – просто вырос спрос на крыс и хомячков. Но 2009 год будет годом быка. Будем надеяться, это не заставит городских жителей приобретать коров.

Почему некоторые люди любят животных, а другие к ним равнодушны?

Недавняя популярность «дизайнерских» собак, кошек, мини-пигов и других питомцев может привести к мысли, что содержание домашних животных — не более, чем причуда. Действительно, существует мнение, что домашние животные — это прихоть Запада, реликвия рабочих животных, хранящаяся в памяти о прошлом.

В Великобритании почти в половине домов живут домашние животных, на них тратится много времени и денег, но сами они не способствуют приобретению материальных благ. Однако во время финансового кризиса 2008 г расходы на домашних животных оставались практически на там же уровне, как и ранее, что говорит о том, что для большинства владельцев домашние животные — не роскошь, а неотъемлемая часть жизни и семьи.

Однако некоторые люди содержат домашних животных, в то время как другие в них совершенно не заинтересованы. Почему так происходит? Весьма вероятно, что наше стремление к компании домашних животных действительно имеет отношения к истории нашего сотрудничества, которое началось десятки тысяч лет назад и сыграло важную роль в нашей эволюции. Если это так, то, возможно, генетика может помочь объяснить, почему любовь к животным — это то, что у некоторых людей просто отсутствует.

Вопрос здоровья

В последнее время было проведено множество исследований о влиянии собак на здоровье, в том числе ученые выяснили, что собаки снижают риск сердечно-сосудистых заболеваний, помогают справиться с одиночеством, облегчают симптомы депрессии.

Как пишет Джон Брэдшоу в своей новой книге «The Animals Among Us» с этим утверждением есть две проблемы. Во-первых, есть аналогичное количество исследований, которые показывают, что домашние животные не оказывают никакого влияния на здоровье людей или даже имеют некоторое негативное влияние. Во-вторых, владельцы домашних животных живут не дольше тех, кто никогда даже не думал завести себе питомца. И даже если бы эти преимущества для здоровья были реальными, то они распространяются только на сегодняшних горожан, подверженных стрессу, депрессии и малоподвижному образу жизни, а не на наших предков-охотников-собирателей, поэтому это нельзя считать причиной того, почему мы начали держать домашних животных.

Стремление взять животное в дом настолько широко распространено, что можно подумать об этом, как об универсальной черте человеческой природы, но не у всех обществ существует традиция содержания животных. Даже на Западе есть множество людей, которые не испытывают особой близости к животным, будь то домашние или дикие.

Традиция содержания животных часто существует в семьях, и предполагалось, что дети, выросшие в доме, где были домашние животные, склонны также заводить питомцев, но недавние исследования показали, что этот феномен имеет генетическую природу. Некоторые люди, независимо от условий воспитания, могут быть предрасположены искать компанию животных, а другие — наоборот избегать.

Таким образом, уникальные гены, способствующие желанию содержать домашних животных, могут присутствовать у некоторых людей, но они не универсальны, что предполагает, что в прошлом некоторые общества или отдельные личности, но не все, процветали из-за инстинктивного взаимопонимания с животными.

ДНК домашних животных

ДНК сегодняшних домашних животных показывает, что каждый вид отделился от своего дикого предка в период между 15000 и 5000 лет назад, в поздний палеолитический или неолитический период. Именно тогда люди начали разводить скот. И по крайней мере некоторые из них рассматривались именно как домашние животные, содержались вблизи жилищ человека, что мешало их скрещиванию с дикими животными, а особый социальный статус, предоставляемый некоторым животным, препятствовал их истреблению в качестве пищи. Будучи изолированными, новые полуодомашненные животные смогли стать теми, кого мы знаем сегодня.

Те же самые гены, которые сегодня предрасполагают некоторых людей брать собак или кошек, могли распространиться среди первых земледельцев-фермеров. Общества, которые включали людей с эмпатией к животным, процветали бы среди тех, которым приходилось продолжать полагаться на охоту для добычи мяса. Почему это не распространилось на всех? Вероятно, потому, что в какой-то момент истории альтернативные стратегии также оказались жизнеспособными.

В этой истории есть последний поворот: недавние исследования показали, что привязанность к домашним животным идет рука об руку с заботой о природе. Таким образом, домашние животные могут помочь нам восстановить связь с миром природы, от которого мы отдалились.

John Bradshaw

Источник: The science behind why some people love animals and others couldn’t care less

Как называется человек который любит животных. ДНК домашних животных. Тому, кто рядом

пВЭЕЙЪЧЕУФОП, ЮФП НПЦОП УДЕМБФШ ПРТЕДЕМЈООЩЕ РТБЧЙМШОЩЕ ЧЩЧПДЩ П ИБТБЛФЕТЕ ЮЕМПЧЕЛБ, ЗМСДС ОБ ЕЗП МАВЙНПЕ ДПНБЫОЕЕ ЦЙЧПФОПЕ. оП НБМП ЛФП ЪОБЕФ, ЮФП Й СЧОБС БОФЙРБФЙС Л ОЕЛПФПТЩН ЧЙДБН ДПНБЫОЙИ ЦЙЧПФОЩИ ФБЛЦЕ ПЪОБЮБЕФ НОПЗПЕ. рТЕДМБЗБЕН ЧБЫЕНХ ЧОЙНБОЙА ОЕВПМШЫПЕ РУЙИПМПЗЙЮЕУЛПЕ ЬУУЕ П РПЛМПООЙЛБИ Й РТПФЙЧОЙЛБИ ТБЪМЙЮОЩИ ДПНБЫОЙИ ЦЙЧПФОЩИ.

лПЫЛБ. лФП Й РПЮЕНХ МАВЙФ ЛПЫЕЛ.

лПЫЛЙ — УЙНЧПМ ЦЕОУФЧЕООПУФЙ Й ОЕЪБЧЙУЙНПУФЙ. цЕОЭЙОБ ЧУЕЗДБ РТЕДУФБЧМСЕФ УЕВС ОЕЛПЕК ЪБЗБДПЮОПК, ЗТБГЙПЪОПК, ФПНОПК, НСЗЛПК, РХЫЙУФПК Й ОЕНОПЗП ИЙЭОПК ЛПЫЛПК. лПЫЛБ — ЬФП УБНЩК ВМЙЪЛЙК ДТХЗ, ЧФПТПЕ «С» ЧМБДЕМЙГЩ, ФБЛ ЮФП ЕУМЙ ЛПНХ-ОЙВХДШ ОЕ ОТБЧЙФУС ЛПЫЛБ, ФП ЕНХ ПРТЕДЕМЈООП ОЕ ОТБЧЙФУС Й ЕЈ ЧМБДЕМЙГБ. дБНЩ, ЛПФПТЩЕ ЗБТНПОЙЮОП УПЮЕФБАФ Ч УЕВЕ РТЕЙНХЭЕУФЧБ ПВПЙИ РПМПЧ, ПВЩЮОП ЪБЧПДСФ ЛПЫЕЛ. фБЛЙЕ ЦЕОЭЙОЩ ЛТБУЙЧЩ Й ХНОЩ, ЦЕОУФЧЕООЩ Й ТБУФПТПРОЩ, ТБВПФПУРПУПВОЩ Й ЬЖЖЕЛФЙЧОЩ, НЙМПЧЙДОЩ Й ОБУФПКЮЙЧЩ Ч ДПУФЙЦЕОЙЙ УЧПЕК ГЕМЙ. уФБТЩЕ ДЕЧЩ Й ОЕЪБНХЦОЙЕ ЦЕОЭЙОЩ ЪБНЕОСАФ ЛПЫЛПК УЧПЕЗП ОЕУХЭЕУФЧХАЭЕЗП ТЕВЈОЛБ. лПЫЛЕ ФПЦЕ ОХЦОБ ЪБВПФБ, МБУЛБ Й ОЕЦОПУФШ, ЬФП ЙЗТЙЧПЕ Й ЛБРТЙЪОПЕ ЦЙЧПФОПЕ, ЛБЛ Й ТЕВЈОПЛ. пДЙОПЛБС ЦЕОЭЙОБ У ЛПЫЛПК ПФОПУЙФУС Л НХЦЮЙОБН ОЕДПЧЕТЮЙЧП Й ОЕПИПФОП ЧУФХРБЕФ У ОЙНЙ Ч ЙОФЙНОЩЕ ПФОПЫЕОЙС.

дЕФЙ МАВСФ ЛПЫЕЛ, РПФПНХ ЮФП ЛПЫЛЙ ОБРПНЙОБАФ ЙН ПВТБЪ НБФЕТЙ, ПФРЕЮБФБЧЫЙКУС Ч ОБЫЕК ЗЕОЕФЙЮЕУЛПК РБНСФЙ — ОЕЮФП ФЈРМПЕ, НСЗЛПЕ, МБУЛПЧП НХТМЩЛБАЭЕЕ. нХЦЮЙОБ, ЛПФПТПНХ ОТБЧСФУС ЛПЫЛЙ, РТЙЪОБЈФ РТБЧП ЦЕОЭЙОЩ ВЩФШ ОЕЪБЧЙУЙНПК. б ЮФП ЛБУБЕФУС НХЦЮЙОЩ-ИПМПУФСЛБ, Х ЛПФПТПЗП ЕУФШ ЛПЫЛБ, ФП ЬФП ЧРПМОЕ УБНПДПУФБФПЮОЩК ЮЕМПЧЕЛ, ЛПФПТЩК ЧТСД МЙ ЛПЗДБ-МАВП ЦЕОЙФУС, ДБЦЕ ЕУМЙ Х ОЕЗП ХЦЕ Й ЕУФШ РПДТХЦЛБ.

лФП ОЕ МАВЙФ ЛПЫЕЛ.

оЕОБЧЙУФШ Л ЛПЫЛБН ПЪОБЮБЕФ ОЕОБЧЙУФШ ЛП ЧУЕНХ ЦЕОУЛПНХ РПМХ. ч РУЙИПМПЗЙЙ ДБЦЕ УХЭЕУФЧХЕФ ФЕТНЙО «ЛПЫЛПЖПВЙС» — ВПСЪОШ ЛПЫЕЛ (РП-ОБХЮОПНХ ЬФП ОБЪЩЧБЕФУС ЬКМХТПЖПВЙЕК). уФТБДБАФ ЬФЙН ПВЩЮОП «ЛМБУУОЩЕ ВПМШЫЙЕ НХЦЮЙОЩ», ЛПФПТЩЕ ПФЮБСООП Й ВЕЪОБДЈЦОП ВПТАФУС УП УЧПЙНЙ УЛТЩФЩНЙ ЗПНПУЕЛУХБМШОЩНЙ ФЕОДЕОГЙСНЙ. йН ВЩ УМЕДПЧБМП МАВЙФШ ЦЕОЭЙО, ОП УМБВЩК РПМ ЙИ ОЕ ЧПЪВХЦДБЕФ, Й ЕУМЙ ФБЛПК НХЦЮЙОБ ЦЙЧЈФ У ЛБЛПК-ОЙВХДШ ЦЕОЭЙОПК Й РТЙ ЬФПН ЪБДЩИБЕФУС ПФ ХЦБУБ РТЙ ЧЙДЕ ЕЈ НБМЕОШЛПК ЛПЫЛЙ, ФП ЬФП ОБРПНЙОБЕФ ЕНХ П ФПН, ЮФП ПО ОБ УБНПН ДЕМЕ ОЕ ФБЛПК ХЦ ИПТПЫЙК ЮЕМПЧЕЛ. оП ЕУМЙ ФБЛПК НХЦЮЙОБ ПВТБФЙФШУС ЪБ ЛПОУХМШФБГЙЕК Л УРЕГЙБМЙУФХ-РУЙИПМПЗХ Й ЧЩСУОЙФ РПДМЙООХА РТЙЮЙОХ УЧПЙИ УФТБИПЧ, ФП ВПСЪОШ ЛПЫЕЛ ЙУЮЕЪОЕФ. й ФПЗДБ ПО ОБЮОЈФ УФТБДБФШ ХЦЕ ПФ УЧПЕК ЗПНПУЕЛУХБМШОПУФЙ, ОП ЬФП ХЦЕ ДТХЗБС ЙУФПТЙС, ЛПФПТХА НЩ УЕЗПДОС ПВУХЦДБФШ ОЕ ВХДЕН. еУМЙ ЦЕОЭЙОБ ОЕОБЧЙДЙФ ЛПЫЕЛ, ФП ЬФП ПЪОБЮБЕФ, ЮФП ПОБ ПФТЙГБЕФ УЧПА ЦЕОУЛХА УХЭОПУФШ Й ВПЙФУС РПЛБЪБФШ УЧПА ОЕЪБЧЙУЙНПУФШ.

уПВБЛБ. лФП Й РПЮЕНХ МАВЙФ УПВБЛ.

дМС ЦЕОЭЙОЩ ЕЈ УПВБЛБ РПЮФЙ ЧУЕЗДБ СЧМСЕФУС УЙНЧПМПН НХЦЮЙОЩ. дБЦЕ ЕУМЙ УПВБЛБ ЦЕОУЛПЗП РПМБ (УХЮЛБ). зМСДС ОБ РПТПДХ УПВБЛЙ, ЧУЕЗДБ НПЦОП УЛБЪБФШ, ЛБЛЙЕ ЙНЕООП НХЦУЛЙЕ ЛБЮЕУФЧБ ЕЈ ИПЪСКЛБ ГЕОЙФ ВПМШЫЕ ЧУЕЗП. вПМШЫБС ПЧЮБТЛБ ПЪОБЮБЕФ, ЮФП ЕЈ ИПЪСКЛБ ОХЦДБЕФУС Ч ЪБЭЙФОЙЛЕ Й ОБДЈЦОПК РПДДЕТЦЛЕ. цЕОЭЙОБ, ЛПФПТБС ЛХРЙМБ ЖТБОГХЪУЛПЗП ВХМШДПЗБ, ГЕОЙФ Х УЧПЕЗП РБТФОЈТБ РТЕДБООПУФШ, ОБДЈЦОПУФШ, УПМЙДОПУФШ, РПУФПСОУФЧП Й ЮХЧУФЧП АНПТБ. дБНБ У ДПВЕТНБОПН ЙНЕЕФ ЦЕМЕЪОХА УЙМХ ЧПМЙ Й ЧЩЪЩЧБАЭЕ ПФОПУЙФУС Л НХЦЮЙОБН: «лФП НПЦЕФ ЪБЭЙФЙФШ НЕОС МХЮЫЕ, ЮЕН ЬФПФ НПК РЈУ?» цЕОЭЙОБ, ЛПФПТБС ДЕТЦЙФ ОБ ТХЛБИ ЪМПЧТЕДОПЕ, ФТХУМЙЧПЕ, ЛХУБАЭЕЕУС, ЛБЛ ДЕНПО, Й ФСЖЛБАЭЕЕ УХЭЕУФЧП, РТЕДЯСЧМСЕФ Л НХЦЮЙОБН УМЙЫЛПН ЧЩУПЛЙЕ ФТЕВПЧБОЙС, ПЦЙДБС ОБКФЙ Ч ОЙИ ЛБЛЙЕ-ФП ОЕЧЕТПСФОП ЪБНЕЮБФЕМШОЩЕ ЛБЮЕУФЧБ, Й Ч ТЕЪХМШФБФЕ ФБЛЙЕ ЦЕОЭЙОЩ ЛТБКОЕ ТЕДЛП ВЩЧБАФ УЮБУФМЙЧЩ Ч ВТБЛЕ.

нХЦЮЙОБ ЧУЕЗДБ ПФПЦДЕУФЧМСЕФ УЕВС УП УЧПЕК УПВБЛПК. чПФ РПЮЕНХ ДБЦЕ НЙТОЩЕ УПФТХДОЙЛЙ ВБОЛБ, ЗХМСАЭЙЕ УП УЧПЙНЙ ВХМШФЕТШЕТБНЙ, ЗМХВПЛП Ч ДХЫЕ ЧУЕЗДБ БЗТЕУУЙЧОЩ. нХЦЮЙОЩ, ЛПФПТЩН ОТБЧСФУС ЛПММЙ У ДМЙООПК Й НСЗЛПК ЫЕТУФША, УЕОФЙНЕОФБМШОЩ Й ВЕЪЪБЭЙФОЩ, ОП Ч ЛТЙФЙЮЕУЛПК УЙФХБГЙЙ ПОЙ ИТБВТЩ Й ЗПФПЧЩ ВЕУУФТБЫОП ЪБЭЙЭБФШ УЧПЈ УФБДП (НЕЦДХ РТПЮЙН, ЬФП ЛБЮЕУФЧП РТЙУХЭЕ ФБЛЦЕ Й ЧУЕН МАВЙФЕМСН ПЧЮБТПЛ). х НХЦЮЙОЩ, ЛПФПТЩК РТЙПВТЈМ ТПФЧЕКМЕТБ, ИБТБЛФЕТ ТБЪДТБЦЙФЕМШОЩК, ПО РТЕДРПЮЙФБЕФ ПДЙОПЮЕУФЧП Й РТЙТХЮБЕФУС Й ПДПНБЫОЙЧБЕФУС У ВПМШЫЙН ФТХДПН. рПЮФЙ ЧУЕ ФЕ, ЛФП МАВЙФ УПВБЛ, ОЕЪБЧЙУЙНП, НХЦЮЙОБ ЬФП ЙМЙ ЦЕОЭЙОБ, ОЕФЕТРЙНП ПФОПУСФУС Л ОЕЪБЧЙУЙНПУФЙ ДТХЗЙИ МАДЕК Й УФТЕНСФУС ЛПОФТПМЙТПЧБФШ ЦЙЪОШ Й ДЕКУФЧЙС ВМЙЪЛЙИ ЙН МАДЕК.

дЕФЙ ЙЭХФ Ч УПВБЛЕ ДТХЗБ Й ЪБЭЙФОЙЛБ. хРПТОПЕ УФТЕНМЕОЙЕ ТЕВЈОЛБ ЙНЕФШ ЭЕОЛБ ЗПЧПТЙФ П ЕЗП ЧОХФТЕООЕН ПДЙОПЮЕУФЧЕ ЙМЙ П ЕЗП ВПСЪОЙ ПЛТХЦБАЭЕК ЦЙЪОЙ, Й МЙЫШ ЙОПЗДБ ЬФП РТПУФП ЦЕМБОЙЕ РПМХЮЙФШ ЧЕУЈМПЗП ЛПНРБОШПОБ ДМС ЙЗТ. оП ОЕДПУФБФПЮОП РТПУФП ЛХРЙФШ ТЕВЈОЛХ ЭЕОЛБ, ЕНХ ОХЦОП ВХДЕФ ФБЛЦЕ РТЕДПУФБЧЙФШ ПВЭЕОЙЕ, ЪБЭЙФХ Й ТБЪЧМЕЮЕОЙС.

лФП ОЕ МАВЙФ УПВБЛ.

мАДЙ ЮБУФП УЮЙФБАФ, ЮФП ФПМШЛП ЪМЩЕ Й ЦЕУФПЛЙЕ МАДЙ ОЕОБЧЙДСФ УПВБЛ, ОП ЬФП ОЕ ЧУЕЗДБ ФБЛ. фЕ, ЛФП ОЕ ЧЩОПУЙФ УПВБЛ, НПЗХФ ВЩФШ ФБЛЦЕ ЪБУФЕОЮЙЧЩНЙ, РХЗМЙЧЩНЙ, НПЗХФ РТПУФП ВПСФШУС ЬФЙИ ЛХУБАЭЙИУС Й ЗТПНЛП МБАЭЙИ ИЙЭОЙЛПЧ ЙМЙ, ЧПЪНПЦОП, ПОЙ РТПУФП РТЕДРПЮЙФБАФ ЙУЛБФШ МАВПЧШ Й ДТХЦВХ Ч НЙТЕ МАДЕК Й ОЕ РПОЙНБАФ, ЪБЮЕН ЙН НПЦЕФ ВЩФШ ОХЦЕО ЬФПФ НБМЕОШЛЙК ЧПМЛ. х НОПЗЙИ МАДЕК ЧЩЪЩЧБЕФ ПФЧТБЭЕОЙЕ ОЕПВИПДЙНПУФШ ДТЕУУЙТПЧБФШ ДТХЗПЕ ЦЙЧПЕ УХЭЕУФЧП Й УФБОПЧЙФШУС ЕЗП ИПЪСЙОПН, Й ПОЙ ЛБФЕЗПТЙЮЕУЛЙ ОЕ ИПФСФ УБНЙ РТЕЧТБЭБФШУС Ч ТБВПЧ Й ЪБМПЦОЙЛПЧ УЧПЙИ ДПНБЫОЙИ РЙФПНГЕЧ, ЛБЛ ЬФП УМХЮБЕФУС У ОЕЛПФПТЩНЙ ЧМБДЕМШГБНЙ ДПНБЫОЙИ ЦЙЧПФОЩИ, РПЬФПНХ ПОЙ ОБПФТЕЪ ПФЛБЪЩЧБАФУС ЪБЧЕУФЙ ДПНБ УПВБЛХ.

иПНСЛ Й НПТУЛБС УЧЙОЛБ. лФП Й РПЮЕНХ МАВЙФ ИПНСЛПЧ Й НПТУЛЙИ УЧЙОПЛ.

чУЕ, ЛФП МАВЙФ НБМЕОШЛЙИ Й РХЫЙУФЩИ ЪЧЕТШЛПЧ, ОХЦДБАФУС Ч ЪБЭЙФЕ УЙМШОПЗП НХЦЮЙОЩ, ОЕЦОПУФЙ Й МБУЛЕ, ЪБВПФЕ, ФБЛ ЛБЛ УБНЙ ЮХЧУФЧХАФ УЕВС НБМЕОШЛЙНЙ Й ВЕЪЪБЭЙФОЩНЙ. рПЬФПНХ ДЕФЙ ФБЛ ЮБУФП РТПУСФ ЛХРЙФШ ЙН ИПНСЮЛБ — ЙН ИПЮЕФУС ВЩФШ ВПМШЫЙНЙ, УЙМШОЩНЙ Й ЪБВПФМЙЧЩНЙ ДМС НБМЕОШЛЙИ ЦЙЧПФОЩИ.

лФП ОЕ МАВЙФ ИПНСЛПЧ Й НПТУЛЙИ УЧЙОПЛ.

еУМЙ ЮЕМПЧЕЛ ОЕ ЧЩОПУЙФ ЗМХРПУФЙ ДТХЗЙИ МАДЕК, ФП ПО ЧТСД МЙ ЛПЗДБ-МЙВП ВХДЕФ ФТПОХФ РТЙ ЧЙДЕ ИПНСЮЛБ ЙМЙ НПТУЛПК УЧЙОЛЙ.

лТЩУБ. лФП Й РПЮЕНХ МАВЙФ ЛТЩУ.

дПНБЫОСС ЛТЩУБ — ЦЙЧПФОПЕ ХНОПЕ, ВЕМПЕ Й РХЫЙУФПЕ. мАВЙФШ ЛТЩУ — ЪОБЮЙФ ЪБСЧЙФШ ЧУЕНХ НЙТХ: «с ОЕ ЪБОХДБ, Х НЕОС ПТЙЗЙОБМШОПЕ НЩЫМЕОЙЕ, Й ЧБЫЙ УФЕТЕПФЙРЩ ОБДП НОПК ОЕ ЧМБУФОЩ!» фПФ, ЛФП МАВЙФ ЛТЩУ, УОБЮБМБ ВХДЕФ ЧУЈ ЙЪХЮБФШ, ФТПЗБС Й РТПЧЕТСС, Й ФПМШЛП РПФПН УДЕМБЕФ УЧПЙ УПВУФЧЕООЩЕ ЧЩЧПДЩ, Й ЕЗП ОЕ ЧПМОХЕФ НОЕОЙЕ ДТХЗЙИ МАДЕК. й ЕУМЙ ТЕВЈОПЛ РТЙОЈУ ДПНПК ЛТЩУХ, ФП ЬФП ЪОБЮЙФ, ЮФП Х ОЕЗП ДПУФБФПЮОП ПВЭЙФЕМШОЩК, ЧЕУЈМЩК Й ДПВТПУЕТДЕЮОЩК ИБТБЛФЕТ.

лФП ОЕ МАВЙФ ЛТЩУ.

лПОУЕТЧБФЙЧОЩЕ, ПУФПТПЦОЩЕ МАДЙ, ЙДХЭЙЕ Ч ЦЙЪОЙ РП РТПФПТЕООЩН ДПТПЗБН, Б ФБЛЦЕ ЪБУФЕОЮЙЧЩЕ, ТПВЛЙЕ Й ОЕХЧЕТЕООЩЕ Ч УЕВЕ МАДЙ ОЕ ЧЩОПУСФ ВЕМЩИ ЛТЩУ.

рПРХЗБК. лФП Й РПЮЕНХ МАВЙФ РПРХЗБЕЧ.

нЕМБОИПМЙЮЕУЛЙЕ, ЮХЧУФЧЙФЕМШОЩЕ, ТБОЙНЩЕ Й ПЮЕОШ ОБЙЧОЩЕ МАДЙ, УЛХЮБАЭЙЕ Ч ФЙЫЙОЕ Й ПДЙОПЮЕУФЧЕ, РПЛХРБАФ ЫХНОЩИ Й ФЕПТЕФЙЮЕУЛЙ ДПМЗПЦЙЧХЭЙИ РПРХЗБЕЧ. пОЙ ДБЦЕ ОЕ РПДПЪТЕЧБАФ П НОПЗПЮЙУМЕООЩИ ФТХДОПУФСИ Й РТПВМЕНБИ, ЛПФПТЩЕ ЬФЙ ЮХЧУФЧЙФЕМШОЩЕ РФЙГЩ, РПУФПСООП РЩФБАЭЙЕУС ХНЕТЕФШ ПФ РОЕЧНПОЙЙ, НПЗХФ ДПУФБЧМСФШ УЧПЙН ЧМБДЕМШГБН. рПРХЗБК ОБРПНЙОБЕФ П ТПНБОФЙЛЕ ФТПРЙЮЕУЛЙИ ПУФТПЧПЧ, РЙТБФБИ Й ЛПНРЕОУЙТХЕФ ОЕДПУФБФПЛ РХФЕЫЕУФЧЙК Ч ПВЩЮОПК РПЧУЕДОЕЧОПК ЦЙЪОЙ. рПЧБМШОПЕ ВЕЪХНОБС УФТБУФШ РЕОУЙПОЕТПЧ Л РПРХЗБСН — ЬФП ЧЩОХЦДЕООПЕ СЧМЕОЙЕ, Й ПОП ОЕ ЙНЕЕФ ЛБЛЙИ-МЙВП УЛТЩФЩИ РУЙИПМПЗЙЮЕУЛЙИ НПФЙЧПЧ, РТПУФП НОПЗЙЕ РПЦЙМЩЕ МАДЙ ВЩМЙ ВЩ ТБДЩ ЪБЧЕУФЙ УПВБЛХ, ОП Х ОЙИ ОЕ ИЧБФБЕФ УЙМ ТЕЗХМСТОП ЗХМСФШ У ОЕК.

лФП ОЕ МАВЙФ РПРХЗБЕЧ.

тБЪДТБЦЙФЕМШОЩЕ, ЧУРЩМШЮЙЧЩЕ МАДЙ ЙМЙ ФЕ, ЛФП РЕТЕЗТХЦЕО ЛБЛПК-МЙВП УЕТШЈЪОПК Й ОБРТСЦЈООПК ТБВПФПК. фБЛПК ЮЕМПЧЕЛ РТПУФП ОЕ Ч УПУФПСОЙЙ ПГЕОЙФШ ЧЕУШ АНПТ УЙФХБГЙЙ, ЛПЗДБ НБМЕОШЛБС РФЙЮЛБ ЧОЕЪБРОП УБДЙФУС ЕНХ ОБ ЗПМПЧХ Й ЪБРХФЩЧБЕФУС Ч ЧПМПУБИ. уЙВБТЙФЩ, ГЕОСЭЙЕ НЙТ Й ЗБТНПОЙА, ФПЦЕ ОЕ ПУПВЕООП МАВСФ ЗТПНЛП ЭЕВЕЮХЭЙИ Й РТПОЪЙФЕМШОП ЛТЙЮБЭЙИ РПРХЗБЕЧ.

еЦЙЛ. лФП Й РПЮЕНХ МАВЙФ ЈЦЙЛПЧ.

іЦЙЛ ЛПМАЮЙК, ОП Х ОЕЗП НСЗЛЙК Й ЮХЧУФЧЙФЕМШОЩК ЦЙЧПФЙЛ. чМБДЕМШГЩ ЈЦЙЛПЧ УХТПЧЩЕ ОБ ЧОЕЫОЙК ЧЙД, ОП ТБОЙНЩЕ Ч ДХЫЕ. пОЙ УЮЙФБАФ, ЮФП УМЕДХЕФ ВЩФШ УХТПЧЩНЙ У ПЛТХЦБАЭЙНЙ МАДШНЙ, ОБОПУС ХРТЕЦДБАЭЙЕ ХДБТЩ РТЙ МАВПК, ДБЦЕ НБМЕКЫЕК, ЧЙДЙНПУФЙ ОБРБДЕОЙС, ОП РПЪЦЕ ПОЙ ВХДХФ НХЮЙФШУС ЙЪ-ЪБ ФПЗП, ЮФП ЪТС ПВЙДЕМЙ ОЕЧЙОПЧОЩИ МАДЕК. пОЙ ОЕ УРПУПВОЩ РТЕДБФШ, Й ПЮЕОШ ЮБУФП ЬФП ПФЛТЩФЩЕ, РТСНПМЙОЕКОЩЕ МАДЙ. еЦЙЛПЧ ЮБУФП ЧЩВЙТБАФ ДМС УЕВС ЦЕОЭЙОЩ Ч ФЕИ УМХЮБСИ, ЕУМЙ ЦЙЪОШ ЧЩОХЦДБЕФ ЙИ ВЩФШ ТЕЪЛЙНЙ Й СЪЧЙФЕМШОЩНЙ, Й ФБЛБС ЦЕОЭЙОБ Ч УЧПЈН ЈЦЙЛЕ МАВЙФ УЕВС, ЧЙДС, ЛБЛПК ПО ВЕЪЪБЭЙФОЩК РПД ЧУЕНЙ ЕЗП ЛПМАЮЛБНЙ. б ОЕЛПФПТЩЕ ЙЪ ЦЕОЭЙО ЧПУИЙЭБАФУС ХНЕОЙЕН ЕЦЕК УЧЕТОХФШУС Ч ЛПМАЮЙК ЛМХВПЛ Й РЕТЕЦДБФШ Ч ФБЛПН УПУФПСОЙЙ ЧУЕ ФТХДОПУФЙ Й ОЕРТЙСФОПУФЙ. юЕМПЧЕЛ, ЛПФПТЩК ЪБЧЈМ УЕВЕ ЈЦЙЛБ, ОЕЪБЧЙУЙНП ПФ ФПЗП, ЛБЛПЗП ПО ЧПЪТБУФБ Й РПМБ, ОХЦДБЕФУС Ч ЪБЭЙФОЙЛЕ, ЛПФПТЩК ВЩМ ВЩ ТСДПН У ОЙН.

лФП ОЕ МАВЙФ ЕЦЕК.

фПМШЛП ФПФ, ЛФП, РТПУОХЧЫЙУШ ХФТПН, УХОХМ ОПЗЙ Ч УЧПЙ ФБРПЮЛЙ Й УТБЪХ РПОСМ, ЗДЕ ТЕЫЙМ ЪБУОХФШ ЬФПФ ОПЮОПК ЪЧЕТЈЛ.

тЩВЛЙ. лФП Й РПЮЕНХ ЙИ МАВЙФ.

нПМЮБМЙЧЩИ ТЩВПЛ РТЕДРПЮЙФБАФ МАДЙ ДЧХИ ЛБФЕЗПТЙК. рЕТЧБС — ЬФП ЬОЕТЗЙЮОЩЕ, ЬНПГЙПОБМШОЩЕ, ПДХИПФЧПТЈООЩЕ МАДЙ, ЛПФПТЩИ ХУРПЛБЙЧБАФ НЕДМЕООЩЕ ДЧЙЦЕОЙС ОЕЛПФПТЩИ ЧЙДПЧ ТЩВ. дМС ФБЛЙИ МАДЕК БЛЧБТЙХН У ТЩВЛБНЙ — ЬФП РТПУФП РТЕДНЕФ ЙОФЕТШЕТБ, ЛБЛ Й ФЕМЕЧЙЪПТ. чФПТБС ЛБФЕЗПТЙС МАДЕК, ЛПФПТЩЕ МАВСФ ТЩВПЛ, ПФМЙЮБЕФУС ПФ РЕТЧПК. ч ОЕЈ ЧИПДСФ ДПЧПМШОП ПТЙЗЙОБМШОЩЕ Й ЙОПЗДБ ДБЦЕ ЬЛУГЕОФТЙЮОЩЕ НЩУМЙФЕМЙ. ьФЙ МАДЙ УЙМШОП ПФМЙЮБАФУС ПФ ПУФБМШОЩИ МАДЕК, ЛБЛ ИПМПДОПЛТПЧОЩЕ ТЩВЩ ПФМЙЮБАФУС ПФ ПУФБМШОПЗП ЦЙЧПФОПЗП НЙТБ, Й ФБЛ ЦЕ, ЛБЛ ТЩВЩ, ОЕУРЕЫОП УПЪЕТГБАЭЙЕ УЧПК РПДЧПДОЩК НЙТ Й ОЕ ЧЩИПДСЭЙЕ ЪБ ЕЗП РТЕДЕМЩ, ЙИ ЧМБДЕМШГЩ РЩФБАФУС ПФЗПТПДЙФШУС Й ХКФЙ ПФ ТЕБМШОПУФЙ ПЛТХЦБАЭЕЗП ЙИ НЙТБ. мАВЙФЕМЙ ТЩВ ДПУФБФПЮОП БЗТЕУУЙЧОЩ РП УЧПЕК ОБФХТЕ Й УРПЛПКОП ОБВМАДБАФ ЪБ ФЕН, ЛБЛ ЬФЙ РТЕЛТБУОЩЕ РМБЧБАЭЙЕ УПЪДБОЙС ЦБДОП РПЦЙТБАФ ДТХЗ ДТХЗБ ЙМЙ УЯЕДБАФ УЧПА УПВУФЧЕООХА ЙЛТХ.

лФП ОЕ МАВЙФ ТЩВПЛ.

тЩВПЛ ОЕ МАВСФ ЛТБКОЕ ЮХЧУФЧЙФЕМШОЩЕ МАДЙ, ЛПФПТЩЕ ОЕ ЧЩОПУСФ БЗТЕУУЙА ОЙ Ч ЛБЛПК ЖПТНЕ.

юЕТЕРБИБ. лФП Й РПЮЕНХ МАВЙФ ЮЕТЕРБИ.

юЕТЕРБИБ — ПМЙГЕФЧПТЕОЙЕ ОБДЈЦОПУФЙ Й БВУПМАФОПЗП УРПЛПКУФЧЙС. уПЗМБУОП ЛЙФБКУЛПК НЙЖПМПЗЙЙ, ъЕНМС РПЛПЙФУС ОБ РБОГЙТЕ ЗЙЗБОФУЛПК ЮЕТЕРБИЙ. фЕ, ЛФП ГЕОЙФ ЛПНЖПТФ Й УФБВЙМШОПУФШ, ЮХЧУФЧЙФЕМШОЩЕ МАДЙ У ДЕМЙЛБФОПК ДХЫПК, РПЛХРБАФ ЮЕТЕРБИХ. юЕТЕРБИБ ОЙЛПЗДБ ОЕ УНПЦЕФ ЪБНЕОЙФШ ОЙ НХЦБ, ОЙ ДТХЗБ. еУМЙ ЮЕТЕРБИБ ЦЙЧЈФ ДПНБ Х ПДЙОПЛПК ЦЕОЭЙОЩ ЙМЙ ПДЙОПЛПЗП НХЦЮЙОЩ, ЬФП ПЪОБЮБЕФ, ЮФП ПОЙ УФТЕНСФУС Л МАВЧЙ, ЮФП ПОЙ ПФЛТЩФЩ ДМС РТЕДМПЦЕОЙК Й ЗПФПЧЩ Л ДПМЗЙН Й УФБВЙМШОЩН ПФОПЫЕОЙСН.

лФП ОЕ МАВЙФ ЮЕТЕРБИ.

нЕДМЕООП РЕТЕДЧЙЗБАЭБСУС ЮЕТЕРБИБ ТБЪДТБЦБЕФ УФТЕНЙФЕМШОЩИ, РЩМЛЙИ, ПВЭЙФЕМШОЩИ Й ВПМФМЙЧЩИ МАДЕК, ЛПФПТЩН РПУФПСООП ОХЦОЩ УМХЫБФЕМЙ Й ЛПФПТЩЕ РТЙЧЩЛМЙ ЛПОГЕОФТЙТПЧБФШУС ФПМШЛП ОБ УЧПЙИ УПВУФЧЕООЩИ РТПВМЕНБИ.

ч ПДОПК ОЕВПМШЫПК УФБФШЕ ОЕЧПЪНПЦОП ТБУУНПФТЕФШ ЧУЕИ ЦЙЧПФОЩИ, ЛПФПТЩИ УЕЗПДОС ДЕТЦБФ МАДЙ Ч ЛБЮЕУФЧЕ ДПНБЫОЙИ МАВЙНГЕЧ. сЭЕТЙГЩ, ЪНЕЙ, ФТПРЙЮЕУЛЙЕ РФЙГЩ Й ДБЦЕ ВБВПЮЛЙ Й ЦХЛЙ-ВПЗПНПМЩ — ЬФП ФПЦЕ ДБМЕЛП ОЕ РПМОЩК УРЙУПЛ ФЕИ, П ЛПН ОЕ ВЩМП ХРПНСОХФП ЧЩЫЕ. оП ЕУФШ Й ДТХЗБС, ДПУФБФПЮОП НОПЗПЮЙУМЕООБС ЛБФЕЗПТЙС МАДЕК, П ЛПФПТПК УМЕДХЕФ ХРПНСОХФШ ПУПВП — ЬФП ФЕ, Х ЛПЗП ОЕФ ОЙЛБЛПЗП ДПНБЫОЕЗП ЦЙЧПФОПЗП Й ЛФП ОЕ УФТЕНЙФУС ОЙЛПЗП РТЙПВТЕУФЙ.

йФБЛ, ЮФП, ЕУМЙ Х ЧБУ ДПНБ ОЕФ ОЙЛБЛПЗП ДПНБЫОЕЗП МАВЙНГБ Й ЧЩ ОЙЛПЗП ОЕ ИПФЙФЕ ЪБЧЕУФЙ?

еУМЙ ЬФП ФБЛ, ЕУМЙ ЧЩ ЧЪТПУМЩК Й ОЕЪБЧЙУЙНЩК ЮЕМПЧЕЛ, ОП Х ЧБУ ОЕФ ДПНБЫОЙИ ЦЙЧПФОЩИ Й ЧЩ БВУПМАФОП ТБЧОПДХЫОП Л ОЙН ПФОПУЙФЕУШ, ФП ЬФП НПЦЕФ ПЪОБЮБФШ УМЕДХАЭЕЕ:

х ЧБУ ЕУФШ ЛФП ФП, П ЛПН ЧЩ ЪБВПФЙФЕУШ Й ЛЕН ТБУРПТСЦБЕФЕУШ. х ЧБУ ДПУФБФПЮОП ВМЙЪЛЙИ МАДЕК, ЗПФПЧЩИ РПДДЕТЦБФШ Й ЪБЭЙФЙФШ ЧБУ, ЕУМЙ РПФТЕВХЕФУС. чУЕ ЧБЫЙ ЮХЧУФЧБ ХЦЕ ЪБОСФЩ ВМЙЪЛЙНЙ МАДШНЙ, Й ОЕФ ОЕПВИПДЙНПУФЙ ЙЪМЙФШ УЧПА ОЕЦОПУФШ ОБ ЛПЗП-ОЙВХДШ РХЫЙУФЕОШЛПЗП ЙМЙ Ч РЈТЩЫЛБИ.

чЩ ОЕ ХУФБЈФЕ ПВЭБФШУС У МАДШНЙ, МЕЗЛП ЧУФХРБЕФЕ Ч ЛПОФБЛФ У ОЙНЙ, Б Ч ФЕИ УЙФХБГЙСИ, ЛПЗДБ ДТХЗЙЕ РПЛХРБАФ ВПМПОЛХ ЙМЙ РПРХЗБС, ЧЩ ОБИПДЙФЕ ОПЧПЗП ДТХЗБ ЙМЙ РТПУФП ЪЧПОЙФЕ УЧПЕК ДПЮЕТЙ.

чЩ ВПМШЫЕ ОЕ ИПФЙФЕ ВТБФШ ОБ УЕВС ПФЧЕФУФЧЕООПУФШ ЪБ ДТХЗПЕ ЦЙЧПЕ УХЭЕУФЧП — ДМС ОБЮБМБ ЧБН ОХЦОП ИПФС ВЩ ТБЪПВТБФШУС УП УЧПЕК УПВУФЧЕООПК ЦЙЪОША.

чЩ ОЕ ИПФЙФЕ ОЙ ПФ ЛПЗП ЪБЧЙУЕФШ.

чЩ ЙОУФЙОЛФЙЧОП ЮХЧУФЧХЕФЕ: ФПМШЛП НХЦЮЙОБ НПЦЕФ ДБФШ ЧБН ФП, ЮФП ЧБН ОХЦОП, Й ЧУС ЧБЫБ УХЭОПУФШ РТПФЙЧЙФУС УБНПК НЩУМЙ П ФПН, ЮФПВЩ ЪБНЕОЙФШ УЩОБ ЛПФЈОЛПН, НХЦБ УПВБЛПК, Б ДХЫЕЧОЩК РПЛПК Й ЛПНЖПТФ БЛЧБТЙХНПН У ТЩВЛБНЙ.

чЩ ОЕ МАВЙФЕ ЦЙЧПФОЩИ, Й ПОЙ БВУПМАФОП ЧБУ ОЕ ЙОФЕТЕУХАФ. й ЧБН УПЧЕТЫЕООП ОЕ УФЩДОП ПФ ЬФПЗП, ОЕУНПФТС ОБ ФП, ЮФП ЮБУФЕОШЛП МАДУЛБС НПМЧБ ЗПЧПТЙФ, ЮФП ФПМШЛП ЪМПВОЩЕ ЬЗПЙУФЩ ВЕУРТЙЮЙООП ОЕ МАВСФ ДПНБЫОЙИ ЦЙЧПФОЩИ. чЩ ЦЕ, ОБРТПФЙЧ, УЮЙФБЕФЕ, ЮФП ЙОПЗДБ ЪБ ЮТЕЪНЕТОПК МАВПЧША Л ЦЙЧПФОЩН УЛТЩЧБЕФУС РТЕЪТЕОЙЕ Й ОЕОБЧЙУФШ Л МАДСН.

фЙРЙЮОЩК РТЙНЕТ ФБЛПЗП РПЧЕДЕОЙС — вТЙДЦЙФ вБТДП. пОБ РПМОПУФША МЙЫЕОБ НБФЕТЙОУЛПЗП ЙОУФЙОЛФБ, ДБЦЕ ОЕ НПЦЕФ ЧЩОПУЙФШ УЧПЕЗП УПВУФЧЕООПЗП ЧЪТПУМПЗП УЩОБ, РТЙДЕТЦЙЧБЕФУС РТПЖБЫЙУФУЛЙИ ЧЪЗМСДПЧ Й Ч ФП ЦЕ ЧТЕНС РТЙЪЩЧБЕФ ЧУЕИ ОБУ ОЕ ОПУЙФШ ОБФХТБМШОЩИ НЕИПЧ.

лБЛ РТБЧЙМП, НЩ ЧЩВЙТБЕН ДМС УЕВС ДПНБЫОЕЕ ЦЙЧПФОПЕ, РПДУПЪОБФЕМШОП УМЕДХС ЧУЕЗП МЙЫШ ФТЈН НПФЙЧБН:

лПННЕОФБТЙЕЧ ОЕФ.

Слово - специалисту

“Все в природе так сотворено, что существует тесная взаимосвязь, полная гармония человека со всем животным миром. Никто не лишний. Стоит кого-то исключить из природы, как возникает дисбаланс, появляются изъяны в едином целом. Человек как высшее существо обязан сохранять, оберегать животных, кормить и поить их. Таковы требования к людям, которым дано наслаждаться всем окружающим миром, в том числе живущими с ними или неподалеку от них живыми существами. Они должны выполнять свои обязанности по отношению к ним. Откуда же берутся люди, не только не любящие животных, а жестоко обращающиеся с ними, избивающие и убивающие их?

У человека с рождения заложен рефлекс доброго отношения к животным, птицам, другим позвоночным. Однако в процессе жизни неправильное, порой злобное, жестокое отношение родителей к животным и, прежде всего к брошенным, ставшим бездомными формирует у их детей такое же отношение. Сначала это проявляется как подражание взрослым и подросткам, потом это поведение все больше закрепляется, приобретает патологические формы асоциального, агрессивного, психопатического характера.

Наблюдения за психически больными детьми показывают, что все начинается будто с невинного, незначительного: подумаешь, дождевого червя стекляшкой порезал на части, бабочке крылья оторвал. Потом из рогатки воробья или голубя подбил, выбил глаз у кошки, бросил в мусоропровод котят или щенят. Дети подражают взрослым, на их глазах те топят котят, щенков, калечат их, выбрасывают на улицу. Если вечером кто-то, пожалев замерзающее животное, занес его в подъезд, то к утру оно исчезнет навсегда - его выбросят или убьют. Исключения, к сожалению, редки.

Специальные исследования показали, что 90 % уголовников в детстве и подростковом возрасте проявляли изощренный садизм в отношении животных, были живодерами. Однако не только дети с дефектами воспитания и девиантным (обусловленным отклонениями в развитии) поведением, но и некоторые взрослые жестоко издеваются над животными, испытывая при этом наслаждение.

Таким образом, основными субъектами (я даже не называю их людьми, потому что они лишены истинного человеческого содержания), проявляющими жестокость к животным, являются психопаты - субъекты с асоциальными чертами характера, агрессивными, разрушительными тенденциями. Они особенно опасны, когда у них наступает декомпенсация их психопатического состояния. Несмотря на психические отклонения, они вполне вменяемы и должны нести ответственность за преступления в соответствии со статьями Гражданского и Уголовного кодексов.

Некоторые психически здоровые люди индифферентно относятся к животным - не любят их, но и не проявляют жестокости по отношению к ним. Третью категорию составляют те, кто не любит животных и не терпит тех людей, которые их любят. Люди, наделенные способностью искренне, по-человечески сопереживать (« и нам сочувствие дается, как нам дается благодать», помните?), бескорыстно любить животных, вызывают у них ненависть. К сожалению, нередко средства массовой информации подливают масло в огонь, провоцируя последних на преступления. Происходит это, когда за дело берутся некомпетентные журналисты, не знающие корней проблемы, не отвечающие за то, пишут или говорят, одним словом, не ведающие что творят. Пропаганда нетерпимого отношения к животным также преступна, ибо, вносит свой весомый вклад в ужесточение нравов в обществе в целом.

Люди, опекающие животных, особенно бездомных, брошенных, кормящие их и птиц, достойные уважения, это настоящие люди, люди с большой буквы. Их не оскорблять и не осуждать надо, а ставить в пример. Они олицетворяют собой духовное здоровье нации, как точно и емко сформулировал однажды автор статьи о таких «белых воронах», опубликованной в «Известиях». Как врач - психоневролог могу констатировать, что это нормальные люди. Да, они «белые»! По больше бы «белых ворон», меньше стало бы черного воронья.

Воспитание ребенка в изоляции от животного мира - это ненормальное воспитание, воспитание самолюбцев, эгоистов, которые, если и не проявляют поначалу явной жестокости, то в дальнейшем все равно будут холодно относиться не только к животным, но и к своим родителям. В старости те на себе почувствуют это и поймут, что неправильно воспитывали детей, но будет поздно.

Работники дезстанций, дезотделений, ЖЭКов и РЭУ, борясь с грызунами, раскладывают в подвалах жилых домов яды. Однако вместо крыс они уничтожают брошенных кошек и котят, которые находят там единственный приют, особенно зимой. Замуровываются все вентиляционные отверстия. Никаких мер по предотвращению отравлений и массовой гибели животных не принимается. Это явное проявление жестокости, за которую виновные должны нести ответственность (см. раздел «Экологические преступления» УК РФ). Кстати, совершенно забыли как будто, что кошки сами ловят крыс. То же самое касается детских и лечебных учреждений, где беспощадно уничтожают собак и кошек. Животные, ставшие бездомными (заметьте, всегда по вине человека), должны не уничтожаться, а содержаться в приютах и специально отведенных для них местах пребывания с целью передачи старым или новым хозяевам.

Отловом животных не должны заниматься субъекты (а в подавляющем большинстве это асоциальные типы), ненавидящие их. Отлов, причем только санитарный (никакого другого быть не может), должен производится милосердно, с минимальным психическим травмированием присутствующих при этом, не провоцируя у них сердечные приступы и гипертонические кризы. Реальность от этого, мягко говоря, далека, поэтому лучше отдать животное сочувствующим, они сами пристроят его - оставят на время у себя или знакомых, а потом найдут для него дом.

Значительная часть людей негативно относится к животным из-за своего эгоизма, ограниченности интеллекта, отсутствия элементарных знаний о животных, неверного представления о них. Некоторые, едва выбравшись из бараков и многонаселенных квартир, реагируют на животных истерически. Не дай Бог, к ним на подоконник сядет воробей или голубь, а если кто-то рядом еще и кормит птиц… - из окна раздаются вопли - угрозы убить и птиц и людей, которые их кормят.

Бездушное отношение к животным присуще не только обывателям, но и тем, кто занимается нравственным и эстетическим воспитанием детей. Как-то зимой я подобрал умирающего котенка, которого бомж бросил об асфальт. Ближайшим оказалось здание музыкальной школы. Там мне удалось остановить кровотечение, но котенок находился в коматозном состоянии (глубокое нарушение сознания). Работники школы велели выбросить котенка на улицу. Я взял его к себе и выходил. Он подрос и стал членом нашей семьи. Проходя мимо этой школы, я вспоминаю историю с котенком.

Встречаются люди, которые не любят животных из-за того, что страдают невротическими расстройствами и испытывают необоснованный страх: как бы не заразиться! Причем их аргументация настолько примитивна, что доходит до крайнего абсурда, свидетельствует о наличии у них психических отклонений. Есть больные с навязчивыми идеями и страхами. Одни, например, боятся заразиться орнитозом от птиц, глистами, лишаем от кошек и собак и т.д. Иные настаивают на том, что СПИД и сифилис передается от птиц, поэтому они увечат и убивают их. Никакой коррекции эта категория не поддается, переубедить таких субъектов невозможно.

Мы коснулись лишь малой части многообъемлющей проблемы жестокого обращения с животными. Многое осталось «за кадром». Как видим, проблема эта касается и детей и взрослых. Она имеет большое моральное значение, характеризует нравственное содержание общества”.

Недавняя популярность «дизайнерских» собак, кошек, мини-пигов и других питомцев может привести к мысли, что содержание домашних животных — не более, чем причуда. Действительно, существует мнение, что домашние животные — это прихоть Запада, реликвия рабочих животных, хранящаяся в памяти о прошлом.

В Великобритании почти в половине домов живут домашние животных, на них тратится много времени и денег, но сами они не способствуют приобретению материальных благ. Однако во время финансового кризиса 2008 г расходы на домашних животных оставались практически на там же уровне, как и ранее, что говорит о том, что для большинства владельцев домашние животные - не роскошь, а неотъемлемая часть жизни и семьи.

Однако некоторые люди содержат домашних животных, в то время как другие в них совершенно не заинтересованы. Почему так происходит? Весьма вероятно, что наше стремление к компании домашних животных действительно имеет отношения к истории нашего сотрудничества, которое началось десятки тысяч лет назад и сыграло важную роль в нашей эволюции. Если это так, то, возможно, генетика может помочь объяснить, почему любовь к животным — это то, что у некоторых людей просто отсутствует.

Вопрос здоровья

В последнее время было проведено множество исследований о влиянии собак на здоровье, в том числе ученые выяснили, что собаки снижают риск сердечно-сосудистых заболеваний, помогают справиться с одиночеством, облегчают симптомы депрессии.

Как пишет Джон Брэдшоу в своей новой книге «The Animals Among Us » с этим утверждением есть две проблемы. Во-первых, есть аналогичное количество исследований, которые показывают, что домашние животные не оказывают никакого влияния на здоровье людей или даже имеют некоторое негативное влияние. Во-вторых, владельцы домашних животных живут не дольше тех, кто никогда даже не думал завести себе питомца. И даже если бы эти преимущества для здоровья были реальными, то они распространяются только на сегодняшних горожан, подверженных стрессу, депрессии и малоподвижному образу жизни, а не на наших предков-охотников-собирателей, поэтому это нельзя считать причиной того, почему мы начали держать домашних животных.

Стремление взять животное в дом настолько широко распространено, что можно подумать об этом, как об универсальной черте человеческой природы, но не у всех обществ существует традиция содержания животных. Даже на Западе есть множество людей, которые не испытывают особой близости к животным, будь то домашние или дикие.

Традиция содержания животных часто существует в семьях, и предполагалось, что дети, выросшие в доме, где были домашние животные, склонны также заводить питомцев, но недавние исследования показали, что этот феномен имеет генетическую природу. Некоторые люди, независимо от условий воспитания, могут быть предрасположены искать компанию животных, а другие — наоборот избегать.

Таким образом, уникальные гены, способствующие желанию содержать домашних животных, могут присутствовать у некоторых людей, но они не универсальны, что предполагает, что в прошлом некоторые общества или отдельные личности, но не все, процветали из-за инстинктивного взаимопонимания с животными.

ДНК домашних животных

ДНК сегодняшних домашних животных показывает, что каждый вид отделился от своего дикого предка в период между 15000 и 5000 лет назад, в поздний палеолитический или неолитический период. Именно тогда люди начали разводить скот. И по крайней мере некоторые из них рассматривались именно как домашние животные, содержались вблизи жилищ человека, что мешало их скрещиванию с дикими животными, а особый социальный статус, предоставляемый некоторым животным, препятствовал их истреблению в качестве пищи. Будучи изолированными, новые полуодомашненные животные смогли стать теми, кого мы знаем сегодня.

Те же самые гены, которые сегодня предрасполагают некоторых людей брать собак или кошек, могли распространиться среди первых земледельцев-фермеров. Общества, которые включали людей с эмпатией к животным, процветали бы среди тех, которым приходилось продолжать полагаться на охоту для добычи мяса. Почему это не распространилось на всех? Вероятно, потому, что в какой-то момент истории альтернативные стратегии также оказались жизнеспособными.

В этой истории есть последний поворот: недавние исследования показали, что привязанность к домашним животным идет рука об руку с заботой о природе. Таким образом, домашние животные могут помочь нам восстановить связь с миром природы, от которого мы отдалились.

Подруга детства моей сестры, между прочим, санитарный врач по образованию, вот уже 12 лет как оставила работу и посвятила себя… кошкам. На сегодняшний день их у неё тринадцать. Все принесены с улицы, вымыты, вылечены, обласканы. Всё началось с одного котёнка, подобранного 15 лет назад и до сих пор пребывающего в добром здравии. Дальше – больше.

Любительница кошек Наталья (назовем её так) заботится о своих питомцах, как родная мать. Кормит не какими-то баночными кормами, а исключительно полезной домашней едой. Нет-нет, не со своего стола – она готовит специально для них полезные блюда из сырой говядины, куриной печенки и отварных круп. Кошки ей платят, как могут, своей кошачьей любовью – поют песенки, трутся шерсткой, лобзаются.

Вы думаете это одинокая старая дева? Нет, у неё есть муж и дочь, которая теперь уже живет самостоятельно. Мужу же приходится терпеть этот питомник. За 15 лет было проведено два капремонта, полностью обновлена мебель, но запах в квартире стойкий с порога. Кошки, в этом смысле, не очень дисциплинированы и, как оказалось, в таком количестве не управляемы.

Кошки – ангелы, муж – животное!

Я познакомилась с Натальей на дне рождении сестры и заметила, с какой любовью она говорит о своих питомцах. Когда она рассказывает о какой-нибудь мурке, о том, как они понимают друг друга без слов, глаза её светятся любовью.

«А что же муж? — спросите вы. — В восторге ли он от семейства кошачьих?» А его мнением Наталья не интересуется. Его дело – зарабатывать деньги! Он вообще – бесчувственное животное. Будь его воля, он бы всех кошек повыбрасывал из дому. Ему только секс нужен. Вообще, у Натальи с мужем… не очень. Хотя он единственный кормилец этого многочисленного семейства.

Наверняка, вы сталкивались с подобным проявлением любви к животным у некоторых людей, хотя, может быть, и не в таком масштабе. Что движет ими? Что это за такое свойство характера, имеющееся у них и отсутствующее в других людях? И почему свою любовь эти люди направляют на животных, но никак не на людей?

Понять и … принять

Системно-векторная психология Юрия Бурлана различает в общем психическом человеческого вида восемь векторов – восемь групп желаний, свойств, ценностных установок. Среди них есть зрительный вектор. Им наделено примерно 5% всего населения планеты. Люди, не имеющие зрительного вектора, кажутся его обладателям чёрствыми, бессердечными. «Господа, вы же звери!» – говорят зрительники о других людях.

Зрительный вектор наделяет его носителя такими качествами как образное мышление, художественный вкус, эмпатия, эмоциональность. Именно в зрительном векторе и возникает та самая настоящая любовь, воспетая в лучших произведениях художественной литературы, изобразительного и театрального искусства, кинематографе. Такие люди кажутся слишком эмоциональными, восприимчивыми, слишком добрыми. Людям, не имеющим зрительного вектора, кажется, что не стоит так переживать из-за какой-то ерунды. «Ну не принимай ты всё так близко к сердцу!» — говорят они.

Ан нет! Зрительный человек не может не чувствовать, не плакать, не жалеть. У него психика так устроена. Он человек переживательный. На высоком уровне своего развития зрительный человек несет в общество идеи гуманизма и любви к ближнему.

Проблема в том, что иногда это прекрасное чувство любви человек полностью переносит на животных, а то и на цветочки. У меня есть знакомая, которая, когда поливает растения, признаётся им в любви. И её нельзя заподозрить в неискренности! Кошек и собак, кстати, сроду не держала, замужем не была, детей нет. Так почему же происходит остановка развития зрительного вектора на уровне «цветочек» или «кошечка»?

Проблемы родом из детства

Наш характер, наши реакции, всевозможные «якорьки» и «якорищи» формируются чаще всего в нашем детстве. Зрительный ребёнок рождён с потребностью в эмоциональных связях, и самый важный отклик на эту потребность он получает или не получает от своей мамы.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана говорит о том, что если мама эмоционально не подтверждает свою любовь, то ребёнок создаёт эмоциональную связь с животными, растениями, игрушками, с кем и чем угодно, потому что он так устроен, он не может не создавать эту связь. Ребёнок не получает опыта создания эмоциональной связи с человеком, но получает опыт создания этой связи с кошечкой, собачкой или плюшевым мишкой. Этот опыт он фиксирует и переносит во взрослую жизнь.

Но что может дать нам кошечка, чем она нас может наполнить? Что она может рассказать нам о жизни, о том, что шепчут за окном деревья, о чем барабанит дождь, о чем говорят влюблённые люди? Только на уровне любви к человеку мы можем по-настоящему наполняться этим чувством.

Как полюбить человека?

Так что же делать в этой ситуации? Как же подняться с уровня любви к кошечке на уровень любви к человеку? Ответ один – осознать! Осознать то, что сейчас ты не любишь людей не потому, что они плохие, а потому что у тебя плохой опыт детства, потому что мама не отвечала на твой эмоциональный запрос. И ты стал искать любовь там, где нет душевной боли из-за твоего безответного чувства, там, где тебе не скажут: «Иди поиграй со своим плюшевым мишкой!», или «Иди отсюда!», или «Не ной!»

Глубокие проработки проблем подобного рода происходят на занятиях по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Узнать об этом больше можно на бесплатных онлайн-лекциях. Регистрация по этой ссылке: http://www.yburlan.ru/training/

Статья написана по материалам тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана

«Спасём животных!»«Маленькой собачке нужен дом!»

«Не будьте равнодушны к страданиям братьев наших меньших!»

Подобные призывы можно сотнями увидеть в социальных сетях, в объявлениях на столбах, в газетах, и даже в субтитрах к телепередачам. Людей, обеспокоенных судьбами животных, становится всё больше. Чаще и чаще в сводке новостей появляются рубрики о пожилых людях, которые содержат в своих тесных квартирах десятки кошек. Растёт количество приютов для собак и других питомцев. Никого уже не удивляют и волонтёрские отряды, отправляющиеся каждую осень на побережье океанов для спасения дельфинов, выбросившихся из воды. Благотворительные фонды в пользу исчезающих пород зверей растут с каждым днём. Уровень культуры и ценность не только человеческой жизни, но и жизни животных, стремительно возрастает.

Анализируя всё это, мы полагаем, что мир становится светлее и добрее. Но так ли это на самом деле? Снижается ли уровень неприязни между людьми с увеличением любви и внимания к зверькам? Ведь каждый из нас обычно думает: «он так любит всякую живность, наверняка, и к людям так же добр». Но отличаются ли ярые защитники братьев наших меньших доброжелательным отношением к людям?

Оказывается, далеко не всегда. Отсутствие терпимости к людям и хоть толики любви к ним у любителей четвероногих можно проследить и в репортажах новостей, и в жалобах на всевозможных форумах.

Так, люди, живущие по соседству с кошатницами, отмечают их враждебность и высокую степень неприязни к другим людям. Нередко они жалуются на угрозы, поступающие со стороны своих соседей-животнолюбов.

Очень красочно отражен образ таких людей в героине «Сумасшедшая кошатница» сериала «Симпсоны». Этот персонаж представляет собой женщину, которая окружила себя кошками и ими же защищается от людей, бросая в них маленьких котят. Куда же девается то тепло, тот трепет и любовь, которую эти люди проявляют по отношению к животным, когда им приходится взаимодействовать с другими людьми?

Своё враждебное отношение к окружающим защитники братьев наших меньших объясняют тем, что они коварные, жестокие, алчные. В животных такого нет. Они не предадут, не убьют ради наживы, в них нет той мелочности, желчи и ненависти, которая присуща людям. Но действительно ли в этом заключается причина столь нежного отношения к зверькам и нелюбви к людям? Нет! Это рационализации, которые ищут люди для оправдания своего поведения. Истинная же причина заключается в недостаточной развитости зрительного вектора.

Загадки нашего зрения

Как только человек начал ощущать ближнего, у него появилось одно желание – съесть его! Он ощутил неприязнь к ближнему, ведь каждый человек несёт в себе опасность для другого. Но вместе с неприязнью появилось и ощущение полной зависимости друг от друга. Люди не могли и не могут до сих пор жить поодиночке. Мы зависимы друг от друга, мы нужны друг другу. Но чувство неприязни от ощущения зависимости не снижается. И тогда появилась необходимость в силе, противодействующей неприязни, – любви. И этой силой был наделён один вектор – зрительный.

До сих пор только люди со зрительным вектором умеют любить так неистово и жертвенно, как об этом поётся в песнях и говорится в стихах, остальные способны лишь создавать эмоциональные связи на этой базе.

Когда мы любим не тех, кого должны

Существуют четыре уровня развития зрительного вектора, впрочем, как и всех остальных векторов: неживой, растительный, животный и человек. На уровне «человек» зрительный вектор способен к безграничной любви ко всему человечеству – к высшей степени гуманизма. В то же время он может создавать прочные эмоциональные связи и с отдельными людьми, и со зверьми. Но эти эмоции не могут наполнить зрительный вектор на уровне «человек», наибольшее удовлетворение ему приносит связь с другими людьми.

Если же зрительный вектор находится на животном уровне, то он не способен к любви ко всему человечеству, а лишь к отдельным людям, а также к живности, растениям и неживой природе – к искусству, например.Ну а если зрительный вектор находится на растительном уровне, то человек способен испытывать любовь только по отношению к четвероногим, не будучи в состоянии полюбить человека, и, уж тем более, всё человечество.

Но этого не достаточно для того, чтобы реализовать зрительный вектор в полной мере и получить максимальное наслаждение от жизни. Именно поэтому таким людям необходим не один питомец, а сразу много, для того, чтобы с каждым из них создать эмоциональную связь и, наполнив свой вектор, получать наслаждение от жизни.

Они не могут полюбить человека, редко создают семьи, остаются одинокими. Это подтверждается и жизненными примерами – люди, создающие питомники или содержащие в своих квартирах десятки питомцев, как правило, не имеют своих семей, любимого человека и детей. Безграничная любовь к домашним любимцам может появиться и в случае потери близкого человека, из-за резкого обрыва эмоциональной связи с ним. Тогда предпринимается временная попытка восполнить нехватки в зрительном векторе, создавая более мелкие и множественные эмоциональные связи.

Если же люди с неразвитым зрительным вектором и вовсе не создадут эмоциональную связь, не будут дарить своим любимцам любовь, не будут сопереживать им, сострадать их боли, то они останутся в страхе и тяжелых фобиях. Окружая себя животными, они защищаются от страхов, но приносят ли они пользу человечеству?

Все ли животнолюбы не способны полюбить людей?

Конечно, можно привести множество примеров людей, трепетно заботящихся о своих собаках, или кошках, но в то же время не забывающих о людях. У них есть дети и полноценные семьи, а значит, они способны любить как животных, так и людей. И это вовсе не противоречит всему вышенаписанному, это лишь значит, что вектор находится на уровне выше неживого. Любой более высокий уровень включает в себя способности уровней, находящихся ниже него. Но если человеку со зрительным вектором в развитом состоянии приходится делать выбор между спасением другого человека и кошки, к примеру, он отдаст предпочтение первому.

Люди же с недостаточно развитым зрительным вектором готовы расплакаться при виде бездомного щенка, но они не испытывают ни капли сострадания к ребёнку в инвалидном кресле.

Психологи обнаружили, что некоторые люди любят животных больше чем людей, но не знают почему — Открытая Наука

Людям свойственен альтруизм, т.е. безвозмездная помощь другим людям, но некоторые безвозмездно помогают не людям, а животным, даже бездомным животным. Возникает вопрос: а зачем они это делают? Над этим вопросом задумались сотрудники факультета психологии МГУ. Результаты их исследований опубликованы в журналах Вопросы психологии и Society and Animals.

Надо сказать, что в мировой психологической литературе очень мало исследований на тему помощи бездомным животным. Возможно, это следствие того, что все такие исследования проводились в США и Западной Европе, где благотворительность очень развита. Можно сказать, что помогать кому-нибудь стало там нормой жизни, хорошей традицией. И в этих странах, видимо, не замечают разницы между помощью бездомным людям и помощью бездомным животным. Неудивительно, что во всех таких работах вопрос о причинах альтруистической помощи животным четко не ставился, и поэтому никакого ясного ответа найдено не было. В России ситуация другая. С одной стороны благотворительность здесь пока не очень развита, в соответствующем международном рейтинге наша страна во второй сотне. С другой стороны, люди, помогающие животным (их называют зоозащитниками), достаточно активны, они даже митинги в защиту животных проводят. Поэтому можно предположить, что зоозащита — это особый вид благотворительности, отличный от помощи людям.

Психологи выдвинули две первоначальные гипотезы о том, почему люди занимаются зоозащитой. Одна гипотеза состояла в том, что у зоозащитников (подавляющее большинство среди них женщины) есть проблемы в общении с людьми, которые они компенсируют, помогая животным. То есть, у этих людей нет семьи и/или детей или работы. Может также быть, что семья и работа есть, но зоозащитник не удовлетворен своей семьей или работой. Другая гипотеза была в том, что зоозащитники –люди более чувствительные к бедам других, включая животных, чем средний человек. Когда зоозащитница видит бездомную собаку, она не может пройти мимо, в отличие от обычных людей, которых эта картина не захватывает. Стремление заниматься зоозащитой может быть обусловлено обеими гипотезами, так как они не взаимоисключающие.

В исследованиях участвовали две группы испытуемых (все женщины). Одну группу составили зоозащитницы, которых нашли на сайте «Кот и Пес». Другая группа представляла обычных людей и состояла из студентов, знакомых и друзей экспериментаторов. Вся разница между группами была в том, что представители второй группы не были найдены на сайте зоозащитников. Группы были уравнены по среднему возрасту. Исследования проводились через интернет и были анонимными.

Чтобы проверить первую гипотезу всех испытуемых спрашивали, есть ли у них семья, дети, работа. Если семья и работа были, то удовлетворенность ими оценивалась с помощью специальных опросников. Для проверки второй гипотезы предлагалось по пятибалльной шкале оценить ряд утверждений об отношении к бездомным животным, а также об отношении к нищим и бездомным людям.

Первая гипотеза не подтвердилась. Оказалось, что у зоозащитников в той же степени, что и у других людей есть семья, дети, работа и они также удовлетворены своей семьей и работой. Выяснилось, что бездомные животные вызывают у зоозащитников более сильные чувства, чем у других людей, но, к полному удивлению исследователей оказалось, что зоозащитники готовы заботиться о бездомных людях меньше, чем другие испытуемые! Например, зоозащитники реже готовы подавать милостыню и у них реже возникает желание помочь бездомному человеку. Вторая гипотеза, следовательно, тоже не подтверждается, потому что она предполагала, что зоозащитники должны больше заботиться и о животных, и о людях.

Получается, что есть обычные во всех отношениях люди, которые, однако, в какой-то мере, любят животных больше, чем людей! Среди утверждений, которые надо было оценить, прямо было и такое: «Я люблю животных больше чем людей». Самый частый ответ на него (мода выборки) среди зоозащитников был «совершенно верно», а среди других людей — «нет, это не так».

Сразу возникает вопрос о том, откуда берутся зоозащитники. Ведь никакая религия, никакое этическое учение в мире не считает, что животных надо любить больше, чем людей. Кроме того, люди разводят животных, чтобы их есть. Тех животных, которых считают домашними и не едят в одних странах, могут есть в других. Таким образом, стремление заниматься зоозащитой нельзя объяснить тем, что в обществе закрепилось какое-то особенное отношение к некоторым видам животных. Поскольку стремление заниматься зоозащитой трудно вывести из общественных норм, то возможно, что в основе активности зоозащитников лежит какой-то врожденный механизм.

Можно предположить, что когда первые животные были одомашнены, а это были собаки, то в некоторых племенах к таким животным относились лучше, а в других хуже. В тех племенах, где относились лучше, выживаемость собак была выше, а это в свою очередь способствовало выживанию людей. Любовь к животным в этих группах закрепилась на генетическом уровне, а затем распространилась на всю популяцию людей. У этого объяснения есть, однако, один недостаток. Довольно трудно представить себе ситуацию, когда к животным стали относиться лучше, а к людям нет. По крайней мере, в современном мире гуманизация отношения к животным кажется связанной с гуманизацией отношения к людям. Но тогда генетически должна была передаваться более сильная любовь и к животным, и к людям. Это соответствовало бы второй первоначальной гипотезе исследования. Но эта гипотеза не подтвердилась. Получается, что для развития только любви к животным без усиления любви к людям должно было произойти какое-то событие, в котором животные сыграли очень важную роль в жизни людей.

Например, известно, что когда наши предки пришли в Европу из Африки 45000 лет назад, Европу населяли неандертальцы, которые, однако, вскоре после этого вымерли. Почему же это произошло? До недавнего времени предполагалось, что неандертальцы проиграли, потому что они уступали в умственных способностях. Однако за последнее время накопилось много доказательств тому, что неандертальцы были не глупее чем предки современных людей. Американская исследовательница Пэт Шипман выдвинула интересную гипотезу о том, что преимущество людям обеспечили волки, которых они одомашнили и превратили в собак, и написала целую книгу на эту тему. С собаками гораздо эффективней происходит охота и поэтому люди победили.

Однако у гипотезы Шипман есть слабое место — если неандертальцы были не глупее людей, почему они тоже не одомашнили волков? Можно думать, что люди смогли одомашнить волков, потому что среди них, из-за случайной мутации появились предки современных зоозащитниц. Они защищали и спасали будущих собак, когда те приходили к стойбищам древних охотников, столь же яростно, как защищают и спасают животных сегодня их потомки. Действительно, охота — непростое дело, а тут дичь приходит сама, но древние зоозащитницы не давали убивать животных, что и привело к постепенному превращению волков в собаки. А у неандертальцев такой мутации не случилось, вот они и не смогли одомашнить волков и потом исчезли. Получается, что человечество очень обязано зоозащитникам. Конечно, чтобы проверить эту или другие гипотезы о возникновении желания безвозмездно помогать животным, нужны новые исследования.

Каких людей любят кошки

Характер кошки зависит от ее генетических качеств, то есть передающихся по породе. И неспроста говорят, что питомцы так похожи на своих хозяев – когда характер животного и хозяина совпадает, то это не только удобно, но и очень важно.

Известно, что есть более активные животные, непоседливые, обожающие подвижные игры и прогулки, а есть те, которым нравится спокойно сидеть на подоконнике, а в идеале, на хозяйских коленях, и созерцать, что происходит вокруг.

Характер, бесспорно, оказывает влияние на отношение питомца к человеку, но на хорошее отношение кошки хозяин может рассчитывать не только, в зависимости от ее характера, но и по другим причинам.

На чем базируется кошачья любовь

Запахи – один из лучших способов узнать многое о человеке

Обоняние для кошки является одним из основных способов «считывания» информации об окружающей обстановке. Изучая нового человека, кошка первым делом ориентируется на то, как он пахнет, а уже исходя из этого, принимает решение, хочется ей общаться с ним или нет.

«Нелюбимые» кошачьи запахи – цитрусовые, очень концентрированная парфюмерия, алкоголь и табак. Поэтому люди, злоупотребляющие всем вышеперечисленным, могут не пройти кошачий «фейс-контроль» и вряд ли завоюют доверие животного. Кстати, многие кошки больше любят мужчин, чем женщин именно потому, что редкая представительница прекрасного пола не пользуется духами, даже если апельсины она не любит.

Шум и излишняя активность не пользуются «спросом» у кошек

Кошка ценит спокойствие, тишину и чистоту

Слуховое и зрительное восприятие также играют немаловажную роль, наряду с запахами. Основная масса домашних кошек постарается избежать общения с чрезмерно активным и шумным человеком, который много и громко разговаривает, резко жестикулирует. Неожиданные импульсивные движения незнакомца настораживают и пугают животное, что вызывает у них вполне логичное желание спрятаться подальше от такого возмутителя спокойствия.

Чистота – не только залог здоровья, но и хороший шанс на установление дружеского контакта с кошкой. Это чистоплотное животное старается не допускать, чтобы его гладили грязными руками, ведь кошке потом придется долго и тщательно приводить себя в порядок, вылизываясь.

Верный способ подружиться

Доброту кошки чувствуют сразу

Чтобы найти общий язык с кошкой и понравиться ей, нужно сделать соответствующие выводы из всего вышесказанного. Но, пожалуй, самым верным способом завоевать доверие пушистого питомца является хорошее отношение к нему. Животное нужно любить, обязательно с ним общаться и играть, гладить и время от времени баловать его любимыми вкусностями.

Конечно, людям, которые плохо относятся к кошке, обижают ее, вряд ли удастся добиться расположения животного. Даже если человек является хозяином кошки, от которого она регулярно получает корм, но он позволяет себе бить животное, кричать на него, таскать за шкирку или просто не обращает никакого внимания, то на любовь питомца он может даже не рассчитывать. Кошка – свободна и независима, поэтому регулярные попытки сделать что-то против ее воли она расценит, как повод испортить с ней отношения.

Не забывайте ставить лайки , писать свои комментарии и подписываться на наш канал. Для нас это будет очень хорошей поддержкой для выпуска новых материалов!Так же читайте наш сайт! Там интересные и познавательные статьи!


Смотрите также