Авторизация

Где находится князь игорь


Князь Игорь

До 912 года Киевской Русью правил князь Олег от имени Игоря, поскольку последний был еще совсем юным. Будучи от природы и воспитания скромным, Игорь уважительно относился к старшим и не смел предъявлять свои права на престол при жизни Олега, который за свои дела окружил свое имя ореолом славы. Князь Олег одобрил выбор жены для будущего правителя. Киевский князь Игорь женился в 903 году на простой девушке – Ольге, жившей вблизи Пскова.

Начало правления

После того, как умер Олег, Игорь стал полноправным князем Руси. Его правление началось войной. В это время племя древлян решило выйти из-под власти Киева и началось восстание. Новый правитель жестоко покарал восставших, нанеся им сокрушительное поражение. Этим сражением начались многочисленные походы князя Игоря. Результатом похода на древлян стала безоговорочная победа Руси, которая на правах победителя потребовала с восставших дополнительную дань. Следующие походы были направлены на противостояние с печенегами, которые, изгнав из Урала племена Угорцев, продолжили свое продвижение на Запад. Печенеги, в борьбе с Киевской Русью, заняли низовья реки Днепр, тем самым перекрывая торговые возможности Руси, поскольку именно через Днепр проходил путь из варяг в греки. Походы, которые проводил князь Игорь, против половцев осуществлялись попеременным успехом.

Походы на Византию

Несмотря на продолжающееся противостояние с половцами, новой войны продолжаются. В 941 году Игорь объявляет войну Византии, тем самым продолжая внешнюю политику предшественников. Причиной же новой войны послужило то, что после смерти Олега Византия посчитала себя свободной от предыдущих обязательств и перестала выполнять условия мирного договора. Поход на Византию был поистине выдающимся. Впервые столь большая армия надвигалась на греков. Киевский правитель взял с собой около 10 000 кораблей, если верить летописцам, что в 5 раз больше того войска, с которым одержал победу Олег. Но на этот раз русским не удалось застать греков врасплох, те успели собрать большое войско и первую битву на суше выиграли. В результате русичами было решено выиграть войну морскими сражениями. Но и этого не получилось. Византийские корабли при помощи специальной зажигательной смеси начали жечь русские суда с помощью нефти. Русские войны были просто поражены этим оружием и восприняли его, как небесное. Армии пришлось вернуться в Киев.

Через два года, в 943 году, князь Игорь организует новый поход на Византию. На этот раз армия была еще больше. Помимо русского войска были приглашены наемные отряды, которые состояли из печенегов и варяг. Войско двинулось к Византии по морю и по суше. Новые походы обещали быть успешными. Но внезапной атаки не получилось. Представители города Херсонес успели доложить византийскому императору, что новое многочисленное русское войско надвигается на Константинополь. На этот раз греки решили избежать сражения и предложили новый мирный договор. Киевский князь Игорь, посовещавшись со своей дружиной, принял условия мирного договора, которые были идентичны с условиями договора, подписанного византийцами с Олегом. На этом византийские походы были завершены.

Конец правления князя Игоря

Согласно записям в летописях, в ноябре 945 года Игорь собрал дружину и двинулся к древлянам для сбора дани. Собрав дань, он отпустил большую часть войска и с небольшой дружиной отправился в город Искоростень. Целью этого визита было требование дани лично для себя. Древляне были возмущены и задумали убийство. Вооружив войско, они двинулись в путь навстречу князю с его дружиной. Так произошло убийство киевского правителя. Его тело было погребено недалеко от Искоростеня. По легенде убийство отличалось крайней жестокостью. Его привязали по рукам и ногам к склоненным деревьям. Затем деревья отпустили… Так завершилось правление князя Игоря…

istoriarusi.ru

Где находился в плену князь Игорь?

Евгений ФИАЛКО Ровно 820 лет назад состоялся, пожалуй, самый известный поход в истории Древней  Руси – князя Игоря Новгород-Северского на половцев. Благодаря гениальной поэме «Слово о полку Игореве» о нём знает весь мир, а малейшие подробности, связанные с этим событием, попадают сразу в центр пристального внимания.

В поэме по-прежнему осталось много спорных мест – например, исследователи не могут решить, где произошла битва Игоря с половцами, так как, кроме сказочной реки Каялы, других географических указателей нет. А вот что касается пребывания князя в плену, повезло больше – осталось два точных ориентира. Вот как описывает Ипатьевская летопись начало побега: «В ночь перед побегом послал Игорь к  Лавру (бежавшему с ним половцу – Е.Ф.) конюшего своего сказать: «Переезжай на ту сторону Тора с конём в поводу». То есть, первое, что сделал князь при бегстве из плена – перешёл на другой берег Тора (Торца). Так началась его опасная дорога домой, длившаяся, по расчётам исследователей, одиннадцать дней.

Вторую точку его пути можно отыскать в самом «Слове о полку Игореве»: «А Игорь-князь скакнул горностаем в тростники и белым гоголем на воду (тайно перешёл Торец – Е.Ф.), вскочил на борзого коня и скочил с него серым волком. И помчался к излучине Донца… загнали они своих борзых коней (т.е. часть пути беглецы проскакали верхом, а затем спешились, так как загнанные лошади пали – и произошло это у впадения Тора в Северский Донец («помчался к излучине Донца») – Е.Ф.)».

Посмотрим на карту. На ней три Торца (Кривой, Казённый и Сухой) постепенно на пути к Донцу сливаются в один. На каких же берегах  томился  пленённый князь?

Как хорошо видно, Кривой и Казённый Торец до слияния напоминают стороны равнобедренного треугольника или два рукава - междуречье. Кривой Торец и до и после слияния течёт к Донцу по прямой, почти перпендикулярно, то есть служит прекрасным ориентиром в ночном побеге и переходить его не было никакого смысла.

Остаются Казённый и Сухой Торец, которые текут практически параллельно Северскому Донцу и для любого путника, стремящегося на север, становятся естественной преградой – переходить их обязательно придётся. Казённый Торец сливается с Кривым в районе нынешней Дружковки, а Сухой – около Славянска. Какую же из этих речек пришлось преодолевать князю Игорю, в страхе и трепете, в самом начале побега?

Если опираться на факт падения загнанных лошадей, то это, безусловно, Казённый Торец. Хорошо известно, что лошадям вполне по силам проскакать без остановки 35-40 километров – именно на таком расстоянии находится место слияния Кривого и Казённого Торца в районе нынешней Дружковки от Северского Донца. Сухой же Торец протекает всего лишь в 10-15 километрах от Донца – «детское» расстояние для половецких скакунов.

Есть и другие доводы, поясняющие, почему князь оказался в плену именно на берегах Казённого Торца.

Доктор филологических наук, профессор, декан филологического факультета Донецкого национального университета Евгений Отин  в одной из своих работ («Форма „тарголове” в літописному повідомленні про битву Ігоря з половцями...» - Е.Отин, «Избранные работы», «Донеччина», 1997 г.) утверждает: «Вежі Кончака знаходились на річці Тор (нинішній Казений Торець). Збереглися незаперечні свідчення про їх численність у межиріччі середнього Донця і нижнього Тору не тільки за Кончака, а й у більш ранній період».

А московский учёный-биолог Григорий Сумаруков пишет так: «Река Тор – современный Казённый Торец. Игорь был в плену на дальнем от родины, южном берегу Тора. Южный правый высокий берег Тора был, по-видимому, центром орд всего Северско-Донецкого бассейна, об интенсивной жизни половцев в этих местах свидетельствуют, в частности, многочисленные находки каменных изваяний, относящихся ко всему периоду пребывания половцев в восточноевропейских степях (особенно много изваяний относится к XII веку» (Г.Сумаруков. «Кто есть кто в «Слове о полку Игореве», издательство Московского университета, 1983 г.).

Таким образом, на правом, южном берегу Казённого Торца находилась ставка Кончака, его вотчина, поэтому пленного Игоря отправили именно туда. Иначе не могло и быть. После победы происходил делёж добычи, и главный трофей (в данном случае князь Игорь) по обычаю доставался предводителю войска. Кончак, действительно, как говорит летопись, поручился за Игоря и отправил его в свою ставку под охраной вооруженного отряда, во главе которого был Чилбук Тарголове, а сам помчался с осмелевшими половцами на беззащитные русские города и сёла.

Как Сумаруков, так и Отин объясняют имя Тарголове его географической принадлежностью. Сумаруков: «Первый корень – Тор – означает название реки Тор, второй корень – гол – на тюркском языке означает «река», «рукав реки» - то есть «Чилбук с притоков, рукавов Тора». Повторяем, в точке слияния Кривой и Казённый Торец напоминают два равновеликих рукава. Отин: «Тарголове є етнічним найменуванням тієї частини донецьких половців на чолі з Кончаком, яка свої пасовища мала на річці Тор. Очевидно, це були якісь відбірні частини половецького війська, ханська „гвардія”.

Кстати, эти места были, действительно, очень удачными и для ханской ставки, и для глубокого плена русского князя. С севера и востока они прикрывались двумя реками, Кривым и Казённым Торцом, за „русскими” берегами которых почти сразу начинались дружковские горы, густо покрытые лесом. Ни напасть, ни уйти неожиданно не было никакой возможности. А обильные пастбища и более мягкий климат благодаря расположению во впадине были ещё одним аргументом в пользу ставки.

Дружковские старожилы ещё помнят большое количество каменных половецких баб, стоявших в различных местах в окрестностях города. К сожалению, после войны их посвозили, в основном,  в областной центр, поэтому возможность дешифровки некоторых исторических событий, видимо, утрачена навсегда.

Кстати, в своей книге Сумаруков методом блестящего анализа восстановил хронологию всех событий похода князя Игоря, где пребывание в плену и побег князя вписываются в том случае, если точкой отсчёта взять ставку Кончака в районе нынешней Дружковки.

Сумаруков считает, что битва произошла 11-12 мая 1185 года, пленение – 13-го, а бежал князь 31 мая. Все эти события мировой истории теснейшим образом связаны с нашим краем. Любопытно и то, что прабабушкой Великого Московского князя Дмитрия Донского, разбившего монголо-татар на Куликовом поле, была дочь Кончака,  красавица Аулак – именно с ней и маленьким княжичем уехал из половецкого плена, то есть из наших мест, сын князя Игоря Владимир. Кстати, по одной из версий и поход весь затевался не как военная кампания, а как поездка-сватанье. У Игоря, например, и мать, и бабушка были половчанками.

Как бы там ни было, именно дружковская земля подлечила князю кровавые раны, остудила его честолюбивую голову и помогла избежать позора, совершив счастливый побег на родину. А благодаря гениальному автору „Слова о полку Игореве” эта история стала для всех ярким уроком того, что наша сила – в единстве, в предпочтении государственным интересам своих личных амбиций, какими бы целями они ни прикрывались.

nasha-druzhkovka.ru

Где правил князь игорь

Князь Игорь (ок. 878—945) — великий князь Киевской Руси, согласно летописной традиции — сын Рюрика. Первый русский князь, известный по синхронным византийским (греч. ‘Ιγγωρ) и западным источникам. Правил в 912-945 гг.

Согласно «Повести временных лет» (начало XII века), основатель древнерусской княжеской династии Рюрик умер в 879 году, передав власть своему родичу Олегу. Рюрик оставил на попечение Олега малолетнего сына Игоря. Когда (882) Олег подошёл к Киеву, где правили варяги Аскольд и Дир, он хитростью выманил киевских князей из города и приказал убить их именем Игоря, которого летопись называет ещё младенцем:

«Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода. А это сын Рюрика».

В русско-византийском договоре 911 года Олег назван «великим князем русским», то есть в документальном источнике он считался не регентом при Игоре, а полновластным правителем.

В 903 году Игорю привели жену из Пскова, Ольгу. Учитывая то, что сын Игоря и Ольги Святослав родился в 942 году, дата женитьбы Игоря выглядит крайне сомнительной.

Отправившись в поход на Византию (907), Олег оставил Игоря наместником в Киеве. После смерти Олега в 912 Игорь стал правителем Древнерусского государства. Даты смерти Олега и, соответственно, начала правления Игоря, условны.

В 914 году Игорь завоевал древлян и возложил на них дань больше Олеговой. В 915, проходя походом на Византию, на Руси впервые появились печенеги. Игорь заключил с ними мир, оказавшийся непрочным. В 920 Игорь воевал с печенегами.

Следующее летописное известие об Игоре — его поход на Царьград 941—944 годов. С этого времени свидетельства об Игоре впервые появляются в византийских и западноевропейских источниках. Таким образом, он стал первым русским князем, названным по имени в нерусских источниках.

Поход на Царьград 941—944

Древнерусские летописи в рассказе о походе 941 года восходят к переводам Продолжателя Амартола, но также содержат следы народного предания, едва сохранившегося ко времени написания летописей.

Продолжатель Феофана так начинает рассказ о походе: «11 июня четырнадцатого индикта  941 года  на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы…».

Лиутпранд Кремонский, посол короля Италии Беренгара II в Византию в 949 году, замечает о более чем тысяче кораблей у «короля русов Ингере». В морском бою огромный русский флот был частично уничтожен греческим огнём. После набегов на византийские земли и ряда поражений Игорь в сентябре 941 вернулся домой. Русский летописец передаёт слова уцелевших воинов:

«Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская её, пожгли нас; оттого и не одолели их.»

О впечатлении, произведённом этим набегом на византийцев, свидетельствует следующий факт: имя Игоря стало единственным из русских имён, попавшим в византийский энциклопедический словарь X века, известный как Суда.

В 942 году жена Игоря княгиня Ольга родила Святослава, ставшего через три года князем под опекой матери.

По летописи в 944 году (историки считают доказанным 943), Игорь собрал новое войско из варягов, руси (соплеменники Игоря), славян (поляне, ильменские словене, кривичи и тиверцы) и печенегов и двинулся на Византию конницей по суше, а большую часть войска отправил по морю. Предупреждённый заранее византийский император Роман I Лакапин выслал послов с богатыми дарами навстречу Игорю, уже достигшему Дуная. Одновременно Роман выслал дары печенегам. После совета с дружиной Игорь, удовлетворённый данью, повернул назад.

Продолжатель Феофана сообщает о подобном событии в апреле 943, только противниками византийцев, заключившими мир и повернувшими назад без сражения, были названы «турки». «Турками» византийцы обычно именовали венгров, но иногда широко применяли название ко всем кочевым народам с севера, то есть могли подразумевать и печенегов. Месяц апрель Константин Багрянородный упоминал в связи с началом навигации русов.

В следующем 944 году, Игорь заключил военно-торговый договор с Византией. В договоре упоминаются имена племянников Игоря, его жены княгини Ольги и сына Святослава. Летописец, описывая утверждение договора в Киеве, сообщил о церкви, в которой приносили клятву варяги-христиане.

Осенью 945 года Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, отправился за данью к древлянам. Древляне не числились в составе войска, потерпевшего разгром в Византии. Возможно поэтому Игорь решил поправить положение за их счёт. Игорь произвольно увеличил величину дани прежних лет, при её сборе дружинники творили насилие над жителями. На пути домой Игорь принял неожиданное решение:

«Поразмыслив, сказал своей дружине: „Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу ещё“. И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: „Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит“ … и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени.»

Спустя 25 лет в письме Святославу византийский император Иоанн Цимисхий напомнил о судьбе князя Игоря, именуя его Ингером. В изложении Льва Диакона император сообщал о том, что Игорь отправился в поход на неких германцев, был захвачен ими в плен, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое.

По преданию, изложенному в летописи, вдова Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам. Она хитростью уничтожила их старейшин, перебила много простого народа, сожгла Искоростень и возложила на них тяжёлую дань. Княгиня Ольга при поддержке дружины и бояр Игоря стала править Русью, пока подрастал маленький Святослав, сын Игоря.

Княгиня Ольга встречает тело князя Игоря.  В. Суриков, 1915

В раннем памятнике древнерусской словесности, «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона Киевского (до 1050 г.), генеалогия русских князей прослеживается до Игоря. Всего спустя около 100 лет после гибели Игоря Иларион назвал его «древним Игорем». Игоря в ряду других прославленных князей поминает автор «Задонщины», поэтического творения конца XIV века:

«Той бо вещий Боян, воскладая свои златыя персты на живыя струны, пояше славу русскыим князем: первому князю Рюрику, Игорю Рюриковичу и Святославу Ярославичу, Ярославу Володимеровичу

Так называемая Иоакимовская летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает дополнительные сведения о Игоре. терью его была Ефанда, урманская (норманская) княжна и любимая жена Рюрика, получившая в приданое город Ижора. По мнению В. Н. Татищева, имя «Ингорь», происходит от финского (ижорского) имени Ингер. Когда Игорь возмужал, князь Олег привёл ему жену из Изборска, из знатного рода Гостомысла. Девушку звали Прекраса, но Олег переименовал её в Ольгу. Впоследствии у Игоря были и другие жёны, но Ольгу он чтил более прочих. У Игоря, кроме Святослава, был ещё сын Глеб, которого Святослав казнил за христианские убеждения. В остальном Иоакимовская летопись следует за «Повестью временных лет». Татищев также приводит даты рождения Игоря из различных списков: 875 в Раскольничем, 861 в Нижегородском, 865 в Оренбургском.

В начале (913/914) и конце (943/944) правления Игоря русы совершили крупные морские походы в Каспийском регионе, о которых древнерусские летописи умалчивают. Хронологически возможно, что поход в 913/914 гг. повлиял на приход Игоря к власти, так как все его участники, согласно арабским авторам, были перебиты на Волге. По хазарским свидетельствам, поход Игоря на Византию был связан с походом на Каспий в 943—945 гг. (см. Набег русов на Бердаа (943)), в котором, согласно хазарскому и арабскому независимым источникам, предводитель русов погиб. Хазарский источник сообщает о гибели именно «царя русов», именуя его X-л-гу, что делает заманчивым его отождествление с Вещим Олегом. Византийское сообщение Льва Диакона о гибели Игоря от рук германцев лишь увеличивает неопределённость. Возможно, информатор Льва Диакона неправильно понял на слух незнакомый этноним «древляне» как более знакомый «германе».

Византийский император Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей», написанном в 949 году, заметил: «Моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии…» Буквально эта фраза подразумевает то, что к 949 году Игорь был ещё жив, так как по сочинению росы ежегодно по торговым делам приходили в Византию, и Константинополь был осведомлён о положении на Руси.

По сведениям, изложенным польским историком XVIII века Яном Стржедовским, в 949 году Игорь заключил союз с Олегом Моравским против Венгрии, но умер в том же году.

Историки, изучающие деяния Игоря по древнерусским летописям, отмечают нестыковки и натяжки в его биографии, что даёт повод к различным реконструкциям его правления

По материалам Википедии

Игорь в зрелом возрасте мужа приял власть опасную: ибо современники и потомство требуют величия от наследников Государя великого или презирают недостойных.

914 г. Смерть победителя ободрила побежденных, и Древляне отложились от Киева. Игорь спешил доказать, что в его руке меч Олегов; смирил их и наказал прибавлением дани. — Но скоро новые враги, сильные числом, страшные дерзостию и грабительством, явились в пределах России. Они под именем Печенеговтак славны в летописях наших, Византийских и Венгерских от Х до XII века, что мы должны, при вступлении их на феатр Истории, сказать несколько слов о свойстве и древнем отечестве сего народа.

Клятва Сварожича. Б. Ольшанский

Восточная страна нынешней Российской Монархии, где текут реки Иртыш, Тобол, Урал, Волга, в продолжение многих столетий ужасала Европу грозным явлением народов, которые один за другим выходили из ее степей обширных, различные, может быть, языком, но сходные характером, образом жизни и свирепостию. Все были кочующие; все питались скотоводством и звериною ловлею: Гунны, Угры, Болгары, Авары, Турки — и все они исчезли в Европе, кроме Угров и Турков. К сим народам принадлежали Узы и Печенеги, единоплеменники Туркоманов: первые, обитая между Волгою и Доном в соседстве с Печенегами, вытеснили их из степей Саратовских: изгнанники устремились к западу; овладели Лебедиею; чрез несколько лет опустошили Бессарабию, Молдавию, Валахию; принудили Угров переселиться оттуда в Паннонию и начали господствовать от реки Дона до самой Алуты, составив 8 разных областей, из коих 4 были на Восток от Днепра, между Россиянами и Козарами; а другие — на западной стороне его, в Молдавии, Трансильвании, на Буге и близ Галиции, в соседстве с народами Славянскими, подвластными Киевским Государям. зная земледелия, обитая в шатрах, кибитках, или вежах, Печенеги искали единственно тучных лугов для стад; искали также богатых соседей для грабительства; славились быстротою коней своих; вооруженные копьями, луком, стрелами, мгновенно окружали неприятеля и мгновенно скрывались от глаз его; бросались на лошадях в самые глубокие реки или вместо лодок употребляли большие кожи. Они носили персидскую одежду, и лица их изображали свирепость.

Печенеги думали, может быть, ограбить Киев; но встреченные сильным войском, не захотели отведать счастия в битве и мирно удалились в Бессарабию или Молдавию, где уже господствовали тогда их единоземцы. Там народ сей сделался ужасом и бичом соседей; служил орудием взаимной их ненависти и за деньги помогал им истреблять друг друга. Греки давали ему золото для обуздания Угров и Болгаров, особенно же Россиян, которые также искали дружбы его, чтобы иметь безопасную торговлю с Константинополем: ибо Днепровские пороги и Дунайское устье были заняты Печенегами. Сверх того они могли всегда, с правой и левой стороны Днепра, опустошать Россию, жечь селения, увозить жен и детей, или, в случае союза, подкреплять Государей Киевских наемным войском своим. Сия несчастная Политика дозволяла разбойникам более двух веков свободно отправлять их гибельное ремесло.

Великий князь Игорь Рюрикович. Роспись Грановитой палаты. ХIХ в.

Печенеги, заключив союз с Игорем, пять лет не тревожили России: по крайней мере Нестор говорит о первой действительной войне с ними уже в 920 году. Предание не сообщило ему известия об ее следствиях. Княжение Игоря вообще не ознаменовалось в памяти народной никаким великим происшествием до самого 941 года, когда Нестор, согласно с Византийскими Историками, описывает войну Игореву с Греками. Сей Князь, подобно Олегу, хотел прославить ею старость свою, жив до того времени дружелюбно с Империею: ибо в 935 году корабли и воины его ходили с Греческим флотом в Италию. Если верить Летописцам, то Игорь с 10000 судов вошел в Черное море. Болгары, тогда союзники Императора, уведомили его о сем неприятеле; но Игорь успел, пристав к берегу, опустошить Воспорские окрестности. Здесь Нестор, следуя Византийским Историкам, с новым ужасом говорит о свирепости Россиян: о храмах, монастырях и селениях, обращенных ими в пепел; о пленниках, бесчеловечно убиенных, и проч. Роман Лакапин, воин знаменитый, но Государь слабый, выслал наконец флот под начальством Феофана Протовестиария. Корабли Игоревы стояли на якорях близ Фара или маяка, готовые к сражению. Игорь столь был уверен в победе, что велел воинам своим щадить неприятелей и брать их живых в плен; но успех не соответствовал его чаянию. Россияне, приведенные в ужас и беспорядок так называемым огнем Греческим, которым Феофан зажег многие суда их и который показался им небесною молниею в руках озлобленного врага, удалились к берегам Малой Азии. м Патрикий Варда с отборною пехотою, конницею, и Доместик Иоанн, славный победами, одержанными им в Сирии, с опытным Азиатским войском напали на толпы Россиян, грабивших цветущую Вифинию, и принудили их бежать на суда. Угрожаемые вместе и войском Греческим, и победоносным флотом, и голодом, они снялись с якорей, ночью отплыли к берегам Фракийским, сразились еще с Греками на море и с великим уроном возвратились в отечество. Но бедствия, претерпенные от них Империею в течение трех месяцев, остались надолго незабвенными в ее Азиатских и Европейских областях.

О сем несчастном Игоревом походе говорят не только Византийские, но и другие Историки: Арабский Эльмакин и Кремонский Епископ Лиутпранд; последний рассказывает слышанное им от своего отчима, который, будучи Послом в Цареграде, собственными глазами видел казнь многих Игоревых воинов, взятых тогда в плен Греками: варварство ужасное! Греки, изнеженные роскошию, боялись опасностей, а не злодейства.

Игорь не уныл, но хотел отмстить Грекам; собрал другое многочисленное войско, призвал Варягов из-за моря, нанял Печенегов — которые дали ему аманатов в доказательство верности своей — и чрез два года снова пошел в Грецию со флотом и с конницею. Херсонцы и Болгары вторично дали знать Императору, что море покрылось кораблями Российскими. Лакапин, не уверенный в победе и желая спасти Империю от новых бедствий войны со врагом отчаянным, немедленно отправил послов к Игорю. Встретив его близ Дунайского устья, они предложили ему дань, какую некогда взял храбрый Олег с Греции; обещали и более, ежели Князь благоразумно согласится на мир; старались также богатыми дарами обезоружить корыстолюбивых Печенегов. Игорь остановился и, созвав дружину свою, объявил ей желание Греков. «Когда Царь, — ответствовали верные товарищи Князя Российского, — без войны дает нам серебро и золото, то чего более можем требовать? Известно ли, кто одолеет? мы ли? они ли? и с морем кто советен?Под нами не земля, а глубина морская: в ней общая смерть людям». Игорь принял их совет, взял дары у Греков на всех воинов своих, велел наемным Печенегам разорять соседственную Болгарию и возвратился в Киев.

В следующий год 944 г. Лакапин отправил Пслов к Игорю, а Князь Российский в Царьград, где заключен был ими торжественный мир на таких условиях:

I. Начало, подобное Олегову договору: «Мы от рода Русского, Послы и гости Игоревы», и проч. Следует около пятидесяти Норманских имен, кроме двух или трех Славянских. Но достойно замечания, что здесь в особенности говорится о Послах и чиновниках Игоря, жены его Ольги, сына Святослава, двух нетиев Игоревых, то есть племянников или детей сестриных, Улеба, Акуна, и супруги Улебовой, Передславы. Далее: «Мы, посланные от Игоря, Великого Князя Русского, от всякого княжения, от всех людей Русския земли, обновить ветхий мир с Великими Царями Греческими, Романом, Константином, Стефаном, со всем Боярством и со всеми людьми Греческими, вопреки Диаволу, ненавистнику добра и враждолюбцу, на все лета, доколе сияет солнце и стоит мир. Да не дерзают Русские, крещеные и некрещеные, нарушать союза с Греками, или первых да осудит Бог Вседержитель на гибель вечную и временную, а вторые да не имут помощи от Бога Перуна; да не защитятся своими щитами; да падут от собственныхмечей, стрел и другого оружия; да будут рабами в сей век и будущий!

Русь великая. Б. Ольшанский

II. Великий Князь Русский и Бояре его да отправляют свободно в Грецию корабли с гостьми и Послами. Гости, как было уставлено, носили печати серебряные, а Послы золотые: отныне же да приходят с грамотою от Князя Русского, в которой будет засвидетельствовано их мирное намерение, также число людей и кораблей отправленных. Если же придут без грамоты, да содержатся под стражею, доколе известим о них Князя Русского. Если станут противиться, да лишатся жизни, и смерть их да не взыщется от Князя Русского. Если уйдут в Русь, то мы, Греки, уведомим Князя об их бегстве, да поступит он с ними, как ему угодно».

III. Начало статьи есть повторение условий, заключенных Олегом под стенами Константинополя, о том, как вести себя Послам и гостям Русским в Греции, где жить, чего требовать и проч. — Далее: «Гости Русские будут охраняемы Царским чиновником, который разбирает ссоры их с Греками. Всякая ткань, купленная Русскими, ценою выше 50 золотников(или червонцев), должна быть ему показана, чтобы он приложил к ней печать свою. Отправляясь из Царяграда, да берут они съестные припасы и все нужное для кораблей, согласно с договором. Да не имеют права зимовать у Св. Мамы и да возвращаются с охранением.

IV. Когда уйдет невольник из Руси в Грецию, или от гостей, живущих у Св. Мамы, Русские да ищут и возьмут его. Если он не будет сыскан, да клянутся в бегстве его по Вере своей, Христиане и язычники. Тогда Греки дадут им, как прежде уставлено, по две ткани за невольника. Если раб Греческий бежит к Россиянам с покражею, то они должны возвратить его и снесенное им в целости: за что получают в награждение два золотника.

V. Ежели Русин украдет что-нибудь у Грека или Грек у Русина, да будет строго наказан по закону Русскому и Греческому; да возвратит украденную вещь и заплатит цену ее вдвое.

VI. Когда Русские приведут в Царьград пленников Греческих, то им за каждого брать по десяти золотников, если будет юноша или девица добрая, за середовича восемь, за старца и младенца пять. Когда же Русские найдутся в неволе у Греков, то за всякого пленного давать выкупа десять золотников, а за купленного цену его, которую хозяин объявит под крестом(или присягою).

VII. Князь Русский да не присвоивает себе власти над страною Херсонскою и городами ее. Когда же он, воюя в тамошних местах, потребует войска от нас, Греков: мы дадим ему, сколько будет надобно.

VIII. Ежели Русские найдут у берега ладию Греческую, да не обидят ее; а кто возьмет что-нибудь из ладии, или убиет, или поработит находящихся в ней людей, да будет наказан по закону Русскому и Греческому.

IX. Русские да не творят никакого зла Херсонцам, ловящим рыбу в устье Днепра; да не зимуют там, ни в Белобережье, ни у Св. Еферия, но при наступлении осени да идут в домы свои, в Русскую землю.

X. Князь Русский да не пускает Черных Болгаров воевать в стране Херсонской». — Черноюназывалась Болгария Дунайская, в отношении к древнему отечеству Болгаров.

XI. «Ежели Греки, находясь в земле Русской, окажутся преступниками, да не имеет Князь власти наказывать их; но да приимут они сию казнь в Царстве Греческом.

XII. Когда Христианин умертвит Русина или Русин Христианина, ближние убиенного, задержав убийцу, да умертвят его». — Далее то же, что в III статье прежнего договора.

XIII. Сия статья о побоях есть повторение IV статьи Олегова условия.

XIV. «Ежели Цари Греческие потребуют войска от Русского Князя, да исполнит Князь их требование, и да увидят чрез то все иные страны, в какой любви живут Греки с Русью.

Сии условия написаны на двух хартиях: одна будет у Царей Греческих; другую, ими подписанную, доставят Великому Князю Русскому Игорю и людям его, которые, приняв оную, да клянутся хранить истину союза: Христиане в Соборной церкви Св. Илии предлежащим честным крестом и сею хартиею, а некрещеные полагая на землю щиты свои, обручии мечи обнаженные».

Историк должен в целости сохранить сии дипломатические памятники России, в коих изображается ум предков наших и самые их обычаи. Государственные договоры Х века, столь подробные, весьма редки в летописях: они любопытны не только для ученого Дипломатика, но и для всех внимательных читателей истории, которые желают иметь ясное понятие о тогдашнем гражданском состоянии народов. Хотя Византийские Летописцы не упоминают о сем договоре, ни о прежнем, заключенном в Олегово время, но содержание оных так верно представляет нам взаимные отношения Греков и Россиян Х века, так сообразно с обстоятельствами времени, что мы не можем усомниться в их истине…

Клятвенно утвердив союз, Император отправил новых Послов в Киев, чтобы вручить Князю Русскому хартию мира. Игорь в присутствии их на священном холме, где стоял Перун, торжественно обязался хранить дружбу с Империею; воины его также, в знак клятвы полагая к ногам идола оружие, щиты и золото. Обряд достопамятный: оружие и золото было всего святее и драгоценнее для Русских язычников. Христиане Варяжские присягали в Соборной церкви Св. Илии, может быть, древнейшей в Киеве. Летописец именно говорит, что многие Варяги были тогда уже Христианами.

Тени забытых предков. Б.Ольшанский

Игорь, одарив Послов Греческих мехами драгоценными, воском и пленниками, отпустил их к Императору с дружественными уверениями. Он действительно хотел мира для своей старости; но корыстолюбие собственной дружины его не позволило ему наслаждаться спокойствием. «Мы босы и наги, — говорили воины Игорю, — а Свенельдовы Отроки богаты оружием и всякою одеждою. Поди в дань с нами, да и мы, вместе с тобою, будем довольны». Ходить в дань значило тогда объезжать Россию и собирать налоги. Древние Государи наши, по известию Константина Багрянородного, всякий год в Ноябре месяце отправлялись с войском из Киева для объезда городов своих и возвращались в столицу не прежде Апреля. Целию сих путешествий, как вероятно, было и то, чтобы укреплять общую государственную связь между разными областями или содержать народ и чиновников в зависимости от Великих Князей. Игорь, отдыхая в старости, вместо себя посылал, кажется, Вельмож и Бояр, особенно Свенельда, знаменитого Воеводу, который, собирая государственную дань, мог и сам обогащаться вместе с Отроками своими, или отборными молодыми воинами, его окружавшими. Им завидовала дружина Игорева, и Князь, при наступлении осени, исполнил ее желание; отправился в землю Древлян и, забыв, что умеренность есть добродетель власти, обременил их тягостным налогом. Дружина его — пользуясь, может быть, слабостию Князя престарелого — тоже хотела богатства и грабила несчастных данников, усмиренных только победоносным оружием. Уже Игорь вышел из области их; но судьба определила ему погибнуть от своего неблагоразумия. Еще недовольный взятою им данию, он вздумал отпустить войско в Киев и с частию своей дружины возвратиться к Древлянам, чтобы требовать новой дани. Послы их встретили его на пути и сказали ему: «Князь! Мы все заплатили тебе: для чего же опять идешь к нам?» Ослепленный корыстолюбием, Игорь шел далее. Тогда отчаянные Древляне, видя — по словам Летописца — что надобно умертвить хищного волка, или все стадо будет его жертвою, вооружились под начальством Князя своего, именем Мала; вышли из Коростена, убили Игоря со всею дружиною и погребли недалеко оттуда. Византийский Историк повествует, что они, привязав сего несчастного Князя к двум деревам, разорвали надвое.

Сеча на Днепре. Б. Ольшанский

Игорь в войне с Греками не имел успехов Олега; не имел, кажется, и великих свойств его: но сохранил целость Российской Державы, устроенной Олегом; сохранил честь и выгоды ее в договорах с Империею; был язычником, но позволял новообращенным Россиянам славить торжественно Бога Христианского и вместе с Олегом оставил наследникам своим пример благоразумной терпимости, достойный самых просвещенных времен. Два случая остались укоризною для его памяти: он дал опасным Печенегам утвердиться в соседстве с Россиею и, не довольствуясь справедливой, то есть умеренною данию народа, ему подвластного, обирал его, как хищный завоеватель. Игорь мстил Древлянам за прежний их мятеж; но Государь унижается местию долговременною: он наказывает преступника только однажды. — Историк, за недостатком преданий, не может сказать ничего более в похвалу или в обвинение Игоря, княжившего 32 года.

К сему княжению относится любопытное известие современного Арабского Историка Массуди. Он пишет, что Россияне идолопоклонники, вместе с Славянами, обитали тогда в Козарской столице Ателе и служили Кагану; что с его дозволения, около 912 года, войско их, приплыв на судах в Каспийское море, разорило Дагестан, Ширван, но было наконец истреблено Магометанами. Другой Арабский Повествователь, Абульфеда, сказывает, что Россияне в 944 году взяли Барду, столицу Арранскую (верстах в семидесяти от Ганджи) и возвратились в свою землю рекою Куром и морем Каспийским. Третий Историк Восточный, Абульфарач, приписывает сие нападение Аланам, Лезгам и Славянам, бывшим Кагановым данникам в южных странах нашего древнего отечества. Россияне могли прийти в Ширван Днепром, морями Черным, Азовским, реками Доном, Волгою (чрез малую переволоку в нынешней Качалинской Станице) — путем дальним, многотрудным; но прелесть добычи давала им смелость, мужество и терпение, которые в самом начале государственного бытия России ославили имя ее в Европе и в Азии.

Н.М.Карамзин «История государства Российского», т. 1, гл. VI

Князь Игорь (ок. 878—945). Портрет из Царского титулярника. 17 в.

Источник: deduhova.ru

Краткая биография

И́горь (летописная хронология — ок. 878—945) — киевский князь (по летописи 912—945), согласно летописной традиции — сын Рюрика, муж княгини Ольги и отец Святослава Игоревича.

Первый древнерусский князь, известный по синхронным византийским (греч. ‘Ιγγωρ) и западным (лат. Inger) источникам.

Игорь в летописи

Согласно «Повести временных лет» (начало XII века), основатель древнерусской княжеской династии Рюрик умер в 879 году, передав власть и попечение над малолетним Игорем своему родичу Олегу. Когда (882) Олег покинул Новгород и подошёл к Киеву, где правили варяги Аскольд и Дир, он хитростью выманил киевских князей из города и приказал убить их именем Игоря, которого летопись называет ещё младенцем:«Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода. А это сын Рюрика».

В русско-византийском договоре 911 года Олег назван «великим князем русским», то есть в документальном источнике он считался не регентом при Игоре, а полновластным правителем.

В 903 году Игорю привели жену из Пскова, Ольгу, которой было 13 лет, а Игорю — 25. Учитывая то, что сын Игоря и Ольги Святослав родился в 942 году (Ольге было 52 года), даты выглядят крайне сомнительно. Отправившись в поход на Византию (907), Олег оставил Игоря наместником в Киеве.После смерти Олега в 912 Игорь стал правителем Киевской Руси. Даты смерти Олега и, соответственно, начала правления Игоря, условны .

В 914 году Игорь завоевал древлян и возложил на них дань больше Олеговой. В 915 году, двигаясь на помощь Византии против болгар, на Руси впервые появились печенеги. Игорь предпочёл не препятствовать им, но в 920 году сам провёл против них военный поход.

Следующее летописное известие об Игоре — его поход на Царьград 941—944 годов. С этого времени свидетельства об Игоре впервые появляются в византийских и западноевропейских источниках. Таким образом, он стал первым русским князем, названным по имени в иностранных источниках.

Походы на Царьград 941—944

Древнерусские летописи в рассказе о походе 941 года восходят к переводам Продолжателя Амартола, но также содержат следы народного предания, едва сохранившегося ко времени написания летописей.

Продолжатель Феофана так начинает рассказ о походе:

«11 июня четырнадцатого индикта [ 941 года ] на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы…».

Лиутпранд Кремонский, посол короля Италии Беренгара II в Византию в 949 году, замечает о более чем тысяче кораблей у «короля русов Ингере». В морском бою огромный русский флот был частично уничтожен греческим огнём. После набегов на византийские земли и ряда поражений Игорь в сентябре 941 вернулся домой. Русский летописец передаёт слова уцелевших воинов: «Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская её, пожгли нас; оттого и не одолели их». О впечатлении, произведённом этим набегом на византийцев, свидетельствует следующий факт: имя Игоря стало единственным из русских имён, попавшим в византийский энциклопедический словарь X века, известный как Суда.

В 942 году жена Игоря княгиня Ольга родила Святослава, ставшего через три года князем под опекой матери.

По летописи в 944 году (историки считают доказанным 943), Игорь собрал новое войско из варягов, руси (соплеменники Игоря), славян (поляне, ильменские словене, кривичи и тиверцы) и печенегов и двинулся на Византию конницей по суше, а большую часть войска отправил по морю. Предупреждённый заранее византийский император Роман I Лакапин выслал послов с богатыми дарами навстречу Игорю, уже достигшему Дуная. Одновременно Роман выслал дары печенегам. После совета с дружиной Игорь, удовлетворённый данью, повернул назад. Продолжатель Феофана сообщает о подобном событии в апреле 943, только противниками византийцев, заключившими мир и повернувшими назад без сражения, были названы «турки». «Турками» византийцы обычно именовали венгров, но иногда широко применяли название ко всем кочевым народам с севера, то есть могли подразумевать и печенегов. Месяц апрель Константин Багрянородный упоминал в связи с началом навигации русов.

В следующем 944 году, Игорь заключил военно-торговый договор с Византией. В договоре упоминаются имена племянников Игоря, его жены княгини Ольги и сына Святослава. Летописец, описывая утверждение договора в Киеве, сообщил о церкви, в которой приносили клятву варяги-христиане.

Смерть Игоря

Осенью 945 года Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, отправился за данью к древлянам. Древляне не числились в составе войска, потерпевшего разгром в Византии. Возможно, поэтому Игорь решил поправить положение за их счёт. Игорь произвольно увеличил величину дани прежних лет, при её сборе дружинники творили насилие над жителями. На пути домой Игорь принял неожиданное решение:

«Поразмыслив, сказал своей дружине: „Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу ещё“. И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: „Если повадится волк к овцам, то вынесёт все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит“ […] и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени.»

Спустя 25 лет в письме Святославу византийский император Иоанн Цимисхий напомнил о судьбе князя Игоря, именуя его Ингером. В изложении Льва Диакона император сообщал о том, что Игорь отправился в поход на неких германцев, был захвачен ими в плен, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое.

По преданию, изложенному в летописи, вдова Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам. Она хитростью уничтожила их старейшин, перебила много простого народа, сожгла Искоростень и возложила на них тяжёлую дань. Княгиня Ольга при поддержке дружины и бояр Игоря стала править Русью, пока подрастал маленький Святослав, сын Игоря.

В раннем памятнике древнерусской словесности, «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона Киевского (до 1050 г.), генеалогия русских князей прослеживается до Игоря. Всего спустя около 100 лет после гибели Игоря Иларион назвал его «древним Игорем». Игоря в ряду других прославленных князей поминает автор «Задонщины», поэтического творения конца XIV века:

«Той бо вещий Боян, воскладая свои златыя персты на живыя струны, пояше славу русскыим князем: первому князю Рюрику, Игорю Рюриковичу и Святославу Ярославичу, Ярославу Володимеровичу…»

Историография по жизни Игоря

В. Н. Татищев, ссылаясь на так называемую Иоакимовскую летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает дополнительные сведения о Игоре. Матерью Игоря он называет Ефанду, урманская (норманская) княжна и любимая жена Рюрика, получившая в приданое город Ижора. По мнению Татищева, имя «Ингорь», происходит от финского (ижорского) имени Ингер. Когда Игорь возмужал, князь Олег привёл ему жену из Изборска, из знатного рода Гостомысла. Девушку звали Прекраса, но Олег переименовал её в Ольгу. Впоследствии у Игоря были и другие жёны, но Ольгу он чтил более прочих. У Игоря, кроме Святослава, был ещё сын Глеб, которого Святослав казнил за христианские убеждения. В остальном Иоакимовская летопись следует за «Повестью временных лет». Татищев также приводит даты рождения Игоря из различных списков: 875 в Раскольничьем, 861 в Нижегородском, 865 в Оренбургском.

В начале (913/914) и конце (943/944) летописной хронологии правления Игоря русы совершили крупные морские походы в Каспийском регионе , о которых древнерусские летописи умалчивают. Хронологически возможно, что поход в 913/914 гг. повлиял на приход Игоря к власти, так как все его участники, согласно арабским авторам, были перебиты на Волге. По хазарским свидетельствам, поход Игоря на Византию был связан с походом на Каспий в 943—945 гг. ), в котором, согласно хазарскому и арабскому источникам, не связанным друг с другом, предводитель русов погиб. Хазарский источник сообщает о гибели именно «царя русов», именуя его X-л-гу, что делает заманчивым его отождествление с Вещим Олегом.

Византийское сообщение Льва Диакона о гибели Игоря от рук германцев лишь увеличивает неопределённость. Возможно, информатор Льва Диакона неправильно понял на слух незнакомый этноним «древляне» как более знакомый «германе».

Летописная дата смерти Игоря (945) также условна; историками отмечено, что она, как и у Олега и Святослава, приходится на первый год после включенного в летопись даты договора этих князей с греками, и, как и у Олега, совпадает с датой окончания царствования современного ему византийского императора (соответственно Льва VI и Романа I). А. В. Назаренко интерпретирует приводимую императором Константином Багрянородным формулу послания к «архонту Росии» от Константина и его сына Романа II как указание на то, что Игорь был жив весной 946 г., когда на Пасху Роман был коронован соправителем отца (поскольку преемницей Игоря стала Ольга, о ней было бы сказано «архонтисса»).

Тот же Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей», написанном в 949 году, заметил: «Моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии…». Буквально эта фраза подразумевает то, что и к 949 году Игорь был ещё жив, так как по сочинению росы ежегодно по торговым делам приходили в Византию, и Константинополь был осведомлён о положении на Руси.

По сведениям, изложенным польским историком XVIII века Яном Стржедовским, в 949 году Игорь заключил союз с Олегом Моравским против Венгрии, но умер в том же году.

Историки, изучающие деяния Игоря по древнерусским летописям, отмечают нестыковки и натяжки в его биографии, что даёт повод к различным реконструкциям его правления.

Семья

Поздние источники из семьи Игоря знают только его жену Ольгу и сына Святослава — бабку и отца Владимира Святого и тем самым прямых предков всех русских князей XI и последующих веков. Этим объясняется внимание к ним русских летописцев. Однако, судя по византийско-русскому договору 944 года, семейство Игоря («княжьё»), отправлявшее «послов» и «купцов» в Константинополь, было гораздо более многочисленным и включало в себя, в частности, его племянников Игоря (младшего) и Акуна (Хакона), людей со славянскими именами на —слав Володислава и Передславу (жену некоего Улеба, которого Татищев также ассоциирует упомянутым в Иоакимовской летописи Глебом, братом Святослава ), ряд других людей со скандинавскими именами. А. В. Рукавишников предполагает, судя по выбору имён, что Игорь-младший был сыном брата великого князя Игоря, а Акун — сыном его сестры. Отчёт Константина Багрянородного о визите Ольги в Константинополь в 957 г. упоминает нескольких её родственников и отдельно выделенного племянника; возможно, что в обоих этих источниках фигурирует кровная родня как Игоря, так и Ольги.

Судя по всему, эти династы (кроме Святослава Игоревича, при отце «сидевшего», по Константину Багрянородному, в Новгороде) не имели уделов, а пребывали in corpore в Киеве, участвуя ежегодно вместе с великим князем в процедуре полюдья. Дальнейшая судьба «забытых» родичей князя Игоря неизвестна; они могли, в частности, погибнуть на войне или в междоусобном столкновении. Вероятно, их неупоминание представляет собой феномен «непризнания родства», аналогичный, например, неупоминанию одиозных ветвей семьи в средневековых нормандских хрониках («История норманнов» Дудо из Сент-Квентена). «Непризнание родства» в русском случае подчёркивает легитимность лишь прямых предков христианских князей, «отсекая» языческие боковые линии.

Источник: worldofaphorism.ru

Краткое предисловие

Прежде чем начать разговор, следует отметить крайне важную деталь – обо всех событиях, в которых, так или иначе, принимал участие Игорь Старый, сегодня известно из ряда письменных памятников, часто противоречащих друг другу. Поэтому, ведя разговор о тех давно ушедших временах, принято следовать наиболее распространённой и общепринятой версии, и не следует удивляться, если она не во всём соответствует данным из каких-либо второстепенных источников.

Регент и попечитель юного князя

Как свидетельствует составитель «Повести временных лет» – летописец Нестор, после смерти легендарного князя Рюрика, последовавшей в 879 году, остался его малолетний сын и наследник Игорь, родившийся годом ранее. Поскольку по малолетству он ещё не мог приступить к княжению, то до его возмужания правление осуществлял родственник почившего правителя – князь Олег – тот самый, который вошёл в нашу историю с титулом Вещий. Он же был и ближайшим попечителем отрока.

Вскоре после обретения власти Олег подчиняет себе вольный, до той поры, Смоленск, а затем подступает со своей дружиной к Киеву. Летописец рассказывает, что киевских князей Аскольда и Дира он хитростью выманивает из укреплённого города, и убивает. Захватив таким образом власть, и желая придать ей легитимность, Олег указывает киевлянам на малолетнего Игоря как на законного наследника власти, себе же отводит роль некоего регента. В действительности же это было лукавством, поскольку власть он не выпустил из рук до самой смерти.

Женитьба князя Игоря

О том, как прошла юность князя Игоря ничего не известно, и в следующем отрывке летописец являет его читателю уже возмужавшим, однако, всё ещё не вышедшим из-под опеки Олега. Именно он приводит молодому князю невесту – совсем юную тринадцатилетнюю (а по некоторым источникам, вообще, десятилетнюю) псковитянку с необычайно поэтическим старославянским именем Прекраса.

«>

Далее, Игорь Старый (которому тогда едва исполнилось 23 года), воспылав любовью, женится на юной красавице, но почему-то даёт своей невесте новое имя – Ольга. Объяснений этому его поступку может быть два – или это следствие сиюминутного каприза, или причина более серьёзная.

Вероятная родственница Вещего Олега

Дело в том, что Ольга – это скандинавское имя, являющееся производной формой от мужского имени Олег. Поэтому бытует предположение, что попечитель и временщик попросту сосватал наследнику свою родственницу, желая укрепить влияние на повзрослевшего юношу.

Так или иначе, но в историю России эта женщина вошла под именем княгини Ольги – первой русской христианки, причисленной к лику святых. Она же является бабкой крестителя Руси святого равноапостольного князя Владимира. Плодом её брака с князем Игорем стал сын Святослав Игоревич, унаследовавший власть, и ставший в отличие от своей матери жестоким гонителем христиан. Кроме Ольги у князя было много и других жён, но она всегда оставалась самой любимой.

Под бременем власти

В 912 году после неожиданной смерти своего опекуна, которую так поэтично воспел А. С. Пушкин, Игорь Старый обрёл, наконец, всю полноту власти. До этого времени он являлся самостоятельным правителем Киева лишь в 907 году, когда Олег оставлял его своим наместником во время похода в Византию, в ходе которого он овладел Царьградом и прибил на его вратах свой знаменитый щит.

«>

Власть, ставшая достоянием ещё неопытного в правлении Игоря, принесла с собой немало забот. В частности, узнав о смерти Олега, взбунтовались и отказались платить ранее установленную дань племена древлян – восточнославянских народов, населявших в те годы территорию нынешнего украинского Полесья.

В результате князь Игорь Старый был вынужден, собрав дружину, идти усмирять бунтовщиков, что он и сделал в 913 году, а чтобы впредь было неповадно вольничать, обложил их данью, вдвое превышающей прежнюю.

Азиатское коварство и честолюбивые мечты

Следующим по хронологии военный поход был совершён князем против печенегов, впервые появившихся на Руси в 915 году. Направляясь в Византию для помощи ей в отражении нападения болгар, эти степные жители не имели в отношении подвластных Игорю земель агрессивных намерений, и князь согласился пропустить их. Однако, исполненный коварства, он ударил с тыла по их арьергарду, и в результате одержал довольно лёгкую победу, овладев имуществом и провиантом.

Это был успех, но разве он мог сравниться с той славой, которой покрыл себя его предшественник и опекун – Вещий Олег? Мысли об этом не покидали сознание честолюбивого и завистливого Игоря. Чтобы обессмертить своё имя, ему требовалось нечто, способное затмить прежние победы. Мечты о собственном щите на вратах Царьграда наполняли его жизнь. И в 941 году начинаются походы Игоря Старого на Византию. Их было два, каждый из которых по-своему интересен.

Морской поход на Византию

Первый поход князь осуществил морским путём, посадив на ладьи всё своё многочисленное войско. Сколько потребовалось этих небольших и весьма примитивных кораблей, чтобы двигаясь вдоль морского побережья от устья Днепра до Константинополя, перевести весьма значительное количество людей, доподлинно неизвестно. Нестор Летописец сообщает о 10 тыс. судов, европейские же источники говорят лишь о тысяче.

«>

В любом случае это была достаточно внушительная флотилия. На подходах к византийской столице ей удалось одержать ряд незначительных побед, но затем случилось непредвиденное. Защитниками города было применено против них совершенно неизвестное на Руси оружие, вошедшее в историю под названием греческого огня.

Молния, сошедшая с неба

Судя по оставшимся описаниям, это было некое подобие современного огнемёта. Суть его состояла в том, что при помощи специальных сифонов в направлении противника под давлением выбрасывалась струя горящей смеси, не гаснущей даже при попадании в воду. Из чего она состояла точно неизвестно, но ряд сохранившихся записей, а также лабораторные эксперименты дают основание полагать, что её компонентами были негашёная известь, сера и нефть.

Эффект от применения этого оружия был колоссальный. Мало того, что с его помощью отправилась на дно добрая половина княжеской флотилии, но и на оставшихся в живых вид летящего огня произвёл неизгладимое впечатление. Известно, что они в панике бежали, а вернувшись на родину, рассказывали о некоем чуде – молнии, сошедшей с неба и истребившей их воинство. Таким образом, первый византийский блин вышел у Игоря большим кровавым комом.

Армия мародёров

Значительно удачней сложился второй поход, который Игорь Старый предпринял в 944 году. Он принёс если не воинскую славу, то, во всяком случае, изрядную добычу. За год до этого у князя родился сын – Святослав Игоревич, и на время отсутствия отца он номинально считался правителем, хотя, разумеется, за него эти функции выполняла мать – княгиня Ольга.

«>

В этот раз княжеское воинство было разделено на две части, одна из которых двигалась по суше, а другая, как и в прошлый раз, разместилась на ладьях. Чтобы достичь, наконец, желаемого триумфа, Игорь собрал под свои знамёна огромное количество ратников, в число которых входили представители всех племён, с которыми у него были налажены контакты. Желание безнаказанно пограбить и обогатиться за чужой счёт соединило в его рядах русичей, варягов, печенегов, кривичей, половцев и многих-многих других искателей лёгкой наживы.

Синица в клетке

Двигаясь вдоль побережья Чёрного моря по направлению к Византии, эта орда оставляла после себя мёртвую выжженную землю, и весть о творимых ею бесчинствах разносилась далеко по окрестным землям. Когда эти слухи достигли византийского императора Романа I Локапина, он пришёл в ужас, и счёл благоразумным попытаться как-то отвести беду от своего государства, тем более что иноземцы достигли уже к тому времени берегов Дуная.

С этой целью он выслал навстречу войску послов с дарами столь богатыми, что, посовещавшись, ратники решили не продолжать поход. В этом был свой резон – идти вперёд, и рисковать головой, чтобы умножить и без того богатую добычу, никто не хотел. В результате, вспомнив лишний раз, что лучше синица в клетке, чем журавль в небе, все повернули назад. К тому же синица им досталась хоть и не овеянная славой победы, но весьма тучная.

Поход к древлянам за данью

Возвратившись из похода, князь не подозревал, что жизни его уже подходит конец, и виной тому не старость, хотя ему минуло к тому времени 67 лет, а жадность, которая всегда составляла неотъемлемую часть его натуры. Однажды она его и погубила.

«>

Дело в том, что правление Игоря Старого держалось исключительно на силе его дружины, служившей ему опорой в борьбе с иными претендентами на власть, которых, как всегда, было немало. Поэтому для него являлось крайне важно поддерживать должные отношения с ратниками. И вот однажды среди них поднялось недовольство тем, что в дружине князя Свенельда – игорева воеводы, воины богаче одеты и лучше вооружены, чем они.

Не желая самому нести расходы, и в то же время, стараясь успокоить недовольных, он решил нагрянуть вместе с ними к древлянам и путём грабежа, совершаемого под видом сбора дани, решить проблему. Дружинники его охотно поддержали, и многочисленный отряд во главе с князем отправился к инородцам.

Гибель Игоря Старого

Поначалу всё шло именно так, как и было задумано. Дань собрали превеликую, и в предвкушении дележа отправились домой. Но тут в сердце князя зашевелилась змея, да пострашнее той, что ужалила когда-то Вещего Олега. Зовётся она жадностью, и сгубили её укусы несметное количество людей. Вот и Игорю запало на душу, что если вернуться с малым числом людей, да ещё пограбить, то и куш выйдет пожирнее, и делить его придётся на меньшее число ртов.

Не учёл он лишь того, что обязан знать каждый правитель – нельзя даже самых покорных людей доводить до крайности, иначе беда. Так и произошло, увидев князя, возвращающегося с малыми силами, и поняв его намерения, древляне взбунтовались. Перебив охрану, они предали князя лютой смерти – привязав за ноги к двум склонённым друг к другу елям, разорвали пополам. Так бесславно окончил свою жизнь киевский князь Игорь Старый, биография которого, почерпнутая из древних летописных сводов, легла в основу нашего рассказа.

«>

Заключение

В завершение отметим одну любопытную деталь – в «Повести временных лет» этот правитель дважды назван «князем-волком». Несомненно, что столь выразительный и очень меткий образ во многом передаёт его истинную сущность. Как внешняя, так и внутренняя политика Игоря Старого всегда преследовала цель собственного обогащения и прославления, и не была направлена на интересы государства. Характерно, что существительное волк, кроме своего прямого значения, в древности употреблялось для выражений таких понятий, как грабитель, вор и разбойник, каковым, по сути, и являлся Игорь Старый. Смерть стала достойным воздаянием за его дела.

Источник: www.syl.ru

lesreinesdesalpes.com

Князь Игорь Рюрикович

Сведения, дошедшие до нас о жизни древнерусских князей являются разрозненными и неполными. Однако о князе Игоре историкам известно немало, и все за счет его активной внешнеполитической деятельности.

Князь Игорь в «Повести временных лет»

«Повесть временных лет», написанная Нестором, является самым ранним древнерусским документом, дошедшим до современных историков. Согласно этому летописному своду, отец будущего великого князя Рюрик скончался в 879 году, успев передать власть сыну. Однако самому Игорю на тот момент не было еще и двух лет, и поэтому обязанности правителя на себя взял Олег, один из родичей Рюрика.

Олег правил Древней Русью вплоть до 912 года, когда погиб из-за змеиного укуса. Оказавшись у власти в возрасте 34-х лет, Игорь принялся активно налаживать внешнеполитические отношения с Византией.

Также в «Повести временных лет» упоминается и жена правителя, Ольга, с которой его познакомили еще в 903 году, когда будущей княжне было всего 13 лет, по другим данным 10. Однако эта дата ставится под большое сомнение, поскольку первенец Игоря и Ольги появился на свет 942 году, когда княжне должно было быть уже 52 года.

В 920 году, согласно хронологии «Повести временных лет», Игорь начал активно воевать с печенегами, а с 941 по 944 года великий князь предпринял несколько походов на Византию. Смерть правителя также подробно освещается в «Повести временных лет», и согласно летописному своду, она пришлась на 945 год. Жадность Игоря и его желание получить слишком большую дань от древлян, стала причиной гибели одного из самых знаменитых древнерусских князей.

Походы Игоря на Византию

Одно из главных достижений князя Игоря — это походы на Византию, которые были совершены в 941 и в 944 годах соответственно. Первый поход на Царьград ничем хорошим для русичей не закончился, греки смогли разбить князя, заставив его вернуться домой.

Однако сам факт нападения произвел на жителей Византии неизгладимое впечатление. В результате, князь Игорь стал единственный древнерусским правителем, имя которого упоминается в важном историческом источнике Суде (X век нашей эры).

Луитпранд Кремонский, посол короля Италии, находившийся в Византии, отмечал в своих записях, что у короля русов было больше 1000 кораблей.

К следующему походу на Византию Игорь подготовился куда лучше (источники указывают, что поход состоялся в 944 году, но историки считают, что случился он чуть раньше, в 943 году). Для этого он собрал огромное войско, состоявшее не только из славян, но и из печенегов. Большая часть войска выдвинулась на Византию на кораблях, но силы были направлены и по суше, чтобы нанести двойной удар по Царьграду.

Узнав о преобладающих силах соперника, византийский император Роман I Лакапин решил заключить мир, вручив князю Игорю разнообразные дары. Удовлетворенный правитель вернулся домой вместе с дарами, а вскоре (944) заключил важнейший торговый договор между Древней Русью и Византией.

Смерть Игоря

Великий князь Игорь погиб осенью 945 года от рук древлян. По требованию своего войска, Игорь отправился собирать дань к древлянам, при этом заметно увеличив ее размер. В процессе сбора войско чинило насилие, не считаясь с интересами местных жителей. Историки считают, что князь отправился именно к древлянам из-за того, что они отказались отправиться с ним в поход на Византию.

По пути домой, правитель решил вернуться к разоренному народу, чтобы собрать с них еще немного дани. Основная часть войска отправилась в Киев с награбленным, а Игорь вместе с небольшим отрядом вернулся к древлянам.

Узнав о возвращении князя, местный совет принял решение убить его вместе с дружинниками. После смерти князя похоронили в Деревеской земле у Искоростеня, о чем свидетельствует «Повесть временных лет». Спустя 25 лет, в своем письме к сыну Игоря, Святославу, император Византии изложил другую версию событий. Согласно этой версии, князь погиб от рук неких германцев, которые взяли его в плен и привязали к верхушкам деревьев, после чего правитель был разорван надвое. Однако официальной считается версия с древлянами.

Положение Древней Руси после смерти князя Игоря

Неожиданное известие о смерти князя Игоря заставило его супругу Ольгу встать во главе государства до тех самых пор, пока их малолетний сын Святослав не подрастет (на момент гибели отца мальчику было 3 года).

Первое, что сделала княгиня Ольга — это жестоко отомстила древлянам за смерть своего мужа. Отправившись в поход на древлян в 946 году, правительница перебила несколько тысяч своих врагов.

В дальнейшем княгиня занималась преимущественно внутренней политикой, в частности установила систему погостов (центры торговли, где систематически происходил сбор дани), а также создала практику сдачи полюдья (сборы в казну Киева).

В 955 году Ольга, согласно «Повести временных лет», приняла христианство во время визита в Константинополь. Еще один официальный визит в Византию состоялся в 957 году.

Известно, что княгиня пыталась приобщить к христианству своего сына Святослава, но тот был не преклонен в своем негативном отношении к христианской вере. Первый самостоятельный поход Святослава произошел в 964 году, и примерно с этого же времени началось его официальное правление.

В своих сочинениях под названием «Память и похвала князю русскому Володимеру», монах  Иаков называет точную дату смерти Ольги: 11 июля 969 года.

Сыну князя Игоря была уготована судьба великого воина, прилично расширившего границы древнерусского государства. Князь Святослав Игоревич скончался в 972 году, сохранив верность языческой религии. Внук же Игоря, князь Владимир Святославович официально принес христианство на Русь в 988 году.

Князь Игорь считается одним из самых знаменитых правителей в истории Древней Руси, который заложил основу для будущих внешнеполитических отношений с Византией. Однако его недальновидность и жадность стали причинами смерти великого правителя.

timegeo.ru

Правители Руси. Князь Игорь

Намеренно не вставляю в название статьи слово «Киевской». Уж больно наши соседи с Украины взялись за эту свою Киевскую Русь. Не понимают люди, что история Руси куда глубже корнями и содержанием, чем город Киев и крещение Руси. Как иллюстрация к этой мысли краткая история жизни князя Игоря, который родом также не из Киева.

Игорь Рюрикович — Великий Князь Киевский. Годы правления: 912-945

Игорь (древне-исландское Ingvar) Рюрикович Старый – сын новгородского князя Рюрика. Мать — дочь «князя урманского» Ефанда.  Игорь — преемник Вещего Олега.

Существует несколько версий о дате рождения Игоря: 861, 864, 865, 875. В Новгородской первой летописи при захвате Киева в 882 году Игорь выступает уже в роли взрослого правителя.

В «Повести временных лет» в 879 году князь Рюрик, умирая, передает правление родственнику Олегу и оставляет ему своего малолетнего сына Игоря.

По данным летописи князь Игорь считался не слишком деятельным и отважным полководцем. Самая примечательная легенда – о смерти Игоря.

В 903 году из Пскова Игорю привели жену, будущую княгиню киевскую, Ольгу. Но дата женитьбы выглядит крайне сомнительно, учитывая, что сын Игоря и Ольги – Святослав, рожден в 942 году.

Князь Игорь в Киеве

После смерти князя Олега в 912 году Игорь вступает на Киевский престол. Получив такое известие, древляне не спешили с уплатой дани, и Игорь вынужден был выбивать ее силой. В 914 году покорив уличей и усмирив племя древлян, он заставил их выплачивать большую дань, чем прежде. В 915-ом, Свенельд, воевода князя, двинулся на юг и после трехлетней осады, взял, город Пересечен, за что в награду получил древлянскую дань.

В 920 году Игорь вновь воевал с печенегами, но результаты этой войны не известны.

Слава князя Олега и его богатая добыча не давали покоя Игорю, и он совершил два похода на Византию. Первый поход на греков в 941 году окончился полной неудачей. Царь Роман был предупрежден болгарами и встретил Игоря во всеоружии: выслал свой флот на встречу Игоревым судам и сжег их. Спасаясь от разгрома остатки дружины, высадились на берег Малой Азии и стали грабить окрестные поселения, но византийцы выдворили их и оттуда. Игорь с уцелевшей дружиной бесславно вернулся в Киев.

Дальше в походы

«Повесть временных лет» отмечает алчность и жадность Игоря. Неудача с греками его не остановила. Игорь стал готовиться к новому походу, который состоялся в 944 году. Собрав многих воинов: словен, кривичей, тивирцев, русь, полян, нанял печенегов, взял у них заложников, и пошел в ладьях и на конях на греков. Император Византии был опять предупрежден болгарами: «Идет Русь и наняла с собой печенегов» и послал к Игорю своих лучших бояр с мольбою: «Не ходи, но возьми дань, какую брал Олег, прибавлю и еще к той дани».

Царь Роман и князь Игорь вступили в переговоры и заключили новый договор (945г.) между Византией и Русью. Установили «мир вечный до тех пор, пока солнце сияет и весь мир стоит». В договоре присутствуют более благоприятные условия для торговли с Византией, чем раньше и здесь же впервые встречаем выражение «Русская земля».

По возвращении из византийского похода, осенью 945 года, князь Игорь, по требованию своей дружины и недовольный своим содержанием, отправляется к древлянам за данью. Древляне не числились в составе войска, который потерпел разгром в Византии, и поэтому решил поправить свое положение за их счет. Легко собрав дань, на пути домой Игорь передумал: не потребовать ли больше? «Поразмыслив, сказал своей дружине: «Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу еще».

Ну что ж славяне всё между собой не ладят?! Так и погиб князь Игорь

Отправив большую часть дружины в Киев, с малой он вернулся в Древлянскую землю. Древляне справедливо рассудили: «Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит». Они перебили всех дружинников и убили самого князя Игоря. По словам Иоанна Цимисхия “он был взят ими в плен, привязан к стволам деревьев и разорван надвое”. Близ Искоростеня он и был похоронен под высоким курганом.

Согласно летописи, княгиня Ольга, вдова Игоря, жестоко отомстила древлянам. Возложила на них тяжелейшую дань, перебила много народа, уничтожила их старейшин, сожгла Искоростень, и пока подрастал сын Игоря, маленький Святослав, при поддержке дружины и бояр князя стала править Русью.

источник

xn--e1adcaacuhnujm.xn--p1ai

ИГОРЬ, КНЯЗЬ КИЕВСКИЙ

ИГОРЬ (?–945) – князь киевский (с 912), фактический родоначальник династии Рюриковичей (согласно древнейшей русской летописи – Повести Временных лет – сын Рюрика), первый из русских князей, упомянутый зарубежными историками – Симоном Логофетом, Львом Грамматиком и др.

Главным направлением его деятельности была защита страны от набегов печенегов и сохранение единства державы. Княжил в Киеве после смерти своего предшественника Олега с 912, покорив восставшие племена древлян и угличей, заставив их платить «полюдье» (дань). Согласно русской летописи, в 913 женился на Ольге, псковитянке из знатного рода, возможно варяжского (по одной из легенд ему избрал ее Олег в 903, по другой – он сам встретил ее на речном перевозе во Пскове). В том же году под его предводительством был совершен поход на побережье Каспийского моря. Двигаясь вдоль побережья Каспийского моря, подступы к которому находились под контролем хазар, войско Игоря подошло к Баку. В качестве платы за «пропуск» хазарам была обещана половина добычи. Добыча действительно была огромной и половину ее русичи, как и обещали, отдали хазарам. Из-за второй половины, на которую также стали претендовать хазары, разгорелась страшная битва, в результате которой почти все войско князя Игоря было уничтожено.

Вернувшись в Киев, Игорь вынужден был собирать новую дружину для нового похода: территория русичей впервые подверглась нападению печенегов. Как и угры, булгары, авары, пришли с востока; они вели кочевой образ жизни. Встретясь сильным войском Игоря, печенеги вынуждены были удалиться в Бесарабию, где также наводили ужас на соседей. Заключив мир с Игорем в 915, они пять лет не тревожили русских, но с 920, как пишет составитель Повести Временных лет, начали вновь вторгаться в просторы Руси.

В 941 князь Игорь предпринял поход на Царьград «на десяти тысячах судов» (преувеличение византийского хрониста, перепуганного опустошением города, обращением в пепел храмов, селений, монастырей). Однако поход закончился для русского войска печально: византийцы ответили Игорю так называемым «греческим огнем» (сера, смола и известь в бочках и горшках). Большая часть русского войска была уничтожена.

Игорь отступил и вновь пошел на греков в 943. Предупрежденные болгарами и хазарами «о руси[чах] без числа», византийцы предложили мир на выгодных для князя Игоря условиях. Посоветовавшись с мудрыми дружинниками, русский правитель принял предложение византийского императора. На следующий год Киев и Царьград обменялись посольствами и заключили новый мирный договор, третий по счету (после договоров 907 и 911) в русской истории. Договор 944 устанавливал «мир вечный до тех пор, пока солнце сияет и весь мир стоит», оговаривал более благоприятные, чем раньше, условия для торговли русичей с Византией, закреплял согласие помогать друг другу военными силами. Составители договора с византийской стороны отметили, что «аще ли [какой-то правитель вражеской земли] хотети начнеть наше царство от нас [отъимати], да пишем к великому князю вашему, и поедет к нам, елико же хочем…»

Это был первый международный документ, упоминавший страну под именем Русская земля. Не удивительно, что русский летописец внес текст этого договора под 944 в Повесть Временных лет – столь велико его значение. Договор 944 назвал русских князей, сопровождавших Игоря («архонтов»), по именам, что позволяет видеть в существовавшей во времена Игоря системе управления раннефеодальную монархию. Чтобы управлять обширной территорией, князь должен был разделить Русь между родственниками и союзными «архонтами» или конунгами. Важно отметить, что в «дележе» участвовали не только «мужи», но и жены князей и старших конунгов, «архонтессы» Предслава и Сфандра, владевшие огромными городами («ярлствами»). Эти знатные, женщины также послали своих послов в Царьград, в том числе жена Игоря Ольга, владевшая как «ярлством» городом Вышгородом, ведавшая государственными делами и вершившая суд в отсутствие мужа. Выделение «игорева рода» из прочей массы «великих князей» (конунгов) и завоевание им исключительного права на киевский трон имело характер длительного процесса. Решающими его факторами были становление новой системы управления и формирование опоры династии – боярства.

После похода 944 князь Игорь больше не воевал и даже на сбор дани отправлял дружину своего боярина Свенельда, что стало сказываться на уровне благосостояния дружины самого Игоря. В дружине Игоря скоро стали роптать: «Отроки (дружинники) Свенельда разбогатели оружием и платьем, а мы наги. Пойди, князь, с нами за данью, и ты добудешь, и мы!». После долгих уговоров князь Игорь отправился в 945 со своей дружиной в древлянскую землю за данью. Посчитав собранное полюдье недостаточным, князь с дружинниками вернулся, чтобы собрать дань еще раз. Возмущенные таким произволом, древляне из Искорестеня порешили: «Повадился волк к овцам ходить – так перетаскает все стадо. Лучше нам убить его!». Маленький отряд Игоря был разбит древлянским князем Малом, самого Игоря – по свидетельству византийского историка Льва Дьякона – убили, привязав к склоненным верхушкам двух соседних деревьев. По сведениям летописи, за смерть мужа Ольга жестоко расправилась с древлянами и во избежания подобных конфликтов в дальнейшем «ввела уставы и уроки» (определила места, периодичность и размеры собираемой дани).

К концу правления Игоря власть русичей распространилась по обе стороны верхнего и среднего Днепра, на юго-восток – до Кавказа и Таврических гор, на севере – до берегов Волхова. Незадолго до гибели Игоря в его семье появился наследник – Святослав, которому (по словам византийского историка Константина Багрянородного) он сразу же отдал во владение город Новгород. Согласно русской летописи, ребенок был совсем мал в год гибели отца и едва мог держаться на коне. Высказывались сомнения в том, что Игорь был отцом Святослава (Л.Н.Гумилев).

Идея сближения, сплочения и объединения славянских народов, «прочтенная» в истории древнерусских походов и сражений начала 10 в. в русских летописях современным скульптором Н.Можаевым, художником В.Горбулиным и архитектором М.Поздняковым, положена в основу композиции, посвященной князю Игорю и возведенной в 2003 над рекой Северный Донец на Луганщине (Украина).

Лев Пушкарев

www.krugosvet.ru


Смотрите также