Авторизация

История жизни сергия радонежского


Сергий Радонежский - почему он? - Православный журнал "Фома"

Что же такого сделал этот святой, если он уже при жизни был почитаем, а позднейшие поколения присвоили ему высокое звание «игумена всея Руси»? Отличен ли монашеский путь Сергия от подвига ранних иноков, и если да, то в чем именно его уникальность? И, наконец, какое влияние оказал преподобный угодник Божий на культуру Северо-востока Руси?

***

Святой жил в XIV веке – в годы монголо-татарского ига. Русские земли по-разному пережили набег ордынцев. И если Европейская часть, более известная сегодня как Украина и Беларусь, уже к середине столетия практически избавилась от политического диктата со стороны оккупантов, то Восток еще не один десяток лет ощущал на себе всю мощь поработителей. А это очень многое значило. На Западе Руси с середины столетия татары практически не вмешивались в политику князей, ограничиваясь лишь поборами и грабежом. А вот Восток вплоть до конца XV века вынужден был считаться с мнением ханов, и даже Великие князья Московские проходили унизительную процедуру признания легитимности своей власти захватчиками.

Все это не могло не сказаться на духовном состоянии как народа, так и правящей элиты. Например, русский святитель Кирилл, ставший митрополитом почти сразу после нашествия Батыя и всю жизнь старавшийся наладить церковную жизнь, в своих записках описывал больше не нищету и разорение, а глубокое нравственное одичание людей. Состояние было даже хуже, чем до крещения Руси – настолько сильно разрушило иго духовный фундамент общества.

Кроме того, на выжженной и опустошенной территории почти не осталось монахов. Те же, немногие, кто смог спастись, уходили в глухие леса. Приток свежих сил в иноческие ряды был очень слабым – народ настолько очерствел душой за годы оккупации, что заботы о Вечности в то время мало кого интересовали. Каждый стремился просто выжить, даже не задумываясь о чем-то более возвышенном. Если же и находились люди, желающие стать на путь монашеского подвига, то они проходили его самостоятельно, вне монастырей, кто как мог. Ведь старцы, которые могли бы передать свой опыт, погибли, а книги, излагающие правила монашеского жития, безвозвратно сгорели в огне пожарищ.

Для полноты картины важно не забывать и тот факт, что чем дальше на восток и север от Киева находились земли, тем дольше длилась их христианизация. На этом фоне преподобному Сергию предстояло в буквальном смысле совершить духовную революцию в глуши отдаленных русских земель, превратив их во второй очаг православной веры. С именем этого человека связан блистательный и неповторимый в отечественной истории расцвет иноческого жития на Востоке Руси.

Первое, что сделал преподобный Сергий, – изменил отношение к монашескому подвигу. В сознании большинства мирян того времени постриг был спасителен сам по себе и приравнивался к Крещению – человек принимал постриг, и уже считался стопроцентно спасенным, свободным от прежних грехов. Именно поэтому среди князей и бояр долгое время бытовал обычай предсмертного принятия иночества. Святой Сергий восстанавливает лучшие монашеские традиции Киевской Руси и всей своей жизнью утверждает истинное понимание монашества. Для всех преподобных отцов, как до Сергия, так и после него, принятие пострига – это не «второе Крещение», не «билет в Рай» и не гарантия спасения – это лишь его возможность через крест непрестанного очищения от грехов; крест послушания до полного самоотречения. И только от самого монаха зависит, использует ли он эту возможность или нет.

Эпоха преподобного Сергия дала Церкви огромное количество святых. Непосредственными учениками великого старца было более двадцати монахов, которые основали в целом около 40 монастырей! Из этих обителей, в свою очередь, выходили новые подвижники, которые дали России еще приблизительно полсотни иноческих общин. В итоге за XIV – XVI века весь Север Руси покрылся густой сетью малых и больших обителей. Например, один только Авраамий Галицкий, бывший в числе первых духовных чад игумена Радонежского, основал четыре обители. Без преувеличения, Сергий является «игуменом всея Руси», вдохновителем и во многом – создателем северного иночества.

Художник Александр Простев

Основание монастырей в описываемую эпоху происходило по такой схеме: подвижник, чающий молитвенного уединения, уходил в лес. Через некоторое время около него собирались другие иноки, и на месте кельи отшельника вырастал монастырь. А старец, тяготясь своей славой, снова уходил в пустынные места, и все повторялось сначала. Была и другая схема, когда инок какого-нибудь монастыря, стяжав благодатные дары Святого Духа, покидал свою родную обитель и основывал другую, уже в ином месте. Князья и богачи тоже строили монастыри, но иноческую жизнь в этих обителях все равно налаживали иноки, прошедшие трудную школу пустынножительства.

XIV столетие считается началом «Золотого века» русского монашества. В течение двух веков – XIV и XV – прославились Дмитрий Прилуцкий, Кирилл Челмогорский, Стефан Махрищский, Александр Куштский, Стефан Пермский, Пахомий Нерехтский, Дионисий Суздальский, Сергий Нуромский, Кирилл Белозерский, Савватий Соловецкий, Андрей Рублев. Это список неполный, его можно продолжать, не говоря уже о подвижниках, имен которых мы не знаем, и которые по своему смирению остались неизвестными. Многих святых связывают узы личной дружбы, которую они пронесли через всю свою жизнь.

Эти преподобные отцы служили не только Богу, но и людям. И если мы внимательно будем читать их жития, то заметим, что чудеса, творимые святыми подвижниками, были направлены, прежде всего, на помощь ближнему. Русский инок во все времена оставался верным сыном своего Отечества, и, несмотря на то, что он отрекается от мирской суеты, сам мир, его проблемы и беды, не становятся иноку чуждыми. Возносясь душой к Богу, монах продолжает болеть за свой народ и молится за него.

В XVI веке, когда наша земля стала оправляться от ужасов татарщины, когда Московское государство окрепло и у людей появилось ощущение стабильности и уверенности в завтрашнем дне, монашество стало клониться к закату. С приходом в страну благополучия и процветания все меньше людей хотело отрекаться от комфорта и достатка, уходить подальше от мира и искать спасение в обители. Подвиг, конечно, продолжал совершаться, многие иноки достигли святости, но в общем потоке монашеского движения уже не было той живой движущей силы, той массовости, которая была присуща иночеству эпохи святого Сергия и его учеников.

Но, несмотря на все дальнейшие перипетии, которые ожидали Церковь и Россию в последующих веках, фигура Радонежского игумена оставалась путеводной звездой для тех сотен тысяч людей, которые в разное время захотели посвятить себя Богу. И в годы Смуты, и в лихолетье раскола, и в бурю Петровских реформ, и в пышный век дворцовых переворотов, и в «просвещенное» XIX столетие, и в годы большевизма игумен Сергий оставался тем самым идеалом, который вдохновлял на подвиг. И даже в периоды наибольшего отпадения России от Бога этот святой служил напоминанием того, до каких высот может взлететь христианская душа в своем подвиге. Без преувеличения, все, что мы имеем лучшего в культуре и духовности России, – и «Троица» Андрея Рублева, и белокаменные соборы, и огромное литературное наследие, –  все это является преломлением и переосмыслением того благодатного опыта, который приобрел, накопил и преумножил великий Радонежский инок.

Ученики и последователи Сергия Радонежского 

Из серии Житие прп. Сергия (прп Симон один из первых учеников Сергия Радонежского)Фото Александра Простева

– Преподобный Авраамий Галицкий, называемый также Городецким и Чухломским, который был одним из первых учеников и постриженцев преподобного Сергия. Из обители Сергия Радонежского он удалился в страну Галицкую. Он основал четыре обители: монастырь в честь Успения Пресвятой Богородицы, монастырь Положения пояса Богоматери, монастырь во имя Собора Богоматери и обитель в честь Покрова Пресвятой Богородицы, где и скончался.

– Преподобный Павел Обнорский или Комельский. Был келейником у самого игумена Сергия. Потом испросил у старца благословения жить в уединении в окрестных лесах. Основал общежительный монастырь во имя Живоначальныя Троицы.

– Преподобный Сергий Нуромский. Он был грек по происхождению. Основал на реке Нурме монастырь Преображения Господня.

–  Сильвестр Обнорский. Основал обитель Воскресения Христова.

– Преподобные Андроник и Савва. Святитель Алексий испросил у Преподобного Сергия сего ученика для устроения обители Всемилостивого Спаса в семи верстах от Кремля, на речке Яузе в1361 г. Под руководством Преподобного Андроника воспитались его спостник и преемник по игуменству Преподобный Савва и знаменитые иконописцы Андрей Рублев и Даниил.

– Мефодий, основатель обители Пешношской,1361 г.

– Преподобный Феодор, в миpу Иоанн, родной племянник преподобного Сергия. Основатель Симонова монастыря.

– Кирилл и Ферапонт Белозерские, выходцы из Симоновой обители. Кирилл основал обитель Уcпения Пресвятой Богородицы (в1397 г.), а Ферапонт основал монастырь Рождества Богородицы (в1398 г.). В 1408 году преподобный Ферапонт перешёл в Можайск и здесь, в версте от города, основал Лужецкий монастырь.

– Преподобный Афанасий, основатель Высоцкого монастыря в Серпухове около1373 г.

– Преподобный Роман, основатель обители на Киржаче около1374 г.

– Преподобный Леонтий, основатель Стромынского монастыря Успения Богоматери на реке Дубенке около1378 г.

– Преподобный Савва, основатель Дубенского Успенского монастыря. Изображён в Успенском соборе Троицкой Лавры с закрытым правым глазом.

– Преподобный Афанасий пустынник, основатель Череповецкого Воскресенского монастыря.

– Преподобный Ксенофонт Тутанский основал Тутанский Вознесенский монастырь на берегу реки Тьмы.

– Преподобный Ферапонт Боровенский, основатель Успенского Боровенского монастыря, в десяти верстах от города Мосальска Калужской обл.

– Преподобный Савва Сторожевский, после смерти преподобного Сергия и по удалении преподобного Никона на безмолвие, шесть лет управлял Лаврою преподобного Сергия. В 1398 году Савва основал близ Звенигорода на горе Стороже монастырь во имя Рождества Богородицы.

– Преподобный Иаков Железноборский, или Галицкий. Основатель монастыря во имя Предтечи.

– Преподобный Григорий Голутвинский, первый игумен Голутвинского монастыря в Коломне.

– Преподобный Пахомий Нерехтский, основатель Троицкого Сыпанова монастыря близ Нерехты Костромской обл.

– Преподобный Никита Костромской, основатель Богоявленского монастыря в Костроме.

В материале использованы репродукции картин художника Александра Простева

Другие материалы о святом Сергии Радонежском читайте здесь

Жизнь и подвиги Сергея Радонежского

Автор: Максим Поташев

Краткое содержание статьи:

Не каждому известно кто такой Сергей Радонежский, его жизнь и подвиги. Кратко узнать об этом помогут древние летописи. Согласно им, великий чудотворец родился в начале мая 1314. Известно и когда он умер – 25 сентября 1392 года. Узнать о том, чем знаменит Сергей Радонежский можно, изучив его биографию.

Сергей Радонежский: краткая биография:

Согласно древним летописям чудотворец стал основателем нескольких монастырей. По сей день известно одно наиболее знаменитое его создание, Свято-Троицкий монастырь, расположенный под Москвой.

Сергей Радонежский, или как его звали ранее Варфоломей, отставал в изучении наук от своих сверстников. Ему более близка была тема Священного писания. В возрасте четырнадцати лет он и его семья переехали жить в Радонеж. Там он основал первую церковь, названную Троице-Сергиевым монастырем.

Спустя несколько лет чудотворец принимает решение стать игуменом. С тех пор, ему было присвоено новое имя – Сергей. После этого он стал уважаемым человеком среди народа. К нему приходили для того, чтобы он благословил перед битвой и помог в примирении.

Кроме Троице-Сергиева он создал еще более пяти храмов. Умер Сергей Радонежский 25 сентября 1392 года. До сих пор православные люди отмечают эту дату, как день памяти великому чудотворцу.

Несколько интересных фактов

Известно несколько интересных фактов о Сергее Радонежском:

  • Будучи беременной мать чудотворца отправилась в храм. Во время молитвы, её ребенок в утробе прокричал трижды. С каждым разом громкость плача увеличивалась;
  • Согласно источникам, Сергей Радонежский помогал монахам. Они были вынуждены ходить за водой на дальние расстояния. Преподобный отыскал несколько капель, оставшихся от дождя, и произнес над ними молитву. Через некоторое время появился источник воды;
  • Чудотворец помогал и обычному народу. Местный житель обратился к нему с просьбой спасти больного сына. Мальчик скончался, после того, как его принесли к Сергею Радонежскому. Но пока его отец ходил за гробом, тот невероятным образом ожил;
  • Преподобный безотказно помогал каждому человеку, нуждающемуся в его поддержке. Известно, что он исцелил бесноватого вельможу, лечил больных от бессонницы и слепоты;
  • Чудотворец оказывал помощь в примирении и спасении от долгов.

По этому поводу в 2014 году дал интервью патриарх Кирилл. По его словам, Сергей Радонежский обладал необычайными способностями. Он мог влиять на законы природы и приближать человека к Богу. Историк Ключевский заявил, что чудотворец был способен поднять дух народа.

Житие Сергея Радонежского

Спустя 50 лет после смерти основателя успешных храмов, было написано житие. Повесть о великом чудотворце была написана его учеником Епифанием Премудрым. Она вызвала интерес у народа, и спустя несколько лет она получила статус ценного источника Московской Руси.

Первое житие было написано, исходя из собственных сочинений Епифания. Ученик был весьма развитым и образованным. По изданию несложно догадаться, что он любил путешествовать и посещал такие места, как Иерусалим и Константинополь. Он был вынужден несколько лет прожить со своим наставникам. Сергей Радонежский выделял своего ученика за необычный склад ума.

К 1380 году Епифаний уже стал опытным летописцем, отлично владеющим грамотой.

После смерти чудотворца, ученик стал писать интересные факты о нем и доносить их до людей. Делал это он по нескольким причинам. Прежде всего, он уважал труд своего наставника. Ему было обидно, что спустя столько лет после его смерти о нем не было издано ни одной повести. Инициативу о написании жития Епифаний взял на себя.

Также мудрый ученик считал, что его рассказы помогут донести до людей ценность жизни, научиться верить в себя и справляться с трудностями.

Где сейчас мощи Святого?

Спустя 30 лет после смерти Сергея Радонежского, а именно, в 1422 году были обретены его мощи. Это событие происходило под руководством Пахомия Лагофета. По его славам, несмотря на такой продолжительный срок, тело чудотворца сохранилось целым и светлым. В нетронутом состоянии осталась даже его одежда. Его мощи перемещались всего два раза, с целью сохранения их и спасения от пожара.

Впервые это произошло в 1709 году, а после повторилось в 1746 году. Третий, последний раз мощи были перевезены в 1812 году во время войны с Наполеоном.

Повторное вскрытие могилы произошло в 1919 году, по приказу советского правительства. Это совершалось при присутствии государственной комиссии. По словам Павла Флоренского, человека при котором происходило вскрытие, голову Сергея Радонежского отделили от тела и заменили головой, принадлежавшей князю Трубецкому.

Мощи чудотворца стали экспонатом для музея и располагаются в Троице-Сергиевой лавре.

Сергей Радонежский и живопись

Во времена жизни Сергея Радонежского, и в течение нескольких веков после его смерти был введен запрет на художественное искусство. Оно могло быть передано народу только в виде икон. Впервые русская живопись появилась лишь в 18 веке.

Изобразить образ чудотворца удалось художнику Нестерову. В 1889 году он завершил свою картину под названием «Пустырник». Сергей Радонежский был кумиром для художника с самых ранних лет. Святого почитали его близкие, для них он был образом чистоты и непорочности. Взрослый Нестеров создал цикл картин, посвященных великому чудотворцу.

Благодаря картинам, житиям и летописям каждый современный человек может узнать о том, кем был Сергей Радонежский, его жизнь и подвиги. Кратко изучить его жизнь невозможно. Он был абсолютно уникальным человеком, имеющим чистую душу, искренность и бескорыстность, направленную на помощь другим людям.

По сей день народ посещает храмы, молится перед иконой Сергея Радонежского и его мощами. Каждый человек искренне верит, что он поможет и им разрешить сложную ситуацию в жизни.

Видео о Святом Чудотворце

В этом ролике отцом Михаилом будет рассказано о жизни и подвигах Сергея Радонежского:

Краткая биография Сергия Радонежского для детей

История Куликовской битвы неразрывно связана с именем одного из самых почитаемых русских святых, основателем Троице-Сергиевой ларвы Сергием Радонежским. Не случайно на Красном холме воздвигнут храм в его честь.

По церковному преданию, изложенному в «Сказании о Мамаевом побоище» и «Житии Сергия Радонежского», преподобный Сергий благословил князя Дмитрия Донского перед его сражением с Мамаем на Куликовом поле, дал двух иноков Пересвета и Ослябю, чтобы они, на время оставив иноческие обеты, взялись за меч, чтобы защитить свое Отечество и веру. Во время сражения преподобный Сергий собрал монастырскую братию и молился о победе и об упокоении павших воинов, называя их по именам, и, наконец, поведал братии, что враг разбит.

Сергия Радонежского часто называют игуменом земли Русской. Именно с преподобного Сергия началось духовное возрождение, объединение Руси после вражды и междоусобиц. В тяжелые годы золотоордынского ига он стал духовным лидером страны. Свое моральное влияние он использовал для убеждения сомневающихся и противящихся в том, что для свержения ордынского ига требуется сильная власть, способная объединить все силы и привести их к победе. Являясь наиболее популярным церковным деятелем Северо-Восточной Руси и руководствуясь волей митрополита Алексия, Сергий неоднократно выполнял его политические поручения, мирил князей.

Сергий Радонежский прожил долгую и праведную жизнь, его не краткая биография полна ярких событий и тесно связана с историей Руси и русской православной церкви. Родился Сергий Радонежский около 1314 года в семье ростовских бояр Кирилла и Марии, и был назван Варфоломеем. Легенда гласит, что юноша тянулся к знаниям, но учеба в церковно-приходской школе ему никак не давалась. И однажды, разыскивая потерявшихся лошадей, он увидел в поле старца, молившегося под одиноким дубом. Отрок подошел к нему для благословения и рассказал о своей печали. Старец благословил его и сказал: «Отныне Бог даст тебе уразуметь грамоту». И действительно после этого краткого общения с богомольным стариком юноша легко овладел искусством чтения и погрузился в изучение божественных книг. Этот эпизод из биографии Сергия Радонежского хорошо известен по картине художника М. В. Нестерова «Видение отроку Варфоломею», которая хранится в Третьяковской галерее (видео сюжет об истории создания этой картины смотрите в 7-м выпуске программы «Третьяковская галерея. История одного шедевра».

Примерно в 1328 году семья Варфоломея перебралась в город Радонеж, название которого после пострига отрока в монахи прочно закрепилось в его имени – Сергий из Радонежа, Сергий Радонежский. Монашеская жизнь преподобного Сергия началась в 1337 году, когда вместе с братом Стефаном, иноком хотьковского Покровского монастыря, они поселились в лесу на холме Маковец и построили небольшой деревянный храм во имя Святой Троицы. Это событие считается датой основания Троице-Сергиева монастыря, обители, в которую к Сергию Радонежскому стекались сотни людей, искавшие уединения и упокоения в молитве. Сергий Радонежский воспитал множество учеников, которые основали десятки монастырей в разных уголках Руси, строили храмы, собирая вокруг себя сторонников православия, единой веры и страны.

Сергий Радонежский почитается Русской православной церковью в лике святых как преподобный, заступник земли Русской, наставник монашествующих, покровитель русского воинства и особенный покровитель детей, желающих успехов в школьном учении.

Умер преподобный старец 25 сентября (8 октября)1392 года, а 30 лет спустя, 5 (18) июля 1422 года, были обретены нетленными его мощи. День кончины святого и день обретения его мощей – особо почитаются РПЦ как дни памяти святого.

Более подробные сведения о биографии Сергия Радонежского можно почерпнуть в следующих изданиях, интересных как взрослым, так и детям:

1. Житие и подвиги Преподобного и Богоносного отца нашего Сергия, игумена Радонежского и всея России чудотворца/ Сост. иеромон. Никон (Рождественский), впоследствии архиеп. Вологодский и Тотемский. – Сергиев Посад: СТСЛ, 2004. – 336 с.

2. Преподобный Сергий Радонежский – великий подвижник земли Русской. – М., 2004. – 184 с.

3. Выступивший из границ времени…Преподобный Сергий Радонежский в избранных сочинениях и произведениях искусства XIV – начала XX века. – Москва: Лето, 2013. – 176 с.

4. Житие преподобного Сергия, радонежского чудотворца: 100 миниатюр из лицевого жития конца XVI века собрания Ризницы Троице-Сергиевой Лавры/Авт.-сост. Аксенова Г.В. – М., Культурно просветительный фонд им. нар. арт. С. Столярова, 1997. – 236 с.

5. Жизнь и житие Сергия Радонежского/Сост., посл. и коммент. В.В. Колесова. – М.: Сов. Россия, 1991. – 368 с.

6. Житие преподобного Сергия Радонежского/Авт.-сост. М.А.Письменный. – М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2003. – 160 с.

7. Борисов С.Н. Сергий Радонежский. – М.: Мол. Гвардия, 2003. – 298 с.

Автор текста: Ирина Парамонова, журналист, автор книг по истории Тулы

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО

Во главе многочисленного сонма русских святых стоят три великих подвижника: преподобные Антоний и Феодосий Печерские и преподобный Сергий Радонежский. Святые Антоний и Феодосий возсияли при начале христианской эпохи в киевских пределах нашего отечества. Святой Сергий через три века после Антония и Феодосия озарил московские пределы.

Настоящий очерк жизни Преподобного Сергия составлен на основании его древнего жития, принадлежащего его ученику и монаху Троице-Сергиевой Лавры преподобному Епифанию.

Преподобный Сергий, в миру носивший имя Варфоломей, родился 3 мая 1314 г. в селе Варницы, недалеко от Ростова, в семье служилого человека Ростовских удельных князей по имени Кирилл, который был весьма уважаем и даже входил в совет князя. У будущего основателя Троице-Сергиевой Лавры были старший брат Стефан и младший – Петр.

Еще до рождения Варфоломея было чудесным образом определено, что он станет великим угодником Божиим. Мать его, будучи беременна им, пришла однажды на воскресную литургию в церковь. И вдруг, к изумлению всех присутствовавших, находившийся в ее чреве младенец три раза прокричал громким голосом: перед чтением Евангелия, перед пением херувимской песни и при возглашении священником: «Святая Святым».

Младенчество и детство Варфоломея были также ознаменованы чудесными проявлениями на нем благодати Божией. В продолжение сорока дней от рождения до крещения младенец заставил свою мать соблюдать пост, т. к. не прикасался к ее груди, если она в скоромные дни принимала мясную пищу. Спустя немного времени после крещения, будущий угодник Божий сам явился великим постником: по средам и пятницам он отказывался от молока матери и в эти дни оставался без пищи. При этом младенец не хотел питаться и молоком других женщин, кроме самой матери, поэтому напрасно мать искала для него кормилиц более богатых молоком, чем она сама.

В семь лет Варфоломей был отдан родителями в ученье грамоте. Вместе с Варфоломеем учились грамоте и его братья Стефан и Петр. Но в отличие от братьев, которые учились грамоте хорошо и успевали в учении быстро, Варфоломей оказался малоспособным к учению, его часто наказывали учителя, ругали родители, а товарищи смеялись над ним. Варфоломей часто со слезами молился Богу втайне, чтобы Он дал ему «разумение грамоты», и молитва его была услышана.

М. Нестеров. Отрок Варфоломей

Однажды отец послал Варфоломея в поле искать лошадей. В поле Варфоломей увидел незнакомого старца, который стоял под дубом и вдохновенно молился. Он приблизился к старцу и стал ждать окончания его молитвы. Закончив молитву, старец благословил отрока и спросил его, чего он ищет и чего хочет. Варфоломей отвечал, что более всего и пламенно он желал бы получить разум к ученью грамоты, и просил старца помолиться о нем Богу. Старец, воздев руки, сотворил молитву и по окончании ее вынул из кармана некий сосуд и подал мальчику из него тремя перстами как бы частицу от просфоры, повелев вкусить ее и обещая, что вместе с этим дается ему от Бога разум к учению. После этот старец уже намеревался отправиться в свой путь, но Варфоломей очень просил его посетить дом своих родителей, и тот согласился. В доме Кирилла, прежде чем сесть за предложенную отцом трапезу, старец, взяв с собой Варфоломея, пошел в бывшую у него домовую часовню, чтобы отпеть часы. Во время пения часов он заставил Варфоломея говорить псалом, и когда тот сказал: «Я не умею, отче», отвечал ему: «От сего дня Господь дарует тебе уменье грамоты». Пообедав с родителями Варфоломея и уверив их, что Господь даровал им ребенка, который ради добродетельного жития будет великим перед Богом и перед людьми человеком, старец вышел от них. Родители Варфоломея пошли провожать его, но он внезапно стал невидим, из чего они и поняли, что то был Ангел Божий.

Крещение Варфоломея, нареченного впоследствии Сергием

Жития святых представляют нам немалочисленные примеры того, как сердца избранных Богом людей воспламеняются благодатной ревностью о спасении с самой ранней юности, с тем, чтобы не потухая гореть до глубокой старости. Варфоломей, будущий Преподобный Сергий, принадлежал к числу этих избранников Божиих. Менее чем с двенадцатилетнего возраста он начал стараться жить жизнью подвижника, которую не оставлял до самой смерти: начал держать строгий пост, так что по средам и пятницам совеем не вкушал пищи (как делали тогда особенно благочестивые взрослые), а в прочие дни питался хлебом и водой; начал усердно посещать храм Божий для молитвы и дома проводить на молитве целые ночи; усердно читать святые книги.

Когда Варфоломею было около пятнадцати лет, родители его вынуждены были переселиться из Ростова.

Зимой 1327–1328 г. получил в Орде великое княжение Русское удельный Московский князь Иван Данилович Калита и успел до такой степени снискать расположение хана, что тот, спустя год по даровании ему великокняжеского престола, отдал ему в подчинение и соседнее с Москвой княжество Ростовское. Известный суровым нравом Калита стал жестоко угнетать жителей Ростова, и многие решились бежать из города, чтобы искать себе пристанище в других местах. Среди них был и отец Варфоломея Кирилл. Кроме тяжелого насилия Московского его заставило покинуть Ростов еще и то, что из человека богатого и знатного он стал жалким бедняком, которому неудобно было оставаться там, где он жил в богатстве. Местом для своего нового жительства отец Варфоломея избрал соответствовавший его скромному положению небольшой городок Радонеж, находившийся в Московской области. Городок отдан был великим князем в удел его младшему сыну Андрею, а для привлечения в него новых жителей переселенцам были обещаны многие льготы и большое послабление в податях и повинностях.

М. Нестеров. Видение отроку Варфоломею

В этом городе прошло отрочество Варфоломея, и, достигнув двадцатилетнего возраста, Варфоломей, уже давно решивший посвятить себя Богу в иночестве и уже давно по жизни своей бывший строжайшим иноком, начал просить родителей о дозволении постричься в монахи. Родители ничего не имели против его намерения, но попросили сына не оставлять их в старости и подождать с пострижением до их кончины.

После смерти родителей Варфоломей принял решение не идти для монашествования в какой-либо монастырь, а удалиться в пустыню и пошел к своему брату Стефану в Хотьков монастырь, чтобы пригласить его быть своим товарищем в пустынножитии. Братья вышли из Хотькова монастыря, чтобы в окружавшем его лесу искать себе место для пустынного жития и решились, наконец, остановиться там, где стоит теперь Лавра, и именно на месте Троицкого собора.

Братья сначала соорудили себе шалаш, помолились Богу и начали вырубать деревья, чтобы поставить себе келию и маленькую церковку, которую освятили во имя Святой Троицы. После освящения церкви братья начали пустынножительствовать. Но вскоре Стефан, не в силах вынести все тяготы пустынного жития, ушел в Москву, в Богоявленский монастырь.

Оставшись один, Варфоломей прежде всего позаботился о том, чтобы стать настоящим монахом, т. е. чтобы получить монашеское пострижение. В одном из приходов, окружавших его пустынь, он нашел игумена-старца Митрофана и привел его к себе, чтобы старец постриг его в монахи. Митрофан постриг его, и в честь святого того дня, в который совершено было пострижение, дал ему имя мученика Сергия. Преподобный Сергий принял монашество в возрасте двадцати трех лет; следовательно, если он родился в 1314 г., это было в 1337 г.

В пустыни, в совершенном уединении, Преподобный Сергий прожил от двух до четырех лет. Поселившись среди зверей, Преподобный Сергий научился жить с ними в мире. Мимо келии его бегали стаи волков, но ему вреда не причиняли; проходили иногда и медведи и также не беспокоили его. А один из медеведей стал часто посещать преподобного: видя, что зверь приходит не с злым умыслом, а в надежде получить угощение, Сергий начал делиться с ним своей скудной трапезой, оставлял ему на пне хлеб, причем пополам делился с ним и в том случае, когда самому едва хватало. Ежедневные посещения медведя продолжались более года.

Время пустынно-уединенной жизни Преподобного Сергия проходило в молитве внешней церковной, состоявшей в отправлении всего круга служб дневных, за исключением литургии, – в молитве внутренней или умной домашней, в непрестанном богомыслии, в чтении Слова Божия и труде. Нет сомнения, что очень невелика была библиотека книг Преподобного Сергия. Что касается телесного труда, то он должен был вырубать лес около своей церкви и келии, чтобы образовать около них полянку для огорода.

М. Нестеров. Юность Преподобного Сергия

Пищу Преподобного Сергия во время его уединенного пустынножития составляли хлеб и вода. Воду он брал из источника или ключа, недалеко от которого стояла его келия; откуда брал он хлеб, доподлинно не известно, но вероятно, его приносил или присылал младший брат преподобного Петр, который оставался жить в Радонеже.

Постепенно к Сергию присоединились другие монахи, и всем приходящим он помогал строить келии и обустраиваться на новом месте. Пока он жил в пустыни один, он нуждался только в хлебе, который, как мы сказали, вероятно, доставлял ему младший брат. Но когда в его пустыни образовался монастырь, нужно стало церковное вино для служения обеден, восковые свечи для служения всяких церковных служб. Иногда не доставало и того, и другого, так что служение обеден приходилось откладывать, а петь заутрени приходилось вместо свеч с лучиной. По свидетельству преподобного Иосифа Волоколамского, в монастыре Сергиевом в первое его время писали книги, нужно подразумевать – богослужебные, не на пергамене или бумаге, а на бересте.

При всей возможной ограниченности потребностей доводилось иногда испытывать нужду и самому преподобному. Один раз, когда он уже был игуменом монастыря, у всей братии случился крайний недостаток пищи, а у него самого совсем не стало ни хлеба, ни соли. Три дня он переносил голод, но на четвертый день, будучи не в состоянии больше терпеть его, взял топор и пошел к одному старцу, по имени Даниил, у которого был лишений хлеб и который вместе с тем нуждался в плотнике. «Я слышал, старче, – сказал Сергий Даниилу, – что ты желаешь пристроить сени к своей келии; чтобы не быть праздным, я пришел к тебе поставить сени». – «Действительно, я желаю пристроить сени в келии, – отвечал Даниил, – давно приготовлен у меня для этого и лес, и только жду из села плотника; а что касается до тебя, – прибавил он Сергию, – то боюсь, что ты слишком дорого возьмешь с меня за работу». Сергий отвечал, что он много не возьмет, а лишь те гнилые хлебы, которые есть у него, и прибавил, что он сделает ему сени лучше всякого плотника. Даниил вынес Сергию решето гнилых хлебов (т. е. наломанных кусков хлеба) и сказал: «Вот, если это хочешь получить за работу, то с удовольствием дам, а больше не могу ничего дать». Сергий отвечал, что этого более чем достаточно, и, сказав Даниилу, чтобы возьмет хлебы только когда сделает дело, принялся за работу. Целый день он работал, и к вечеру были готовы сени. Тогда взял он от Даниила заработанные хлебы и утолил ими голод.

Вступив в управление своей родной обителью, преподобный, поучая братию, избегал многословия; его речь обнаруживала глубокое знание Священного Писания, дух и смысл которого он постигал не только умом, но и сердцем. Оттого все его поучения, при своей простоте и кратости, были проникнуты особенной силой и властно действовали на сердца слушателей. В одной из рукописей ХVII в., принадлежавшей Новгородской Софийской библиотеке, есть такое поучение Преподобного Сергия: «Внимайте себе, братие, всех молю, прежде имейте страх Божий и чистоту душевную и любовь нелицемерную, к сим и страннолюбие, и смирение с покорением, пост и молитву. Пища и питие в меру, чести и славы не любите, паче же всего бойтеся и поминайте час смертный и второе пришествие». Он учил не столько словом, сколько своим примером. К великому утешению братии, каждый день совершал он Божественную литургию. Никакая усталость, никакие дела и заботы не могли помешать ему первым являться в церковь ко всякому Богослужению, и выходил он из церкви всегда последним. В продолжение всей службы Божией он стоял как свеча и отнюдь не позволял себе прислоняться к стене, «что знаменовало, по выражению святителя Московского Филарета, мысль, в Богомыслии водруженную, и дух, непобеждаемый леностию тела». Сидения в церкви не допускал никогда.

А. Васнецов. Скит

Одним из правил порядка, установленного Преподобным Сергием в своей обители, требовалось, чтобы после повечерия братия не ходили из келии в келию и не беседовали друг с другом, кроме крайней нужды, когда, например, нужно было побывать зачем-нибудь у самого игумена; каждый в своей келии должен был заниматься молитвой и рукоделием. Преподобный сам строго наблюдал за исполнением этого правила. Иногда, поздно вечером, особенно в долгие осенние и зимние ночи, заботливый игумен, совершив свою келейную молитву, тихо обходил все келии и через маленькие окошки замечал, кто чем занимается. Если инок стоял на молитве, или занят был своим рукоделием, писал, читал святую книгу, или же погружен был в размышление о грехах своих, – святой игумен радовался, благодарил за него Бога и молился, чтобы Господь подкрепил труженика в подвиге спасения. А если слышал он беседу непозволенную, то ударял в дверь или в окно и удалялся. Наутро же призывал к себе провинившихся, кротко вступал с ними в разговор об обязанностях монашеских и, не обличая прямо, говоря будто о других, склонял их к смиренному признанию в прегрешении.

Миниатюра из Серпуховского Высоцкого монастыря

Не только желающих монашествовать привлекал Сергиев монастырь, но и миряне приходили к нему, благодаря молве о чудесных знамениях, в которых проявляла себя благодать Божия. Эти благодатные знамения открылись молитвенным изведением источника в пустынном овраге у стен обители, но преподобный Епифаний, жизнеописатель Сергия, повествует и о других, более разительных чудесах угодника Божия.

В первое время существования монастыря случалось по несколько дней терпеть голод всей братии. Братия питалась, главным образом, подаяниями; но Преподобный Сергий не благословлял ходить для сбора милостыни по селам и деревням, а наказывал принимать лишь ту милостыню, которая будет принесена в монастырь. Иногда оскудевало приношение милостыни и братия терпела голод по два дня и более. Тогда поднимался между братией ропот на игумена, Сергий вразумлял и увещевал малодушных уповать на милость Божию. Это твердое упование преподобного на милость Божию и не посрамляло его. Раз братия оставались без пищи в продолжение двух дней. Нашелся в братстве один, который возмутил всех против Сергия указанием на то, что последний не дозволяет им выходить в мир для собирания милостыни. Братия пришли к преподобному и говорили ему, что, будучи не в состоянии долее терпеть голод, завтра намереваются окончательно уйти из монастыря. Преподобный обратился к роптавшей братии и еще не кончил говорить, как стоявший на воротах монах прибежал и известил собрание, что неизвестными прислано множество телег с хлебом.

Покровский Хотьков монастырь

Преподобный Сергий имел своим намерением подвизаться в совершенно удаленной лесной чаще. Но в окрестности его монастыря начали селиться миряне; он не мог этому воспрепятствовать; и таким образом монастырь его оказался окруженным человеческим жильем на более или менее близком расстоянии. Спустя лет десять от его основания, начали селиться со всех сторон его крестьяне-земледельцы. Заселение местности шло так быстро, что в весьма непродолжительное время она изменилась до неузнаваемости: где недавно был один сплошной дремучий лес, виднелись села и деревни, окруженные обширными полями и отделяемые лишь перелесками. И дорога из Москвы в северные города, шедшая ранее вдали от монастыря, была приближена к самому монастырю. Однако первоначальная пустынность монастыря послужила образцом для последующих ревнителей подвижничества к устроению пустынных общежитий.

Преподобный Сергий Радонежский

С заселением окрестностей монастыря Преподобного Сергия настало в монастыре, по свидетельству жизнеописателя, вместо первоначальной скудости великое изобилие, ибо соседние жители с величайшим усердием начали снабжать братию всем необходимым: «И начаша, – говорит о них Епифаний, – посещати и учащати в монастырь, припосяще многообразная и многоразличная потребования, имже несть числа».

Старший брат Преподобного Сергия – Стефан, оставивший его в пустыни, удалился в Москву и поселился в Богоявленском монастыре. Среди монахов монастыря он застал Алексия, будущего митрополита, с которым подвизался некоторое время. Строгой жизнью он приобрел расположение великого князя Симеона Ивановича, который приказал постричь его в иеромонахи, сделать игуменом монастыря и со всеми своими старейшими боярами избрал Стефана в свои духовные отцы. Что заставило Стефана отказаться от жизни в Москве, игуменства монастыря и духовничества великому князю, неизвестно, но скорее всего, желание более строгой монашеской жизни. Стефан привел с собой младшего сына Иоанна, в ту пору двенадцатилетнего мальчика, с тем, чтобы и он стал монахом Троице-Сергиева монастыря. Постриженный Сергием с именем Феодор, он прославился как основатель Московского Симонова монастыря и скончался в сане епископа Ростовского с титулом архиепископа.

Преподобный Сергий ввел пустынножитие в двояком смысле – одиночного подвизания в пустыни и строения в отдалении от людских жилищ целых монастырей, которые отныне ставились если не в пустыни, то, по крайней мере, в отдалении от жилищ. Преподобный Сергий имеет еще и иную весьма важную заслугу относительно нашего монашества, благодаря которой он справедливо называется отцом нашего северного, или московского, монашества времен монгольских и послемонгольских, а преподобные Антоний и Феодосий Печерские называются отцами нашего южного, или киевского, монашества времен домонгольских. Он ввел в монастырях общинножитие, или общежитие.

Истинное монашество должно быть самым строгим общинножитием, так чтобы у монахов не было совершенно ничего собственного, а все было общим, келии их не имели никаких запоров.

С введением в монастыре общежития была со всей строгостью устроена там и монашеская жизнь. В Симоновском монастыре племянника Преподобного Сергия Феодора заведены были порядки, взятые из Троице-Сергиевого монастыря. О Симоновском монастыре преподобный Иосиф Волоколамский говорит: «Обычай бяше того монастыря (в первое время) таков: в келиях не ядяху, ниже пияху, ниже вне монастыря исхождаху без благословения настоятелева, ниже отрочата в монастыри живяху, ниже на дворцех (монастырских службах и заведениях, находившихся за стенами монастыря), но вся бываху у них по свидетельству божественных писаний и общежительных преданий». Царь Иван Васильевич Грозный в своем обличительном послании в Кирилло-Белозерский монастырь, отзываясь с общей великой похвалой о бывшем у Троицы крепком житии, в частности говорит, что довольно долгое время после смерти Преподобного Сергия соблюдаем был его учениками оставленный им завет не выходить за ворота монастыря.

Одушевляясь древним примером преподобного Феодосия Печерского, Преподобный Сергий Радонежский ввел в своем монастыре общежитие. Желавших монашествовать в его монастыре Сергий не тотчас постригал в монахи.

Братия Сергиева монастыря занималась в своих келиях молитвой, рукоделием и чтением святых книг, т. е. отеческих творений. Так это должно быть и по древним законоположениям о занятиях монахов. Но чтение книг возможно возможно только с тем условием, чтобы они были в монастыре. Следовательно, если Преподобный Сергий одобрял чтение книг его монахами, то значит он заботился о приобретении и об изготовлении книг или о составлении монастырской библиотеки. Князь Серпуховский Владимир Андреевич, сын Андрея Ивановича, двоюродный брат великого князя Дмитрия Ивановича Донского и его знаменитый сподвижник в Куликовской битве, пожелал взять у Преподобного Сергия для основания монастыря в своем Серпухове ученика его Афанасия. Преподобный не нашел возможным отказать в просьбе своему князю, но отпустил от себя Афанасия с великим сожалением, и это потому, что он был книжный доброписец. «Бе Афанасие, – говорит жизнеописатель, – в добродетелех муж чуден и в божественных писаниих зело разумен и добросписания много(а) руки его и доныне свидетельствуют, и сего ради (бе) любим зело старцу» (т. е. Преподобному Сергию).

Братья Варфоломей и Стефан горячо молятся Богу перед началом устроения новой обители

Устав общежитный требовал, чтобы все монахи монастыря, не исключая и игумена, совершенно одинаково участвовали во всех монастырских работах. Преподобный Сергий работал не только наравне со всеми, но и более всех, причем в работах, требовавших физической силы, так как был от природы человек очень выносливый, работал за двоих и не стыдился никакой работы – ни поварства и плотничества, ни кройки и шитья одежды и обуви на братию. Обычную его работу составляло изготовление необходимого для богослужения: выпекание просфор с ручным помолом муки, катание свечей, варение кутьи и приготовление так называемых канонов для поминовения усопших – на ежедневных послевечеренных заупокойных литиях, на панихидах, совершавшихся после вечерни в понедельник, среду и пятницу, и на все заказные панихиды; а также, как это было в древнее время, в честь Господа Иисуса Христа, Пресвятой Богородицы и святых – во все праздники).

Устав общежитный требовал, чтобы все монахи монастыря, не исключая и игумена, носили одинаковую по качеству одежду. Преподобный Сергий носил одежду, худшую из всех. Один раз в числе других кусков сукна для одежды приобретен был кусок негодный. Ни один монах не захотел себе одежды из такого сукна. Тогда взял его себе преподобный и сшил из него рясу (нынешний подрясник), которую и носил до тех пор, пока она не свалилась с плеч. Всегдашняя или будничная одежда преподобного, обычной материей для которой служило простое домашнее сукно, называемое сермягой, до того была скромна и бедна, или, как выражается жизнеописатель, «худостна», что не далека была от того, чтобы называться рубищем.

По поводу худости одежды преподобного жизнеописатель рассказывает один случай. Когда слава о добродетельной жизни Преподобного Сергия широко распространилась по России и когда многие начали приходить к нему, чтобы насладиться душеспасительной беседой, пожелал видеть его один крестьянин из дальних от монастыря мест. Выбрав свободное время, он отправился в монастырь. Случилось так, что в минуту его прихода в монастырь Преподобный Сергий копал гряды в монастырском огороде. На просьбу к монахам показать ему знаменитого игумена, крестьянину отвечали, что игумен копает землю в огороде и что пусть он немного подождет. Сгорая нетерпением видеть Сергия, крестьянин побежал к забору и приник к щелям между досками. Он увидел, что в огороде копает гряду монах в изодранном и заплатанном рубище. «Где же, – спрашивает он монахов, – игумен?» Ему отвечают, что он смотрит на игумена. Крестьянин, думая, что монахи потешаются над ним, весьма обиделся. Потом он действительно уверился, что в изодранном и заплатанном рубище работал на огороде знаменитый Сергий, слава о котором прошла по всей России и которого он представлял себе совсем иначе, «окруженным отроками предстоящими и слугами скорорищущими и множеством служащих или честь воздающих». Спустя некоторое время после этого крестьянин принял монашество в Сергиевом монастыре.

Монастырь Преподобного Сергия после первоначальной скудости начал изобиловать всем потребным. Изобилие явилось в монастыре благодаря усердию к преподобному окрестных жителей монастыря и благодаря усердию к преподобному его многочисленных почитателей среди московских бояр и купечества.

По изображению жизнеописателя, в отношении к другим людям Преподобный Сергий был исполнен смирения безмерного, был тих и кроток так, что ему совсем чужды были гнев и ярость, жесткость (суровость) и лютость, был незлобив и прост без всякой примеси хитрости и так называемого «себе на уме» (была в нем «простота без пестроты», как выражается жизнеописатель), исполнен был любви нелицемерной и нелицеприятной ко всем людям. «Преподобный игумен, – читаем у жизнеописателя, – отец наш Сергий святый, старец чудный, добродетельми всякими украшен (бе), тихий, кроткий нрав имея, и смиренный и добронравый, приветливый и благоуветливый, утешительный, сладко гласный и благоподатливый, милостивый и добросердый, смиренномудрый и целомудренный, благоговейный и нищелюбивый, страннолюбный и миролюбный; стяжа паче всех смирение безмерное любовь нелицемерную равно во всем человеком, и всех вкупе равно любляаше и равно чтяше, не избирая, ни судя, ни зря на лица человеком и ни на когоже возносяся, ни осужая, ни клевеща, ни гневом, ни яростию, ни жестостию, ни лютостию, ниже злобы держа на кого».

Е. Головкин. Сергий Радонежский в житии

Монастыри Северной, или Московской, Руси отличались усердной благотворительностью, накормляя нищих, бедных, проходящих странников и бедных окрестных жителей, и благотворительность эта ведет начало от Преподобного Сергия. Страннолюбие и нищелюбие были отличительными добродетелями преподобного, у него было узаконено и заповедано: никого из неимущих, приходящих в обитель, не отпускать с пустыми руками. Когда дорога из Москвы в северные города была приближена к самому монастырю, начали останавливаться в нем все проезжавшие и проходившие, – и, по словам жизнеописателя, принимаемы были с великим гостеприимством. «Елика во обители приносимая умножахуся, – пишет он, – толма паче страннолюбная возрастаху, и никто же бо от неимущих во обитель приходя тщама руками отхожаше; николи же блаженный оставляше благотворения и служащим во обители заповеда: нищих и странных довольно упокоевати и подавати требующим, глаголя: аще сию мою заповедь сохраните без роптания, мзду от Бога приимете и по отхожении моем от жития сего обитель моя сия зело распространится и во многи лета неразрушима постоит благодатию Христовою; и тако бе рука его простерта к требующим, яко река многоводна и тиха струями; и аще кому приключашеся в зимная времена она, мразу зелному належащу или паки снегу с зелным ветром дыхающу, иже немогущеи вне келия изыти (т. е. если кому-нибудь заехавшему в монастырь невозможно было отправиться в дальнейший путь по причине сильного мороза или непогоды), елико время пребывающим ту (в монастыре) таковые ради нужа, вся потребная от обители приимаху; страннии же и нищии и от них в болезни сущии на многи дни препочиваху в доволном уповоении и пищи, ее же кто требоваху, неоскудно по заповеди святаго старца, и до ныне сим тако бывающим; понеже пути от мног стран належащу, и того ради князем и воеводам и воинству бесчисленому, вси приимаху подавающую доволную честную потребу, яко от источника неисчерпаемых, и в путь грядуще потребную пищу и питие доволно приимаху, и сия служащеи во обители святаго с радостию всем подающе изобильно».

Жизнеописатель и другие современники называют Преподобного Сергия старцем чудным и говорят, что он тихими и кроткими словесы и речьми и благоуветливыми глаголы, благодатию, данною ему от Святого Духа, мог действовать на самые загрубелые и ожесточенные сердца: словами этими невольно вызывается в представлении образ старца, олицетворяющего собой всепобеждающую любовь. Один из современников, делая запись о тяжкой болезни, постигшей Преподобного Сергия в 1375 г., называет его преподобным игуменом, святым Сергием: «того же лета болезнь бысть тяжка преподобному игумену, Сергию святому», в каковых словах ясно слышится то великое уважение, которое было питаемо к Преподобному Сергию еще при жизни. Таким образом, «чудный старец, святый Сергий», вот как выражались о преподобном и вот как представляли его себе современники!

Приход к Преподобному Сергию его старшего брата Стефана был для него причиной великой скорби. Стефан пришел к Сергию, по всей вероятности, из желания более строгой жизни, нежели какую он мог вести в Москве; но при этом желании и при отказе от игуменства в Богоявленском монастыре он не оставил страсти властвовать. Вместе с Сергием он положил основание монастырю, хотя потом и удалился. Стефан, вероятно, принес из Москвы деньги на благоустроение и благоукрашение монастыря: по всему этому он хотел, чтобы почитаем был игуменом монастыря не столько Сергий, сколько он – Стефан. Эти притязания Стефана находили одобрение и в некоторых из братий монастыря: недовольных общежитием он обнадеживал, что последнее будет им ослаблено. Притязания Стефана ставили в очень неловкое положение Сергия, и он, дождавшись случая, решился на своеобразный выход из затруднения. В одну из суббот в церкви монастыря шла вечерня: Сергий служил и находился в алтаре, а Стефан стоял на левом клиросе. Вдруг последний увидал в руках канонарха книгу, которую тот взял с благословения не его, а Сергия. С раздражением спросил он канонарха: «Кто дал тебе эту книгу», и, получив от него ответ: «Игумен дал мне ее», закричал: «Кто здесь игумен? Не я ли первый сел на этом месте?». И – должно быть – позволил себе затем осыпать Сергия сильной бранью, ибо жизнеописатель не находит удобным передавать дальнейших его речей и ограничивается замечанием, что после приведенных слов он «и ина некая изрек, ихже не лепо бе». Весь крик Стефана Сергий слышал в алтаре, как, конечно, слышали его и братия в церкви, и ничего не сказал. По окончании вечерни, дождавшись, когда все разошлись из церкви, преподобный вышел из нее и, не заходя в свою келию, тайно удалился из монастыря: он направился (пешком, как совершал все свои путешествия, и недальние и дальние) к своему другу, преподобному Стефану Махрищскому, монастырь которого находился в 30–35 верстах на восток. Это до настоящего времени существующий Махрищский монастырь). Сообщив Стефану Махрищскому о своем намерении построить новый монастырь, он просил дать ему монаха, который бы хорошо знал окрестную местность и который бы помог ему выбрать место для монастыря. Он выбрал место для монастыря на берегу реки Киржачи, впадающей в Клязьму.

Гробница родителей Преподобного Сергия в Хотьковом монастыре

Троицкая братия хватилась исчезнувшего игумена. Догадываясь, что Сергий ушел к Стефану, отправили в Махрищский монастырь посла, от которого и узнали, что Сергий был в монастыре и ушел из него и что он выбрал уже место для построения себе нового монастыря. Тотчас же некоторое количество братии Троицкого монастыря решило пойти к преподобному, чтобы жить с ним. Вместе с пришедшими он поставил несколько келий; а затем отправил к митрополиту Алексию с просьбой о дозволении построить церковь. Получив дозволение, преподобный тотчас же приступил к строению церкви и к устроению всего монастыря. Усердно вспомоществуемый окрестными жителями, а равным образом и своими почитателями из князей и бояр, он скоро построил церковь (во имя Благовещения Богородицы) и устроил монастырь, учредив в нем общежитие, что и в Троицком монастыре.

Троицкий монастырь после Сергиева удаления остался без действительного игумена. Неизвестно, старался ли Стефан стать действительным игуменом; но братия монастыря решительно и усердно желала, чтобы Преподобный Сергий возвратился. После напрасных обращений братия послали к митрополиту Алексию прошение, чтобы митрополит своей властью заставил Преподобного Сергия возвратиться в монастырь. Святой Алексий отправил к Преподобному Сергию посольство из двух архимандритов с увещанием исполнить просьбу братии, причем обещал вывести из монастыря всех, творивших ему досаду. Сергий не дерзнул преслушаться увещаний митрополита и возвратился в Троицкий монастырь, оставив в Киржачском монастыре, который поставлен был им в зависимость от Троицкого монастыря, строителем ученика своего Романа.

Как великий праведник, Преподобный Сергий удостоился от Бога дара чудотворений еще при своей жизни. Вот те из этих чудотворений, рассказы о которых читаются у жизнеописателя.

Избирая место обитания, Преподобный Сергий выбрал его на берегу маленькой речки, вода в которой была негодна для употребления. Преподобный Сергий поселился рядом с местом, где проистекал источник чистой воды. Спустя некоторое время после основания монастыря, источник иссяк, вследствие чего монахи оказались вынужденными приносить воду издалека. Это возбуждало ропот в братии, которые говорили, что преподобный безрассудно поставил монастырь на безводном месте. Преподобный говорил, что не помышлял устроять большой монастырь, как это было угодно Богу, и в тоже время увещевал молиться Богу о воде. Уповая на молитвы братии, он дерзновенно обратился к чудодейственной помощи Божией. Взяв с собой одного брата, он сошел с ним в низину под монастырем и, нашедши немного дождевой воды, сотворил над ней усердную молитву, по окончании которой внезапно явился обильный источник. Из этого источника монахи и начали с того времени черпать воду для всяких потребностей. Долго он назывался Сергиевым, но потом преподобный, узнав об этом, с негодованием запретил, говоря, что Бог даровал воду.

Жил в окрестностях обители один благоговейный муж, имевший большую веру к преподобному. У него был единственный сын, который опасно заболел. С верой понес его в обитель на своих руках скорбящий отец. «Только бы мне донести его до человека Божия, – рассуждал благочестивый муж, – а там – я верю, что он непременно исцелит его». И он донес сына живым до келии преподобного, но, пока он слезно умолял смиренного игумена помолиться об исцелении ребенка, пока Сергий готовился совершить молитву, мальчик перестал дышать…

Потеряв последнюю надежду, огорченный отец с плачем стал укорять Преподобного Сергия, что он вместо желанного утешения только увеличил его скорбь. «Что же мне теперь делать? – взывал он. – Лучше бы для меня было, если бы мальчик мой умер дома, – тогда, по крайней мере, я не оскудел бы верой, которую доселе питал к тебе, человече Божий!»

И безутешный отец оставил своего умершего ребенка в тесной келии игумена, а сам пошел приготовить гроб для любимого сына.

Сжалился угодник Божий над несчастным родителем; оставшись наедине с умершим отроком, он преклонил колена и стал молиться… Еще не окончил он своей молитвы, как вдруг ребенок ожил, открыл глаза и протянул руки к преподобному молитвеннику.

Возвратился отец, неся все нужное для погребения, но святой игумен встретил его на пороге келии словами: «Напрасно ты, человече, не рассмотрев, так возмутился духом – видишь, отрок твой вовсе не умирал».

Изумленный родитель не хотел верить словам его, но, увидев сына живым, пал к ногам человека Божия. «Ты обманываешься и не знаешь сам, за что благодаришь, – говорил ему смиренный подвижник, – когда ты нес сюда больного отрока, он изнемог от сильной стужи и впал в обморок, а тебе показалось, что он умер. Видишь: он вот согрелся у меня в теплой келии, а тебе опять показалось, что он воскрес».

Счастливый отец стал было настойчиво утверждать, что его сын действительно ожил молитвами преподобного, но святой строго запретил ему об этом рассказывать.

Нож, ножны, кошелек Преподобного Сергия, находившиеся в Троице-Сергиевой Лавре, и старинная деревянная чаша, или ставец

Из многих чудесных исцелений, совершившихся по молитвам Преподобного Сергия, Епифаний рассказывает еще о таком. Один из окрестных жителей заболел тяжелой болезнью – в течение трех недель он не мог ни заснуть, ни принять пищи. Его родные братья решились обратиться за помощью к угоднику Божию. «Столько чудес творит Господь руками блаженного старца, – говорили они, – может быть, он смилуется и над нами». И вот они принесли больного в обитель и, положив к ногам Сергия, усердно просили его помолиться за немощного. Преподобный с молитвой покропил больного святой водой, и он в ту же минуту почувствовал облегчение, тут же крепко заснул, а проснувшись, в первый раз после столь продолжительной болезни пожелал вкусить пищи, и преподобный сам предложил ему еды и отпустил от себя совершенно здоровым.

Однажды пришел в Москву греческий епископ из Константинополя. Слушая рассказы о преподобном Сергии, он не хотел верить и говорил про себя: «как может в этих странах явиться такой светильник, тем более в нынешнее, последнее время?» Он решился пойти в монастырь к преподобному. Но когда приближался он к монастырю, на него напал страх; а когда вошел он в монастырь и увидел преподобного, поразила его слепота. Тогда невольно исповедал он преподобному свое неверие и просил прозрения. Преподобный прикоснулся к его зеницам, и к епископу снова возвратилось зрение. После сего он начал проповедовать, что преподобный есть небесный человек и земной ангел.

Вместе с даром чудотворения Преподобный Сергий наделен был от Бога даром провидения или прозорливости.

Вот другое свидетельство прозорливости старца. Серпуховский князь Владимир Андреевич, сын князя Андрея Радонежского, в отчине которого находилась обитель Сергиева, часто сам посещал Преподобного Сергия, а иногда посылал ему в подарок что-нибудь из житейских потребностей. Раз он послал своего слугу с угощениями к братии. Дорогой слуга соблазнился и украдкой что-то съел из посланных князем гостинцев. Прозорливый старец не принял от него подарков князя. Слуга упрашивал, боясь гнева княжеского, тогда преподобный сказал ему: «Зачем ты, брат мой, послушался врага? Зачем отведал брашен, которых тебе без благословения не подобало есть?» Обличенный слуга упал в ноги святому старцу и со слезами стал просить у него прощения, сознавая вину свою. Тогда только Преподобный Сергий принял от него гостинцы, простил его и отпустил с миром, поручив передать благоверному князю благодарность за его любовь и благословение от обители Пресвятой Троицы.

В 1390 г. просветитель Перми, святой епископ Стефан, путешествовал в Москву. Путь его лежал мимо славной обители Сергиевой, всего в десяти верстах от нее, и святому Стефану очень захотелось видеться со святым ее игуменом. Но обстоятельства требовали спешить в столицу, и он решил посетить преподобного на обратном пути. И вот, поравнявшись с обителью, святой епископ прочитал «Достойно есть яко воистинну…» и издали поклонился в ту сторону, где стояла обитель Сергиева, проговорив: «Мир тебе, духовный брат мой!»

Справедливо говорят, что «сердце сердцу весть подает». Так бывает иногда даже с нами, грешными, а сердца святых Божиих еще более связаны союзом любви и потому еще скорее отзываются на привет любви. Преподобный Сергий сидел за трапезой с братией, вдруг он встает из-за стола и после краткой молитвы делает поклон к западу, тихо промолвив: «Радуйся и ты, пастырь Христова стада, и мир Божий да пребывает с тобою!»

Братия были очень удивлены таким необычным поступком своего игумена, более опытные старцы поняли, что он имел какое-нибудь видение, и по окончании трапезы спросили его о случившемся. Преподобный не скрыл от них своего духовного видения. «В этот самый час, – сказал он, – епископ Стефан на пути в Москву остановился противу нашего монастыря и поклонился Святой Троице и нас, смиренных, благословил».

Монахи

Преподобный Сергий назвал даже место, где это произошло, и некоторые из братии тотчас поспешили туда и еще застали там людей, сопровождавших святителя Стефана. Троицкие иноки спросили их, как было дело, и, услышав их рассказ, прославили Бога, прославляющего их святого старца даром прозорливости.

Деяния игумена Сергия Радонежского великими были не только в тесном кругу иноков. Он был еще и друг святителей, советник князей, печальник всей Русской земли. «Мудрость, – говорит один писатель, – соединяясь со смирением, образует тот духовный разум, который Святые Отцы называют порождением искушений, или плодом опыта духовного». Это дивное свойство святых подвижников привлекает к ним сердца как простых людей, так и сильных земли; к ним идут князья и вельможи, идут и мудрые пастыри Церкви, почитая для себя великой милостью Божией беседовать с такими подвижниками и укреплять себя в трудные минуты жизни.

Дорого ценили мудрое слово Преподобного Сергия современные ему святители и князья Русской земли. Пустынник Радонежский был для своего времени тем же, чем были древние пророки, с которыми и сравнивает его блаженный Епифаний, по точному выражению Московского святителя Филарета, был призван «из пустыни светить престолам, а не с престола светить Церкви и государству». Сергий принимал живое участие в делах России непрестанными знамениями своего покровительства после смерти, а при жизни и сам лично, и через своих учеников содействовал духовному возрождению и обновлению всей Русской земли, освобождению ее от татаро-монгольского ига. Примером своей жизни, высотой своего духа Преподобный Сергий поднял упавший дух родного народа, пробудил в нем доверие к себе, к своим силам, вдохнул веру в будущее… И вот мы видим, что «народ, привыкший дрожать при одном имени татарина, собрался наконец с духом, встал на поработителей и не только нашел в себе мужество встать, но и пошел искать татарских полчищ в открытой степи и там навалился на врагов несокрушимой стеной, похоронив их под своими многотысячными костями. Как могло это случиться? Откуда взялись, как воспитались люди, отважившиеся на такое дело, о котором боялись и подумать их деды? Знаем только, что Преподобный Сергий благословил на этот подвиг главного вождя Русского ополчения… и этот молодой вождь был человек поколения, возмужавшего на глазах Преподобного Сергия», под его благодатным воспитанием… Вот как повествует об этом история. Один из гордых ханов татарских, Мамай, поднялся на Русь со своими полчищами. Напрасно великий князь Димитрий Иоаннович пытался умилостивить его дарами и покорностью – Мамай и слышать не хотел о пощаде. Как ни тяжело было великому князю после недавних войн с литовцами и другими беспокойными соседями снова готовиться к войне, а пришлось: татаро-монгольские полчища приближались к пределам тогдашней России.

Готовясь выступить в поход, великий князь Димитрий Иоаннович счел первым долгом посетить обитель Живоначальной Троицы, чтобы там принять напутственное благословение от Преподобного игумена Сергия. Прибыв в Троицкую обитель, великий князь сказал святому игумену: «Ты уже знаешь, отче, какое великое горе сокрушает меня, да и не меня одного, а всех православных: ордынский князь Мамай двинул всю орду безбожных татар, и вот они идут на мою отчину, на русскую землю, разорять святые церкви и губить христианский народ… Помолись же, отче, чтобы Бог избавил нас от этой беды!»

Святой старец успокоил великого князя надеждой на Бога, и так как тот спешил в обратный путь, то просил его отслушать Божественную литургию, по окончании которой пригласил его вместе с другими князьями и воеводами вкусить хлеба-соли монастырских. Великий князь отказывался: гонцы один за другим приносили ему известия о приближении Мамая к пределам Русским.

А. Кившенко. Посещение великим князем Димитрием Сергия Радонежского перед выступлением в поход на татар

Но любвеобильный старец умолял Димитрия Иоанновича вкусить хлеба у него в трапезе. «Обед сей, – говорил он, – тебе, великий княже, будет на пользу».

Дорогой гость согласился, и обрадованный старец сказал ему: «Господь Бог тебе помощник, еще не приспело время тебе самому носить венец этой победы с вечным сном, но многим, без числа многим сотрудникам твоим плетутся венцы мученические с вечной памятью».

Между тем преподобный распорядился приготовить освященную воду и по окончании трапезы окропил ею великого князя и всех бывших с ним князей, воевод и воинов. Осеняя преклонившегося перед ним великого князя святым крестом, Богоносный Сергий воодушевленно произнес: «Иди, господине, небоязненно! Господь поможет тебе на безбожных врагов!» А затем, понизив голос, сказал тихо одному великому князю: «Победиши враги твоя».

Великий князь прослезился от душевного волнения и стал просить себе у преподобного особого дара в благословение своему воинству и как бы в залог обещанной ему милости Божией.

В то время в числе братии обители Живоначальной Троицы были два инока-боярина – Александр Пересвет, бывший боярин Брянский, и Андрей Ослябя, бывший боярин Любецкий. Их мужество, храбрость и искусство воинское были еще у всех в свежей памяти: до принятия монашества оба они славились как доблестные воины, храбрые богатыри и люди очень опытные в военном деле. Этих иноков-богатырей и просил себе в полки великий князь у Преподобного Сергия: он надеялся, что эти люди, посвятившие себя всецело Богу, своим мужеством могут служить примером для его воинства и тем самым сослужат ему великую службу. И Преподобный Сергий исполнил просьбу великого князя, а Пересвет и Ослябя с радостью приняли повеление своего любимого старца игумена, который приказал им вместо лат и шлемов возложить на себя схимы, украшенные изображением креста Христова. «Вот вам, дети мои, оружие нетленное, – говорил при этом Преподобный, – да будет оно вам вместо шлемов и щитов бранных!»

Преподобный Сергий проводил гостей своих до святых ворот обители и, преподав в лице их мир и благословение всему православному воинству, отпустил их с молитвенными благожеланиями.

Скоро под личным начальством великого князя Димитрия Иоанновича и его брата-сподвижника князя Серпуховского Владимира Андреевича русские войска достигли Куликова поля. 8 сентября 1380 года с раннего утра они стали в боевой порядок между рек Дон и Непрядва.

Следующая глава

В чем помогает Сергий Радонежский, краткая биография

В христианстве есть много чтимых мучеников, праведников, подвижников. Они оберегают верующих от всякого зла, болезней и скверны, доносят их молитвы до Господа, служат образцом морали и нравственности. И наша статья расскажет Вам об одном из таких духовных наставников. Вы узнаете, в чем помогает Сергий Радонежский, какое богословское толкование присуще его иконе, а также когда взывать к ней с просьбами.

Житие Сергия Радонежского - краткое содержание

Праведник родился в 1314 г. в с. Варницы (Ростовская обл.), в семье знатных бояр. У него было двое братьев, старшего звали Стефаном, а младшего – Петром. Самого же святого при крещении нарекли Варфоломеем. Несмотря на высокое общественное положение, родители подвижника были гостеприимными, добрыми и богобоязненными людьми – они с радостью принимали в своём доме странников, раздавали милостыню нищим и калекам. Не забывали отец с матерью и об образовании своих наследников – когда малышу исполнилось семь лет, его отдали «в учение».

Однако Варфоломею, в отличие от его братьев, нелегко давалась книжная премудрость. Желая исправить это, он взывал к Богу, прося вразумить его и даровать помощь в учёбе. И Создатель ответил на сердечные молитвы мальчика, послав к нему странствующего монаха-черноризца. Инок благословил отрока – и после этого он стал быстро и успешно осваивать все науки.

Даже в молодости Варфоломей был склонен к благочестивым размышлениям, духовному подвижничеству, старался всемерно помогать другим людям. Поэтому после смерти родителей юноша отказался от принадлежащей ему доли наследства и вместе со своим старшим братом Стефаном испросил у владыки благословения на пустынножительство. Удалившись в глухие леса под Радонежем, они воздвигли небольшую келью, а затем и маленькую церквушку Святой Троицы. Но через некоторое время Стефан оставил скит, не выдержав тягот отшельничества, и перешёл в Московскую Богоявленскую обитель (впоследствии став её настоятелем).

А Варфоломей продолжил закалять свой дух, с молитвой выдерживая все ниспосланные Господом испытания. Наконец, в 1337 г. (тогда ему было всего 23 года) подвижника постригли в монашеский сан. Церемонию совершил игумен Митрофан в день св. Сергия и Вакха (7, а по старому стилю – 20 октября). Именно поэтому будущий святой одержал имя Сергий.

В своей уединённой келье праведник провёл больше года, неустанно молясь, постясь и совершая иные труды во славу Спасителя. Постепенно слава о нём разошлась по Киевской Руси – и к отшельнику устремились те, кто мечтал о спасении души. Сначала в обители было всего двенадцать иноков – каждый из них жил в отдельном помещении, а вместе они сходились лишь для богослужения. В 1354 г. Афанасий (Волынский епископ) возвёл Сергия в сан иеромонаха и даровал ему звание игумена. Так зародилась Троице-Сергиева лавра.

Но, несмотря на эти перемены, святой Сергий Радонежский – чудотворец и праведник – продолжал оставаться таким же открытым, добрым и кротким. Он выполнял любую работу, служил братии, строго соблюдал все бдения и посты, носил бедную одежду. Во время лишений – недавно созданной обители часто приходилось страдать от недостатка продуктов – подвижник ободрял других иноков и был для них примером стойкости и терпения. По его молитве излечился тяжело больной крестьянин, а также бесноватый князь. Некоторые иноки свидетельствовали, что во время литургии преподобному помогал ангел. А во время засухи он указал послушникам источник, вода в котором начала чудесно прибывать. Как отмечали очевидцы, её в изобилии хватало всем, кто приходил в лавру, а некоторые, приложившись к роднику, обретали исцеление от недугов.

Заботился св. Сергий и о своих духовных подопечных. По совету патриарха Филофея и митрополита Алексия он устроил быт монастыря так, как это было принято в Византии – вся собственность была общей, а деньги на строительство и другие нужды храма брались не из подаяний, а зарабатывались смиренным трудом. Подобный устав был непривычным для православного христианства, поэтому многие игумены осуждали начинания подвижника. Но его поддерживала и ободряла сама Пречистая Дева – как гласит предание, Она явилась праведнику во время всенощного бдения, благословив его обитель и пообещав, что отныне лавра ни в чём не будет нуждаться.

Поспособствовал подвижник и объединению князей в борьбе с татарами. Он напутствовал войско перед Куликовским сражением, а также отправил к князю Димитрию Донскому двух схимонахов – Андрея и Александра (в миру они носили имена Ослябя и Пересвет). Во время битвы Сергей Радонежский вместе со всеми иноками служил молебень, горюя о павших ратниках и благословляя победителей.

А в 1385 г. праведник отправился в Рязань – там его мудрые и добродетельные речи вразумили князей и предотвратили войну между Москвой и Новгородом. Это достижение преподобного высоко оценил митрополит Алексий, пожелав, чтобы св. Сергий стал его преемником. Но подвижник отказался от такой чести, предпочтя ей спокойную жизнь в своей обители.

Скончался старец 25 сентября 1392 г. Задолго до этого дня он предвидел свою смерть, назначив следующего игумена – преподобного Никона. А накануне успения праведник призвал к себе всех монахов, чтобы в последний раз даровать им свои наставления. Сергия Радонежского похоронили в основанной им церкви.

Однако на этом история не заканчивается. Через 30 лет, в 1422 г. иноки начали возводить новый каменный храм на месте старой деревянной кельи. И тогда подвижник явился во сне одному из благочестивых мирян, работавших на строительстве, велев передать всей братии и игумену такие слова: «Для чего оставляете меня во гробе, землей покровенного, в воде, утесняющей тело мое?». Монахи открыли могилу праведника – и с удивлением узрели, что не только его тело, но и облачение осталось нетленными, хотя захоронение затопило грунтовыми водами. Мощи извлекли – при этом присутствовал звенигородский князь Юрий Дмитриевич, сын Димитрия Донского – и перенесли в собор, где они находятся и поныне. А в 1452 г. Сергий Радонежский был причислен к лику святых.

Богословское толкование – о чём говорит образ?

Значение иконы «Сергий Радонежский» очень возвышенно. На реликвии запечатлён старец с узким, боговдохновенным ликом. Его десница воздета в благословляющем жесте, а в левой руке сжат свиток – напоминание о том, что каждому христианину следует стремиться к совершенному познанию, просветлению и спасению души. Яркие, насыщенные тона натурального полесского янтаря, из которого изготовлена святыня, смягчают каноническую суровость черт, придавая праведнику мудрое и доброе выражение.

Икона Сергий Радонежский из янтаря

Поэтому созерцание иконы и вдумчивое изучение жития святого позволяет предупредить грех гордыни, тщеславия, надменности и высокомерия. Преподобный избегал учительства – примером для верующих была сама его жизнь, наполненная трудом и молитвой. Сравнивая с этим образцом свои поступки и намерения, Вы сможете переосмыслить многие события, сделать правильный выбор, улучшить отношения с родственниками, друзьями и близкими, стать терпимее, добрее, внимательнее и милосерднее, укрепиться в вере, научиться в любой нужде прибегать к заступничеству Господа и праведников.

По соизволению Создателя перед святынями преподобного старца происходили многие чудеса. Так, он явился замерзающим людям в Сергиевом посаде, отворив перед ними двери трапезного храма. А в 1870-тых гг. реликвия поспособствовала раскаянию диакона Иоасафа, страдавшего от алкоголизма. Склонившись перед образом, инок потерял сознание, а очнувшись, поведал, что перед ним предстал ангел. Небесный посланник снял с монаха стихарь и орарь (части священнического облачения), а затем ударил его мечом и сказал, что кара стала бы смертельной, если бы не заступничество святого Сергия.

Популярные товары

В 1873 г. в селе Бибирево вспыхнула эпидемия холеры. Стремясь прекратить страдания людей, монахини расположенной неподалёку женской обители отслужили молебен перед святыней праведника, а затем прошли по деревне крестным ходом. И вдруг образ воспарил вверх и поплыл над домами. После этого болезнь отступила, а в память о ниспосланной благодати крестьяне возвели храм преподобного Сергия Радонежского, поместив туда чудотворную реликвию.

Паломники постоянно прибегают к иконам подвижника, но особую хвалу им оказывают в дни поминовения: 25 сентября (8 октября), 23 мая (5 июня), 5 (18) и 6 (19) июля.

В чем помогает молитва Сергию Радонежскому?

Святой старец благословлял князя Димитрия Донского и его войска перед битвами, умело наставлял пылких и непокорных владык. Поэтому к нему взывают, прося вразумить правителей, защитить страну от вражеского нашествия, ниспослать городам процветание и благоденствие. Праведник оказывает помощь в самых сложных жизненных ситуациях, оберегает оставшихся без попечения вдов и детей, покровительствует мужчинам, которые носят такое же имя.

Сергий Радонежский испытывал трудности с усвоением знаний – однако его истовое прилежание и стойкость в вере перебороли все неурядицы, и ныне подвижник почитается как один из мудрейших духовных наставников. Поэтому к нему прибегают ученики и студенты, которым нелегко даётся тот или иной предмет, а также учёные, планирующие сложные эксперименты.

Молитва об учебе Сергию Радонежскому

О священная главо, Преподобне и Богоносне отче наш Сергие, молитвою твоею, и верою, и любовию, яже к Богу, и чистотою сердца, еще на земли во обитель Пресвятыя Троицы душу твою устроивый, и ангельскаго общения и Пресвятыя Богородицы посещения сподобивыйся, и дар чудодейственныя благодати приемый, по отшествии же твоем от земных наипаче к Богу приближивыйся, и Небесныя Силы приобщивыйся, но и от нас духом любве своея не отступивый и честныя твоя мощи, яко сосуд благодати полный и преизливающийся, нам оставивый! Велие имея дерзновение ко Всемилостивому Владыце, моли спасти рабы Его, сущей в тебе благодати Его верующия и к тебе с любовию притекающия. Испроси нам от великодаровитаго Бога нашего всякий дар, всем и коемуждо благопотребен, веры непорочны соблюдение, градов наших утверждение, мира умирение, а от глада и пагубы избавление, от нашествия иноплеменных сохранение, скорбящим утешение, не-дугующим исцеление, падшим возставление, заблуждающим на путь истины и спасения возвращение, подвизающимся укрепление, бла-годелающим в делах благих преуспеяние и благословение, младенцам воспитание, юным наставление, неведущим вразумление, сиротам и вдовицам заступление, отходящим от сего временнаго жития к вечному благое уготовление и напутствие, отшедшим блаженное упокоение, и вся ны споспешествующими твоими молитвами сподоби в день Страшнаго Суда шуия части избавится, десныя же страны общники быти и блаженный оный глас Владыки Христа услышати: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира. Аминь.

Истовая молитва преподобному способствует успешному завершению судебных тяжб, предупреждает любую несправедливость либо ошибку. Кроме того, перечисляя, в чём помогает икона Сергия Радонежского, нельзя забывать о том, что она избавляет христиан от гордыни и зависти, исцеляет болезни, учит уповать на Господа. А приобрести образ, любовно высыпанный из лучистых самоцветов, Вы можете в интернет-магазине «Янтарь Полесья»!

Сергий Радонежский 1335

СЕРГИЙ РАДОНЕЖСКИЙ (в миру Варфоломей) (1314, с. Варницы близ Ростова Великого - 25 сентября 1392, Троицкий монастырь) - древнерусский подвижник. Канонизирован Русской Православной Церковью. Был, по словам летописца, «всей Русской земли учителем и наставником». Его родители Кирилл и Мария (канонизированы в 1992) переселились в Радонеж, на земли Московского княжества, в конце жизни постриглись в Хотьковском Покровском монастыре, где и погребены. Юный Варфоломей принял монашество с именем Сергий, поселился в глухом лесу на холме Маковец, где воздвиг деревянный храм во имя Св. Троицы. Основанная им обитель стала сакральным центром России, сам он - «Ангелом земли Русской» (П. -А. Флоренский). Введя общежительный Студийский устав, преподобный возродил монашество, направив его на духовное, нравственное, социальное служение Отечеству. Им, его учениками и последователями создана «Северная Фиваида», преобразившая глухой лесной край. Став игуменом в 1340, отвергал предложения перебраться в Москву и возглавить Русскую Церковь. В решающий момент благословил Дмитрия Донского на Куликовскую битву 1380, стал духовным вождем сопротивления ордынским завоевателям. После кончины погребен в Троицком соборе; его рака является местом паломничества всего православного мира, у нее традиционно крестили московских князей. Основным источником о подвижнике является житие, написанное его учеником Епифанием Премудрым ок. 1418, затем переработанное Пахомием Логофетом и Симоном Азарьиным. Сквозь него проходит тема Св. Троицы как символа божественной гармонии, благоустроения и единства, противостоящего «ненавистной розни мира сего». Преподобный не оставил никаких письменных трудов, но его идеи выражены в трудах сподвижников и учеников, создавших в лавре подлинную сокровищницу духовной культуры, искусств и мудрости.

Философская энциклопедия 

СЕРГИЙ РАДОНЕЖСКИЙ И РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ XIV ВЕКА

Главою и учителем нового пустынножительного иночества был, бесспорно, преподобный Сергий, величайший из святых Древней Руси. Большинство святых XIV и начала XV века являются его учениками или «собеседниками», то есть испытавшими его духовное влияние. Из всех подвижников XIV века лишь для преподобного Сергия мы имеем современное житие, составленное его учеником Епифанием (Премудрым), биографом Стефана Пермского. Епифаний был иноком Троицкой обители при жизни преподобного Сергия, и в течение двадцати лет после его кончины собирал заметки и материалы для будущего обширного жития. Несмотря на многословие, неумеренное цитирование священных текстов и «риторическое плетение словес», оно содержательно и вполне надежно. Бессильный в изображении духовной жизни святого, биограф дал точный бытовой портрет, сквозь который проступает внутренний незримый свет. Обширность этого жития была причиной того, что искусное его сокращение, выполненное заезжим сербом Пахомием, совершенно вытеснило на Руси первоначальный труд Епифания.

Епифаниева биография преподобного Сергия представляет единственное древнерусское житие, широко известное в настоящее время. Это избавляет нас от необходимости пересказывать его содержание. В большей мере, чем для преподобного Феодосия, мы можем ограничиться анализом духовного направления Сергиевой святости.

Когда, похоронив родителей, Варфоломей зовет своего старшего брата Стефана, уже постригшегося в Хотькове, «на взыскание места пустынного», это он берет почин нового, необычного подвига. Варфоломей вообще не имел учителя в своей духовной жизни. Брат Стефан, не выдержавший сам тягости лесного жития, и приходивший к нему для богослужения монах Митрофан, постригший его, могли ознакомить его с обиходом «монастырского дела» - не более. Св. Сергий сам находит свой путь.

При всей необычности Сергиева подвига, не следует все же забывать, что избранное им лесное урочище (Маковец) находилось в четырнадцати верстах от Радонежа и в десяти - от Хотьковского монастыря, где постриглись его родители и брат. Оттуда или из другого места навещал его игумен Митрофан, кто-то снабжал его, хотя и скудно, хлебом, за «укрухом» которого каждый день являлся из чащи укрощенный медведь. Двадцатилетний Варфоломей еще не отважился удаляться на десятки и сотни верст от человеческого жилья, как это сделают его ученики. Но Маковецкая пустынь уже не пригородный монастырь. Жизнь в ней уже северная Фиваида, среди зверей и бесовских страхований, среди природы, суровой к человеку, требующей от него труда в поте лица. В последнем уже дано отличие северной трудовой Фиваиды от южной, созерцательной, - Египта.

Пустынножитель, помимо своей воли, превращается в игумена монастыря. Не без сожаления встречает он первых своих учеников, которых не могли отпугнуть труды сурового жития. «Аз бо, господие и братиа, - говорит он им, - хотел есмь един жити в пустыни сей и тако скончатися на месте сем. Аще ли сице изволшу Богови еже быти на месте сем монастырю и множайшей братии, да будет воля Господня». Так же вздыхает он и отрекается, понуждаемый братией взять на себя игуменство после смерти Митрофана. Но, «побежен был от своего милованного братолюбия», принимает поставление от епископа вместе со священством, от которого он отказывался доселе. Наконец он получает от цареградского патриарха грамоту, чрезвычайно смутившую его смирение, с предложением устроить в монастыре «общее житие». Сергий советуется в Москве с митрополитом и лишь тогда заводит у себя общежитие, взяв на себя все бремя хозяйственной и административной ответственности. Письмо патриарха Сергию косвенно свидетельствует о том, что киновийная жизнь, разрушившаяся в Киеве еще в XII столетии, ко временам Сергия была уже неизвестна на Руси. Так, шаг за шагом, преподобный Сергий возвращается из излюбленной им пустыни в человеческий мир, хотя бы замкнутый монастырской оградой, - чтобы вскоре переступить и эту самую ограду. Пустыню он завещает своим более счастливым ученикам, сам же выходит на проторенную стезю Феодосия.

С середины, особенно с конца XIV века начинается - или возобновляется - сильное греческое и славянское влияние на северную Русь. При жизни преподобного Сергия в одном из ростовских монастырей, мы видели, изучались греческие рукописи, митрополит Алексий переводил им исправленное Евангелие с греческого подлинника. Сам преподобный Сергий принимал у себя в обители греческого епископа и получал грамоты от константинопольского патриарха. Одним из учеников преподобного Сергия был тезоименитый ему Сергий Нуромский, по преданию, пришелец с Афонской горы, и есть основания отождествлять ученика преподобного Сергия Радонежского Афанасия, Серпуховского игумена, с тем Афанасием Русином, который списал на Афоне в 1431 г. «под крылием св. Григория Паламы» сборник житий для Троицы-Сергия. Библиотека Троицкой лавры хранит древнейшие славянские списки Григория Синаита XIV и XV веков. В XV же веке там были списаны и сочинения Симеона Нового Богослова. Все это еще не устанавливает прямых влияний Греции на религиозность преподобного Сергия. Но пути духовных влияний таинственны и не исчерпываются прямым учительством и подражанием. Поразительны не раз встречающиеся в истории соответствия – единовременно и, по-видимому, независимо возникающие в разных частях земного шара духовные и культурные течения, созвучные друг другу. В свете мистической традиции, которая утверждается среди учеников преподобного Сергия, его собственный мистический опыт, озаряемый для нас лишь видениями (можно сопоставлять светоносные видения Сергия с Фаворским светом исихастов), приобретают для нас большую определенность.

Князья московские и удельные посещали Сергия в его обители, и сам он выходил к ним из ее стен, бывал в Москве, крестил сыновей Дмитрия Донского, брал на себя выполнение политических поручений. Нет сомнения, что в своих политических шагах преподобный Сергий руководился волей митрополита Алексия, совмещавшего сан святителя с властью правителя государства. Это Алексий посылает Сергия в Нижний Новгород к рассорившимся братьям-князьям, чтобы заставить покориться младшего, противника Москвы. По приказанию митрополита Сергий «затворил» все церкви в Нижнем, чтобы вынудить князя к подчинению. Эта небывалая на Руси мера, соответствующая католическому интердикту, не имела успеха, но ответственность за нее, как и за ее неудачу, ложится всецело на митрополита. В другой раз преподобный Сергий ездил послом к рязанскому князю Олегу, чтобы склонить его к примирению и союзу с великим князем Дмитрием. На этот раз его миссия увенчалась успехом. Всякий русский помнит благословение преподобным Сергием Донского на его битву с Мамаем. Уже перед самым боем подоспел скороход с посланием от святого: «Без всякого сомнения, господине, со дерзновением пойди противу свирепства их, никакоже ужасайтеся, всяко поможет ти Бог». В течении всей кровавой Куликовой сечи прозорливый старец в своем монастыре указывал братии перипетии боя, называл имена павших. Летопись рассказывает, что св. Сергий дал князю даже двух своих иноков, из бывших бояр Пересвета и Ослябю.

Достойно внимания, что жития преподобного Сергия - как Епифаниево, так и Пахомиево - не упоминают ни об иноках воинах, ни о политических миссиях преподобного Сергия. Летописи и жития освещают нередко разные стороны деятельности святых. В этом нужно видеть тонкое различие оценки. Не все в политической деятельности преподобного Сергия было «оцерковлено». Его помощь московскому князю против удельных принадлежит его времени, и мы не в праве канонизовать ее, как и политику святых князей. Остается вечным в церковном сознании благословение Сергия на брань с врагами христианства. На Куликовом поле оборона христианства сливалась с национальным делом Руси и политическим делом Москвы. В неразрывности этой связи дано и благословение преподобного Сергия Москве, собирательнице государства русского.

Когда митрополит Алексий перед кончиной хотел избрать преподобного Сергия своим преемником, возложив на него попечение об общерусском церковном (и конечно, государственном) деле. Сергий оказался непреклонным: «Владыко святый, аще не хощеши отгнати мою нищету от слышания святыни твоея, прочее не приложи о сем глаголати к моей худости». Сергий умел отстоять на какой-то границе права своей духовной жизни и над национальным церковным служением. Но и ему приходилось приносить жертвы родине, как ранее - своим братьям. В его завершенной святости, по-видимому, не было места для тяжелых конфликтов, - или они остались скрыты от нас. Преподобный Сергий, в еще большей мере, чем Феодосий, представляется нам гармоническим выразителем русского идеала святости, несмотря на заострение обоих полярных концов ее: мистического и политического. Мистик и политик, отшельник и киновит совместились в его благодатной полноте. Но в следующий век пути разойдутся: ученики преподобного Сергия направятся в разные стороны.

Федотов Г.П. Святые Древней Руси 

О ВОСКРЕШЕНИИ ОТРОКА МОЛИТВАМИ СВЯТОГО

Некий благочестивый человек, живущий в окрестностях монастыря того, имел веру великую в святого Сергия. Сын же человека этого, малолетний отрок, единственный ребенок его, от болезни страдал. Отец отрока, зная Сергия добродетель, понес сына в монастырь к святому, размышляя так: «Если только живым донесу его к человеку Божьему, он обязательно выздоровеет». Принес он сына в монастырь, умоляя святого помолиться.

Но пока человек этот просьбу излагал, отрок, жестокой болезнью страдавший, ослабел и испустил дух. Когда увидел человек этот, что умер сын его, он всякую надежду утратил и заплакал: «Увы! — говорил он. — О человек Божий! Я с верой и слезами в безмерной печали к тебе пришел, надеясь утешение получить, а теперь вместо утешения вверг себя в большую печаль. Лучше бы мне было, чтобы в моем доме отрок мой умер! Увы мне! Что делать? Что этого страшнее или хуже?» Пошел человек приготовить гроб, чтобы положить умершего сына, а тело ребенка оставил в келье. Святой же сжалился над человеком этим, преклонил колени и начал молиться за умершего. И внезапно отрок ожил, и душа к нему возвратилась, и начал он двигаться.

Пришел отец отрока, неся все, что нужно для погребения; увидев его, святой сказал ему: «Зачем ты, человек, трудишься, неверно помыслив: отрок твой не умер, но жив». Тот же не мог поверить: ведь был убежден он, что сын его умер. И пришел он, и нашел сына живым, как сказал святой; и припал он к ногам человека Божьего, благодарность ему принося. Святой же ему сказал: «Ошибся ты, о человек, и не знаешь, что говоришь: потому что отрок твой, когда нес ты его сюда, по пути от холода ослабел, и тебе показалось, что он умер. Теперь же он в теплой келье согрелся, а ты думаешь, что он ожил. Ведь не может ожить никто до общего воскресения». Но человек упорствовал, говоря: «Он твоими молитвами ожил». Святой же запретил ему так говорить, сказав: «Если разгласишь это, сам себе навредишь и отрока окончательно лишишься». Тот обещал никому не говорить; и, взяв отрока здорового, ушел в дом свой. Молчать он не мог, а разглашать не смел; но только про себя удивлялся, хвалу воздавая Богу, совершающему удивительные и славные вещи, «которые видели, — как сказано, — глаза наши». Известно же стало чудо это от ученика святого.

Житие Сергия Радонежского 


Смотрите также