Авторизация

Что надо делать перед причастием и исповедью


Подготовка к исповеди и причастию 📋 [советы священников]

📌 Исповедь – это одно из Таинств православной церкви, когда прихожанин рассказывает о грехах и просит о них прощения перед архиереем или священником. Слова исповеди направлены к Господу, служитель церкви выступает «посредником», который только принимает слова раскаяния и отпускает грехи от имени Бога.

📌 Причастие – это ещё одно Таинство, установленное для христиан Иисусом Христом. Последняя трапеза Сына Божьего на земле или тайная вечера стала последней, когда Христос вкушал земную еду. Во время ужина Иисус преломил хлеб, дал его ученикам со словами «сие есть тело моё». После налил в чашу вина, дал апостолам со словами «сие есть кровь моя». В православной церкви Причастие приобщает и соединяет с Богом, дарит верующему благодать.

Исповедь

Когда нужно исповедоваться

Любой из нас грешит постоянно - делом, словом или помыслом. Чтобы очиститься от грехов приходят на исповедь.

Православная церковь не даёт чётких правил по частоте исповеди, приходить в Храм для снятия греха нужно тогда, когда об этом просит сердце.

Исповедоваться обязательно перед некоторым церковными Таинствами, например, Причастием, в остальных случаях частоту визитов храм выбирает прихожанин.

Приходят на исповедь тогда, когда осознают тяжесть прегрешений и искреннее в них раскаиваются. По этой причине нет смысла говорить о регулярности исповеди, важно чтобы визит в церковь не стал формальностью.

После исповеди верующего нахлынывает благодать, и чем искреннее исповедуется человек, тем большую благодать получает. Поход в храм, как подъём в гору с тяжёлым мешком, чем тяжелее идти наверх, тем легче станет, когда достигается вершина и сбрасывается груз.

О каких грехах нужно говорить на исповеди

Тут важно, чтобы исповедь стала покаянием, а не рассказом священнику о своих ошибках. Получить прощение можно только после раскаяния. Раскаиваются в тех грехах, которые давят на душу.

📌 Вот основные грехи, которые называют прихожане чаще всего:

  • злословие,
  • употребление спиртных напитков или табакокурение,
  • алчность,
  • прелюбодеяние,
  • гнев,
  • чревоугодие,
  • зависть,
  • уныние и другие.

С большим списком женских грехов и кратким мужским для исповеди вы можете ознакомиться по этой ссылке.

Не надо в деталях рассказывать священнику о грехе, достаточно называть его, раскаяться и попросить об искуплении.

Если вы оскорбили кого-то, то перед исповедью попросите у него прощения, затем в церкви раскайтесь перед Господом за грех, но не перечисляйте священнослужителю слова оскорбления.

Не всегда вспоминаются все проступки, поэтому напоследок раскаиваются в забытых грехах.

Подготовка к исповеди

Чтобы исповедь принесла облегчение и благодать, надо к ней правильно подготовиться.

Сначала постарайтесь исправить то, в чем чувствуете свою вину, например:

  • Помиритесь с тем, кого обидели,
  • Почините сломанное,
  • Верните долг,
  • Навестите близких и тому подобное.

Православная церковь не требует соблюдения постов и молитвенных правил перед раскаиванием. Обязательно нужно верить, чувствовать тяжесть грехов, иметь желание с ними расстаться.

Нелишним будет читать покаянные молитвы несколько раз в день перед визитом в церковь.

Если тяжесть греха велика, то возможен пост, по этому поводу желательно поговорить со священником за несколько дней или недель, до раскаяния.

Если память вас подводит, то допускается составление списка совершённых грехов.

📹 Видео: как правильно подготовиться к исповеди - совет епископа Пантелеимона

Как подготовить к исповеди ребенка

Главная ответственность за подготовку ребёнка к первой исповеди ложится на родителей.

  1. Они должны научить чадо выстраивать цепочку между поступками и их последствиями. Родителям надо чаще вести с ребёнком беседы о добре и зле, о совести и честности. Также объясняется, что за плохие поступки просят прощения. Упрекать ребенка за каждую ошибку не надо, просто объясните, почему он поступил плохо.
  2. Стоит чаще рассказывать о Боге и его милосердии. Никакого давления оказывать не надо, пользуйтесь вместо этого добротой, как учил нас Иисус Христос. Покажите ему, что Господь всех нас любит, как детей и всё вокруг создано по его милости. Не пугайте ребёнка Богом, не говорите, что он накажет за недобрые поступки – так вы расстроите малыша.
  3. Научите ребёнка простым молитвам и попросите читать их раз-два в день перед иконой.
  4. Спросите ребенка, за какие проступки ему стыдно. Объясните, как их озвучить батюшке.

Особенность исповеди в первый раз

Первая исповедь даётся верующему человеку тяжелей, так как придётся вспоминать все прегрешения на данный момент.

Конечно, всё не упомнить, но большие ошибки сохраняются в памяти хорошо. На первой исповеди каются в грехах, совершённых после 7 лет.

Ещё одна сложность – первый разговор со священником. Многие боятся рассказать правду, думая, что он будет упрекать их или втайне посмеётся. Об этом переживать не следует. По долгу службы священники слышали многое, поэтому их ничем не удивишь.

Желательно заранее составить список грехов и прийти в Храм заблаговременно. Ещё лучше, если исповедь будет утром, а кающийся придёт на вечернюю службу за день до этого и после неё поговорит со святым отцом.

Советуем оставить стеснения вне церкви, не спешить во время исповедания, осознать каждый совершённый грех. Искреннее покаяние освободит сердце от многих грехов. Какое деяние считается непростительным читайте в предыдущей статье.

📹 Совет священника о подготовке к первой исповеди [видео]

Причащение

Как подготовиться к причастию

Основные правила при подготовке к Причастию:

  • Трехдневный пост,
  • Отказ от секса и развлечений за 3 дня,
  • Соблюдение ежедневных утренних и вечерних молитв,
  • Прохождение исповеди,
  • Посещение вечернего богослужения.

На Причастие приходят натощак.

📹 Видео: подготовка к причастию - ответ Алексея Ильича Осипова

Как подготовить детей

  • Детям от 7 лет рекомендуется за 3 дня до Причастия читать молитвы (хотя бы 1 раз в день).
  • Ограничьте круг развлечений ребёнка, сделайте упор на духовное просветление. Поговорите о Боге, почитайте вместе Новый Завет (но не перегружайте дитя).
  • Расскажите, что будет происходить в церкви во время Причастия и как нужно себя вести.
  • Если на Таинство вы ведёте малыша, то рассказывать ему о значение Церкви не нужно.
  • Важно, чтобы у ребёнка остались добрые воспоминания о первом Таинстве. Для этого сделайте из визита в Храм небольшой праздник.

Советуем по приходу с Причастия домой дать ребёнку что-нибудь вкусное и создать радостную обстановку. Это даст чаду возможность понять значение церкви и не вызовет у него отторжения от Господа.

📹 Совет протоиерея Владимира Головина о причащении детей

Правила причастия в церкви

После поста и посещения вечерней службы приходит время причащения.

🔸 Во время Таинства при подходе к Чаше скрещивают руки на груди, при этом правая рука накрывает левую.

🔸 Перед самой Чашей не надо кланяться и креститься. После Таинства обязательно целуют край Чаши.

🔸 Православные участвуют в чтении молитв пока священнослужитель не выйдет из-за алтаря с чашей в руках и не призовёт к Причастию.

🔸 Подойдя к священнику, называют своё имя и открывают рот, куда служитель Храма положит лжицу с частичками Тела и Крови Христа.

🔸 После отходят от амвона и берут «запивку» (частичка просфоры и вино со святой водой).

🔸 После Таинства остаются в церкви на некоторое время, чтобы послушать молитвы благодарения.

Дьякон Андрей Кураев советует на причащении забыть об окружающем мире и полностью сосредоточить мысли на Таинстве.

На этот срок перед верующим не должно быть ничего иного, кроме Бога, так как дьявол не спит и будет пытаться встать между христианином и Господом.

Также Кураев советует обязательно причаститься в Великий пост на первой седмице.

Причащение впервые

Главное требование для участия в Таинстве Причастия – вера в Господа.

По словам отца Иоанна, христианин должен знать и принимать все заповеди Христа. Взрослым перед Таинством советуют ходить в церковь и участвовать в служениях.

В остальном первое причащение отличий не имеет и проходит так, как об этом написано выше.

О чем нужно помнить, готовясь к исповеди

Подготовка к исповеди – это дело, кажущееся простым. Но так ли это на самом деле? В этом нам поможет разобраться священник Михаил Немнонов.

Подготовка к исповеди

Михаил Немнонов

«Исповедь — ключ от Царства Небесного», сказал один современный афонский подвижник. Нет других средств, кроме исповеди, чтобы избавиться от уже совершенных грехов. В ней же мы черпаем духовные силы, чтобы бороться с грехами и в будущем. Грех — это все, в чем мы разошлись с волей Божией в своих поступках, в словах и в мыслях. «Все мы, человеки, — пишет святитель Игнатий, — находимся больше или меньше в самообольщении, все обмануты, все носим обман в себе»[2]. Все мы, следовательно, должны измениться, — покаяться. «Покаяние» в буквальном смысле означает «изменение» души или, точнее, ума. Неверность Богу начинается в мыслях, и каждый наш грех в конечном итоге еще больше извращает наш ум. Но для того Бог и стал Человеком, чтобы спасти и обновить всего человека в каждом из нас — и ум, и душу, и тело. Когда мы каемся, наши усилия соединяются с Божией силой, — мы и сами стараемся быть Ему верными, и просим с полной верой о помощи, и получаем ее. Все решает не то, кем мы были до встречи с Ним. Важнее другое — есть ли в нас покаяние, то есть воля к тому, чтобы дать Богу место действовать в нас. Исповедь — важнейшая часть покаяния. То, как мы исповедаемся, очень мало зависит от наших знаний, способностей или воспитания. Одним словом, беда не в том, что нас «не научили». Хорошая исповедь бывает у тех, кто действительно хочет расстаться с грехами, учили их этому или не учили. К сожалению, мы не всегда бываем упорны в этом желании. Кто-то удачно сравнил дух человека с пушинкой, — он легко поднимается ввысь, к небесам, но также легко опускается книзу. Иногда бывает трудно и думать об исповеди. Но, в каком бы мы ни были состоянии, то как мы исповедаемся, зависит от нас — не забыли ли мы, в чем смысл исповеди, и насколько серьезно к ней подготовились.

1. Должно быть исповедано все, в чем мы согрешили

Исповедь должна быть не только искренней, но и подробной.

А для этого нужно все обдумать и вспомнить заранее. Можно взять в помощь хорошую книгу, — например, «В помощь кающимся» св. Игнатия Брянчанинова, «Накануне исповеди» о. Григория Дьяченко или «Опыт построения исповеди» о. Иоанна (Крестьянкина). Это нужно, разумеется, не для того, чтобы читать эти книги вслух на исповеди или переписывать из них грехи слово в слово. Книга о подготовке к исповеди помогает увидеть и осознать грехи, которые мы позабыли, но она не заменяет собственных наших усилий.

Помогает готовиться к исповеди и рассказ о мытарствах блаженной Феодоры из жития преподобного Василия Нового. Напомню, что Феодора была благочестивой старицей, много лет усердно служившей святому Василию. Она давно овдовела и ее жизнь проходила в целомудрии и непрестанной молитве. В житии говорится, что Феодора с любовью принимала всех, кто приходил к святому, всех утешала, была милостива, боголюбива и исполнена духовной премудрости. Все обиды она терпеливо сносила, не гневаясь на своих недругов, скорбела о чужих бедах и всем старалась помочь. Порой она плакала о грехах своих целые ночи и напоследок, перед самой кончиной, приняла монашеский чин.

Позднее, спустя сорок дней после смерти, по молитвам св. Василия Феодора явилась ученику старца, Григорию, рассказав ему, с каким трудом она проходила мытарства.

Сперва ей пришлось дать ответ за грехи языка, — «всякое слово праздное, бранное, бесчинное, скверное»; за все легкомысленные слова, сказанные ею от юности — все, что она говорила неразумного и скверного, «в особенности — кощунственные и смехотворные речи», а также и за бесстыдные мирские песни, которые она пела когда-то. Ей представляли все это в подробностях, с указанием времени, места и лиц, перед которыми она грешила, напоминая грехи, совершенные в далеком прошлом, о которых она забыла и думать.

Затем нужно было ответить за всякую ложь, и здесь Феодора была обличена в двух вещах: в том, что она «иногда в некоторых малых вещах допускала себе лгать, не вменяя того в грех, а также и в том, что многократно, стыдясь грехов своих, приносила духовному отцу своему неполную исповедь». Здесь также испытывались грехи лжесвидетельства, нарушение клятв и призывание имени Божия всуе, которых, по милости Божией, Феодора не совершала.

Далее следовало мытарство осуждения и клеветы, где Феодора «увидела, сколь тяжек грех оклеветать кого-либо, обесславить, похулить, а также надсмеяться над чужими пороками, забывая о своих». «Если иногда, — говорила блаженная, — приходилось мне слышать, как кто-нибудь осуждал другого, я мало внимала осуждающему, и если прибавляла что от себя в этом разговоре, то только такое, что не могло послужить ближнему в вящшую обиду, да и тогда тотчас же останавливалась, зазирая себя за это немногое. Однако и такие провинности были истязателями поставлены во грех мне».

Следующим было мытарство чревоугодия. «Злые духи, обойдя нас, как псы, тотчас же выставили на вид все мои прошлые грехи чревоугодия, когда я предавалась излишеству в пище и питии и ела через силу и без всякой нужды, когда я, как свинья, приступала утром к еде без молитвы и крестного знамения, или же когда постом садилась за стол раньше, чем это дозволяли правила церковного устава. Представили они также чаши и сосуды, из коих я упивалась, предаваясь пьянству, и даже указывали число выпитых чаш, говоря: «Столько чаш испила она на таком-то пиру и с такими-то людьми; в другое же время и в другом месте столькими-то чашами упилась она до беспамятства; сверх того она столько-то раз пировала, предаваясь пляске и песням, и после таких пиров ее с трудом приводили домой; так она изнемогала от безмерного пьянства».

На пятом мытарстве испытывались грехи лености — дни и часы, проведенные в праздности. Здесь истязались те, кто, бездельничая, жил за счет других, те, кто не исполнял как следует дело, за которое получал плату, а также и те, кто ленился молиться и ходить к литургии и к иным службам Божиим. «Испытуется там, — как сказано в житии, — также уныние и небрежение о душе своей, и всякое проявление того и другого строго взыскивается, так что весьма многие люди мирского и духовного чина низвергаются с этого мытарства в пропасть».

Феодора едва миновала и это мытарство; впереди же было еще пятнадцать мытарств. Там испытывались грехи воровства, скупости и сребролюбия, беззаконная прибыль, неправда в суде и в весах, удержание платы, получение взяток, вражда, ненависть, зависть и гордость. Злые духи испытывали грехи самомнения и тщеславия (к числу которых святые отцы относят также любовь к красивым вещам и одеждам, желание блеснуть умом, знаниями или благочестием, человекоугодие и желание начальствовать и учить других), непочтение к родителям и ко всем, кто получил власть от Бога, грехи злобы, гнева и ярости, колдовства и убийства. Все их Феодора миновала почти беспрепятственно, так как из этих грехов в ней почти ничего не нашлось.

Далее путь лежал через мытарства блудных грехов, где истязались «всякое любодеяние, всякая блудная мысль и мечтание, а также страстные прикосновения и любострастные осязания; грехи живущих в супружестве и не соблюдающих супружеской верности; противоестественные грехи мужчин и женщин, мужеложство и скотоложство, кровосмешения и иные тайные грехи, о которых стыдно и вспоминать…» Невзирая на долгую благочестивую жизнь Феодоры, она была жестоко истязана в блудных делах своей юности, так как, стыдясь, не вполне искренно каялась пред своим духовным отцом в содеянных раньше грехах. Ей было указано, когда, где и с кем она грешила в своей прежней жизни. Кроме того, Феодора была виновна и в нарушении супружеской верности. Ангелы положили там все до последнего добрые дела Феодоры, и едва избавив ее от лютой беды, продолжили путь.

После блудных грехов испытывались грехи ереси — сомнения в вере и ее искажения, хула на святыню и другие, подобные этим. Наконец, последним было мытарство, «называемое мытарством жестокосердия. И если кто-нибудь, хотя и совершит многие подвиги, будет постоянно соблюдать посты и усердно молиться, а также сохранит неоскверненною чистоту свою, но при этом окажется немилостивым и затворит сердце свое для ближнего, тот низвергается оттуда в ад и заключается в бездне и таким образом сам остается лишенным милости». Во всем этом Феодора была неповинна и, после всех испытаний, она, наконец, вступила в Небесное Царство.

Казалось бы, большинству из нас невозможно пройти через мытарства. И все же, мы ответим на них не за все совершенные нами грехи, а лишь за грехи нераскаянные. «Владыки мои, — спросила Феодора у ангелов, ведших ее, — все ли христиане проходят эти мытарства, и нельзя ли человеку пройти их без всякого истязания и страшных мучений?» Святые ангелы ответили ей: «Иного пути, возводящего к небу, нет. Все идут этим путем, но не все подвергаются таким истязаниям, каким подверглась ты, но только подобные тебе грешники, которые несовершенную исповедь грехов своих совершали перед духовным отцом, стыдясь беззаконных дел своих и утаивая многие из них. Если же кто искренно и по правде, не утаивая ничего, исповедывает все дела свои и с сердечным сокрушением кается во всех соделанных им прегрешениях, то грехи такого человека, по милосердию Божию, невидимо изглаживаются, и когда душа его идет по мытарствам, воздушные истязатели, разогнув свои книги, не находят в них никаких рукописаний ее грехов и не могут сделать ей никакого зла, так что душа та беспрепятственно и в веселии восходит к престолу благодати. И ты, если бы сотворила совершенную исповедь и покаялась бы во всех грехах твоих, — не претерпела бы таких истязаний…»

2. Одни чувства без слов — это не покаяние

Сам яко Благ и Незлобивый Владыко, сия рабы Твоя словом разрешитися благоволи, — говорится в одной из молитв перед исповедью. Мы разрешаемся от грехов через слово, а не одними слезами и чувствами. Феодора при жизни горько плакала обо всех совершенных ею грехах, но за грехи не исповеданные она была жестоко истязана.

Плач о грехах заповедан нам Господом. Блаженны плачущие, ибо они утешатся(Мф. 5, 4). Но они утешатся не потому, что одних слез достаточно. Где боль о грехах, там и желание с ними расстаться. Вот почему истинный плач о грехах непременно научит разрешатися словом.

Чаще мы плачем о том, что нам самих себя очень жалко. Это не тот плач, в котором блаженство — он только мешает нам каяться. Чем больше мы любим самих себя, — тем наша исповедь бывает ущербнее. Мы на ней ищем выхода чувствам вместо того, чтобы каяться.

Если так, то первое, что нужно сделать, это взять себя в руки. От нас зависит, будем ли мы изливать вместо грехов свои чувства. Если же мы ими так увлеклись, что самих грехов почти и не помним, — вернемся домой, хорошо все вспомним, запишем для памяти, и уже после придем на исповедь, твердо зная, в чем будем каяться.

3. Можно помнить грехи и при плохой памяти

«Иногда, — пишет о. Александр Ельчанинов,— на исповеди ссылаются на слабую память, не дающую будто бы возможность вспомнить все грехи. Действительно, часто бывает, что мы легко забываем свои грехопадения, но происходит ли это только от слабой памяти? Ведь, например, случаи, особенно больно задевшие наше самолюбие, или, наоборот, польстившие нашему тщеславию, наши удачи, похвалы по нашему адресу мы помним долгие годы. Все, что производит на нас впечатление, мы долго и отчетливо помним, и если мы забываем наши грехи, то не значит ли это, что мы просто не придаем им серьезного значения?»[1]

Все дело — в желании. Многие хорошо исповедаются в пожилом возрасте и при довольно посредственной памяти. Другие и с куда лучшей памятью помнят всю свою жизнь, но не помнят грехов. От них мы слышим: «Согрешил делом, словом и помышлением, не знаю, что еще можно сказать…» Но к Причастию допускаются те, кто на исповеди действительно каялся. «Делом, словом и помышлением» — это не покаяние в конкретных грехах. Священник вынужден объяснять, что с такой исповедью не причащаются. Что же дальше? Иные уходят в обиде, но чаще мы сразу же слышим… нормальную исповедь. Что же случилось? Внезапно улучшилась память? Нет, возникло желание. Кто хочет вспомнить грехи, тот их вспомнит.

4. Чем меньше грубых грехов, тем глубже становится исповедь

Если грехи наиболее тяжкие уже исповеданы и не повторялись, — это только начало. Общий вес так называемых «мелких» грехов во много раз больше, чем у грехов смертных. Один большой камень легче сбросить с горы, чем мешок, наполненный мелкими камешками. Но и «невыносимое по своему свойству может сделаться легким, — говорит св. Иоанн Златоуст, —если мы примемся за него с охотою»[1]. Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11, 12). И если мы не разглядим в себе грехи малозаметные и не будем в них каяться, они отзовутся унынием, черствостью и затем приведут нас к новым падениям.

Что мы не совершаем грехов, которые позволяют себе другие — суть дела от этого не меняется: каждый ответит сам за себя. Кому больше дано, с того больше и спросится; кто действительно больше делает, тот лучше увидит, чего он не сделал или сделал не так. «Ни одна добродетель не выше покаяния, — пишет св. Исаак Сирин, — потому что дело покаяния никогда не может быть совершенно. Покаяние всегда прилично всем — грешникам и праведникам, — желающим улучить спасение. И нет предела усовершенствованию, потому что совершенство и самих совершенных есть подлинно несовершенно. Потому-то покаяние до самой смерти не определяется ни временем, ни делами…»

5. Лучшая подготовка – вспоминать каждый день понемногу

«Кто запрещает тебе самому, – говорит о. Иоанн (Крестьянкин), – внимательно подумать заранее о своей жизни, приготовляясь к Исповеди в течение нескольких дней говения, чтобы было, в чем каяться… Дома, пред Лицем Господа, надо продумать свою жизнь и именно свои частные нарушения воли Божией. Проверить себя: соответствует ли все мое поведение тому, что требует от меня Господь, как от христианина. Приучишь себя к такой проверке, тогда откроется тебе такая бездна грехов в твоей душе…»

Подробнее пишет об этом св. Феофан Затворник: «Войдемте же в себя самих, и начнем перебирать, что есть в нас. Вмешательство в это дело какого-либо стороннего лица неуместно и совсем невозможно. Войти в вас и разобрать дела вашей совести никто не может, кроме вас самих, и извольте это сделать… Чтобы хорошо себя рассмотреть, нужно обратить внимание на три стороны нашей деятельной жизни — на дела, единичные действия (мысли, слова, поступки), совершенные в определенном месте при определенных обстоятельствах; на сердечные расположения…, под делами скрытые, и на общий дух жизни».

Можно ли сделать все это за два-три часа перед исповедью?

Можно, но только в том случае, если мы уже приучили себя каждый день проверять свою совесть. Если же нет, начинать готовиться нужно заранее. Каждый из нас при желании может записывать грехи, совершенные им в течение дня — делом, словом или помышлением. Хорошо, если мы запишем их несколько, в крайнем случае — хотя бы один.

Дело, конечно, не в том, чтобы за месяц записать к исповеди ровно тридцать грехов. Наша задача шире и глубже — вспоминать все, чем мы согрешили. И если за несколько месяцев мы можем вспомнить лишь один-два греха, — это значит, что к исповеди мы еще не готовы.

6. Нерегулярная исповедь не может быть полной

Чем дольше мы не исповедаемся, тем хуже помним грехи. Конечно, можно хорошо каяться и после больших перерывов, а у многих и самая первая исповедь была не только искренней, но и глубокой. Но трудно сохранить этот добрый настрой, если мы исповедаемся, когда придется.

В древности в монастырях иноки каялись перед духовниками по два раза в день. Конечно, то время нельзя сравнивать с нашим. Наше внутреннее устроение таково, что мы не готовы как следует исповедываться по два раза в день. Те, кто пытается это делать и утром, и вечером, и когда только могут («сходить что ли на исповедь…»), обычно впадают в расслабленность, и их покаяние превращается в сухое перечисление последних грехов.

Лучше всего готовятся те, кто приступает к исповеди не каждый день, но и не реже одного раза в месяц. Еще легче собраться с мыслями, если мы исповедаемся через 2 – 3 недели. Все зависит, конечно же, не от сроков, а от желания расстаться с грехами. Но при регулярной, внимательной исповеди это желание укрепляется.

7. Сначала о том, о чем тяжелее всего говорить

Аще что скрыеши от мене, — говорится в последовании Таинства исповеди, — сугуб грех имаши. «Сугуб» — значит «вдвойне»; утаенный грех становится еще тяжелее.

Все это знают, и все же часто приходится слышать: «Я уже столько-то лет исповедаюсь, но об этом грехе сказать не решался». Причины понятны. И стыдно — нам важно, как мы будем выглядеть перед священником, и жаль расставаться с «любимым» грехом. Понятны и следствия. Кто не хочет расстаться с грехами, тот в них и умрет, а тем, что мы не стыдились грешить, но стыдимся свои грехи исповедать, мы ввергаем себя в тоску, уныние и различные внешние скорби.

Один наш прихожанин старательно прятал наиболее стыдные для него грехи в самую середину исповеди (в конце ее он, правда, сам признавался в этом). Результат – прошло около года, и он вообще перестал исповедываться. С другой стороны, из людей, недавно пришедших в храм, остаются надолго именно те, кто на исповеди сразу начали с главного.

Чтобы случайно это главное не потерять, постарайтесь говорить прямо и как можно яснее.

Если мы исповедаемся в выражениях, которых никто, кроме нас, не поймет (к примеру, говоря о блудных грехах что-то вроде «согрешил невоздержанием»), это самообман, а не исповедь.

Иной раз бывают нужны и детали. Например, сказать «согрешил воровством», не сказав, что именно произошло – значит ничего не сказать. У одних «воровство» – это ластик, украденный в детстве у соседа по парте, у других – миллионы, нажитые обманом за чужой счет. И если мы опустили что-либо важное, без чего непонятно, в чем наша вина, нужно снова об этом сказать поточнее.

Наконец, и намеки — даже понятные («смотрел… не то, что нужно») — неуместны на исповеди. Потом сами же будете сомневаться, исповедали вы свой грех, или нет.

Одним словом, мы должны называть грехи на исповеди так же конкретно, как нам бы назвали их на Суде. Тогда на Суде и не придется их слушать. Как говорил один опытный духовник, тот будет прославлен у Бога, кто себя в полной мере обесславил перед священником.

8. Мы каемся перед Богом в грехах, а не в видах греха

Мы оскорбляем Бога грехами, а не тем, как они называются. Одни названия грехов и страстей («осуждением, нерадением, ложью…» — это самая примитивная исповедь; насколько она коротка и удобна, настолько же и далека от реальности. «Осуждение», «нерадение», «ложь» – слова слишком общие, и мы не можем выразить ими само то, в чем каемся. Например, кто-нибудь скажет: «согрешил осуждением», осудив своего ближнего в помыслах. Другой весь день обсуждал человека, который не угодил ему, со всеми знакомыми, и тоже скажет: «согрешил осуждением». Третий тем временем в глубокой истерике ссорился с теми, кто не поддержал его в его осуждении… Много ли общего при одном общем слове? Мы просим у Бога прощение на исповеди за поступки, слова и дурные помыслы. За них-то Он нас и прощает, но только когда мы в них исповедаемся. Прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, — гласит разрешительная молитва. От всех исповеданных ними грехов, если, конечно, они были рассказаны.

Св. Феофан Затворник пишет об этом: «Замечаете также, что на исповеди читаете написанные в тетради грехи… Верно, вы пишете общие грехи, в которых кто не грешен? А вы записывайте дела. Например, не пишите: я вздорлива, а запишите дело, в котором обнаружилась вздорливость. Так, сестра сказала слово неприятное, я рассерчала и побранилась. Еще: приглянулось мне лицо одного человека, и впечатление это осталось (лиц не сказывать). Так и о всем».

9. Чем меньше лишних слов – тем лучше

Кто-нибудь спросит, — насколько исповедь должна быть подробной? Настолько, чтобы священник понял суть дела. И наоборот, все, что не помогает понять, в чем вы каетесь, будет излишним.

Многие, например, начинают словами: «Грешен во всем, не счесть моих грехов». Чаше всего затем выясняется, что самих грехов человек и не помнит, да и не собирался их вспоминать. Но если бы даже он дальше и каялся, — такое начало только мешает. Исповедник сбивает сам себя с толку, — ему кажется, что все уже сказано, а ведь по существу дела он еще ничего не сказал.

Иногда говорят и немного иначе: «Грешен всеми грехами, кроме такого-то», или «признаю за собой все грехи, упомянутые в молитвослове». Это — тоже не исповедь: наше дело конкретно сказать, в чем мы каемся, предоставив священнику самому разобраться, всеми ли мы согрешили грехами или в молитвослове есть и другие.

Долгая речь не всегда содержательна. Когда исповедь бывает затянута, это не значит, что мы лучше каемся. Скорее, мы просто хуже готовы или чересчур влюблены в себя. Обилие пауз и отступлений несет на себе печать эгоизма, а также неряшливого мышления. Нередко долгие повествования, если бы их произнести поживее, могли бы быть в несколько раз короче без всякого ущерба для содержания.

Кроме того, имеют значение далеко не все обстоятельства. Откуда мы шли и куда направлялись, какого точно числа все случилось, кто стоял рядом, что было вокруг, как звали людей, с кем мы вместе грешили, что мы сразу почувствовали и что думали позже, спустя день или два — все это только лишь отвлекает нас от тех самых грехов, в которых мы каемся.

Если вы сочли нужным написать свою исповедь, чтобы священник сам ее прочитал, пожалуйста, помните, что вы пишете именно исповедь, а не что-либо другое. Не надо писать автобиографию. Не надо под видом исповеди изливать свои чувства — это разные вещи. Если у вас в мыслях путаница — разберитесь в них, а уже после пишите. Не пишите вперемешку с грехами молитвы собственного сочинения. Не пишите о том, как вам надо было поступить, — пишите только грехи.

Если вспомнилось только два-три греха, подумайте, в чем вы еще согрешили. Если же вышло больше двух-трех листов средним почерком, просмотрите их снова и уберите все лишнее.

Чем ваша исповедь будет короче при том же содержании, тем будет лучше, — и для тех, кто за вами ждет своей очереди, и для священника, и, конечно, для вас. Вы не похороните свое покаяние в отступлениях и ненужных деталях.

10. Рассуждения о грехах тоже излишни

«А значит, во мне действует такая-то страсть»; «а значит, ей содействует то и другое», «а значит, она во мне только усилилась», «а значит, во мне есть и такой-то грех…» Это — тоже крайность. Так бывает, когда мы все обдумали, но при этом не каемся, а философствуем. А между тем, просить прощения и рассуждать — далеко не одно и то же. Если нас кто-то обидел и говорит: «Прости меня, я виноват», — это одно. И совсем другое, если мы слышим: «Прости, значит, во мне действует страсть гордыни и ненависти, и из этого так же следует, что во мне есть грехи неприязни и осуждения…» И неуместно, и к тому же здесь проглядывает скрытая гордость. Рассуждая вместо того, чтобы каяться, мы ставим себя несколько выше, чем следует ставить себя человеку, который просит прощения в грехах. А когда мы приходим на исповедь в уповании на милость Божию и сознавая, что мы без Бога — ничто, мы будем каяться без рассуждений и без всяких «а значит».

«Не советовал бы я вам, — пишет святитель Игнатий Брянчанинов, — входить в подробное и тонкое разбирательство грехов и греховных качеств ваших. Соберите их все в один сосуд покаяния и ввергните в бездну милосердия Божия. Тонкое разбирательство грехов своих нейдет человеку, ведущему светскую жизнь: оно будет только ввергать его в уныние, недоумение, смущение… Грехи, соделанные словом, делом, сложением помышлений, должно сказать на исповеди отцу духовному, а в тонкое разбирательство духовных качеств, повторяю, не должно светскому человеку пускаться: это ловушка, ставимая ловителем душ наших. Познается же она по производству в нас смущения и уныния, хотя по наружности и облечена в благовидность добра»[

11. Ни в чем себя не оправдывать

Самооправдание — первый враг исповеди. Оно страшнее, чем страх перед тем, что священник плохо о вас подумает. В нем больше лукавства, чем в утаивании грехов от стыда. Мы не будем долго скрывать грехи, хорошо нами осознанные. Когда-нибудь явится здравая мысль: ведь если речь идет о жизни и смерти, — какая разница, как мы будем выглядеть? Явится — и приведет нас на исповедь вместе с утаенными прежде грехами.

Хуже, если грех нами скрыт еще прежде исповеди от самих себя. «Я потому, — говорят, — в этом не исповедался, что не осознал это как грех». Чаще всего это ложь; было бы честнее сказать: «Не исповедался, потому что сознательно уговорил себя не считать это грехом». Можно сделать это по-разному: «А кто этим не грешен?» «А что тут такого?» «А где в Евангелии прямо сказано, что так нельзя поступать?» «А как можно было поступить иначе при таких обстоятельствах?» Бывает, человеку указывают на грехи его ближние, но узнаем мы это от ближних, а не от самого исповедника. Бывает, что он и сам перед теми же ближними нехотя признается в грехах, в которых на исповеди все же не кается… Причем, это случается также и с теми, кто исповедуется подолгу и часто.

И не удивительно. «Тайна подлинного покаяния не исчерпывается знанием соответствующей литературы и сухим перечислением своих грехов. Она, эта тайна, совершается глубоко в сердце кающегося…». Что совершается в сердце гордого человека, который перед Крестом и Евангелием извивается, подобно ужу, чтобы в своих глазах остаться хорошеньким? Что привело его к исповеди — желание очистить себя от грехов или избавиться от неприятного чувства, которое после грехов осталось?

Не могу забыть слов одного пожилого священника, сказанных им перед исповедью. Это было давно, много лет назад, в один из тех дней, когда все причащаются — в Великий Четверг или в Сочельник. Я тогда только начинал ходить в храм, и этот простой и короткий рассказ хорошо мне запомнился. После вечерней службы в храме перед тем, как все начали исповедываться, он говорил: «Однажды ко мне пришли на исповедь два человека. Один из них начал каяться, но только я никак не мог понять, что же случилось. Он сначала сказал, что что-то украл. Потом стало у него получаться, что он то ли крал, то ли не крал. И мне стало как-то не по себе. Он все время пытался найти что-то такое, что его бы оправдывало.

Потом подошел другой и прямо говорит: «Я украл». И мне стало легко и радостно, что человек изжил этот грех и хотел полностью от него избавиться…»

Я не думал тогда, что и самому придется испытывать подобные чувства. Когда слышишь что-то вроде «я виноват, но так получилось, потому что…», и правда становится не по себе. Человек лишает себя плодов исповеди, потому что не будет осужден за грехи только тот, кто в них сам себя осудил.

Берите на себя всю вину и ответственность за все, в чем вы каетесь. Тогда что бы вы ни натворили, как бы тяжки ни были ваши грехи, не только вы сами их оставите с радостью, — за вас будет радоваться и священник. Но и это не главное: Сказываю вам, — говорит Господь, — что на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, чем о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии (Лк. 15, 7).

12. Без реальных усилий все будет бездейственно

До сих пор мы говорили о самой исповеди И все же честная, собранная и подробная исповедь — это только лишь часть покаяния. Другая часть заключается в желании исправить и самое дело.

Если дела уже неисправимы — в любом случае должно быть изжито то внутреннее устроение, которое к ним привело. Его не исправить без исповеди, но и не исправить одной только исповедью: покаяние — «изменение» — будь то ума, души или сердца, должно затронуть и дела человека — оно должно стать изменением жизни.

Именно этот призыв заключен в словах: покайтесь, приблизилось Царство Небесное (Мф. 3, 2). Первым их произнес св. Иоанн Предтеча, посланный, чтобы приготовить путь Господу (Мф. 3, 3). Его проповедь приводила к тому, что Иерусалим и вся Иудея… выходили к нему и крестились.., исповедуя грехи свои (Мф. 3, 5–6). Что же дальше? Предтеча указывал им, что одного этого недостаточно: сотворите достойные плоды покаяния (Лк. 3, 8). Народ это понял и спрашивал: Учитель! Что нам делать? (Лк. 3, 12) И он объяснял каждому, что надо делать, чтобы жить по Истине и не грешить дальше.

Сам Спаситель учил словами: Покайтесь, приблизилось Царство Небесное (Мф. 4, 17), добавляя: покайтесь и веруйте в Евангелие (Мк. 1, 15). Евангелие и говорит, что нам делать — как устроить и жизнь, и свой внутренний мир. Несколько позже Христос укорял города, в которых наиболее явлено было сил Его, за то, что они не покаялись (Мф. 11, 20). Он предупреждал их, что Содому, Гоморре и другим городам, жестоко наказанным за беззакония, в день суда будет легче, чем им — тем, кто слышал Христа, но не покаялся. Как не покаялся — не исповедался? Скорее — не собирался менять своих дел.

Апостол Павел всей земле проповедывал, чтобы они покаялись и обратились к Богу, делая дела, достойные покаяния (Деян. 26, 20). Он убеждает Тимофея с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины, чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю (2 Тим. 2, 25–26). Могли ли они освободиться от диавольской сети одной только исповедью, хотя бы и искренней?

Вера без дел мертва (Иак. 2, 17); мертва без дел и исповедь. Уничтожим, выбросим из своей жизни все, в чем мы каемся, — и оживет наша вера, и мы оживем. И будет, что всякий верующий… не постыдится (Рим. 9, 33).

Заключение

Нет таких состояний души, когда невозможно покаяться. Правда, бывает, что мы не хотим каяться, но не хотим и не можем — два разных явления. Неверие в Бога всегда добровольно, как и нежелание к Нему обращаться. Нас не научили? Но только ли этому? Или все, что мы знаем, умеем и любим, было кем-то специально привито извне? Нежелание помнить и видеть грехи, нежелание жить в согласии с Истиной — все это, конечно, мешает нам каяться. Только здесь дело не в невозможности, но в нашей глубокой, сильной и нежной самовлюбленности — а она добровольна.

И все же путь к Богу остается открыт. Весь Новый Завет пронизан надеждой — надеждой Того, Кто всех нас создал, что кто-то из созданных выберет лучшее. Ограничимся только одним примером. Среди всех новозаветных Писаний нераскаянность мира ярче всего видна в Апокалипсисе, но и там эта надежда открывается нам с самых первых страниц.

Все толкователи сходятся в том, что послание к семи Асийским Церквам во второй и третьей главе Апокалипсиса адресовано ко всей полноте Церкви, — к совокупности всех Православных Церквей, как в пространстве, так и во времени, от апостолов и до конца мира. Таким образом, каждая из семи Церквей в тех чертах, которые ей были присущи, служит также и символом схожих с ней в жизни христианских общин разных мест и времен.

Первую из них, Церковь Ефесскую, Господь сперва хвалит за веру и твердость. Ты много переносил, – говорит Он ангелу этой Церкви, – и имеешь терпение, и для имени Моего трудился и не изнемогал. Ее же первую Он зовет к покаянию: Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою (то есть ту первую любовь к Богу и к ближнему, которая была незаметно утрачена при всех добрых и славных делах). Итак, вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься (Откр. 2, 3–5).

Смирнской Церкви не сказано о покаянии, поскольку она в нем уже пребывает. Ее члены вместе с апостолом Павлом могут сказать о себе: я – ничто (2 Кор. 12, 11), и при этом делают все, чтобы спасти свою душу. Знаю твои дела, — говорит Господь каждому из них, — и скорбь, и нищету (впрочем ты богат)… Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни (Откр. 2, 9–10). Что же, нищие духом недаром блаженны — Царство Небесное принадлежит им не только там, но и здесь (Мф. 5, 3).

Третья Церковь — Пергамская. Как и другие, она имеет немало достоинств: Знаю твои дела, и что ты живешь там, где престол сатаны, и что содержишь имя Мое и не отрекся от веры Моей… Но имею немного против тебя… у тебя есть держащиеся учения Николаитов, которое Я ненавижу. Видимо, многие здесь впали в ересь, другие же к ней отнеслись равнодушно. В Церкви страдает ли один член, страдают с ним и все члены (1 Кор. 12, 26) — болезнь, которой явно страдают не все, касается все-таки всех ее членов. В Пергаме (как, впрочем, и не только в Пергаме) Господь ждет, что каяться будет вся Церковь, а не только лишь те, кто сильнее виновен: Покайся; а если не так, скоро приду к тебе и сражусь с ними мечом уст Моих (Откр. 2, 13–16).

Далее следует Фиатирская Церковь: Знаю твои дела, и любовь, и служение, и веру, и терпение твое, и то, что последние дела твои больше первых… Однако и здесь не без искушений: Ты попускаешь жене Иезавели, называющей себя пророчицею, учить и вводить в заблуждение рабов Моих, любодействовать и есть идоложертвенное. Ересь, разврат и язычество в Церкви… Я дал ей время покаяться в любодеянии… Вот, Я повергаю… любодействующих с нею в великую скорбь, если не покаются в делах своих. И детей ее поражу смертью, и уразумеют все церкви, что Я есмь испытующий сердца и внутренности; и воздам каждому из вас по делам вашим (Откр. 2, 19–23). А если покаются? Тогда будет иначе: Кто побеждает и соблюдает дела Мои до конца, тому дам власть над язычниками… и дам ему звезду утреннюю (Откр. 2, 26, 28) – ему будет дано просвещать светом веры таких же далеких от Бога людей, каким был он сам.

В Церкви Сардийской нашлось мало доброго: Знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв… Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом… Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя. Впрочем у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих, и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны (Откр, 3, 1–4). Легко ли им было? За одно то, что они сохранили живую веру вопреки общей мертвенности, им дано то же, что и христианам других Православных Церквей и эпох.

Филадельфийскую Церковь, так же как и Смирнскую, Господь к покаянию не призывает. Эта Церковь, в отличие от пяти остальных, и так уже пребывает в нем. Знаю твои дела… ты не много имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся имени Моего (Откр. 3, 8). То же сознание своей немощи и упование на Бога, та же несокрушимая решимость быть верным Ему до конца. Но Господь, видя эту решимость и верность в смирении, не требует от этой Церкви особенных подвигов: И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле. Се, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего (Откр. 3, 10–11).

Последняя Церковь — Лаодикийская — производит самое жалкое впечатление: Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Но к этой же Церкви Господь обращает самое трогательное увещание: Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся. Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною (Откр. 3, 15–16, 19–20).

Можно ли не холодному и не горячему все же стать ревностным и покаяться? Се, стою у двери и стучу… Если так — значит, видимо, можно. Откликнемся ли мы на эти слова, отворим ли Ему, осознав, отвергнув и исповедав наши грехи — все то, что разделяет нас с Ним? Тогда и на нас сбудется обетование: Если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним. И еще: Се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь. (Мф. 28, 20)

Нет такого греха, который не будет прощен, если мы будем в нем каяться. Ключ от Царства Небесного у нас в руках: сумеем ли, или вернее — захотим ли мы им воспользоваться?

Милосердный Господь да сподобит нас принести Ему покаяние искреннее и нелицемерное…

Книга издана в 2003, 2004 и 2005 гг. Издательским Советом Русской Православной Церкви по благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II.

Как готовиться к Причастию - Православный журнал "Фома"

Если коротко, то готовиться надо так, как благословляет духовник. Есть очень много обстоятельств, которые делают невозможным применение общих правил. Тем не менее существует 4 основных этапа подготовки к Причастию: пост, молитвенное правило, исповедь, присутствие на вечернем богослужении и литургии. О них и еще нескольких моментах в Слайдах “Фомы”.

Подробнее о подготовке к Причастию можно прочитать в церковном документе, утвержденном Архиерейским Совещанием Русской Православной Церкви, — «Об участии верных в Евхаристии».

Отказ от пищи животного происхождения (мясо, яйца, молочные продукты), супружеских отношений и развлечений. Срок — от 1 до 3 дней. Если литургия с утра, после 24.00 есть нельзя — это называется «евхаристический пост». Если литургия служится вечером или в обед, евхаристический пост длится не менее 6 часов. К Причастию подходят натощак.

Присутствие на вечернем богослужении обязательно. Например, вечером в субботу всегда совершается воскресная всенощная, на которую церковные люди стараются ходить неопустительно, даже когда не имеют возможности причаститься в воскресенье. Если нет возможности прийти на службу, нужно обязательно сказать об этом священнику. Здесь тоже может быть очень много исключений, но это не отменяет самой идеи участия в церковном богослужении как необходимой составляющей жизни христианина, вершиной которой является Евхаристия.

Таинство Православной Церкви, на котором человек в присутствии священника раскаивается в своих грехах и получает прощение. Исповедь перед Причастием обязательна, кроме тех случаев, когда верующий по благословению духовника причащается несколько раз в неделю. На исповеди священник может скорректировать индивидуальную подготовку к Причастию — продолжительность и строгость поста, вид молитвенного правила, присутствие на богослужениях. Исповедь проходит во время вечернего богослужения или утром перед литургией.

Включает в себя последование ко святому Причащению: канон к Причастию и молитвы. Дополнительно иногда читаются каноны Спасителю, Божией Матери и Ангелу Хранителю. Они могут заменяться на другие молитвы или отменяться вовсе в зависимости от подготовленности и жизненных обстоятельств человека. Этот вопрос обсуждается с духовником, но если его нет, то просто со священником, который принимает исповедь. Это правило касается только взрослых и не подходит для детей, которым требуется другая молитвенная практика.

Из любого пункта священник может сделать исключение: сократить, заменить или вовсе отменить какой-либо из них, а иногда увеличить. Это может быть единовременное решение, например, человек из-за работы не успел прийти на вечернее богослужение, или носить продолжительный характер: человек по болезни должен принимать с утра лекарства и не может причащаться натощак. Такие вопросы решаются индивидуально.

Неподготовленным людям, не получившим благословение священника на принятие Святых Таин. Женщинам во время месячных — за исключением случаев смертной опасности или когда продолжительное кровотечение вызвано заболеванием. Нельзя причащаться в состоянии озлобленности, гнева, при наличии тяжелых неисповеданных грехов или непрощенных обид.

Продолжительность и содержание подготовки к Причастию определяют родители вместе с священником, учитывая возраст, состояние здоровья и степень воцерковленности ребенка. Возраст совершения первой исповеди и частота ее совершения с 7 до 10 лет определяются совместно с духовником или священником, который принимает исповедь у родителей. Для детей до трех лет евхаристический пост не нужен. С трехлетнего возраста детей постепенно приучают к воздержанию от еды и питья перед Причастием. С 7 лет ребенок обычно может и должен причащаться натощак. С этого возраста ребенка следует учить читать подготовительные молитвы перед Причастием. Их объем и содержание определяют родители в соответствии с духовным и интеллектуальным развитием ребенка.

Христианин должен выслушать в храме благодарственные молитвы после Святого Причащения (их обычно читает чтец сразу после окончания службы) или прочесть их самостоятельно. Нужно стремиться к тому, чтобы сохранить принятый дар Причастия в мире и благочестии, любви к Богу и ближнему.

Христиане, соблюдавшие Великий пост, в период Светлой седмицы (неделя после Пасхи) ограничиваются евхаристическим постом. Аналогичная практика может соблюдаться в период между Рождеством и Богоявлением (7–19 января). Во время Светлой седмицы молитвенное правило состоит из Пасхального канона, а также последования ко Святому Причащению.

Пост, исповедь, молитва, служба, но все по силам и по обстоятельствам каждого, все исключения — как послабления, так и большую строгость в подготовке — надо обсудить со священником.

| Читайте также:

Таинство радости
Причастие: благодарность Богу
Великий четверг

Другие материалы рубрики Коротко

(34 votes, average: 4,82 out of 5) Загрузка...

Как готовиться к Причастию

Обсуждение приходской практики причащения продолжает протоиерей Федор Бородин, настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке в Москве.

– Отец Федор, вы рекомендуете прихожанам причащаться чаще или соблюдать какую-то временную дистанцию между причащениями?

Протоиерей Федор Бородин

– В нашем приходе мы стараемся, чтобы прихожане храма причащались чаще. Канон, по которому христианина, пропустившего без уважительной причины три воскресных литургии и не причащавшегося, на время отлучали от Церкви, – по-прежнему существует.

Конечно, мы сейчас не отлучаем человека от Церкви, если он долго не приступает к Чаше. Но этот канон о трех воскресных литургиях не случаен, видимо, это время без причащения, после которого христианин начинает разрушаться изнутри, начинает опустошаться, начинает разрушаться его душа.

Поэтому, я наших прихожан прошу стараться причащаться не реже, чем раз в три воскресных дня. Постепенно многие из них дорастают до того, что их душа начинает жаждать более частого причастия. Я радуюсь и, конечно, не препятствую. Но прошу внимательно относиться к внутреннему настрою и внутренней подготовке ко Святому причащению.

Есть периоды, когда я настойчиво приглашаю христиан причащаться чаще. Это Великий пост, особенно Страстная седмица. Мне кажется, что начиная с Вербного воскресенья надо причащаться и в этот день, и на литургии Преждеосвященных Даров, обязательно в Великий четверг, желательно в Великую субботу и обязательно на Пасху.

– Как нужно готовиться тем, кто причащается регулярно?

– На Страстной седмице настолько роскошные в духовном смысле богослужения, что нет смысла заменять их чтением трех канонов. Лучше как можно больше сил и времени посвятить вниманию молитве на богослужении. Поэтому, я думаю, что в это время для всех достаточно только самого Последования ко Святому Причащению.

Для всего года нужно смотреть по устроению конкретного человека. Есть люди, которые причащаются раз в неделю, у них одно правило подготовки. Есть те, кто причащается раз в месяц, – у них другое правило.

В целом мы всем рекомендуем как подготовку чтение трех канонов и Последование ко Святому Причащению, за исключением тех прихожан, которые очень давно в Церкви и очень давно и часто причащаются.

Такой человек к Последованию, на мой взгляд, может прибавить то, что он считает нужным, если чувствует необходимость в этом. Кто-то почитает Священное Писание, кто-то просто постоит, читая Иисусову молитву перед иконами.

У нас уже достаточно много взрослых христиан, за которыми нет необходимости следить в этих вопросах и, тем более, нет необходимости решать за них эти вопросы. Это люди, которые имеют уже глубокий навык радости причастия и сами прекрасно чувствуют, когда они, может быть, неправильно готовятся к нему.

Я здесь стараюсь не вмешиваться. Они могут молиться на трех литургиях в неделю, а причащаться, скажем, на двух в неделю. И хорошо. Но это касается действительно тех, о ком сердце священника более-менее спокойно.

В определенный момент, когда я чувствую, что это уже духовно взрослый человек, я предлагаю ему по возможности чаще причащаться, поститься вечером накануне Святого причастия, готовиться помимо Последования в этот раз так, как он считает нужным.

Но всем прихожанам я всегда напоминаю, что есть несколько условий, более важных, чем то, из чего состоит само Правило, необходимых, то есть те, которые нельзя обойти. Это истинная вера, покаянный и сокрушенный настрой сердца человека, мир со всеми, жажда причаститься Тела и Крови Христовых.

Если ты прочитал все Правило, но при этом ты с кем-то в ссоре и не сделал все, что от тебя зависело, чтобы помириться, то, возможно, ты будешь причащаться «в суд и осуждение».

Читайте также – Последование ко Святому Причащению

Как готовиться к Причастию во время Поста

– Как вы советуете соблюдать супружеский пост?

– Я обычно не вмешиваюсь в эту тему. Дело в том, что канонически необходимо воздержание накануне самого причастия. Наверное, нужны еще день или два для того, чтобы человек мог действительно по-настоящему настроиться. Но я никому ничего не навязываю.

Особенно на фоне того, как порой делается это в некоторых монастырях. Я уже священник 22 года, и десятки раз сталкивался с тем, что человек в ужасе приезжает из какого-нибудь монастыря, где 40 минут иеромонах копался в его супружеской жизни во всех подробностях.

После такой «исповеди» человека, буквально пребывающего в шоке, нужно долго приводить в нормальное духовное состояние. Почему у нас некоторые монашествующие так заострили внимание на этой теме?

Мне кажется, что священнику не стоит лезть в эти вопросы. Есть канон, предупреди о нем супругов. Предложи, не навязывая, какое-то воздержание. Ведь очень много зависит от того, сколько человек в Церкви, сколько ему лет, сколько он в браке. Есть вещи, до которых просто надо постепенно дорасти.

Очень трудно будет человеку, не целомудренному, не искушаться в этих вопросах. Мне кажется, что если человек начинает жить настоящей духовной евхаристической жизнью, он через какое-то время чувствует, что допустимо, а что недопустимо. И это дело человека.

– Как вы рекомендуете готовиться к причастию тем, кто в первый раз собирается приступать к Чаше?

– Я прошу прийти их на исповедь отдельно, а не на богослужении, когда священник ограничен большим числом стоящих на исповедь прихожан. Обычно мы договариваемся с человеком в удобное для него и для меня время, чаще – после молебна в будни вечером. И человек приходит для того, чтобы принести подробную исповедь.

Предварительно даю ему что-то почитать, несколько брошюр, книг о церковной жизни разных авторов, например, «Опыт построения исповеди», но, в принципе, стараюсь угадать, какая книга глубже подействует на человека.

Конечно, говорю о необходимости чтения Евангелия и желательности чтения «Последования». Причем здесь не настаиваю. Сейчас, слава Богу, есть молитвословы с переводами.

Если человек спрашивает, с чего ему начать свою духовную жизнь, я предлагаю взять молитвослов, взять карандаш, отметить в утренних и вечерних молитвах те молитвы, которые глубже всего отзовутся в его сердце, понять, сколько он сможет читать каждый день, и отметить карандашом.

Это может быть 5 минут, 10, 15, сколько человек сам решит. Но раз решил – уже читать это утром и вечером. И какой-то отрывок из Евангелия: страницу, главу. Потом постепенно увеличивать.

Если сразу человеку сказать: это твоя утренняя молитва, это вечерняя, вот три канона и Последование, – он может испугаться. Я помню, как мне это показали все и сразу, я ничего там не понял, но послушался, хотя читать вот так сразу было достаточно тягостно.

Бывает, что человек на первой исповеди плачет. Потому, что он впервые действительно, как блудный сын, вернулся, он просветлен этим покаянием, очищен. Ты понимаешь, что стоишь рядом с великим таинством. Когда священник произносит, что он только свидетель, нередко это воспринимается как то, что он «свидетель обвинения». Но это не так.

Священнику дана благодать и радость быть свидетелем возрождения человека и того, что происходит между Богом и человеком, а нам, грешным иереям, это открыто.

Иногда ты стоишь и поражаешься, потому что, вот не знал этого человека 50 прошлых лет его жизни, и, может быть, никогда его больше не встретишь, не знаешь, придет ли он еще в этот храм, но ты присутствуешь при одном из главных событий в его жизни. Ты видишь его искренность. Ты понимаешь, что Бог его принимает, а ты уже давно так глубоко не каялся.

В полной версии романа Дефо Робинзон Крузо глядит на только что крещенного им Пятницу и думает: «Вот, я давно христианин и весь в грехах, а этот вчерашний людоед абсолютно свят и чист». Так и ты глядишь на стоящего перед тобой чистого человека и чувствуешь себя по сравнению с ним людоедом.

Читайте также —  Действительное причастие

Фото: lipetskmedia.ru

Как готовиться к первому Причастию

– Если человек впервые собирается к причастию, совсем не понимая, что это?

– Никто из нас до конца не понимает, что такое причастие. Максим Исповедник, величайший богослов, говорит, что мы веруем, что причащаемся истинными Телом и Кровью Христовыми, а как это совершается, мы не понимаем.

Поэтому, если человек верует во Христа, пришел искренне ко причастию, то Отец Небесный его примет. А если мы начнем требовать от него какого-то богословия, то точно ничего хорошего не получится.

Не стоит требовать, чтобы обычный человек понимал все богословские сложности, которые никому до конца не понятны.  «Веруешь?» – «Верую». – «Иди, причащайся».

– По поводу причащения на сплошных седмицах: кому приступать и как готовиться?

– Приступать, конечно, всем. Последование на Светлой седмице читается без псалмов. Есть традиция заменять канон Пасхальным каноном или дополнять Последование Пасхальным каноном.

Причащаться можно каждый день, когда ты можешь прийти на литургию. Вечером нужно как бы собрать душу и, может быть, вечером, чтобы тебе было легче причащаться, воздержаться от мяса. Хотя в этом давно нет твердой необходимости.

Читайте также:

Подготовка к причастию

доклад протоиерея Димитрия Карпенко на XX съезде духовенства Белгородской и Старооскольской епархии

…если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день (Ин. 6:53-54)

Ваше Высокопреосвященство! Всечестные отцы, братья и сестры!

Евангельская заповедь, данная нам Христом Спасителем о необходимости вкушения Его Тела и Крови, является тем основанием, на котором созиждется Церковь. Для православного христианина это утверждение представляется настолько очевидным, что, казалось бы, оно не требует какого-то специального доказательства, ведь действительно, без таинства причащения невозможна истинная духовная жизнь. В то же время, в церковной среде до сих пор нет однозначного мнения по поводу того, как часто следует верующему православному народу приступать к таинству причастия и какова должна быть подготовка к этому таинству.

Для начала хотелось бы привести несколько цитат: Всех верных, входящих в церковь и писания слушающих, но не пребывающих на молитве и святом причащении до конца, яко безчиние в церкви производящих, отлучати подобает от общения церковного (9 Апостольское правило). По объяснению крупнейшего толкователя канонов патриарха Феодора Вальсамона «определение настоящего правила весьма строго. Ибо отлучает бывающих в церкви, но не остающихся до конца и не причащающихся. И другие правила (80 правило VI Вселенского Собора, и 11 правило Сардикийского Собора) подобным образом определяют, чтобы все были готовы и достойны причащения, и подвергают отлучению не причащающихся в три воскресных дня».

Таким образом, мы видим, что причастие православного христианина, совесть которого не отягощена смертными грехами, за каждой литургией является канонической нормой Церкви, отступление от которой чревато отпадением от Церкви.

Сегодня мы можем наблюдать, что все большее количество наших прихожан стремятся к тому, чтобы приступать к святому причастию не от случая к случаю (раз в посту), а регулярно. Нередкими становятся случаи, когда миряне высказывают желание причащаться каждое воскресенье. Вместе с этим возникают вполне законные вопросы о том, какова должна быть норма подготовки к таинству причащения.

Сложившаяся церковная практика говорит нам о необходимости соблюдения трех-дневного поста перед причастием, вычитывания последования состоящего из трех канонов и правила к святому причащению, вечерних и утренних молитв, обязательной исповеди накануне, либо в сам день причастия. Разумеется, причащаться возможно лишь натощак. Данная практика, которая стала почти что церковным правилом, стала нормой для большинства приходов Русской Православной Церкви. При этом мы должны понимать, что данная практика не является древней и не имеет статуса соборного постановления.

С канонической точки зрения практика подготовки ко Причащению регулируется следующими правилами: Карфагенского Собора 47 (58)-е и Трулльского Собора 29-е; свт. Никифора Исповедника 9-е; Тимофея Александрийского 5-е и I Вселенского Собора 13-е. Согласно правилам Карфагенского и Трулльского соборов причащаться можно только натощак, 9 правило святителя Никифора Исповедника говорит о возможности причащения умирающего даже после вкушения им пищи. Правило Тимофея Александрийского определяет необходимость супружеского воздержания накануне причащения.

Подводя итог можно сказать, что согласно канонам Церкви православный христианин может приступать к причастию натощак (не вкушая пищи с полуночи), для тех православных христиан, кто состоит в браке, накануне причастия необходимо супружеское воздержание. Объем молитвенного правила, необходимость соблюдения дополнительных постных дней и обязательная исповедь перед причастием канонами Церкви не регламентируются.

Все это, конечно, не говорит о том, что молитвенное правило, постные дни и исповедь должны отсутствовать в жизни православных христиан. Существующая в Русской Церкви практика подготовки к причастию, в том случае, если человек причащается лишь несколько раз в году, совершенно понятна и оправданна для тех, кто причащается редко. Действительно, если человек большую часть церковного года не живет церковной жизнью, не соблюдает посты установленные Церковью, не имеет опыта домашней келейной молитвы, для него будет полезным провести определенную духовную работу над собой, перед тем как причаститься. Вопросы возникают тогда, когда миряне, живущие полноценной церковной жизнью, посещающие регулярно богослужения, соблюдающие все установленные Церковью многодневные и однодневные посты, изъявляют желание причащаться на каждой воскресной литургии. Как быть в этом случае с обязательным трех-дневным постом, учитывая, что пост в субботу воспрещается 64 Апостольским правилом (Аще кто из клира усмотрен будет постящимся в день Господень, или в субботу, кроме единые токмо (Великия субботы): да будет извержен. Аще же мирянин: да будет отлучен)?

Не думаю, что будет большим секретом сказать о том, что готовящийся к совершению литургии священнослужитель не соблюдает дополнительных постных дней перед причастием, кроме тех постов, которые установлены Церковью. На это можно услышать возражение о том, что священник не может совершать литургию не причастившись, но ведь именно об этом говорят каноны и в отношении мирян. 9 Апостольское правило мы уже приводили. Что касается подготовки к причастию, то священники не имеют какого-либо особого привилегированного положения, о чем и пишет святитель Иоанн Златоуст: «Но есть случаи, когда священник не отличается от подначального, например, когда нужно причащаться Св. Тайн. Мы все одинаково удостаиваемся их, не так, как в Ветхом Завете, где иное вкушал священник, иное народ и где не позволено было народу приобщаться того, чего приобщался священник, людям запрещалось соучаствовать в том, что было для священников. Ныне не так — но всем предлагается одно Тело и одна Чаша…».

Таким образом, мы видим, что возникает определенная коллизия – священник совершающий литургию освобождается от необходимости соблюдения дополнительных постных дней и обязательной исповеди перед причастием, мирянин, изъявивший желание причащаться каждый воскресный день вынужден помимо прочих постов соблюдать трех-дневный пост перед причастием, нарушая при этом 64 Апостольское правило, запрещающее пост в субботу.

Как обстоит дело в других Поместных Церквах? Сразу следует сказать, что нам не удалось провести всеобъемлющего исследования в отношении практик всех Поместных Православных Церквей. В мировом православии нами условно были определены две основные традиции – условно греческая и условно русская. Греческая практика, к которой мы относим приходы Константинопольской, Александрийской, Антиохийской, Иерусалимской, Элладской, Кипрской Церквей предполагает возможность причащения мирян за литургией без обязательной исповеди. Прихожане стараются причащаться каждое воскресенье, при этом исповедь совершается в отдельное от литургии время и никак не связана с причастием. Более того, исповедовать может не всякий священнослужитель, а только тот, кто получил специальную грамоту от архиерея, которая дает право на совершение исповеди. Обычно подобное разрешение выдается священнослужителю, который уже имеет достаточный пастырский опыт. Сам факт рукоположения в священники в греческой традиции еще не означает, что новорукоположенный батюшка сразу получает власть «вязать и решить».

В Сербской Церкви нет единообразия: все зависит от того, где «батюшка учился». Выпускники греческих духовных школ перенимают традиции Элладской Церкви, а священники русской школы считают исповедь непременным преддверием причащения, а во внепостное время многие из них причащаться не советуют.

Самая молодая Поместная Церковь – Православная Церковь в Америке, которая еще в прошлом веке имела те же самые проблемы, которыми мы задаемся в данном выступлении, в настоящий момент является одной из наиболее динамично развивающихся Церквей в Северной Америки. Подготовкой к причастию является сама Литургия по слову святого Николая Кавасилы: «псалмы и чтения Писаний предуготовляют нас к освящению Святыми Тайнами». Каждый верный причащается за каждой Литургией. Канон ко святому причащению и молитвы ко причащению входят в домашнее молитвенное правило.

Дополнительного поста не требуется. Соблюдение поста по средам и пятницам, а также больших постов является достаточным. Т.е. к верным предъявляются те же требования, которые выполняют сами священники (цитату из Святителя Иоанна Златоуста на этот счет мы уже приводили).

Исповедь требуется регулярная (по совету священника – раз в один-два месяца), по собственному желанию верующего (в большинстве храмов всегда можно поисповедываться до начала литургии или после вечерни), в случае если верный впал в смертный грех (убийство, прелюбодеяние, идолопоклонство – включая уход из церкви на длительный период). В Великом Посту исповедь обязательна для всех.

Еще в 70-х годах прошлого столетия православные христиане Америки жили в традиции «нечастого» причастия. Благодаря усилиям таких прославленных пастырей как протопресвитер Александр Шмеман и протопресвитер Иоанн Мейендорф сегодня посещаемость воскресных литургий и праздников в Православной Церкви в Америке (которая не имеет никаких других ресурсов кроме, собственно, церковных) – самая высокая среди всех православных юрисдикций США.

Увы, не во всех Поместных Православных Церквах ситуация столь благоприятная. Многим из нас знакома современная практика Болгарской Православной Церкви, в которой последование литургии почти повсеместно исключает возможность причащения мирян, т.к. предъявляемые требования для причащения неоправданно строги – месяц поста перед причастием. Следствием этого стали полупустые храмы Болгарии.

Хочет ли Русская Церковь пойти по стопам православных Болгарии или нет – зависит от той позиции, которую будет отстаивать духовенство нашей Церкви. Нам представляется, что существующее разнообразие богослужебных традиций в различных Поместных Церквах есть совершенно нормальное и объяснимое явление. Но отношение к таинствам, не может быть традициейтой или иной Церкви. В этом вопросе мы можем говорить лишь о том, кто более, а кто менее соответствует тому, что называется Преданием Церкви.

Разумеется, речь не идет о том, чтобы снять все возможные ограничения и причащать всех подряд без разбора. Как мы уже и говорили, для людей причащающихся редко существующая практика является вполне оправданной. Но задача пастыря в том, чтобы вдохновлять верных для постоянного участия в Таинствах и помочь выработать разумное и посильное правило подготовки. В том случае, если сам верный хочет более полного участия в Таинствах, мы должны всячески поддерживать такое стремление и выработать разумные пастырские подходы. В этом вопросе нам весьма необходимо то, что в православном богословии называется consensus patrum, т.е. «согласием отцов». И если святоотеческий consensus patrum по данной проблематике однозначен, согласие отцов ныне здравствующих не всегда очевидно.

Представляется целесообразным, опираясь на каноны Церкви, определить индивидуальный подход для каждого прихожанина, учитывая имеющийся у него опыт церковной жизни. В том случае, если человек изъявляет желание регулярного причастия за каждой воскресной литургией (что идеале должно стать нормой для всех прихожан) возможно преподание благословления на причащение без дополнительного трех-дневного поста (разумеется, с обязательным соблюдением имеющихся в Церкви постов). Объем молитвенного правила должен быть не меньше имеющегося в наших молитвословах Правила ко святому причащению, включающее в себя три псалма, канон и молитвы перед причащением. Чтение трех канонов должно быть оставлено на усмотрение готовящегося к причастию.

Вопрос об обязательной исповеди, конечно, один из наиболее деликатных. Исповедь не является служебным таинством по отношению к причащению, и особенно печально, когда исповедь многими прихожанами по меткому замечанию о. Александра Шмемана воспринимается как «билет на причастие». Разумеется, что и здесь возможен индивидуальный подход, особенно в тех случаях, если прихожане (согласно 66 правилу VI Вселенского собора) желают причащаться во все дни Светлой седмицы. Пытаясь оградить мирян от формализации таинства причастия мы, по сути, формализуем таинство исповеди, которое из таинства «второго крещения» становитсяодним из условий для причастия.

В любом случае пастырь всегда должен помнить, что он не имеет права требовать от пасомых того, что он сам не исполняет. Не лишним для нас было бы помнить слова Христа: «…Вам, законникам, горе, что налагаете на людей бремена неудобоносимые, а сами и одним перстом своим не дотрагиваетесь до них» (Лк. 11:46).

И завершить свое выступление хотелось бы словами архимандрита Ефрема, игумена Ватопедского монастыря, сказанные им во время принесения в Россию Пояса Пресвятой Богородицы:

«Я знаю, что в России некоторые священники говорят, что перед Причастием надо поститься три дня, а некоторые – пять дней. На самом деле нет никакого обязательного закона, сколько дней поститься перед Святым Причастием. Доказательством этому служит то, что священники не постятся в обязательном порядке, а потом не только причащаются на следующий день, но и служат Литургию. Мы ведь соблюдаем посты определенные – четыре поста в году и посты в среду и пятницу, думаю, что этих постов достаточно. Если кто-то хочет поститься перед Причастием даже целую неделю ради аскезы, ради благоговения, пожалуйста, но чтобы это узаконивали духовники – об этом мы нигде и никогда не слышали. Если бы это было обязательным условием для Причастия, во-первых, священники должны были бы поститься всегда. Иногда говорят, что христианам надо только раз в два-три месяца причащаться, – такого закона тоже нет. Когда у христианина нет смертельных грехов, он вправе причащаться значительно чаще».

Спасибо за внимание!

Пояснения к Таинствам Исповеди и святого Причастия

священник Димитрий Галкин

По благословению Архиепископа Пермского и Соликамского АФАНАСИЯ

Таинство исповеди-покаяния есть великая милость Божия

Каждый раз, когда в храме совершается Божественная Литургия, перед началом службы из алтаря выходит священник. Он направляется в притвор храма, где его уже поджидает народ Божий. В его руках Крест – знамение жертвенной любви Сына Божия к человеческому роду, и Евангелие – благая весть о спасении. Священник полагает Крест и Евангелие на аналой и, благоговейно поклонившись, возглашает: «Благословен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Так начинается Таинство Исповеди. Само название указывает на то, что в этом Таинстве совершается что-то глубоко интимное, вскрывающее тайные пласты жизни личности, которых в обычное время человек предпочитает не касаться. Наверное поэтому так силен страх перед исповедью у тех, кто еще ни разу к ней не приступал. Сколь долго им приходится переламывать себя, чтобы подойти к исповедальному аналою!

Напрасный страх!

Происходит он от незнания того, что же на самом деле совершается в этом Таинстве. Исповедь – не насильственное «выковыривание» грехов из совести, не допрос и, тем более, не вынесение «обвинительного» приговора согрешившему. Исповедь – это великое Таинство примирения Бога и человека; это – сладость прощения греха; это – трогательное до слез явление любви Бога к человеку.

Мы все много грешим пред Богом. Тщеславие, неприязнь, пустословие, насмешки, неуступчивость, раздражительность, гнев – постоянные спутники нашей жизни. На совести почти каждого из нас лежат и более тяжкие преступления: детоубийства (аборты), супружеские измены, обращение к колдунам и экстрасенсам, воровство, вражда, месть и многое другое, делающее нас повинными гневу Божию.

При этом следует помнить, что грех – это не факт в биографии, который можно легкомысленно забыть. Грех – это «черная печать», до конца дней пребывающая на совести и не смываемая ничем, кроме Таинства Покаяния. Грех обладает растлевающей силой, способной вызывать за собой цепочку последующих, более тяжких прегрешений.

Один подвижник благочестия образно уподобил грехи… кирпичам. Он говорил так: «Чем больше нераскаянных грехов на совести у человека, тем толще стена между ним и Богом, составленная из этих кирпичей – грехов. Стена может стать настолько толстой, что животворящая благодать Божия перестает достигать человека, и тогда он испытывает на себе душевные и телесные последствия грехов. К душевным последствиям относятся нелюбовь к отдельным людям или обществу в целом, повышенная раздражительность, гневливость и нервозность, страхи, приступы озлобления, депрессия, развитие в личности пагубных пристрастий, уныние, тоска и отчаяние, в крайних формах порой переходящее в тягу к самоубийству. Это вовсе не невроз. Так действует грех.

К телесным последствиям относятся болезни. Почти все заболевания взрослого человека, явно или неявно, связаны с прежде содеянными им грехами.

Так вот, в Таинстве Исповеди совершается великое чудо милости Божией к согрешившему. После чистосердечного раскаяния во грехах пред Богом в присутствии священнослужителя как свидетеля покаяния, при чтении священником разрешительной молитвы, сам Господь Своею всесильною десницей разбивает стену из грехов-кирпичей в пыль, и рушится преграда между Богом и человеком».

Приходя на исповедь, мы каемся не перед священником. Священник, будучи сам человеком грешным, есть только свидетель, посредник в Таинстве, а истинным Тайносовершителем является Господь Бог. Тогда зачем исповедоваться в церкви? Не проще ли покаяться дома, наедине пред Господом, ведь Он везде нас слышит?

Да, действительно, личное покаяние до исповеди, приводящее к осознанию греха, к сердечному сокрушению и отторжению содеянного проступка, необходимо. Но само по себе оно не является исчерпывающим. Окончательное примирение с Богом, очищение от греха совершается в рамках Таинства Исповеди непременно при посредничестве иерея. Такая форма Таинства установлена самим Господом Иисусом Христом. Явившись апостолам по своем преславном Воскресении, Он, дунув, сказал им: «…примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20:22-23). Апостолам, столпам древней Церкви, дана была власть снимать с сердец людей покрывало греха. От них эта власть перешла к их преемникам – церковным предстоятелям – епископам и священникам.

Кроме того, важен моральный аспект Таинства. Несложно перечислить свои грехи наедине перед Всезнающим и Невидимым Богом. А вот открытие их в присутствии стороннего лица – священника, требует немалого усилия по преодолению стыда, требует распятия своей греховности, что приводит к несравненно более глубокому и серьезному осознанию личной неправоты.

Святые отцы Таинство исповеди-покаяния называют «вторым крещением». В нем к нам возвращается та благодать и чистота, которые были даны новокрещенному и оказались утрачены им через грехи.

Таинство исповеди-покаяния есть великая милость Божия к слабому и склонному к падению человечеству, оно есть доступное всем средство, ведущее к спасению души, постоянно впадающей в прегрешения.

В течение всей нашей жизни наша духовная одежда непрестанно покрывается пятнами греха. Их можно заметить лишь тогда, когда одежда наша бела, то есть очищена покаянием. На темной от греховной грязи одежде нераскаянного грешника пятна новых и отдельных грехов не могут быть заметны.

Поэтому нельзя откладывать наше покаяние и давать сплошь замарываться нашей духовной одежде: это ведет к притуплению совести и к духовной смерти.

И только внимательная жизнь и своевременное очищение греховных пятен в Таинстве исповеди может сохранить чистоту нашей души и присутствие в ней Духа Святого Божия.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский пишет: «Исповедываться в грехах надо чаще для того, чтобы поражать, бичевать грехи открытым признанием их и чтобы больше чувствовать к ним омерзение».

Как пишет о. Александр Ельчанинов, «нечувствие, каменность, мертвость души – от запущенных и не исповеданных вовремя грехов. Как облегчается душа, когда немедленно, пока больно, исповедуешь совершенный грех. Отложенная исповедь может вызывать бесчувствие.

Человек, часто исповедующийся и не имеющий залежей грехов в душе, не может не быть здоров. Исповедь – благодатный разряд души. В этом смысле громадно значение исповеди, и вообще всей жизни, в связи с благодатной помощью Церкви. Поэтому не откладывай ее. Слабая вера и сомнения – не препятствие. Непременно исповедуйся, кайся в слабой вере и сомнениях, как в своей немощи и грехе… Так оно и есть: полная вера только у сильных духом и праведных; где нам, нечистым и малодушным, иметь их веру? Была бы она – мы были бы святы, сильны, божественны и не нуждались бы в той помощи Церкви, которую Она нам предлагает. Не уклоняйся и ты от этой помощи».

Отсюда участие в Таинстве исповеди не должно быть редким – один раз за длинный период, как, может быть, думают те, кто ходит на исповедь один раз в год или немногим более.

Процесс покаяния есть непрерывный труд по исцелению душевных язв и очищению каждого вновь появившегося греховного пятнышка. Только в этом случае христианин не будет утрачивать своего «царственного достоинства» и будет оставаться в числе «народа святого» (1Пет. 2:9).

При пренебрежении Таинством исповеди грех будет угнетать душу и вместе с тем, по оставлении ее Духом Святым, в ней будут открыты двери для вхождения темной силы и развития страстей и пристрастий.

Также может наступить период неприязни, вражды, ссор и даже ненависти к окружающим, что отравит жизнь и согрешившему и ближним.

Могут появиться навязчивые дурные мысли («психастения»), от которых согрешивший не в Силах освободиться и которые отравят его жизнь.

Сюда же будут относиться и так называемая «мания преследования», сильнейшее колебание в вере, и такие совершенно противоположные чувства, но одинаково опасные и мучительные, у – одних – непреодолимый страх смерти, а у других – стремление к самоубийству.

Наконец, могут наступить такие душевные и физические нездоровые проявления, которые обычно называют «порчей»: припадки эпилептического характера и тот ряд душевных безобразных проявлений, который характеризуется как одержимость и бесноватость.

Священное Писание и история Церкви свидетельствуют, что подобные тяжелые последствия нераскаянных грехов врачуются силой благодати Божией через Таинство Исповеди и последующее причащение Святых Тайн.

Показателен в этом отношении духовный опыт старца иеросхимонаха Илариона из Оптиной пустыни.

Иларион в своем старческом служении исходил из положения, изложенного выше, что всякий душевный недуг есть следствие наличия в душе нераскаянного греха.

Поэтому у подобных больных старец прежде всего старался путем расспроса выяснить все значительные и тяжелые грехи, совершенные ими после семилетнего возраста и не высказанные в свое время на исповеди, или по стыдливости, или по неведению, или по забвению.

После обнаружения подобного греха (или грехов), старец старался убедить пришедших к нему за помощью в необходимости глубокого и искреннего покаяния в грехе.

Если такое покаяние появлялось, то старец, как иерей, после исповеди отпускал грехи. При последующем причащении Святых Тайн обычно наступало полное избавление от того душевного недуга, который мучил грешную душу.

В тех случаях, когда у посетителя обнаруживалось наличие тяжелой и длительной вражды к ближним, старец повелевал немедленно примириться с ними и испросить у них прощения за все ранее причиненные обиды, оскорбления и несправедливости.

Подобные беседы и исповеди иногда требовали от старца большого терпения, выдержки и настойчивости. Так, он долго уговаривал одну одержимую сначала перекреститься, потом выпить святой воды, затем рассказать ему свою жизнь и свои грехи.

Вначале ему пришлось вынести от нее много оскорблений и проявлений злобы. Однако, он отпустил ее лишь тогда, когда больная смирилась, стала послушной и принесла полное покаяние на исповеди в соделанных ею грехах. Так она получила полное исцеление.

К старцу пришел один больной, страдавший стремлением к самоубийству. Старец выяснил, что у него ранее уже были две попытки к самоубийству – в 12-летнем возрасте и в юности.

На исповеди больной ранее не приносил в них покаяния. Старец добился у него полного раскаяния – исповедывал и причастил его. С тех пор мысли о самоубийстве прекратились.

Как видно из вышеизложенного, искреннее покаяние и исповедь в соделанных грехах несут христианину не только их прощение, но и полноту духовного здоровья лишь при возвращении к согрешившему благодати и сопребывания с христианином Святого Духа.

Поскольку только через разрешение священника грех окончательно изглаживается из нашей «книги жизни», то, чтобы не подводила нас наша память в этом самом важном из дел нашей жизни, необходимо записывать наши грехи. Этой же запиской можно пользоваться на исповеди.

Так предлагал делать своим духовным детям старец о. Алексий Мечев. В отношении исповеди он давал такие указания: «Подходя к исповеди, надо все вспомнить и со всех сторон рассмотреть каждый грех, все мелочи приводить на память, так чтобы в сердце все бы перегорело от стыда. Тогда грех наш станет противен и создастся уверенность, что мы более не вернемся к нему.

Вместе с тем надо почувствовать и всю благость Божию: Господь излил за меня Кровь, заботится обо мне, любит меня, готов как мать принять меня, обнимает меня, утешает, а я все грешу и грешу.

И тут уже, когда подойдешь к исповеди, то каешься распятому на кресте Господу, как дитя, когда оно со слезами говорит: «мама, прости, больше не буду»».

И тут есть ли кто, нет ли, будет все равно, ведь священник только свидетель, а Господь все грехи наши знает, все мысли видит. Ему нужно только наше сознание себя виновным.

Так, в Евангелии: «Он спросил отца бесноватого отрока, с каких пор это с ним сделалось (Мк. 9:21). Ему это было не нужно. Он все знал, а сделал для того, чтобы отец сознал свою виновность в болезни сына».

На исповеди о. Алексий Мечев не допускал исповедника говорить подробности для грехов плоти и касаться других лиц и их поступков.

Виновным можно было считать у него только себя. Рассказывая о ссорах, можно было говорить только то, что говорил сам (без смягчения и оправданий) и не касаться того, что отвечали тебе. Он требовал, чтобы других оправдывали, а себя обвиняли, даже если и не было твоей вины. Раз поссорились, значит виноват ты.

Однажды сказанные на исповеди грехи более уже не повторяются на исповеди, они уже прощены.

Но это не значит, что христианин может совершенно выкинуть из своей памяти наиболее серьезные из своих жизненных грехов. Греховная рана на теле души залечена, но рубец от греха остается навсегда, и это должен помнить христианин и глубоко смиряться, оплакивая свои греховные падения.

Как пишет преподобный Антоний Великий:

«Господь благ и отпускает грехи всех, обращающихся к Нему, кто бы они ни были, так что не помянет о них более.

Однако же Он хочет, чтобы те (помилованные) сами помнили о прощении своих грехов, доселе соделанных, чтобы забыв о том, не допустить чего-либо в поведении своем такого, из-за чего принуждены будут дать отчет и в тех грехах, которые были уже прощены – как это случилось с тем рабом, которому господин возобновил весь долг, который ранее был отпущен ему (Мф. 18:24-25).

Таким образом, когда Господь отпускает нам грехи наши, мы должны не отпускать их себе сами, но всегда помнить о них через (непрестанное) возобновление раскаяния в них».

Об этом говорит и старец Силуан:

«Хотя грехи прощены, но всю жизнь надо о них помнить и скорбеть, чтобы сохранить сокрушение».

Здесь следует, однако, предупредить, что воспоминание о своих грехах может быть различным и в некоторых случаях (при плотских грехах) может даже вредить христианину. Об этом так пишет преподобный Варсонофий Великий:

«Воспоминание же грехов разумею не каждого порознь, чтобы иногда и через их припоминание враг не ввел нас в то же пленение, но достаточно лишь вспомнить, что мы виноваты во грехах».

Следует упомянуть вместе с тем, что старец о. Алексей Зосимовский считал, что хотя и было после исповеди отпущение какого-либо греха, но если он продолжает мучить и смущать совесть, то надо снова в нем исповедываться.

Для искренно кающегося во грехах не имеет значения достоинство священника, принимающего его исповедь. Об этом так пишет о. Александр Ельчанинов:

«Для человека, действительно страдающего язвой своего греха – безразлично через кого он исповедует этот томящий его грех; лишь бы как можно скорее исповедать его и получить облегчение.

В исповеди самое важное состояние души кающегося, каков бы ни был исповедующий. Важно наше покаяние, а не он, что-то вам говорящий. У нас же часто личности духовника уделяется первенствующее место».

При исповедании своих грехов или при спрашивании у духовника совета очень важно улавливать его первое слово. Старец Силуан дает такие указания по этому поводу.

«В немногих словах исповедник говорит свой помысл, или о своем состоянии самое существенное и затем оставляет духовника свободным.

Духовник, молясь с первого момента беседы, ждет вразумления от Бога, и если чувствует в душе «извещение», то дает такой ответ, на котором и следует остановиться, потому что когда упущено «первое слово» духовника, то вместе с тем ослабляется действенность Таинства, и исповедь может превратиться в простое человеческое обсуждение».

Может быть, некоторые кающиеся в серьезных грехах на исповеди священнику думают, что последний будет с неприязнью к ним относиться, узнав их грехи. Но это не так.

Как пишет архиепископ Арсений (Чудовской): «Когда грешник чистосердечно, со слезами кается духовнику, то у последнего невольно в сердце возникает чувство отрады и утешения, а вместе с тем и чувство любви и уважения к кающемуся.

Открывавшему же грехи может, пожалуй, показаться, что пастырь и не посмотрит теперь на него, так как он знает его скверны и презрительно отнесется. О, нет! Мил, дорог и как бы родной делается пастырю кающийся искренно грешник».

О. Александр Ельчанинов так пишет об этом же:

«Почему духовнику не противен грешник, как бы ни были отвратительны его грехи? – Потому что в Таинстве покаяния священник созерцает полное разделение грешника и его греха».

Исповедь  (по работам о. Александра Ельчанинова)

Обычно люди, неопытные в духовной жизни, не видят множественности своих грехов.

«Ничего особенного», «как у всех», «только мелкие грехи – не украл, не убил», – таково обычно начало исповеди у многих.

А самолюбие, неперенесение укоров, черствость, человекоугодие, слабость веры и любви, малодушие, духовная леность – разве это не важные грехи? Разве мы можем утверждать, что достаточно любим Бога, что вера наша действенна и горяча? Что каждого человека мы любим как брата во Христе? Что мы достигли кротости, безгневия, смирения?

Если же нет, то в чем заключается наше христианство? Чем объяснить нашу самоуверенность на исповеди, как не «окаменелым нечувствием», как не «мертвостью» сердечной, душевной смертью, телесную предваряющей?

Почему святые отцы, оставившие нам покаянные молитвы, считали себя первыми из грешников и с искренней убежденностью взывали к Иисусу Сладчайшему: «Никто не согреши на земле от века, якоже согреших аз окаянный и блудный», а мы убеждены, что у нас все благополучно?

Чем ярче свет Христов озаряет сердца, тем яснее сознаются все недостатки, язвы и раны. И, наоборот, люди, погруженные в мрак греховный, ничего не видят в своем сердце, а если и видят, то не ужасаются, так как им не с чем сравнить.

Поэтому прямой путь к познанию своих грехов, это – приближение к Свету и молитва об этом Свете, который есть суд миру и всему «мирскому» в нас самих (Ин. 3:19). А пока нет такой близости ко Христу, при которой покаянное чувство является нашим обычным состоянием, надо, готовясь к исповеди, проверять свою совесть – по заповедям, по некоторым молитвам (например, 3-я вечерняя, 4-я перед Св. Причащением), по некоторым местам Евангелия и Посланий (например, Мф.5, Рим. 12, Еф. 4, Иак. 3).

Разбираясь в своей душе, надо постараться различать основные грехи от производных, симптомы – от более глубоко лежащих причин.

Например, очень важны – рассеянность на молитве, дремота и невнимание в церкви, отсутствие интереса к чтению Священного Писания. Но не происходят ли эти грехи от маловерия и слабой любви к Богу? Нужно отметить в себе своеволие, непослушание, самооправдание, нетерпение укоров, неуступчивость, упрямство; но еще важнее открыть их связь с самолюбием и гордостью.

Если мы замечаем в себе стремление к обществу, словоохотливость, смехословие, усиленную заботу о своей наружности и не только своей, но своих близких, то надо внимательно исследовать, не является ли это формой «многообразного тщеславия».

Если мы слишком принимаем к сердцу житейские неудачи, тяжело переносим разлуку, неутешно скорбим об отошедших, то кроме силы и глубины наших чувств, не свидетельствует ли все это также о неверии в Промысел Божий?

Есть еще одно вспомогательное средство, ведущее нас к познанию своих грехов – вспоминать, в чем обычно обвиняют нас другие люди, враги наши, а особенно бок о бок с нами живущие, близкие: почти всегда их обвинения, укоры, нападки имеют основания. Можно даже, победив самолюбие, прямо спросить их об этом – со стороны виднее.

Необходимо еще перед исповедью просить прощения у всех, перед кем виновен, идти к исповеди с неотягощенной совестью.

При таком испытании сердца нужно следить, чтобы не впасть в чрезмерную мнительность и мелочную подозрительность ко всякому движению сердца; ставши на этот путь, можно потерять чувство важного и неважного, запутаться в мелочах.

В таких случаях надо временно оставить испытание своей души и с молитвой и доброделанием упростить и прояснить свою душу.

Дело не в том, чтобы возможно полно вспомнить и даже записать свои грехи, а в том, чтобы достигнуть такого состояния сосредоточенности, серьезности и молитвы, при которых, как при свете, становятся ясны наши грехи,

Но знать свои грехи, это еще не значит – каяться в них. Правда, Господь принимает исповедание – искреннее, добросовестное, когда оно и не сопровождается сильным чувством раскаяния.

Все же «сокрушение сердца» – скорбь о своих грехах есть важнейшее из всего, что мы можем принести на исповедь.

Но что же делать, если «ни слез, ниже покаяния имеем, ниже умиления?» Что же делать, если «иссохшее греховным пламенем» наше сердце не орошается живительными водами слез? Что, если «немощь душевная и плоти неможение» так велики, что мы не способны на искреннее покаяние?

Это все-таки не причина откладывать исповедь – Бог может коснуться нашего сердца и в течение самой исповеди: само исповедание, наименование наших грехов может смягчить покаянное наше сердце, утончить духовное зрение, обострить чувство. Больше же всего к преодолению нашей духовной вялости служит приготовление к исповеди – пост, который, истощая наше тело, нарушает гибельное для духовной жизни наше телесное благополучие и благодушие. Для того же служат – молитва, ночные мысли о смерти, чтение Евангелия, житий святых, творений святых отцов, усиленная борьба с собой, упражнение в добрых делах.

Наше бесчувствие на исповеди большей частью имеет своим корнем отсутствие страха Божия и скрытое неверие. Сюда и должны быть направлены наши усилия.

Главное – добиться искреннего покаяния, если возможно – слез, при которых не нужны подробности, но для выявления которых часто нужен подробный и конкретный рассказ.

Вот почему так важны слезы на исповеди – они размягчают наше окаменение, потрясают нас «от верху до ног», упрощают, дают благодательное самозабвение, устраняют главное препятствие к покаянию – нашу «самость». Гордые и самолюбивые не плачут. Раз заплакал, значит – смягчился, смирился.

Вот почему после таких слез – кротость, безгневие, умягченность, умиленность, мир в душе у тех, кому Господь послал «радостотворный плач» (творящий радость). Не нужно стыдиться слез на исповеди, нужно дать им свободно литься, смывая наши скверны. «Тучи ми подаждь слез в посте каждый день, яко да восплачу и омыю скверну, яже от сластей, и явлюся Тебе очищен» (1-я Седмица Великого поста, понедельник вечера).

Третий момент на исповеди – словесное исповедание грехов. Не нужно ждать вопросов, надо самому сделать усилие; исповедь есть подвиг и самопринуждение. Говорить надо точно, не затемняя неприглядность греха общими выражениями (например, «грешен против 7-й заповеди»). Очень трудно, исповедуясь, избегнуть соблазна самооправдания, попыток объяснить духовнику «смягчающие обстоятельства», ссылок на третьих лиц, введших нас в грех. Все это признаки самолюбия, отсутствия глубокого покаяния, продолжающегося коснения в грехе.

Исповедь не есть беседа о своих недостатках, сомнениях, не есть осведомление духовника о тебе и менее всего «благочестивый обычай». Исповедь – горячее покаяние сердца, жажда очищения, идущая от ощущения святыни, умирание для греха и оживление для святости…

Замечаю часто в исповедующихся желание безболезненно для себя пройти через исповедь – или отделываются общими фразами, или говорят о мелочах, умалчивая о том, что действительно должно бы тяготить совесть. Тут есть и ложный стыд перед духовником и вообще нерешительность, как перед каждым важным действием и особенно – малодушный страх всерьез начать ворошить свою жизнь, полную мелких и привычных слабостей. Настоящая же исповедь, как благое потрясение души, страшит своей решительностью, необходимостью что-то переменить или даже просто хоть задуматься над собой.

Иногда на исповеди ссылаются на слабую память, не дающую будто возможности вспомнить грехи. Действительно, часто бывает, что ты легко забываешь свои грехопадения, но происходит ли это только от слабой памяти?

В исповеди слабая память не оправдание; забывчивость – от невнимания, несерьезности, черствости, нечувствительности ко греху. Грех, тяготящий совесть, не забудется. Ведь, например, случаи, особенно больно задевшие наше самолюбие или, наоборот, польстившее нашему тщеславию, наши удачи, похвалы по нашему адресу – помним долгие годы. Все, что производит на нас сильное впечатление, мы долго и отчетливо помним, и, если мы забываем наши грехи, то не значит ли это, что мы просто не придаем им серьезного значения?

Знак совершившегося покаяния – чувство легкости, чистоты, неизъяснимой радости, когда грех кажется так же труден и невозможен, как только что далека была эта радость.

Раскаяние наше не будет полным, если мы, каясь, не утвердимся внутренне в решимости не возвращаться к исповеданному греху.

Но, говорят, как это возможно? Как я могу обещать себе и своему духовнику, что я не повторю своего греха? Не будет ли ближе к истине как раз обратное – уверенность, что грех повторится? Ведь опытом своим всякий знает, что через некоторое время неизбежно возвращаешься к тем же грехам. Наблюдая за собой из года в год, не замечаешь никакого улучшения, «подпрыгнешь и опять остаешься на том же месте».

Было бы ужасно, если бы это было так. К счастью, это не так. Не бывает случая, чтобы при наличии доброго желания исправиться, последовательные исповеди и Святое Причастие не произвели бы в душе благодетельных перемен.

Но дело в том, что прежде всего мы не судьи самим себе. Человек не может правильно судить о себе, стал ли он хуже или лучше, так как и он, судящий, и то, что он судит – величины меняющиеся.

Возросшая строгость к себе, усилившаяся зрячесть духовная, обостренный страх греха могут дать иллюзию, что грехи умножились и усилились: они остались те же, может быть, даже ослабли, но мы их раньше так не замечали.

Кроме того, Бог по особому промышлению Своему, часто закрывает нам глаза на наши успехи, чтобы защитить нас от злейшего греха – тщеславия и гордости. Часто бывает, что грех-то остался, но частые исповеди и Причащение Святых Тайн расшатали и ослабили его корни. Да и сама борьба с грехом, страдания о своих грехах – разве не приобретение?

«Не устрашайся, – говорит Иоанн Лествичник, – хотя бы ты падал каждый день, и не отходи от путей Божиих. Стой мужественно и ангел, тебя охраняющий, почтит твое терпение».

Если же нет этого чувства облегчения, возрождения, надо иметь силы вернуться опять к исповеди, до конца освободить свою душу от нечистоты, слезами омыть ее от черноты и скверны. Стремящийся к этому всегда достигнет, чего ищет.

Только не будем приписывать себе свои успехи, рассчитывать на свои силы, надеяться на свои усилия – это значило бы погубить все приобретенное.

«Рассеянный мой ум собери. Господи, и оледеневшее сердце мое очисти: яко Петру, дай мне покаяние, яко мытарю – воздыхание и якоже блуднице – слезы».

А вот советы архиепископа Арсения (Чудовского) о подготовке к исповеди:

«Мы приходим на исповедь с намерением получить прощение грехов от Господа Бога через священника. Так знай же, что исповедь твоя бывает пуста, бездельна, недействительна и даже оскорбительна для Господа, если ты идешь на исповедь без всякой подготовки, не испытав своей совести, по стыду или другой причине скрываешь свои грехи, исповедуешься без сокрушения и умиления, формально, холодно, механически, не имея твердого намерения вперед исправиться.

Часто подходят к исповеди не приготовившись. А что значит приготовиться? Испытать усердно свою совесть, вызвать в памяти и восчувствовать сердцем своим согрешения, решиться все их, без всякой утайки, поведать духовнику, в них покаяться, и не только покаяться, но и впредь их избегать.

А так как часто память нам изменяет, то хорошо делают те, которые на бумагу заносят воспомянутые грехи. А о тех грехах, которых ты, при всем своем желании не можешь вспомнить, не беспокойся, что они тебе не простятся. Ты только имей искреннюю решимость во всем покаяться и со слезами проси Господа простить тебе все твои грехи, которые помнишь и которые не помнишь.

На исповеди говори все, что тебя беспокоит, что у тебя болит, не стесняйся поэтому лишний раз сказать о своих прежних грехах. Это хорошо, это будет свидетельствовать, что ты постоянно ходишь с чувством своего окаянства и препобеждаешь всякий стыд от обнаружения своих греховных язв.

Есть так называемые неисповеданные грехи, с которыми многие живут в течение многих лет, а может быть, и всей своей жизни. Хочется иной раз их открыть духовнику, да уж слишком стыдно о, них говорить, так и проходит год за годом; а между тем они постоянно тяготят душу и готовят ей вечное осуждение. Иные из этих людей бывают счастливы, приходит время, Господь посылает им духовника, отверзает уста и сердца этих нераскаянных грешников, и они исповедуют все свои согрешения. Нарыв, таким образом, прорывается, и эти люди получают духовное облегчение и как бы выздоровление. Однако, как надо бояться нераскаянных грехов!

Неисповеданные грехи – это как бы наш долг, который постоянно нами чувствуется, постоянно нас тяготит. И на что лучше, как с долгом расплатиться – спокойно тогда на душе; то же и с грехами – этими духовными долгами нашими: исповедуешь их перед духовником, и на сердце легко-легко станет.

Покаяние на исповеди есть победа над самим собой, есть победный трофей, так что покаявшийся достоин всякого уважения и чести».

Подготовка к исповеди

В качестве образца для определения своего внутреннего духовного состояния и для обнаружения своих грехов может быть взята несколько измененная применительно к современным условиям «Исповедь» святителя Игнатия Брянчанинова.

Исповедаю аз многогрешный (имя рек) Господу Богу и Спасу нашему Иисусу Христу и тебе, честный отче, вся согрешения моя и вся злая моя дела, яже содеял во все дни жизни моей, яже помыслил даже до сего дня.

Согрешил: Обеты Святого Крещения не соблюл, иноческого обещания не сохранил, но во всем солгал и непотребна себе пред Лицем Божим сотворил.

Прости нас, Милосердный Господи (для народа).

Прости мя, честный отче (для одиноких).

Согрешил: пред Господом маловерием и замедлением в помыслах, от врага всеваемых против веры и святой Церкви; неблагодарностью за все Его великия и непрестанныя благодеяния, призыванием имени Божия без нужды – всуе.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: неимением ко Господу любви, ниже страха, неисполнением святой воли Его и святых заповедей, небрежным изображением на себе крестнаго знамения, неблагоговейным почитанием святых икон; не носил креста, стыдился креститься и исповедывать Господа.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: любви к ближнему не сохранил, не питал алчущих и жаждущих, не одевал нагих, не посещал больных и в темницах заключенных; закону Божию и святых Отцов преданиям от лености и небрежения не поучался.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: церковного и келейного правила неисполнением, хождением в храм Божий без усердия, с леностию и небрежением; оставлением утренних, вечерних и других молитв; во время церковной службы – согрешил празднословием, смехом, дреманием, невниманием к чтению и пению, рассеяностию ума, исхождением из храма во время службы и нехождением в храм Божий по лености и нерадению.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: дерзая в нечистоте ходить в храм Божий и всякия святыни прикасатися.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: непочитанием праздников Божиих; нарушением святых постов и нехранением постных дней – среды и пятницы; невоздержанием в пище и питии, многоядением, тайноядением, разноядением, пьянством, недовольством пищей и питием, одеждой, тунеядством; своея воли и разума исполнением, самонравием, самочинием и самооправданием; не должным почитанием родителей, не воспитанием детей в православной вере, проклинанием детей своих и ближних.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: неверием, суеверием, сомнением, отчаянием, унынием кощунством, божбою ложною, плясанием, курением, игрой в карты, сплетнями, поминал живых за упокой, ел кровь животных*.(* VI Вселенский собор, 67-е правило. Деяние Апостолов, 15 гл)

Прости мя, честный отче.

Согрешил: обращением за помощью к посредникам бесовской силы – оккультистам: экстрасенсам, биоэнергетикам, бесконтактным массажистам, гипнотизерам, «народным» целителям, колдунам, ворожеям, знахарям, гадалкам, астрологам, парапсихологам; участием в сеансах кодирования, снятия «порчи и сглаза», спиритизма; контактированием с НЛО и «высшим разумом»; подключением к «космическим энергиям».

Прости мя, честный отче.

Согрешил: просматриванием и прослушиванием теле- и радиопередач с участием экстрасенсов, целителей, астрологов, гадателей, знахарей.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: изучая различные оккультные учения, теософию, восточные культы, учение «живая этика»; занимаясь йогой, медитацией, обливанием по системе Порфирия Иванова.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: чтением и хранением оккультной литературы.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: посещая выступления протестантских проповедников, участвуя в собраниях баптистов, мормонов, «свидетелей Иеговы», адвентистов, «богородичного центра», «белого братства» и иных сект, принимая еретическое крещение, уклоняясь в ересь и сектантское учение.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: гордостию, самомнением, высокоумием, самолюбием, честолюбием, завистию, превозношением, подозрительностию, раздражительностию.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: осуждением всех людей – живых и мертвых, злословием и гневом, памятозлобием, ненавистию, зло за зло воздаянием, оклеветанием, укорением, лукавством, леностию, обманом, лицемерием, пересудами, спорами, упрямством, нежеланием уступить и услужить ближнему; согрешил злорадством, зложелательством, злосоветованием, оскорблением, надсмеянием, поношением и человекоугодием.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: невоздержанием душевных и телесных чувств; нечистотою душевною и телесною, услаждением и медлением в нечистых помыслах, пристрастием, сладострастием, нескромным воззрением на жен и юношей; во сне блудным ночным осквернением, невоздержанием в супружеской жизни.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: нетерпением болезней и скорбей, люблением удобств жизни сей, пленением ума и окаменением сердца, непонуждением себя на всякое доброе дело.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: невниманием к внушениям совести своей, нерадением, леностию к чтению слова Божия и нерадением к стяжанию Иисусовой молитвы. Согрешил любостяжанием, сребролюбием, неправедным приобретением, хищением, воровством, скупостью, привязанностию к разного рода вещам и людям.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: осуждением архиереев и священников, ослушанием отцов духовных, ропотом и обидой на них и неисповеданием пред ними грехов своих по забвению, нерадению и по ложному стыду.

Согрешил: немилосердием, презрением и осуждением нищих; хождением в храм Божий без страха и благоговения.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: леностию, расслаблением негою, люблением телесного покоя, многоспанием, сладострастными мечтаниями, пристрастными воззрениями, бесстыдными телодвижениями, прикосновениями, блудом, прелюбодеянием, растлением, рукоблудием, невенчанными браками; (тяжко согрешили те, кто делали аборты себе или другим, или склоняли кого-нибудь к этому великому греху – детоубийству).

Прости мя, честный отче.

Согрешил: провождением времени в пустых и праздных занятиях, в пустых разговорах, в неумеренном смотрении телевидения.

Согрешил: унынием, малодушием, нетерпением, ропотом, отчаянием в спасении, неимением надежды на милосердие Божие, бесчувствием, невежеством, наглостию, бесстыдством,

Прости мя, честный отче.

Согрешил: клеветою на ближнего, гневом, оскорблением, раздражением и осмеянием, непримирением, враждой и ненавистию, прекословием, подсматриванием чужих грехов и подслушиванием чужих разговоров.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: холодностию и бесчувственностию на исповеди, умалением грехов, обвинением ближних, а не себя осуждением.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: против Животворящих и Святых Тайн Христовых, приступая к Ним без должного приготовления, без сокрушения и страха Божия.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: словом, помышлением и всеми моими чувствами: зрением, слухом, обонянием, вкусом, осязанием, – волею или неволею, ведением или неведением, в разуме и неразумии, и не перечислить всех грехов моих по множеству их, Но во всех сих, так и в неизреченных по забвению, раскаиваюсь и жалею, и впредь с помощию Божиею обещаюсь блюстись.

Ты же, честный отче, прости мя и разреши от всех сих и помолись о мне грешном, а в оный судный день засвидетельствуй пред Богом об исповеданных мною грехах. Аминь.

Конец и Богу слава.

Общая исповедь

Как известно, в церкви практикуется не только отдельная, но и так называемая «общая исповедь», при которой священник отпускает грехи, не выслушивая их от кающихся.

Замена отдельной исповеди общей вызвана тем, что теперь священник часто не имеет возможности принять исповедание от всех желающих. Однако, таковая замена, безусловно, крайне нежелательна и не всем и не всегда можно участвовать в общей исповеди и после нее идти к Причастию.

При общей исповеди кающемуся не приходится открывать грязи своих духовных одеяний, не приходится стыдиться за них перед священником, и не будут задеты его гордость, самолюбие и тщеславие. Таким образом, не будет того наказания за грех, которое в дополнение к нашему раскаянию снискало бы нам милость Божию.

Во-вторых, общая исповедь таит ту опасность, что к Святому Причастию подойдет такой грешник, который при отдельной исповеди не был бы допущен до Него священником.

Многие серьезные грехи требуют серьезного и длительного покаяния. И тогда священник запрещает причастие на определенный срок и накладывает епитимию (покаянные молитвы, поклоны, воздержание в чем-либо). В других случаях -священник должен получить от кающегося обещание – не повторять более греха и только тогда допустить к причастию.

Поэтому к общей исповеди нельзя приступать в следующих случаях:

1) тем, кто долго – несколько лет или много месяцев не был на отдельной исповеди;

2) тем, кто имеет или смертный грех, или такой грех, который сильно задевает и мучает его совесть.

В таких случаях исповедник должен после всех прочих участников исповеди подойти к священнику и сказать ему те грехи, которые лежат на его совести.

Можно считать допустимым (по нужде) участие в общей исповеди лишь тех, кто исповедуется и причащается достаточно часто, проверяет себя по временам на отдельной исповеди и уверен в том, что те грехи, которые он скажет на исповеди, не послужат поводом к запрещению для него Причастия.

При этом необходимо также, чтобы мы участвовали в общей исповеди или у своего духовного отца, или у священника, хорошо нас знающего.

Исповедь у старца Зосимы

О возможности в некоторых случаях глухой (то есть без слов) исповеди и о том, как к ней надо готовиться, говорит следующий рассказ из жизнеописания старца Зосимы из Троице-Сергиевской Лавры.

«Был случай с двумя дамами. Идут они в келью к старцу, и одна всю дорогу кается в своих грехах -«Господи, как я грешна, вот то-то и то не так сделала, того-то осудила и т.д. …прости же Ты меня, Господи». …И сердце и ум как бы припадают к стопам Господа.

«Прости, Господи, и дай силы больше так не оскорблять Тебя».

Все грехи свои она старалась вспомнить и все каялась и каялась по дороге.

Другая же спокойно шла к старцу. «Приду, поисповедуюсь, во всем грешна, скажу, завтра причащусь». И затем она думает: «Какую бы мне материю купить на платье моей дочурке, и какой бы фасончик ей выбрать, чтобы шло к ее личику…» и тому подобные мирские мысли занимали сердце и ум второй дамы.

Обе вместе вошли в келью к батюшке Зосиме. Обращаясь к первой, старец сказал:

— Становись на колени, я сейчас отпущу тебе грехи.

— Как, батюшка, да ведь я вам еще не сказала?..

— Не надо говорить, их ты все время Господу говорила, всю дорогу молилась Богу, так что я сейчас разрешу тебя, а завтра благословлю причаститься… А ты,- обратился он к другой даме,- ты иди, купи на платье своей дочери материи, выбери фасон, сшей, что задумала.

А когда душа твоя придет к покаянию, приходи на исповедь. А сейчас я тебя исповедывать не стану».

О епитимиях

В некоторых случаях священник может налагать на кающегося епитимии – духовные упражнения, назначаемые с целью искоренения навыков греха. В соответствии с этой целью и назначаются подвиги молитвы и добрых дел, которые должны быть прямо противоположны тому греху, за который назначены: например, сребролюбцу назначаются дела милосердия, нецеломудренному – пост, ослабевающему в вере – коленопреклоненные молитвы и т.д. Иногда, в виду упорной нераскаянности исповедующегося в каком-либо грехе духовник может отлучить его на некоторый срок от участия в Таинстве Причащения. К епитимии нужно относиться как к воле Божией, изреченной через священника о кающемся, и должно принимать ее к обязательному исполнению. В случае невозможности по тем или иным причинам исполнить епитимию следует обратиться для разрешения возникших трудностей к тому священнику, который ее наложил.

О времени совершения таинства исповеди

По существующей церковной практике Таинство Исповеди совершается в храмах утром в день служения Божественной Литургии. В некоторых церквях исповедь бывает еще и накануне вечером. В храмах, где Литургия служится каждый день, исповедь ежедневная. Ни в коем случае нельзя опаздывать к началу Исповеди, так как Таинство начинается чтением чинопоследования, в котором должен молитвенно участвовать каждый желающий исповедаться.

Заключительные действия на исповеди: после исповедания грехов и прочтения священником разрешительной молитвы, кающийся целует лежащие на аналое Крест и Евангелие и берет благословение у духовника.

Связь таинства елеосвящения с прощения с прощением грехов

«Молитва веры исцелит болящего… и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак. 5:15).

Как бы тщательно мы ни старались запоминать и записывать свои грехи, может случиться, что существенная часть их не будет сказана на исповеди, некоторые будут забыты, а некоторые просто не осознаны и не замечены, в силу духовной слепоты.

В этом случае церковь приходит на помощь кающемуся с Таинством Елеосвящения или, как его часто называют, «соборования». Это Таинство основано на указании апостола Иакова – главы первой иерусалимской церкви.

«Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров церкви и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит больного, и восстановит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак. 5:14-15).

Таким образом, в Таинстве Елеосвящения прощаются нам грехи, не сказанные на исповеди по незнанию или же по забывчивости. А как болезни есть следствие нашего греховного состояния, то освобождение от греха часто ведет и к исцелению тела.

Некоторые из нерадивых христиан пренебрегают Таинствами церкви, по нескольку и даже помногу лет не бывают на исповеди. И когда сознают ее необходимость и придут на исповедь, то им, конечно, трудно вспомнить все грехи за много лет соделанные. В этих случаях Оптинские старцы всегда рекомендовали таким раскаявшимся христианам принять участие сразу в трех Таинствах: исповеди, Елеосвящения и Причащения Святых Тайн.

Некоторые из старцев считают, что в Таинстве Елеосвящения могут участвовать через несколько лет и не только тяжело больные, но и все ревнующие о спасении своей души.

Вместе с тем следует указать, что тем христианам, которые не пренебрегают достаточно частым Таинством исповеди, оптинские старцы не советовали собороваться без наличия серьезного заболевания.

В современной церковной практике Таинство Елеосвящения совершается в храмах ежегодно в Великий Пост.

Тем же христианам, которым почему-либо не будет возможности принять участие в Таинстве Елеосвящения, нужно помнить указания старцев Варсонофия и Иоанна, которые даны были ученику на вопрос – «забвение уничтожает памятование многих согрешений – что мне делать?» Ответ был таким:

«Какого заимодавца можешь найти вернее Бога, знающего и то, чего еще не было? Итак, возложи на Него счет забытых тобою прегрешений и скажи ему:

«Владыко, поскольку и забыть свои согрешения есть грех, то я во всем согрешил Тебе Единому Сердцеведцу. Ты и прости меня за все по Твоему человеколюбию, ибо там-то и проявляется великолепие славы Твоей, когда Ты не воздаешь грешникам по грехам им, ибо Ты препрославлен во веки. Аминь»».

Причащение святых тайн тела и крови Христовых

Значение Таинства

«Если не будете есть плоти Сына человеческого и пить крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин. 6:53)

«Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь во Мне пребывает и Я в нем» (Ин. 6:56)

Этими словами Господь указал на совершенную необходимость для всех христиан участия в Таинстве Евхаристии. Самое Таинство было установлено Господом на Тайной Вечери.

«Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26:26-28).

Как учит Святая Церковь, христианин, принимая Святое Причастие, таинственно соединяется со Христом, ибо в каждой частице раздробленного агнца содержится весь Христос.

Неизмеримо значение Таинства Евхаристии, постижение которого превосходит возможности нашего разума.

Это Таинство зажигает в нас Христову любовь, возносит к Богу сердце, зарождает в нем добродетели, сдерживает нападение на нас темной силы, дарует силу против искушений, оживляет душу и тело, исцеляет их, дает им силу, возвращает добродетели – восстанавливает в нас ту чистоту души, которая была у первородного Адама до грехопадения.

В размышлениях о Божественной литургии епископа Серафима Звездинского имеется описание видения одного старца-подвижника, ярко характеризующее значение для христианина Причащения Святых Тайн.

Подвижник видел «огненное море, волны вздымались и бурлили, представляя из себя страшное зрелище. На противоположном берегу стоял прекрасный сад. Оттуда доносилось пение птиц, неслось благоухание цветов.

Подвижник слышит голос: «Перейди через это море». Но перейти не было возможности. Долго стоял он в раздумье, как перейти, и слышит снова голос.

«Возьми два крыла, которые дала Божественная Евхаристия: одно крыло – Божественная Плоть Христова, второе крыло – Животворящая Кровь Его. Без них, как ни велик был бы подвиг, достигнуть Царствия Небесного нельзя».

Отец Валентин Свенцицкий пишет:

«Евхаристия – это основа того реального единства, которое чаем во всеобщем воскресении, ибо и в преосуществлении Даров и в нашем Причащении залог нашего спасения и воскресения не только духовного, но и телесного».

Старец Парфений Киевский однажды в благоговейном чувстве пламенной любви к Господу долго повторял в себе молитву: «Господи Иисусе, живи во мне и мне дай в Тебе жити» и услышал тихий, сладкий голос: «Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает и Аз в нем».

В некоторых духовных болезнях таинство Причащения является наиболее действительным врачевством: так, например, при нападении на человека так называемых «хульных мыслей» духовные отцы предлагают бороться с ними частым приобщением Святых Тайн.

Святой праведный о. Иоанн Кронштадский пишет о значении Таинства Евхаристии при борьбе с сильными искушениями:

«Если почувствуешь тяжесть борьбы и увидишь, что тебе не справиться одному со злом, беги к духовному отцу своему и проси его приобщить тебя Святых Тайн. Это великое и всесильное оружие в борьбе».

Для одного душевнобольного отец Иоанн рекомендовал, как средство излечения, пожить дома и почаще приобщаться Святых Тайн.

Недостаточно одного покаяния для сохранения чистоты нашего сердца и укрепления нашего духа в благочестии и добродетелях. Господь сказал: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя и, не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел. И пришедши, находит его выметенным и убранным. Тогда идет и берет с собой семь других духов, злейших себя и вошедши живут там. И бывает для человека того последнее хуже первого» (Лк. 11:24-26).

Итак, если покаяние очищает нас от скверны нашей души, то причастие Тела и Крови Господних напояет нас благодатью и преграждает возвращение в нашу душу лукавого духа, изгнанного покаянием.

Поэтому по обычаю церкви Таинства Покаяния (исповедь) и Причащения следуют непосредственно одно за другим. И преп. Серафим Саровский говорит, что возрождение души совершается через два таинства: «через покаяние и совершенное очищение от всякой скверны греховной Пречистыми и Животворящими Тайнами Тела и Крови Христовых».

Вместе с тем, как бы ни было для нас необходимо причащение Тела и Крови Христовых, оно не может иметь места, если не предшествует ему покаяние.

Как пишет архиепископ Арсений (Чудовской):

«Великое дело принимать Святые Тайны и велики от этого плоды: обновление нашего сердца Духом Святым, блаженное настроение духа. И сколь велико это дело, столь тщательной оно требует от нас и подготовки. А поэтому хочешь от Святого Причащения получить благодать Божию, – старайся всемерно об исправлении своего сердца».

Как часто надо приобщаться святых тайн?

На вопрос: «как часто надо приобщаться Святых Тайн?» святитель Иоанн Златоуст отвечает: «чем чаще, тем лучше». Однако, он ставит непременное условие: приступать ко Святому Причащению с искренним раскаянием в своих грехах и чистою совестию.

В жизнеописании преподобного Макария Великого имеются слова его одной женщине, жестоко пострадавшей от наговора чародея: «Ты подверглась напасти, потому что уже пять недель не причащалась Святых Тайн».

Святой праведный о. Иоанн Кронштадтский указывал на забытое апостольское правило – отлучать от церкви тех, кто три недели не был у Святого Причастия.

Преп. Серафим Саровский заповедывал Дивеевским сестрам неопустительно исповедываться и приобщаться во все посты и, кроме того, Двунадесятые праздники, не мучая себя мыслью, что недостойна, «так как не следует пропускать случая как можно чаще пользоваться благодатью, даруемой приобщением святых Христовых Тайн. Стараясь, по возможности, сосредоточиться в смиренном сознании всецелой греховности своей, с упованием и твердою верою в неизреченное Божие милосердие, следует приступить к искупляющему все и всех святому Таинству».

Разумеется, очень спасительно причащаться в дни своих именин и рождения, а супругам – в день их венчания.

Отец Алексий Зосимовский рекомендовал своим духовным детям приступать к Причастию также и в памятные дни кончины и именин умерших близких; это соединяет с покойниками души живущих.

Архиепископ Арсений (Чудовской) пишет: «Постоянное Причащение должно быть идеалом всех христиан. Но враг рода человеческого… сразу понял, какую силу даровал нам Господь в Святых Тайнах. И он начал дело отклонения христиан от Святого Причащения. Из истории христанства мы знаем, что сначала христиане причащались ежедневно, затем 4 раза в неделю, далее по воскресеньям и праздникам, а там – во все посты, то есть 4 раза в год, наконец, едва-едва раз в год, а ныне и того реже».

«Христианин всегда должен быть готов к смерти и к Причащению», – говорил один из духоносных отцов.

Итак, от нас зависит частое участие в Тайной Вечери Христовой и принятие на ней великой благодати Тайн Тела и Крови Христовых.

Одна из духовных дочерей старца отца Алексия Мечева как-то сказала ему:

— Иногда жаждешь душой соединиться с Господом через Причащение, а мысль, что причащалась недавно – удерживает.

— Это значит Господь касается сердца, – ответил ей старец, – так что тут уже все эти холодные рассуждения не нужны и не уместны… Я вас причащаю часто, я исхожу из того, чтобы вас приобщить ко Господу, чтобы вы почувствовали, как это хорошо – пребывать со Христом.

Один из мудрых пастырей двадцатого столетия о. Валентин Свенцицкий пишет:

«Без частого причащения невозможна духовная жизнь в миру. Ведь тело твое иссыхает и делается бессильным, когда ты не даешь ему пищи. И душа требует своей небесной пищи. Иначе и она иссохнет и обессилит.

Без причащения заглохнет духовный огонь в Тебе. Завалит его мирской хлам. Чтобы освободиться от этого хлама и нужен огонь, попаляющий тернии наших прегрешений.

Жизнь духовная – не отвлеченное богословие, а действительная и самая несомненная жизнь во Христе. Но как она может начаться, если ты не примешь в этом страшном и великом таинстве полноты Духа Христова? Как не приняв Плоти и Крови Христовой, будешь жить в Нем?

И здесь, как и в покаянии, не оставит тебя враг без нападений. И здесь он будет строить тебе всякие козни. Он воздвигнет множество и внешних и внутренних преград.

То будет тебе некогда, то почувствуешь себя нездоровым, то захочется отложить ненадолго, «чтобы лучше приготовиться». Не слушай. Иди. Исповедуйся. Причащайся. Ведь не знаешь ты, когда призовет тебя Господь».

Пусть же каждая душа чутко прислушивается к своему сердцу и боится прослушать стук в его двери руки Высокого Гостя; пусть боится она того, что ее слух огрубеет от мирской суеты и не может слышать тихих и нежных призывов, идущих из царства Света.

Пусть боится душа подменить переживания небесной радости единения с Господом мутными развлечениями мира или низменными утешениями телесной природы.

А когда она в силах оторваться от мира и всего чувственного, когда затоскует о свете Горнего мира и потянется к Господу, пусть дерзает единения с Ним в великом Таинстве, одевая себя при этом в духовные одежды искреннего покаяния и глубочайшего смирения и неизменной полноты нищеты духовной.

Пусть также не смущается душа от того, что она при всем своем покаянии все же недостойна Причащения. Про это так говорит старец о. Алексий Мечев:

«Причащайтесь чаще и не говорите, что недостойны. Если ты так будешь говорить, то никогда не будешь причащаться, потому что никогда не будешь достоин. Вы думаете, что на Земле есть хотя бы один человек, достойный причащения Святых Тайн?

Никто этого не достоин, а если мы все-таки причащаемся, то лишь по особому милосердию Божию.

Не мы созданы для причастия, а причастие для нас. Именно мы, грешные, недостойные, слабые, более чем кто-либо нуждаемся в этом спасительном источнике».

А вот что говорил про частое причащение Святых Тайн известный московский пастырь о. Валентин Амфитеатров:

«…Нужно каждый день быть готовым к причащению, как к смерти… Кто часто приобщается – это мои друзья. Древние христиане каждый день причащались.

Надо к Святой Чаше подходить и думать, что недостоин и со смирением взывать: все – тут, в Тебе, Господи – и мать, и отец, и муж – все Ты, Господи, и радость и утешение».

Известный всей православной России старец Псково-Печерского монастыря схиигумен Савва (1898-1980) в своей книге «О Божественной Литургии» писал так:

«Приятнейшее удостоверение в том, как сильно желает Сам Господь наш Иисус Христос, чтобы мы приступали к трапезе Господней, есть его обращение к апостолам: «Желанием возжелех сию пасху ясти с вами, прежде даже не приму мук» (Лк. 22:15).

Не о ветхозаветной пасхе говорил Он им: она совершалась ежегодно и была обыкновенна, а отныне должна совершенно прекратиться. Пламенно желал Он пасхи новозаветной, – той пасхи, в которой Сам Себя приносит в жертву. Сам Себя предлагает в пищу.

Слова Иисуса Христа можно выразить так: желанием любви и милосердия «возжелех сию пасху ясти с вами», потому что в ней запечатлевается вся Моя к вам любовь, и вся ваша истинная жизнь и блаженство.

Если Господь, по своей неизреченной любви, так пламенно желает ее не ради Себя, но ради нас, то как пламенно должны желать ее мы, по любви и благодарности к Нему, и для нашего собственного блага и блаженства!

Христос сказал: «Приимите, ядите…» (Мк. 14:22). Он предложил нам Тело Свое не для однократного или нечастого и случайного употребления, как врачевство, но для питания постоянного и всегдашнего: ядите, а не вкусите. Но если бы Тело Христово предложено было нам только как врачевство, то и тогда мы должны были бы просить позволения причащаться как можно чаще, так как мы немощны душой и телом, и особенно сказываются в нас немощи душевные.

Господь даровал нам Святые Тайны как насущный хлеб, по слову Его: «хлеб, его же Аз дам, плоть Моя есть» (Ин. 6:51).

Из этого видно, что Христос не только позволил, но и повелел, чтобы мы часто приступали к Его трапезе. Мы не оставляем себя надолго без хлеба обыкновенного, зная, что иначе ослабляют наши силы, и жизнь телесная прекратится. Как же не боимся надолго оставлять себя без хлеба небесного, божественного, без хлеба жизни?

Редко приступающие ко Святой Чаше обычно говорят в свое оправдание: «Мы недостойны, мы не готовы». А кто не готов, тот пусть не ленится и приготовится.

Не достоин ни один человек общения со всесвятым Господом, потому что один Бог безгрешен, но нам предоставлено право веровать, каяться, исправляться, быть прощенным и уповать на благодать Спасителя грешников и Взыскателя погибших.

Кто беспечно оставляет себя недостойным общения со Христом на земле, тот останется недостойным общения с Ним на Небе. Разумно ли удалять себя от источника жизни, силы, света и благодати? Разумен тот, кто посильно исправляя свое недостоинство, прибегает к Иисусу Христу в Пречистых Его Тайнах, иначе смиренное сознание своего недостоинства может обратиться в холодность к вере и к делу своего спасения. Избави, Господи!»

В заключении приведем мнение официального издания Русской Православной Церкви – Журнала Московской Патриархии (ЖМП N 12, 1989 г., стр. 76) относительно частоты причащения:

«По примеру христиан первых веков, когда не только иноки, но и простые миряне при всяком удобном случае прибегали к Таинствам Исповеди и Святого Причащения, понимая, какое великое спасительное значение они имеют, и нам надлежит по возможности чаще очищать свою совесть покаянием, укреплять свою жизнь исповеданием веры в Бога и приступать к Таинству Святого Причащения, чтобы тем самым получить от Бога милость и прощение грехов и теснее соединиться со Христом…

В современной практике принято причащаться всем верующим людям не реже одного раза в месяц, в посты чаще – два-три раза за пост. Причащаются также в день Ангела и день рождения. Порядок и частоту причащения Святых Тайн верующие уточняют со своим духовником и по его благословению стараются выдерживать сроки причащения и исповеди».

Как готовиться ко святому причащению

Основой подготовки к Таинству Причащения является покаяние. Осознание своей греховности вскрывает личностные немощи и возбуждает желание стать лучше через единение со Христом в Его Пречистых Тайнах. Настраивают душу на покаянный лад молитва и пост…

В дни говения надлежит посещать богослужения в храме, если позволяют обстоятельства, и более прилежно выполнять домашнее молитвенное правило: кто читает обычно не все утренние и вечерние молитвы, пусть читает все полностью. Накануне причащения надо быть на вечернем богослужении и прочитать дома, кроме обычных молитв на сон грядущим, канон покаянный, канон Богородице и Ангелу хранителю. Каноны читаются или один за другим полностью, или соединяя таким образом: читается ирмос первой песни покаянного канона («Яко по суху…») и тропари, затем тропари первой песни канона Богородице («Многими содержимь…»), опуская ирмос «Воду прошед», и тропари канона Ангелу хранителю, тоже без ирмоса «Поим Господеви». Так же читают и следующие песни. Тропари перед каноном Богородице и Ангелу хранителю в таком случае опускаются.

Читается также канон ко причащению и, кто пожелает, – акафист Иисусу Сладчайшему. После полуночи уже не едят и не пьют, ибо принято приступать к Таинству Причащения натощак. Утром прочитываются утренние молитвы и все доследование ко Святому Причащению, кроме канона, прочитанного накануне.

Перед причащением необходима исповедь – вечером ли, или утром, перед литургией».

Следует заметить, что многие верующие причащаются редко, так как не могут найти времени и сил для длительного говения, которое тем самым превращается в самоцель. Кроме того, значительную, если не большую часть современной паствы составляют христиане, вошедшие в Церковь недавно, и потому не приобретшие еще надлежащих молитвенных навыков. Таковым указанное приготовление может оказаться непосильным.

Церковь предоставляет решать вопрос о частоте Причащения и объеме подготовки к Нему священникам, духовникам. Именно с духовным отцом и надо согласовывать, как часто причащаться, как долго говеть и какое молитвенное правило совершать перед этим. Разные священники благословляют по-разному в зависимости от состояния здоровья, возраста, степени церковности и молитвенного опыта говеющего,

Схиигумен Парфений в своей книге «Тропинка к единому на потребу – Богообщению» пишет:

«Великим постом Церковным Уставом назначено великое говение – целая седмица: с немного меньшей строгостью следует готовиться и в другие три многодневные посты. Говение же в прочие дни года можно ограничить одним днем, то есть накануне соблюсти строгий пост – пищу вкушать без растительного масла».

Вообще, надо учитывать нижеследующее указание святого праведного Иоанна Кронштадтского:

«Некоторые поставляют все свое благополучие и исправность перед Богом в вычитывании всех положенных молитв, не обращая внимание на готовность сердца для Бога – на внутреннее исправление свое, например, многие так вычитывают правило к причащению. Между тем, здесь прежде всего надо смотреть на исправление и готовность сердца к принятию Святых Тайн.

Если сердце право стало во утробе твоей, по милости Божией, если оно готово встретить Жениха, то и слава Богу, хотя и не успел ты вычитать всех молитв.

«Царство Божие не в словеси, а в силе» (1Кор. 4:20). Хорошо послушание во всем матери Церкви, но с благоразумием, и, если возможно, «могий вместити» – продолжительную молитву – «да вместит». Но «не вси вмещают словесе сего» (Мф. 19:11); если же продолжительная молитва несовместима с горячностью духа, лучше сотворить краткую, но горячую молитву.

Припомним, что одно слово мытаря, от горячего сердца сказанное, оправдало его. Бог смотрит не на множество слов, а на расположение сердца. Главное дело – живая вера сердца и теплота раскаяния во грехах».

Тем, кто впервые приходит к Таинствам Исповеди и Причащения можно рекомендовать сосредоточить все внимание на подготовке к первой в их жизни исповеди.

Очень важно прежде Причащения Святых Тайн Христовых простить всех своих обидчиков. В состоянии злобы или вражды на кого-либо причащаться ни в коем случае нельзя.

О причащении детей

По обычаю Церкви младенцы после их крещения до семилетнего возраста могут причащаться очень часто, не только каждую неделю, но и каждый день, притом без предварительной исповеди и поста. Начиная с 5-6 лет, а если возможно – и с более раннего возраста, полезно приучать детей причащаться натощак.

Обычаи церкви для дня причащения святых тайн

Вставши утром, готовящийся ко Причащению должен вычистить зубы, чтобы не чувствовалось от него никакого неприятного запаха, оскорбляющего некоторым образом самую святыню Даров. При этом может случиться так, что человек нечаянно проглотит немного воды; может ли он приступать ко Святому Причастию? Должен по правилам Церкви. «Иначе сатана, обретши случай удалити его от причастия, чаще будет делать то же» (Тимофей Александрийский, канонический ответ 16).

Приходить в храм нужно к началу Литургии без опозданий. При выносе Святых Даров все причастники делают земной поклон. Земной поклон повторяется, когда священник закончит читать предпричастную молитву «Верую, Господи, и исповедую…».

Подходить ко Святой Чаше причастники должны постепенно, не толпясь, не толкаясь и не стараясь опередить друг друга. Лучше всего во время приближения к Чаше читать Иисусову молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго»; или молитвенно петь со всеми находящимися в храме: «Тело Христово приимите, источника безсмертнаго вкусите». Подходя ко Святой Чаше не надо креститься, а иметь руки крестообразно сложенными на груди (правую на левую) из опасения задеть Чашу или лжицу.

Приняв в уста со лжицы Тело и Кровь Господню, причастник должен поцеловать край Святой Чаши, как бы самое ребро Спасителя, из которого истекла кровь и вода. Крайне предосудительно приступать к Причастию женщинам с накрашенными губами.

Отойдя от Святой Чаши нужно сделать поясной поклон перед иконой Спасителя и пройти к столику «с теплотой», и запивая, омыть рот, чтобы какая-либо малая частица не осталась во рту.

День причащения – это особый день христианской души, когда она особым, таинственным образом соединяется со Христом. Как для приема наиболее почетных гостей весь дом убирают и приводят в порядок и все обычные дела оставляют, так и день причащения следует проводить как великие праздники, посвящая их, насколько это возможно, уединению, молитве, сосредоточенности и духовному чтению.

Святой преподобный Нил Сорский после причащения Святых Тайн имел обыкновение некоторое время проводить в глубоком молчании и сосредоточии в самом себе и другим советовал то же, говоря, что «нужно дать тишине и молчанию удобство Святым Тайнам воздействовать спасительно и целебно на душу, болящую грехами».

Старец отец Алексий Зосимовский указывает, кроме того, на необходимость особенно оберегать себя первые два часа после причащения; в это время враг человеческий всячески старается чтобы человек оскорбил святыню, и она перестала бы освящать человека. Она может оскорбляться и зрением, и неосторожным словом, и слухом, и многословием, и осуждением.

Он рекомендует в день Причащения больше молчать.

Есть обычай, что причастившиеся не целуют в этот день икон или руки священника и не делают земных поклонов.

Однако следует заметить, что невыполнение таких обычаев – как не делать земных поклонов в определенные дни и не целовать рук священника не является грехом.

Во время Пятидесятницы по уставу не полагается делать земных поклонов. Однако, старец о. Алексий Мечев так говорил про свое самочувствие в это время:

«Иногда чувствуешь, что и на икону-то и на лик Господа смотреть недостоин – как тут не положить поклона? Я вот, например, не могу не поклониться в землю, когда поют «Поклонимся Отцу и Сыну и Святому Духу»».

А другой-христианин, когда ему заметили, что «нельзя теперь кланяться в землю», ответил: «Это правило относится к вам, праведникам, а не к таким грешникам, как я».

Схиигумен Парфений указывает:

«Следует здесь упомянуть и о преувеличенной у некоторых осторожности после Причащения. Они стараются не только не плевать целый день после причащения, что, конечно, похвально, но и отходы пищи, если они побывали во рту, считать священными, и потому даже стараются проглотить несъедобное, а что никак нельзя проглотить (рыбьи кости и др.) стараются сжечь на огне. Такой чрезвычайной строгости мы нигде не встречаем в Церковном Уставе. Требуется только запить после причащения и, прополоскав запивкой рот, проглотить, чтобы какая-либо малая крупица не осталась во рту – и только! Придуманные по этому вопросу «надстройки» не имеют совершенно отзвука в Церковном Уставе.

Совершенно неосновательно также рассуждение некоторых, будто нельзя после Причащения прикладываться к иконам, к мощам святых угодников, целовать друг друга. В опровержение таких вымыслов можно указать на обычай священнослужителей при архиерейском служении. Все священнослужители, принимавшие участие в служении Литургии, обязательно после Причащения и запивки подходят к архиерею и благословляются от него, целуя руку. А после Литургии, если бывает соборный праздничный молебен, все священнослужители целуют икону праздника или мощи святых угодников».

В заключение приведем слова преподобного Никодима Святогорца:

«Истинные причастники всегда бывают вслед за Причастием в осязательно благодатном состоянии. Сердце вкушает тогда Господа духовно.

Но как мы и телом стеснены, и внешними делами и отношениями окружены, в которых подолгу должны принимать участие, то духовное вкушение Господа, по раздвоению нашего внимания и чувства, день ото дня ослабляется, заслоняется и скрывается…

Поэтому ревнители, ощутив оскудение его, спешат восстановить его в силе, и когда восстановят, чувствуют, что как бы снова вкушают Господа».

Конец и Богу слава!

Список использованной литературы

1) Еп. Игнатий Брянчанинов. «В помощь кающимся». С-Пб., «Сатис».1994.

2) Св. прав. Иоанн Кронштадтский. «Мысли христианина о Покаянии и Святом Причащении». М., Синодальная библиотека. 1990.

3) Прот. Григорий Дьяченко. «Вопросы на исповеди детей». М., «Паломник». 1994.

4) Схиигумен Савва. «О Божественной Литургии». Рукопись.

5) Схиигумен Парфений. «Тропинка к единому на потребу-Богообщению». Рукопись.

6) ЖМП. 1989, 12. стр. 76.

7) Н.Е. Пестов. «Современная практика православного благочестия». Т. 2. С-Пб., «Сатис». 1994.


Смотрите также