Авторизация

Как причаститься и исповедаться


Как исповедаться и причаститься? Боюсь. - Православный журнал "Фома"

Вопрос читателя: 

Добрый день. Я хочу причаститься, исповедоваться. Последний раз я это делал в детстве. Как правильно это сделать? Я очень боюсь.

Отвечает иерей Петр Гурьянов: 

Во-первых, не надо бояться. Потому что бояться тут на самом деле нечего. И даже если к тому моменту, когда Вы придете в храм, у Вас будет масса вопросов о том, например, как себя вести или Вы будете не знать, куда пойти, что сделать – не бойтесь чувствовать себя неловко! Есть вопрос – непременно задайте его. Помните: Вы пришли в дом Отца Вашего Небесного! Пришли к Любви, к Богу! И – сразу скажу – ничем не смущайтесь! Если будут возникать какие-то препятствующие исповеди обстоятельства – смело откидывайте их, чтобы не помешали совершиться благому делу.

Исповедь – это не то что Вы священнику рассказываете о самом стыдном. Это Таинство примирения с Богом. Покаяние – это не самобичевание и самообвинение в грехах, а изменение образа мыслей, когда Вы хотите справиться с чем-то плохим внутри себя, хотите. чтобы этого больше не было, и просите и ищете у Господа помощи, чтобы все получилось. Священник – это свидетель, в присутствии которого Вы открываете Богу свои грехи с намерением бороться с ними и не повторять. Через священника (так Бог устроил Церковь) подается благодать, которая исцеляет душу (восстанавливает ее целостность) и дает силы. И священник читает разрешительную молитву, которая изглаживает грехи.  Вы можете подробнее почитать об исповеди.

Если что-то не совсем понятно, можно посмотреть литературу, посвященную Таинствам Исповеди и Причащения, но основное я сказал выше. Лучше заранее узнать, когда в храме совершается исповедь, и прийти. И еще – во время исповеди не нужно подробно рассказывать священнику обстоятельства, достаточно коротко, даже лучше своими (а не специально церковными словами, если только Вы не владеете свободно этой лексикой) изложить суть греха.

О подготовке к Причастию можете спросить после исповеди самого священника. Традиционно у нас соблюдается пост в течение трех дней (из рациона исключается скоромная пища мясные, молочные продукты, яйца, супруги воздерживаются от физической близости). Если позволяют обстоятельства, в эти дни следует посещать богослужения в храме. В течение нескольких дней пока вы готовитесь ко причастию, читаются прочитать три канона: Покаянный ко Господу нашему Иисусу Христу, Богородице, Ангелу хранителю, один канон в день. А накануне причастия читается канон ко Святому Причащению и молитвы ко Святому Причащению.

Храни Вас Бог!

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

На заставке фрагмент фото spbpda/www.flickr.com

(13 votes, average: 4,69 out of 5) Загрузка...

Как нужно исповедоваться и причащаться

Инструкция

К исповеди нужно подготовиться заранее, вспомнить все свои грехи и записать их на листок, чтобы не забыть упомянуть. Этот список вы можете отдать на прочтение духовнику, но лучше рассказать о грехах вслух. Не говорите о предыстории, кайтесь всем сердцем. Исповедь – это не перечисление грехов, а желание очиститься от них. Перед исповедью желательно помириться с ближними и попросить прощения у обиженных вами. Узнайте, когда в церкви происходит таинство исповеди. Если в храме нет ежедневной службы, ознакомьтесь с расписанием. Исповедь совершается обычно после вечернего богослужения или утром перед началом литургии. К ее началу нельзя опаздывать, так как это таинство начинается чтением чинопоследования, в котором участвует желающий исповедаться. Женщине во время месячных нельзя заходить в храм на покаяние. Нельзя делить список грехов, чтобы рассказать о них в другой раз. Желательно исповедоваться у одного духовника. В больших храмах из-за множества кающихся священник не имеет возможности принять исповедь индивидуально. Тогда перечисляются наиболее распространенные грехи и люди каются в них, потом они по очереди подходят к духовнику под разрешительную молитву. Если вы ни разу не были на исповеди или не исповедовались уже несколько лет, вам нужно выбрать приход, где совершают только частное Таинство. Тяжкий грех, о котором вы умолчали на общей исповеди, останется непрощенным.

После кающиеся целуют крест и Евангелие на аналое, берут у духовника благословение на причащение. К таинству причащения вы должны подготовиться особо. Этот процесс называется говением. Оно длится неделю, в крайнем же случае – три дня. В это время нужно соблюдать пост. Исключите из своего рациона скоромную пищу – мясные, молочные продукты и яйца.

Откажитесь от развлечений и физической близости. Выполняйте утренние и вечерние молитвенные правила, добавьте к ним и чтение Покаянного канона. Накануне причащения посетите вечернюю службу. Перед чтением молитв на сон грядущий прочитайте три канона: покаянный к Иисусу Христу, Богородице и Ангелу хранителю. До молитвы к святому причащению утром читайте соответствующий канон.

С полуночи нельзя есть, пить и курить. Дети до семи лет могут принимать пищу. Женщина не должна накладывать макияж и причащаться в период месячных.

Когда священник выйдет со Святыми Дарами, причастники должны сделать земной поклон в будний день и поясной – в праздничный или воскресный. Внимательно слушайте молитву и повторяйте ее про себя. После литургии сложите руки на груди – правую поверх левой, подойдите к Святой Чаше. Сначала идут дети, потом – мужчины, после них подходят женщины.

Назовите свое имя и примите Святые Дары. Поцелуйте край святой Чаши и отойдите к столику для принятия запивки. Это нужно сделать, чтобы ни одна малейшая частица Тела Христова не оставалась во рту.

Молитесь в храме до конца богослужения. Внимательно выслушайте благодарственные молитвы. Остаток дня проведите благочестиво: не разменивайтесь на пустую болтовню, не смотрите телевизионные программы, воздержитесь от интимной близости.

Источники:

В жизни практически каждого человека когда-то наступает момент, когда он задумывается о смысле жизни, о совершенных поступках, о добре и зле, о спасении своей души после смерти. Необходимость в посещении храма, в исповеди и причастии становится острой. Но далеко не все знают, как исповедаться и причаститься.

Инструкция

Подумайте хорошо, нужно ли вам это, или вы еще не до конца готовы к этому поступку? Осознан ли этот шаг, либо же вы просто хотите отдать дань моде? Осмыслите и поймите, зачем вам нужно исповедаться и причаститься. Слушайте себя и свое сердце. В нем должна быть вера.

Если вы действительно осознаете всю серьезность этого поступка и важность для себя, настроились и решились – не бойтесь и не волнуйтесь.

Вы крещеный человек? Если нет, то для начала нужно покреститься. Если да, то займитесь изучением специальной литературы, которую можно купить в церкви. Такая книга даст вам ответы на многие вопросы. Вопросы, которые вы стесняетесь спросить у священника, но на которые необходимо знать ответ.

Готовьтесь к исповеди заблаговременно. За неделю, минимум за три дня до исповеди нужно выдержать пост (то есть не есть скоромные продукты). В эти дни вы должны ежедневно читать молитвы, не посещать увеселительные заведения, смотреть, как можно меньше телевизор, не читать литературу, которая не отвечает православным канонам, не пить, стараться не курить, контролировать свои мысли, думать о хорошем.

Вспомните о том, что плохого вы сделали в жизни. Возможно, вы обидели кого-то, осудили, оскорбили, относились без уважения к своим родителям, близким. Попросите прощения у всех этих людей. Возможно, вы совершили даже очень плохой поступок. Обязательно расскажите и о нем батюшке. Раскайтесь в нем, только раскайтесь искренне. Можете записать на листок все свои нехорошие деяния. Это поможет вам сильно не волноваться и не задерживать очередь в храме. Рассказав о своих грехах, вы почувствуете необычайную легкость.

Возьмите на исповедь церковную свечу и отдайте ее священнику. В тот день, когда вы будете исповедоваться, обязательно нужно отстоять службу. Если священнослужитель допустит вас до причастия, после 24 часов в этот день ничего не ешьте, не пейте и не курите. В воскресенье с утра отправляйтесь на Литургию и причастие. Также, в порядке очереди подходите к батюшке. Он даст из чаши вам кусочек хлеба, смоченный в вине. Таким образом, по православным канонам, человек приближается к Господу. Здесь проводится параллель в виде того, что хлеб – это тело Господа, а вино – это его кровь. Сразу после этого направляйтесь к столу, где дают запить святую воду. Попейте, побудьте еще в храме, не уходите сразу. После причастия вы почувствуете себя иным человеком.

Видео по теме

Обратите внимание

После исповедания грехов и прочтения священником разрешительной молитвы, кающийся целует лежащие на аналое Крест и Евангелие и, если готовился к причастию, берет у духовника благословение на причащение Святых Христовых Тайн. Желающие не только исповедаться, но и причаститься, должны достойно и в соответствии с требованиями Церкви приготовиться к Таинству Причащения.

Полезный совет

Причащение и Исповедь. Если в миру благочестивые прихожане причащаются раз в один-два месяца, то послушники и иноки мужских монастырей – раз в две недели, а монахи и священнослужители еще чаще. Им и говеть легче, и они, как проводящие более духовную жизнь, более нуждаются в поддержке от сего Таинства.  То, как человек часто причащается и исповедается, как ведет себя при совершении этих Таинств, может много сказать опытному духовнику.

Как правильно исповедаться и причаститься в церкви?

Православная вера учит христиан, как правильно исповедоваться. Этот обряд связан с древнейшими событиями, когда Апостол Петр покинул архиерейский дом и уединился после того, как осознал свой грех перед Христом. Он отрекся от Господа и покаялся за это.

Чтобы научиться правильно исповедоваться в церкви, необходимо провести подготовку души и тела, и далее мы расскажем вам, как это сделать.

Прежде чем отправиться в церковь, постарайтесь уяснить для себя несколько важных моментов. Особенно, если вы решили исповедоваться первый раз. Итак, какие же вопросы чаще всего возникают у человека накануне исповеди?

Исповедь означает искренний разговор с Богом через посредничество священника. По церковным канонам, к исповеди привлекают с детства, начиная с семилетнего возраста. Верующие исповедуются после основной службы, возле аналоя. Люди, решившие окреститься или обвенчаться также приступают к исповеди перед Богом.

Это зависит от истинного желания человека и его личной готовности открыто говорить о своих грехах. Когда христианин пришел исповедоваться первый раз, это не значит, что после этого он стал безгрешным. Все мы грешим каждый день. Поэтому и осознание своих действий лежит на нас самих. Кто-то исповедуется каждый месяц, кто-то – перед большими праздниками, а кто-то во время православных постов и перед своим Днем рождения. Здесь главное понимание – зачем это нужно именно мне, какой положительной урок это может преподнести мне в будущем.

Здесь важно обращаться к священнику искренне, без ложного стыда. Что значит это утверждение? Человек решивший искренне покаяться, должен не просто перечислять, какие грехи он сотворил за последние время и тем более, тут же искать им оправдание.

Запомните, вы пришли в церковь не для того, чтобы скрыть свои недобрые поступки, а для того, чтобы получить благословление святого отца и начать свою новую, духовную жизнь.

Если вы уже давно хотите исповедоваться, что говорить священнику вы можете заранее спокойно продумать дома. А лучше – записать на бумаге. Положите перед собой «10 Заповедей», вспомните 7 смертных грехов.

Не забывайте, что гнев, прелюбодеяние, гордыня, зависть, чревоугодие также присутствуют в этом списке. Также сюда относится посещение гадалок и ясновидящих, просмотр по телевидению передач неподобающего содержания.

Как надо одеваться на исповедь?

Одеяние должно быть простым, отвечающим всем законам христианства. Для женщин – закрытая блуза, юбка или платье не выше колена, на голове обязательно платок. Для мужчин – брюки, рубашка. Головной убор обязательно снять.

Можно ли исповедоваться дома?

Безусловно, Бог слышит наши молитвы повсеместно и, как правило, прощает нам в случае истинного раскаяния. Однако в церкви мы можем получить ту самую благодатную силу, которая поможет нам бороться с искушениями в последующих ситуациях. Мы становимся на путь нашего духовного возрождения. И происходит это именно во время Таинства под названием — исповедь.

Как исповедоваться первый раз?

Первая исповедь, как и все последующие разы, когда вы решите исповедоваться в церкви, требует определенной подготовки.

Во-первых, вам необходимо настроиться морально. Будет правильно, если вы какое-то время проведете наедине с собой, обратитесь к Господу с молитвой. Также рекомендуется держать пост накануне исповеди. Исповедь – это как лекарство, которое лечит и тело, и душу. Человек духовно возрождается, приходит к Господу через прощение. Можно приступать к исповеди и без причастия, однако ваша вера в Господа должна быть непоколебимой.

Во-вторых, о проведении Таинства исповеди лучше всего договорится заранее. В назначенный день придите в храм на Богослужение, а по его окончанию отправьтесь к аналою, там где обычно и проходит исповедь.

  1. Предупредите священника, что вы будете исповедоваться в первый раз.
  2. Священник прочитает вступительные молитвы, которые служат некоторой подготовкой к личному покаянию каждого из присутствующих (их может быть несколько).
  3. Далее каждый подходит к аналою, где расположена икона или распятие и совершает земной поклон.
  4. После этого происходит личная беседа священника с исповедником.
  5. Когда подойдет ваша очередь, расскажите о своих грехах с искренним покаянием, не вдаваясь в лишние подробности и детали.
  6. Можете записать на листе бумаге то, что вы бы хотели сказать.
  7. Не бойтесь и не смущайтесь — Исповедь дана для того, чтобы обрести Божию благодать, покаяться за содеянное и больше никогда его не повторять.
  8. По окончании беседы исповедник становится на колени, а священник покрывает его голову епитрахилью – специальной тканью и читает разрешительную молитву.
  9. После этого необходимо поцеловать Святой Крест и Евангелие в знак любви к Господу.

Как причаститься в церкви?

Современному человеку также очень важно знать, как причаститься в церкви, поскольку Таинство Причащения к Святой Чаше соединяет христианина с Богом и укрепляет истинную веру в Него. Причащение было установлено самим Божьим Сыном. В Библии сказано, что Иисус Христос благословил и разделил хлеб между Своими учениками. Апостолы приняли хлеб, как тело Господне. Затем Иисус разделил между апостолами вино, и они выпили его, как кровь Господнюю, пролитую за грехи человечества.

Отправляясь в церковь накануне большого праздника или перед своими именинами, необходимо знать, как правильно исповедаться и причаститься. Это духовное таинство играет в жизни человека такую же важную роль, как обряд венчания или крещения. Причащаться без исповеди не полагается, поскольку их взаимосвязь очень сильна. Покаяние или исповедь очищает совесть, делает нашу душу светлой перед глазами Господа. Поэтому причащение следует за исповедью.

Во время исповеди необходимо искренне покаяться и принять решения начать смиренную, благочестивую жизнь по всем христианским законам и правилам. Причащение в свою очередь посылает на человека Божью Благодать, оживляет его душу, укрепляет веру и исцеляет тело.

Как подготовиться к таинству причастия?

  1. Перед причащением необходимо усердно молиться, читать духовную литературу и держать трехдневный пост.
  2. Накануне вечером рекомендуется посетить вечернее богослужение, здесь также можно исповедаться.
  3. В день причащения необходимо прийти на утреннюю Литургию.
  4. После пения молитвы «Отче наш» к алтарю выносят Святую Чашу.
  5. Вначале причащаются дети, затем взрослые.
  6. Подходить к Чаше необходимо очень осторожно, скрестив руки на груди (правая поверх левой).
  7. Затем верующий произносит свое православное имя и благоговейно принимает Святые Дары – выпивает из Чаши воду или вино.
  8. После чего низ Чаши следует поцеловать.

Живя в современном обществе исповедоваться и причащаться время от времени, должен каждый православный человек, желающий очистить свою душу и приблизится к Господу.

Видео уроки: как исповедоваться и причащаться в церкви?

Надо исповедаться и причаститься

«Надо креститься!» – коротко и ясно скажут твои церковные знакомые, когда начнешь доставать их «роковыми» вопросами о Боге и о вечной жизни, или будешь жаловаться на болезни, на несчастья, упорно тебя преследующие.

А если ты уже крещен, – столь же коротко и ясно скажут: «Надо исповедаться и причаститься!»

Но что скрывается за этими таинственными словами?...

Надеюсь, ты уже прочитал нашу книжку «Переступаем порог храма». Помнишь, когда мы делали первые шаги по храму, ты обратил внимание, что где–то в уголке, слева или справа, стоит священник. Перед ним на аналое Крест и Евангелие. По одному подходят люди и что–то говорят. Что–то говорит и он сам. Кто–то более спокоен, кто–то менее, а кто–то даже плачет.

Также ты не мог не заметить, как в определенный момент Богослужения открылись Царские врата посреди иконостаса, из них вышел опять же священник, тот, который исповедовал, или другой, держа в руках чашу. К нему выстроилась цепочка людей со скрещенными на груди руками. Ты еще отметил, что это те же люди, которые стояли в очереди на исповедь. Каждому из них священник ложечкой давал из чаши Нечто. Они принимали Это устами, целовали подножие чаши, подходили к столику, где им давали запить, и становились на свои места.

Так внешне выглядит причащение...

Очень надеемся, что, все–таки, ты пришел не так, как приходят к врачу: поскорее вылечиться и навсегда расстаться. Потому что если ищешь, кто бы тебя раз и навсегда «отчитал», «отмолил», совершил бы над тобою чудо, чтобы, преодолев таким образом черную полосу жизни, тебе бы и дальше безбедно жить да грешить, – то сразу скажем: ты не туда попал, и напрасно твои знакомые тебя сюда направили. Мы не давали в газеты объявлений, вроде «снимем порчу и сглаз», и «решим все ваши проблемы».

И вообще, прежде всего тебе надо бы прочитать книгу, называемую «Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа». Потому что если мы дальше будем о чем–то говорить, то – исключительно на основании этой книги. Можешь, для начала, прочитать какой–нибудь пересказ, например, нашу книгу, «Открываем Священное Писание». В ней – то же самое, только, для лучшего усвоения, разбавленное водой человеческих слов и человеческих мыслей.

Так вот, в Новом Завете ты прочтешь слова Господа Иисуса Христа: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его»; прежде всего, забыв обо всем, ищи путь к Богу, к истине, к бессмертию, «и это все» остальное, необходимое в этой, преходящей жизни, само собой, и даже не заметишь как, – «приложится» тебе (Мф.6,33)...

...А если ты уже познакомился со Священным Писанием, и уже задумался, как бы все–таки войти в Царство Небесное, может возникнуть новое препятствие. Услышав о исповеди и причащении, ты разочарованно воскликнешь: «Так это очередной придуманный людьми обряд!.. А меня–то волнуют высокие, небесные проблемы.

Я готов без конца говорить, спорить об этом. Я готов, наконец, соблюдать, так сказать, «моральный кодекс христианина». Но зачем какие–то внешние обряды!?. Зачем куда–то идти, что–то делать, и особенно – чего–то себя лишать?..»

Вот тут – с одной стороны, радуюсь, что тебя взволновали эти вопросы, а с другой – от всего сердца сочувствую. Всякий, кто, подобно тебе, с нуля начинал свой путь к Богу, может представить, как тебе сейчас трудно! Ведь каждый шаг на этом пути дается, можно сказать, с боем.

Только рассуждать – сколько угодно! Но совершить самое простое действие: впервые перекреститься, впервые приложиться к иконе, впервые взять благословение у священника... Да это же целые огромные этапы пути, это как горные перевалы!

И можно – что угодно нацепить на шею: какой–нибудь камень с дыркой, какое–нибудь изображение козерога или скорпиона, какую–нибудь клешню дохлого краба. Это все ничего. А как речь зайдет, чтобы надеть крест, сразу – откуда ни возьмись – «не хотим обряды выполнять! Мы выше этого, у нас все «духовно»!

Но дело–то, во–первых, в том, что, как ты сам читал в «Новом завете», Бог, Дух животворящий, некогда сотворивший небо и землю, две тысячи лет назад Сам пришел на землю, и пришел как раз телесно! «Бог явился во плоти» (1Тим.З,16). Причем, явился не для каких–то Своих личных целей, но именно нас ради человек и нашего ради спасения.

Враг же нашего спасения в первую очередь и старается любым путем замять этот факт, превратить его просто в красивую легенду, в «поповскую выдумку», в философское учение, в «нас возвышающий обман». Иными словами, за эти две тысячи лет «многие обольстители вошли в мир, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти» (2Ин.1,7).

А во–вторых, Он не просто пришел и ушел, как приходили и уходили разные деятели человечества. В отличие от всех, «Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр.13,8). Как и Сам Он перед Своим Вознесением на небо обещал: «Я с вами во все дни до скончания века. Аминь» (Мф.28,20). И это буквально так.

Это не значит – просто усвоить какое–то религиозное или философское учение, это не значит – соблюдать какие–то правила, выполнять непонятные «обряды», хранить устаревшие «традиции».

Стать христианином, значит – осознать Иисуса Христа, как своего Господа и Спасителя, и установить с Ним правильные отношения.

Какими должны быть эти отношения? Конечно же, соответствующими действительному положению вещей. Господь объяснял: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф. 10,37). И не потому, что Он такой ревнивый и самолюбивый. Просто этого требует элементарная справедливость. То, что Он сделал и делает для нас, несравнимо со всем тем, что могут дать самые любящие люди: «Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (Рим.5,7–8)! Ну кто способен добровольно принять мучительную cмерть за своего врага?

Чувство христианина, это не чувство труженика, честным трудом зарабатывающего себе Царство Небесное. Но – чувство неоплатного должника, которому вдруг простили огромный долг.

И тебе для твоего спасения совершенно необходимо это понять, и достойно ответить на эту любовь своею любовью.

А как мы выражаем любовь? Во–первых, радостным выполнением всякой воли любимого, всякой его просьбы. Господь Иисус Христос говорит: «Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое» (Ин. 14,23). И еще Он говорит: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15,13).

А во–вторых, разве мы не храним, и разве в порыве чувств не целуем изображение любимого? И разве для нас не драгоценны предметы, которые он любил и к которым прикасался?

Поэтому, если мы прикладываемся к иконам или к кресту, это никакие не «обряды», а самое естественное выражение нашей любви к нашему Спасителю, к Его земному облику, к Его Кресту, на котором Он страдал за нас.

В нашей вере вообще все естественно и разумно, а не какие–то там «обряды»! Все это непосредственно относится и к нашей сегодняшней теме, к исповеди и причащению.

Еще раз выражаю надежду, что не ради здоровья и успеха в жизни ты пришел сюда, и не прервешь наших рассуждений нетерпеливым «Короче, Склифосовский!»

Надеюсь также, что ты относишься к серьезным людям, которые прежде, чем куда–то пойти и что–то сделать, а особенно прежде, чем куда–то повести своего ребенка, стараются сначала тщательно все разузнать. И в ответ на призыв причаститься, ты первым делом непременно задашь самый первый и самый естественный вопрос: причаститься – чего?.. Ведь «причастник», это обладатель части чего–то, или сам ставший частью чего–то. Можно стать причастником и участником чего угодно. Например, участником грабежа и причастником добычи.

Чего же причастились вот эти люди в церкви? Сказать прямо, как есть? Только поверишь ли? Ну что же, рискну, скажу: они причастились... нет, не «кагора» и не «просвирки». Они причастились... истинного Тела и истинной Крови Господа и Бога нашего Иисуса Христа!

Частичку именно Этого дал им ложечкой священник!.. А что касается исповеди, то священник в начале ее предупреждает, объясняет всю важность, всю уникальность момента: Се, чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое...

Подумать только: Сам Христос стоит здесь специально, чтобы выслушать твою исповедь! И Он же после этого в таинстве причащения рукою священника преподает тебе Себя Самого! ...

Ответ, как и вообще на все, что касается Бога и нашей в Него веры, – может дать только Слово Божие. И ты уже, как мы убедились, прочитал о земной жизни Господа Иисуса, о Его крестной смерти за наши грехи, о Его Воскресении, Вознесении и о сошествии Святого Духа.

И вот, помнишь, как накануне Своих страданий Господь собрал учеников для последней совместной вечери. Это была ветхозаветная пасхальная трапеза, когда вкушали с горькими травами испеченного на углях агнца, в воспоминание исхода народа Божьего из египетского рабства.

В конце этой вечери «Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое», «которое за вас предается». «И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф..26,26–28; Лк.22,19).

А ведь слово Иисуса Христа, это слово Бога. Как Он говорит через пророка: «слово Мое, которое исходит из уст Моих, – оно не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его» (Ис.55,11).

Так, Бог когда–то говорил: «Да будет...», и из небытия возникали все части нашего мира (Быт.1). И теперь точно так же. Сказал слово, и тут же хлеб и вино стали истинными Его Телом и Кровью. И мы ничуть не сомневаемся, хотя и ощущаем вкус хлеба и вина, принимая Святое Причастие.

А дальнейшие слова Иисуса Христа, «сие творите в Мое воспоминание» (Лк.22,19), дали власть и Его Апостолам, и потом их преемникам, в том числе и вот этому священнику, держащему в руке Святую Чашу, совершать это чудо. Благодаря этому Христову установлению, все последующие христиане, и ты в их числе, точно так же, как и самые первые ученики Христовы, могут принимать участие в этой Священной трапезе.

И мы, – еще и еще раз повторю, – приступаем к Чаше не ради здоровья и успеха, не ради достижения комфортного состояния души; даже не ради того, чтобы стать недоступными для бесов и колдунов. Но только потому, что наш любимый Господь говорит нам: «Приимите, ядите...» и «Пейте из нее все...» Потому что мы любим Его, и каждое Его слово для нас – закон.

И ничего мы от Него не хотим, а только – выполнить Его волю, чтобы Он был в нас, и мы – в Нем, и чтобы никогда не расставаться ни в этой, ни в будущей жизни.

Вспомни двадцатую главу Евангелия от Иоанна. Воскресший Иисус Христос впервые является Апостолам, и сразу, как самое главное, говорит: «Мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин.20,21–23). Грешит ли человек против ближнего, грешит ли против себя, – во–первых, он грешит против Бога, Который все сотворил и всему установил законы. Кто же, кроме Него, имеет право и разбираться с нарушителями этих законов?

А здесь мы видим, что Иисус Христос эту, Ему одному принадлежащую власть – прощать или не прощать, – вручает ученикам. Ученики потом в таинстве рукоположения передавали ее своим преемникам по управлению церквями, и опять же эта власть дошла и до священника, стоящего перед тобою, и готовящегося принять у тебя исповедь и возвестить Христовым именем прощение твоих грехов. Так что здесь не шутки и не игры, здесь все по–настоящему.

Но какое, все же, странное установление!.. Где это видано, чтобы ради единения с кем–то – вкушать его плоть и кровь?..

Точно такая же реакция была и когда Сам Иисус Христос впервые стал готовить к этому учеников. Тогда Он сказал, что отдает Плоть Свою «за жизнь мира» (Ин.6,51). И предупредил, что «если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Идущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Идущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и идущий Меня жить будет Мною» (Ин.6,53–57).

А ученики в недоумении воскликнули: «какие странные слова! кто может это слушать?» (Ин.6,60).

Но, повторяем, если мы веруем в Иисуса Христа как в нашего Бога, то всякое Его слово – понимаем его или еще не понимаем – является для нас конечной инстанцией, последним объяснением. И мы не отойдем от Господа Иисуса с теми «из учеников Его», кто, сказав «какие странные слова», «уже не ходили с Ним». Мы останемся вместе с теми, кто, не смотря на всю странность услышанного, воскликнул: «Господи! К кому нам идти?» – Хотя мы тоже еще не уразумели того, что Ты сказал, но Ты говоришь о том, о чем никто на земле не говорит, «Ты имеешь глаголы вечной жизни» (Ин.6,66–69).

И мы тоже не отойдем от Господа Иисуса даже просто потому, что и нам больше некуда идти. Мы пойдем до конца, прилежно вникая в учение, которое – верим – постепенно будет открываться...

А идти придется довольно далеко, гораздо далее двух тысяч лет, минувших с Рождества Христова. Как всегда, в разговоре о самом главном, мы спускаемся еще на пять с половиной тысяч лет, к самому сотворению мира...

Вообще всю жизнь мы слышим слова: грех, жертва, жрец, заповедь, покаяние. Эти слова вошли в плоть и кровь человечества, пронизывают всю историю. Они всюду: в литературе, в кино, и даже в популярных песенках. Все чувствуют, что как–то грешат, все приносят что–то чему–то в жертву, все требуют друг от друга покаяния. Можно сказать, весь воздух наполнен этими словами. Но сами эти слова обретают плоть и кровь только тогда, когда обращаемся к Священной истории человечества, к Библии.

О самом первом грехе самых первых людей мы уже говорили в книге «Твое крещение». Мы увидели, что грех разъединяет, разрушает. Бог сказал Адаму: не вкушай с этого древа, и будем вместе идти путем жизни. А если вкусишь, – повернешь в противоположную сторону, пойдешь путем смерти. Так и получилось. Вкусили, и сразу почувствовали, что наги, и сами стали удаляться от Бога, прятаться от Него, сначала «между деревьями рая» (Быт.3,8), а потом – и далее – неотвратимо уходить во тьму и приближаться к смерти.

Вспомни, ведь точно так же и в повседневной жизни. Один хочет направо, и тебя зовет с собою. А ты говоришь: нет, я не согласен. Хочу налево. И пошел. Просит отец сына, или муж жену, или друг друга: «сделай, пожалуйста, так», или «прошу тебя, не делай так». А в ответ слышит: «не хочу». И раз повторяется такое, и два. И жизнь вместе становится бессмысленной и невыносимой, и люди расстаются. Думают, порознь будет лучше, как и Адам с Евой думали: «станем как боги!..» А что вышло? Что теперь делать? – Надо пожертвовать своей гордостью, своим самолюбием, вернуться и сказать: прости, я виноват, больше так поступать не буду, и никого мне, кроме тебя, не надо.

Так и в отношениях с Богом. Когда наступает тоска и беспокойство, это оттого, что Бога потерял, расстался с Ним, или живешь так, как будто Его вообще нет. И понимаешь: надо что–то делать, надо куда–то идти. И надо принести какие–то плоды покаяния. И – мало того: нужна еще и некая искупительная жертва, чтобы все окончательно встало на свои места.

Самые первые жертвы, как повествует библейская книга Бытие, были принесены двумя детьми Адама и Евы, Каином и Авелем.

Братья родились уже после изгнания из рая, родились уже во грехе. Оба почувствовали, что надо как–то налаживать отношения с Богом. Но Каин решил просто поделиться своими прибытками, и «принес от плодов земли дар Господу» (Быт.4,3).

А вот Авелю, очевидно, врезались в сознание слова Адама о том, что «проклята земля» за человеческий грех, что именно за человеческий грех смерть пришла и в не согрешившую природу (Быт.3,17). И вот, «верою Авель принес Богу жертву лучшую, нежели Каин» (Евр.11,4). Он понял служение Богу именно так, чтобы своими руками, в знак признания своего греха пред Богом и Его творением, заклать пред Богом невинное животное.

И это оказалось совершенно правильным и угодным Богу, «и призрел Господь на Авеля и на дар его» (Быт.4,4).

Впоследствии род человеческий размножился, и далеко не все ходили по стопам праведного Авеля. Но чувство беспокойства, чувство несовершенства и недостаточности земного бытия было, пожалуй, у всех. Бог же «попустил всем народам ходить своими путями», «дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и недалеко от каждого из нас: ибо мы Им живем и движемся и существуем» (Деян.14,16;17,27).

И вот, сколько религий возникло с тех пор на земле, и везде – ощущение греха, везде – чувство вины, везде – желание оправдаться, искупить свою вину, принести какие–то жертвы за свои грехи. И везде – мудрецы, которые учат, как это сделать, и везде – жрецы, которые эти жертвы приносят.

Причем, люди порой рассуждали так: «Если уж приносить что–то Тому, Кто выше всего, то – что же, если не самое дорогое: своих невинных детей.» И приносили. Но это не было угодно Богу.

Бог основал ее примерно за полторы тысячи лет до Рождества Христова. Через пророка Моисея, у Синайской горы Он Сам предписал, как совершать Ему служение. Об этом подробно описано в ветхозаветных книгах Исход и Левит.

Бог установил, чтобы Ему приносили в жертву, как некогда Авель, именно животных. Причем, были установлены разные виды жертв. Была жертва всесожжения, когда закланное животное полностью сжигалось пред Богом. Была жертва мирная, которая приготавливалась и предлагалась в пищу участникам жертвоприношения.

Была жертва за грех, когда над животным исповедовались грехи народа, и оно отводилось с нарочитым человеком в места пустынные, да понесет оно «на себе все беззакония их в землю непроходимую» (Лев. 16,22).

Весь Ветхий Завет пронизан потоками жертвенной крови. Могут раздаться даже протесты, дескать, какая жестокость, «Гринписа» на них не было! Но на самом–то деле, установив такой образ служения, Бог тем самым открыл нам важнейшую тайну мироздания: только безвинный может искупить вину.

И в то же время Ветхий Завет пронизан чувством несовершенства и недостаточности всей пролитой крови животных для искупления человеческого греха. Ибо хотя и написано, что «кровь тельцов и козлов ... через окропление, освящает оскверненных» (Евр.9,13), но написано и то, что «невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи» (Евр.10,4).

Вот поэтому, когда пришла полнота времен, когда ветхозаветная церковь была приготовлена, Сын Божий и воплотился, и стал Сыном Человеческим, чтобы Своей безгрешной, а потому и бесценной, кровью наконец–то по–настоящему искупить весь человеческий род, избавить от смертоносных последствий греха, в который впали мы в наших прародителях.

«Входя в мир», Христос как бы говорит Богу Отцу: «жертвы и приношения Ты не восхотел, но тело уготовал Мне. Всесожжения и жертвы за грех неугодны Тебе. Тогда Я сказал: вот, иду, как в начале книги написано о Мне, исполнить волю Твою, Боже» (Евр. 10,4–7).

Лучшие люди ветхозаветной церкви усвоили все предыдущее. Последний праведник Ветхого завета и первый праведник Нового, Иоанн Креститель подвел черту. Он призвал народ к покаянию в грехах, и указал на Того, Кто эти грехи возьмет на себя.

И когда, например, он указал своим ученикам, Иоанну и Андрею, на проходящего мимо Иисуса Христа, и сказал: «Вот Агнец Божий, Который берет на себя грех мира» (Ин.1,29), те сразу молча пошли вслед за Иисусом, как за жертвенным агнцем, уготованным на заклание.

Невозможно одно животное и принести в жертву всесожжения, и вкусить как мирную жертву, и отпустить в пустынные места.

А Иисус Христос, по подобию жертвы за грех, взял на себя грех мира; по подобию жертвы всесожжения, явил послушание Отцу «даже до смерти, и смерти крестной» (Флп.2,8); и по подобию мирной жертвы, заповедал вкушать Себя Своим верным под видом хлеба и вина.

Эта Жертва уже была вседостаточной и всесовершенной, в отличие от множества ветхозаветных жертв. Этой Жертвы одной хватило за всех людей и на все времена.

И чтобы снова открылись врата в утраченный нашими прародителями рай, необходимо быть участником и причастником этого жертвоприношения. Необходимо осознать, исповедать и оставить свои грехи. Необходимо направить свой жизненный путь вслед за этим истинным Агнцем. И необходимо вкушать Его Плоть и Кровь. Вот в каком великом и страшном деле ты собираешься принять участие...

Если хоть в какой–то мере это осознал, уже никогда не станешь опаздывать на Богослужение.

На самой заре нашей веры никому из христиан даже в голову не могло прийти – просто забежать в молитвенное собрание и тут же убежать. Все приходили, чтобы с самого начала быть вместе со всеми братьями и сестрами, до самого конца. (И порой даже до смертного конца!) Как написано в книге Деяний Апостолов, первые христиане «постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах... Все же верующие были вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого».

Богослужебное собрание начиналось с вечера, длилось всю ночь, и было заполнено молитвой, чтением Священного Писания, слушанием поучений. В конце все причащались, совершали братскую трапезу, и расходились, благодаря Бога.

В наше время ночные службы остались только на Рождество и на Пасху. Единый первоначальный порыв к Богу распался на несколько частей, и образовался суточный круг Богослужения.

Начинается этот круг, как и раньше, с вечерни. Затем – утреня, и в завершение – Божественная Литургия, иначе называемая Обедней. На Литургии как раз и совершается главное таинство Церкви: специально приготовленные хлеб и вино становятся Телом и Кровью.

Вечерня, если она в данном храме совершается, то всегда – вечером. А вот утреня бывает не только утром, но и, как это ни покажется парадоксальным, тоже вечером, после вечерни.

Услышишь и такое название: всенощное бдение. Это – праздничные вечерня и утреня, соединенные вместе, накануне воскресного дня, или великого праздника. И если раньше, как мы уже говорили, Богослужение длилось всю ночь, то сейчас «всенощное бдение» занимает 2–3 часа вечером, а Литургия служится утром, и занимает полтора – два часа.

У нас, в Тарасовке, например, вечерней службы нет, кроме вечера субботы и кануна Великих праздников. А в будни каждый день с утра – утреня и литургия. Поэтому если собрался причаститься в будни, приходи только утром. А если соберешься в воскресенье или в великий праздник, приди, по возможности, и на вечернее Богослужение.

Обрати внимание, мы все время оговариваемся: по возможности! Потому что одна из наших задач – не напугать суровостью требований, не заградить дорогу слабому, чтобы ты хоть шаг вперед сделал и вкусил бы, что благ Господь, и постепенно почувствовал бы, что ради этого стоит потрудиться. А потом, по мере возрастания в вере, тебя уже самого потянет все полнее и полнее отвечать благочестивыми делами на неизреченную любовь к тебе Господа Иисуса Христа.

Мы должны радоваться каждому шагу нашего брата во Христе. Поэтому – прекрасно, что ты до сих пор хоть на минутку по дороге на работу или с работы, утром или вечером, заходил в храм.

Но теперь, когда ты сознательно, осмысленно собрался исповедаться и причаститься, то уж сам понимаешь, надо постараться прийти вовремя и отстоять всю службу, особенно – Литургию.

Поэтому, в первую очередь, познакомься с расписанием Богослужений именно в том храме, куда соберешься пойти. А то опоздают, и оправдываются: «А я думал, что начало во столько–то!» А чего думать? Вот, все написано. Или скажут: «я издалека добирался: с соседней станции!». Да вот рядом с тобой человек, который с другого конца города ухитрился приехать вовремя. Ему, выходит, больше всех надо. А ты хоть электричку–то выбирай не самую крайнюю, а немножко с запасом.

Или, бывает, уже «продвинутые» христиане допытываются: «А если я приду в такой–то момент службы, а уйду после такого–то, будет считаться, что я службу отстоял?..»

Всякая служба начинается возгласом священника: Благословен Бог наш всегда ныне и присно и во веки веков, или иным подобным. Что же, ты считаешь, кому–то более, чем тебе, необходимо воздавать славу Богу?

А кончается служба так называемым отпустом, то есть возгласным удостоверением в Божией милости: Христос истинный Бога наш, ... помилует и спасет нас, Яко благ и человеколюбец! Или тебе не надо этого слышать, ты, в отличии от других, и так все знаешь, и так во всем уверен?

Короче говоря, если, не имея возможности от начала до конца отстоять всю службу, со смирением и с самоукорением придешь позже или уйдешь раньше, это – одно. Но если по совести счел для себя, что вот, в этот момент могу приходить, а тогда–то имею право уходить, – это никуда не годится.

Ведь снова напоминаем, что приходя в храм, особенно для исповеди и причащения, приходишь к Живому Богу, к Самому Иисусу Христу, и не как–то «символически», но совершенно реально.

Вот началась служба, Бог – на условленном месте, где Он для твоего же удобства договорился встречаться с тобою. Ну скажи, если бы тебе назначил встречу президент, или даже просто глава какой–нибудь администрации, ты что, опоздал бы? Да ты за час был бы уже у дверей! И это для решения земных, временных проблем. А тут – пришел к Небесному Отцу – открыть свое сердце, чтобы больше не голодать духовно и не мучиться, иными словами, чтобы войти в Царство Небесное, в вечную блаженную жизнь! Как же ты можешь позволить себе опоздать?!

Но, конечно же, Бог совсем не похож на земное начальство, которое только ищет повода от тебя отмахнуться, для которого ты – одна из бесчисленных песчинок, носимых ветром по вверенной ему территории.

Бог ждет тебя, как единственного, как самого любимого. Он видит и ценит все твои даже слабые порывы к Нему. Он видит и твою еще неокрепшую веру, и все твои трудности. Надо успеть и ребенка в школу отправить, и мужа на работу проводить. Иногда болезнь не дает–быстро собраться. Бывают и пробки на дорогах, и отмены электричек. А если собираешься в храм вместе с малыми детьми, то – пока их соберешь! То один вдруг чего–то срочно захотел, то у другого что–то оторвалось, то между собою подрались. Тут уж не смущайся. Приходи, когда придешь, терпеливо перенеси, если тебя с ходу укорят за нерадение, смиренно объясни причину, и предай все на суд священника, как уж ему Господь на душу положит поступить с тобой.

Но лучше, особенно в первый раз, придти одному. Не тащи за собою ни мужа, ни жену, ни детей. Не уподобляйся тому, кто если уж сам на что–то решился, то непременно ему надо и всех остальных тут же построить, и – либо вести за собой строем, либо – гнать перед собой, как стадо.

Еще и еще раз напоминаем: твоя задача – не просто нечто вот сейчас раз и навсегда совершить, и как мешок с плеч сбросить. Ты сегодня вступаешь на новый путь до конца дней. Поэтому старайся все делать не спеша, разумно и последовательно.

Сейчас твоя задача – положить достойное начало новой жизни во Христе для себя, и в твоем лице – для всей твоей семьи. Детей потом отдельно приведешь. А вторая твоя половина сама за тобой потянется, когда начнешь по–настоящему жить во Христе, когда это станет твоей насущной потребностью, и когда всем будут явны добрые плоды твоей новой жизни.

И еще: если ты собрался исповедаться и причаститься, то уж приди, пожалуйста, только для этого. А то некоторые стараются все свалить в одну кучу. За одно и годовую память усопшего отметить, и самому причаститься, и молебен о здравии заказать, да еще и окрестить кого– нибудь! А в результате – одна суета.

И хотя Бог долготерпелив и многомилостив к нашим немощам, но в то же время Слово Божие предупреждает: «Проклят, кто дело Господне делает небрежно» (Иер.48,10)!

Итак, преодолев все видимые и невидимые препятствия, приди в храм даже пораньше, еще до начала службы. Перед входом перекрестись и поклонись. То же сделай и войдя в храм.

Первым делом подойди к свечному ящику, где продаются всякие церковные принадлежности. Подай записки о здравии и о упокоении, написав в них своих ближних, живых и усопших, но непременно крещеных в православной церкви. Приложи принятую здесь милостыню.

Когда будешь уходить из храма, не забудь взять в свечном ящике просфору. Просфора, это – твое приношение. Вот, ты пришел в храм, еще тихо, или на клиросе чтец читает так называемые Часы. Литургия еще не началась, а священник уже находится в Алтаре и совершает Проскомидию, то есть приготовление к службе.

С особыми молитвами, в которых вспоминается жертвенное служение Иисуса Христа, он приготавливает тот хлеб, и то вино, которые вскоре, в твоем присутствии, станут Его Телом и Кровью. Из большой круглой просфоры он вырежет четырехугольный так называемый Агнец, и положит его на дискос. Вино же вольет в чашу.

Твою просфору вместе с записками внесут в Алтарь. Священник, закончив проскомидию, будет читать эти записки, одновременно вынимая из просфор частички специальным маленьким острым копием.

Поэтому, кстати, когда будешь писать записки, помни, что кому–то их придется читать. Пиши четко, ровно, в столбик, и чтобы между строчками был достаточный интервал. Имена пиши по старшинству. Сначала духовных лиц, потом бабушку и дедушку, потом родителей, потом детей.

Вынутые частички священник ссыплет на дискос, где уже находится Агнец, а просфоры принесут обратно, за свечной ящик.

А в самом конце Литургии священник, уже причастив людей, ссыплет эти частички с дискоса в Святую Чашу, с молитвой: Отмый, Господи, грехи поминавшихся здесь Кровию Твоею честною, молитвами святых твоих. И с этого момента твоя просфора станет святой, потому что вынутые из нее частички погружены в Святую Кровь Спасителя.

Просфору с благоговением съешь после причастия, или отнеси домой, и предложи натощак своим крещеным чадам и домочадцам. Это не тело Христово, а просто освященный хлеб.

Смотри, чтобы просфора случайно не залежалась и не заплесневела. Не держи ее в полиэтиленовом пакете. А если хочешь растянуть вкушение на несколько дней, сразу разрежь на части, и подсуши.

Но это – потом, а пока – ты только еще подал записки. Если хочешь, купи свечу, одну или несколько, поменьше размером или побольше. Помни: все, что ты платишь в церкви, это не плата «за благодать», мол, чем больше заплатишь, чем больше купишь свеч, тем тебе будет лучше. Это – твоя добровольная милостыня на содержание Божьего храма. Купи всего ровно на столько денег, сколько ты сегодня решил пожертвовать. Можешь, ничего не покупая, просто опустить их в церковную кружку, на которой написано «На ремонт храма», или еще на какие–то нужды.

В некоторых храмах есть обычай во время службы обходить молящихся с блюдом для пожертвований. Поэтому оставь в кармане сколько–нибудь, чтобы положить и на это блюдо.

Повторяем, это не плата за вход, и не «членские взносы». В церкви – только добровольная милостыня. Ты никому ничего не должен, и если у тебя нет лишних денег, то никто не смеет смотреть на тебя косо. Ты пришел к Богу, а Богу нужны не твои деньги, но – ты сам...

Но только и ты не смотри завистливым и осуждающим оком на плоды чужой щедрой милостыни, дескать, вот у них тут все золото да серебро, да и вообще...

Подойди и приложись к иконе Спасителя, к одной из икон Божией Матери, подойди к иконе сегодняшнего праздника, которая обычно лежит на аналое посреди храма. Поставь перед какой–нибудь одной, или перед каждой иконой свечу. Внимательно смотри, как это делают другие.

Пока служба не началась, взгляни на иконы, на стенные росписи. Оживи в памяти важнейшие события истории нашего спасения. В храме все – чтобы помочь осознать, к Кому и для чего пришел.

Часто над Царскими вратами, или в ином месте, помещают икону, называемую «Тайная вечеря». Наверняка ты и раньше где–нибудь видел этот сюжет. За столом сидят люди. Это двенадцать Апостолов. Посреди Сам Господь Иисус Христос, перед Ним хлеб и чаша.

Это, как мы уже говорили, последняя совместная трапеза Господа с учениками. Через несколько часов он будет предан, мучим и распят на кресте.

И вот, хотя у нас в храмах на Богослужении не сидят, кроме, разумеется, тех, кто по какой–то причине стоять не может, – все же представь себе, что ты приглашен за этот самый стол. Да что представлять? – Ведь именно так оно и есть, а все, что сейчас вокруг тебя, это как туман, который мешает видеть все по–настоящему.

И хотя на иконе, казалось бы, все места за столом заняты, – будь уверен: для тебя, откуда ни возьмись, найдется местечко, как и для того, кто с тобой рядом. И Апостолам не придется плотнее придвигаться друг к другу. Каким–то чудом вдруг найдется место и для десятков, и даже сотен всех, сюда пришедших.

Но помни, что Апостолы не вдруг вот так взяли да уселись с Господом Иисусом. Они три с половиной года следовали за Ним, куда бы Он ни шел, разделяя все неудобства и опасности, которые Ему приходилось претерпевать.

Еще раз выразим уверенность, что и ты, прочитав Евангелие, тоже в какой–то мере прошел этот путь.

Но почему все–таки перед причастием необходимо исповедаться?..

Вглядись в изображение Тайной вечери. Ты особо отметишь одного из присутствующих. Он обычно с края. Лик его изображается темным, он как бы в смятении. Это Иуда. Все присутствующие считают его своим, и только Иисус Христос знает, что у него в кармане тридцать серебряников, за которые он договорился предать Учителя. Эти тридцать серебряников для Иуды дороже Иисуса Христа! Это об Иуде Господь сказал, когда перед вечерей умывал ноги ученикам: «...и вы чисты, но не все. Ибо знал Он предателя Своего, потому и сказал: не все вы чисты» (Ин. 13,4–11).

Итак, не спеши садиться за Господню вечерю, чтобы не нашлось и в тебе чего–то более для тебя дорогого, чем Господь Иисус Христос, чтобы, когда это «что–то» или «кто–то» скажет: выбирай: Я или Христос, не пришлось тебе отказаться от Христа, и тоже с почерневшим лицом выйти вон!

Здесь, за столом, должны присутствовать только те, кто возлюбил Господа Иисуса «всем сердцем и всем умом, и всею душею, и всею крепостью» (Мк.12,31) своею...

Но вижу, что при этих словах ты стал оглядываться на соседей, дескать, а у них–то что в карманах? У них–то все ли в порядке? Вот за этим человеком я знаю то–то и то–то, а за этим... Но не надо. Не смотри по сторонам. Слово Божие говорит именно тебе, как единственному здесь присутствующему: «да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей» (Шор.11,28). Именно себя самого «да испытывает». И когда ты всерьез займешься этим самоиспытанием, тебе будет ни до кого...

Как правило, в приходских храмах исповедь проходит в одном пределе, а в другом в это время совершается Божественная служба. Хотя может быть и по–другому. В некоторых – исповедуют с вечера, особенно если в храме только один священник. Так что еще раз напоминаю: заранее узнай, какие порядки именно там, куда думаешь пойти...

Итак, подав записки, приложившись к иконам, спроси кого–нибудь: «а где будет исповедь?» И встань именно там.

В ожидании исповедующего священника продолжай размышлять, куда и для чего ты пришел. Вспомни евангельскую притчу о блудном сыне. Ушел на чужую сторону, нагулялся вдоволь, и вдруг понял, что ничем этим не насытился, почувствовал голод, а перед ним только корыто со свиным кормом, да и от того отгоняют.

Что делать? И вдруг – спасительная мысль, вдруг из недр памяти просветилось: «Сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу» (Лк. 15,17–20).

Вот так же и ты. Долгое время тебя мучили сомнения, куда идти, чтобы вернуться к Богу? Лукавые люди убеждали: «никуда не ходи, Бог на всяком месте. Только скажи: Боже, прости меня! И тут же, не отходя от свиного корыта, получишь прощение».

Казалось бы, все логично. Но истинного сына не собьет никакая «логика». Ты чувствовал, тут что–то не так. Ты не хотел пребывать в сомнении, но – ясно услышать прощающее слово. И поэтому ты пришел именно сюда, где это слово звучит.

И потом, возвращаясь к Богу, естественно, возвращаешься в семью детей Божиих, к тем, кто от Бога не уходил. То есть возвращаешься в Его церковь, именно в ту церковь, которая не сто лет назад возникла, и даже не пятьсот, а вот уже две тысячи лет, с самого Рождества Христова твердо стоит на земле.

«Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит» (1Ин.4,20) ?

Правда, иные из этих детей могут оказаться такими же, как старший сын из той же притчи. Они поначалу могут встретить ревниво и неприветливо. Но не смущайся, будь готов с кротостью все перенести, и помни, что именно вернувшийся сын, а не его гордый брат, вкусил уготованную отцом радость.

При этом обрати внимание, что не говорит блудный сын, придя к отцу: «все, наелся свиных рожков, давай–ка, отец, закалывай для меня откормленного теленка!..» Он именно признает уже невозможным для себя занять сыновнее место, и рассчитывает быть в доме отца где– нибудь с краю, с последними наемниками. Потому что он уже понял: вне отцовского дома – совершенная погибель.

Лишь бы впустили, а там уж – что Бог даст, все с радостью приму, и со всеми постепенно налажу отношения!

Вот и ты ожидай исповеди с такими же чувствами, не надеясь, что тут же получишь полное «облегчение», выздоровление, и что жизнь твоя сразу повернется к лучшему.

Сердечные чувства неизбежно выражаются во внешних действиях. Так, чувство покаяния естественно выражается в виде поста и молитвы. Вспомни, как в иные моменты жизни кусок просто не лез в горло. И представь себе, как осужденный на смерть должен умолять судей помиловать его и простить!

Но если сердце пока молчит, то помочь расшевелить его могут, в свою очередь, соответствующие внешние действия. Именно для этой цели, по уставу церкви, приступающим к таинству покаяния предписываются посильные пост и молитва.

Сколько дней поститься? Это надо бы узнать у священника, к которому пойдешь на исповедь. Но если пока спросить не можешь, думается, неплохо будет хотя бы три дня воздержаться от скоромной пищи: от мясного, молочного, от яиц, и, может быть, от рыбы. И остальную, разрешенную пищу постарайся есть не до сыта.

Можно было бы сказать: постись целую неделю, но, предчувствуя твою неопытность, боюсь окончательно напугать и совсем оттолкнуть.

Если состоишь в браке, воздержись от супружеской близости, если не все дни приготовления, то, по крайней мере, накануне.

Утром перед службой ничего не ешь и не пей. И не кури, если ты пока еще раб этой привычки.

Но если, чистя в это утро зубы, случайно проглотишь немного воды, не смущайся, и не откладывай дела. А то, как замечено, у тебя все время будут возникать подобные мелкие запинки.

Если по причине болезни, или тяжелого физического труда, даже дня не можешь без скоромной пищи, то, наверное, пост пока не для тебя. Воздержись, от чего сможешь, и со смирением приходи.

А бывают и такие болезни, что если с утра не принять лекарства и не съесть чего–нибудь, может случиться обморок. Что же, теперь тебе на всю жизнь лишиться причастия? Конечно же, нет. Поешь, без чего не можешь обойтись, и приходи. Скажи священнику, что иначе непременно случился бы приступ болезни. И священник тебя поймет. Потому что, в конце концов, «Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим. 14,17).

Пост не должен подрывать сил и мешать выполнению житейских обязанностей. Но если все–таки в силах воздержаться, воздержись. Потому что человек, раб Божий, не должен быть рабом своего чрева.

Необходима и молитвенная подготовка. В молитвослове есть так называемое Правило ко святому причащению. Ты должен постараться прочитать его: то, что заключено в этих молитвах, должно быть сейчас в твоей душе.

Словами этих молитв я признаюсь: ...Согреших бо, Господи, согреших на небо и пред тобою, и несмь достоин воззрети на высоту славы твоея; прогневах бо твою благость, твоя заповеди преступив и не послушав твоих повелений... Я согласен, что я недостоин, ...да под кров внидеши души моея, занеже весь пуст и палея есть, и не имаши во мне места достойна, еже главу подклонити... Я ни на минуту не обольщаюсь относительно себя и не оправдываюсь. Да, ...кое убо не содеях зло? Кий грех не сотворих? Кое зло не вообразих в душе моей?.. Но я читал в Священном Писании, что Ты ни ...блудницу, со слезами пришедшую к тебе, отгнал еси, ниже мытаря отвергл еси покаявшася, ниже разбойника, познавша царство твое, отгнал еси, ниже гонителя покаявшася оставил... И поэтому осмеливаюсь просить тебя: ...ослаби, остави, очисти и прости ми, грешному и непотребному рабу твоему, прегрешения и согрешения и грехопадения моя, елика ти от юности моея даже до настоящаго дне и часа согреших... И молю Тебя: ...сподоби мя неосужденно причаститися пречистых, бессмертных, животворящих и страшных твоих таинств, во оставление грехов и в жизнь вечную...

Это – из молитв ко Святому причащению.

Есть еще так называемые каноны, которые тоже, по возможности, надо прочитать. Канон Иисусу Христу, канон Божией Матери, канон Ангелу Хранителю. Найди эти каноны в молитвослове, и постарайся вникнуть.

Не задавайся целью – любой ценой прочитать все, что положено. Пусть будет поменьше, но – чтобы молитвенные слова исходили из твоего сердца. Пойми: то, о чем просили духоносные составители этих молитв, именно тебе совершенно необходимо выпросить у Господа Бога...

Когда блудный сын пришел в себя, он не что–то новое вдруг узнал. Он вспомнил свою прежнюю жизнь в доме отца. Вспомнил и самого отца со всеми его качествами и со всеми требованиями, которые тот предъявлял домашним, вспомнил, и вознамерился уже никогда от этих законов не отступать.

А то, бывает, придет человек на исповедь, священник спросит: «в чем грешен?» А он говорит: «ни в чем». И это порой за пол века прожитой жизни!.. Значит, этот человек, в отличии от героя притчи, никогда не знал своего отца. И хотя он случайно забрел сюда, но даже не подозревает, что именно здесь находится его отец, и, конечно же, не знает, какие порядки у него в доме, что здесь считается добром, а что – злом.

Чтобы не уподобиться этому человеку, ты должен обновить в памяти Десять Божиих заповедей (Исх.20,1–17) и Нагорную проповедь Господа Иисуса Христа (Мф.5–7). Особенно, для первого раза, обрати внимание на Десять заповедей.

Это – как зеркало, глядя в которое, видишь, насколько твоя жизнь шла не так, как должна бы идти, насколько твои поступки до сих пор расходились с Божьими повелениями, и ты, по существу, подошел к самому краю пропасти. Постарайся вспомнить все свои грехи с той поры, как начал себя осознавать...

Но вот уже вышел священник, положил на аналой Крест и Евангелие, и начал читать молитвы, взывая к Божьему милосердию. Потом он повернулся лицом к тебе, и обратился с увещанием: Се, чадо, то есть, итак, чадо, не кто–то и не что–то, а Сам Христос, тот Самый, Который сошел с неба, стал человеком и распялся за твои грехи, вот Он, невидимо стоит, приемля исповедание твое. Не усрамися, ниже убойся, и да не скрыеши что от мене. Отбрось всякий стыд и страх. Но не обинуяся, то есть без всякого иносказания, прямо, как есть, рцы вся, елика соделал еси, и не для того, чтобы за это быть обвиненным и наказанным, но – с единственной целью: да приимеши оставление от Господа нашего Иисуса Христа.

Се Икона, и Крест и Евангелие, как видимые знаки присутствия Его перед нами. Аз же точию свидетель есмь, то есть я здесь только свидетель твоей встречи с Господом Иисусом. Господь Сам так установил, да свидетельствую пред Ним вся, елика речеши мне. Аще что скрыеши от мене, сугуб грех имаши. Самое страшное, если вздумаешь сознательно солгать на исповеди, если забудешь, что перед тобой невидимо стоит Бог, насквозь видящий твое сердце. В пятой главе Деяний Апостолов рассказывается, как двое христиан солгали пред Богом, и тут же упали мертвыми. Этот совершенно исключительный случай показывает, как страшно даже подумать, что от Бога можно что–то утаить!

И в заключение священник скажет тебе: Внемли убо. Понеже бо пришел еси во врачебницу, в духовную врачебницу. И как в обычной больнице залог успеха – если точно определена болезнь, и если есть воля к выздоровлению, – так и здесь. Постарайся прямо и ясно, с сердечным сокрушением назвать свои грехи, с единственной вожделенной целью – навсегда их оставить, да не неисцелен отыдеши.

Особенно подчеркиваем: не вздумай лгать, во избежание сугубого, то есть двойного греха. Да и зачем лгать? Тайна исповеди абсолютна. Никому и никогда священник ее не откроет. И никакими грехами священника не удивишь, он за свою жизнь всего наслушался.

И не бойся, что после твоей исповеди он будет хуже к тебе относиться. Наоборот: он только порадуется, что ты за свои грехи не держишься, но – не стыдясь и не боясь, отрываешь их от себя, и ввергаешь в бездну Божьего милосердия.

Итак, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое!.. Причем, Он Сам искал тебя, и с несравненно большим усердием, нежели ты искал Его. Он Сам вышел навстречу, едва ты шагнул в Его сторону. Как и отец блудного сына. Хотя тот «был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его» (Лк. 15,20).

Но это, конечно, при условии, что ты раз и навсегда решил все недолжное оставить за порогом храма. А как же иначе?

Представь себе, ты пришел к соседу мириться, и говоришь: «Прости меня, я у тебя воровал...» Сосед уже радостно открыл объятия, а ты прибавляешь: «...но только украденного я не отдам, и воровать у тебя не перестану»!

Или – предлагаешь кому–то вечную дружбу, но только с условием: если тебе денег предложат или еще что–то пообещают, сразу эта «вечность» закончится...

В идеале, священник должен будет внимательно расспросить тебя о твоей жизни, выслушать все твои грехи, и своими вопросами напомнить то, что ты мог забыть. Но это – в идеале. Реально же – и священники могут по–разному понимать свои обязанности, а главное – храмы бывают настолько многолюдными, особенно в посты или в праздники, что порой невозможно уделить каждому человеку более... нескольких секунд! А иногда даже, перечислив вслух грехи и выслушав общий вздох всех кающихся «грешен», священник вынужден просто накрыть каждого подходящего к нему, а то и всех разом, – епитрахилью, и только прочесть разрешительную молитву.

Это, конечно, отягощает совесть священника. Но особенно тяжело, когда в такой многолюдный день подойдет человек, который очень «хочет причаститься», но ничего не знает, ни к чему не готов, который даже на службу опоздал, и не выслушал ни общих молитв, ни того, что обычно перед исповедью для всех говорит священник.

Поэтому, если идешь первый раз, или если у тебя много чего накопилось, постарайся выбрать день, когда не так многолюдно. Помни: и в праздники, и в будни Литургия – всегда Литургия, в одинаковой полноте и в одинаковом совершенстве.

Итак, будь готов ко всяким искушениям, и имей при этом твердую решимость – не смотря ни на что, выполнить свое благое намерение. Для этого, как мы уже говорили, заранее, еще дома, до прихода в храм, просмотри свою жизнь с точки зрения Божиих заповедей, и для памяти запиши, чтобы быстро и четко произнести, когда подойдешь к Кресту и Евангелию.

Если же тебе не дадут самому прочитать, протяни священнику эту бумажку. Прочитает он ее или не прочитает, или даже возьмет в руки или не возьмет, это уже не твоя забота. Постарайся никого не осудить. Каждый ответит перед Богом за свои дела. Главное – ты пришел все выполнить как надо, наилучшим образом, и со своей стороны все для этого сделал, и опять же – ты пришел к Самому Иисусу Христу, невидимо здесь стоящему и лично принимающему твою исповедь...

Итак, грехи бывают делом, словом, помышлением.

Начинать надо с более очевидного, с дел и со слов. Потом когда–нибудь дойдешь и до помышлений.

1. И первое, что мы видим в зеркале Божьих заповедей, это – «Я Господь, Бог твой ...» (Исх.20,2). А из того, что Бог един, естественно вытекает: «...да не будет у тебя других богов пред лицем Моим» (Исх.20,3).

Да ты это уже понял, почему и направился именно к Нему, сюда. И если эта заповедь, как у блудного сына, зажглась в твоем сердце, то конечно же, ты в первую очередь должен покаяться в том, что ей противоречит. Знания о Боге, а значит, и о пути к спасению, должны быть точными, основанными на камне Божественного откровения, а не на песке человеческого мнения (М ф.7,24–20).

Основное и краткое учение о Боге содержит наш православный Символ веры . В книге «Твое крещение» мы его разбирали. И если до сих пор мыслил о Боге не так, как изложено в Символе веры, надо покаяться, и оставить это за порогом храма.

Надо оставить все, что Бог запрещал еще в Ветхом завете: всякие гадания, всякие астрологические исследования, всякие самовольные попытки проникнуть в будущее, в прошлое, в невидимый мир, во все то, что Богом от нас пока закрыто.

Надо перестать бояться колдунов, «сглаза», «порчи», перестать трепетать перед всякой иголкой, воткнутой в стену и перед всяким мусором, подметенным под твою дверь. Единственное, чего надо бояться, это – оскорбить Бога своим вольным или невольным грехом.

Надо оставить всякие ныне популярные лжеучения, в частности, о многократности рождений, помня слова Священного Писания, что «человекам положено однажды умереть, а потом суд» (Евр.9,27).

Надо перестать верить во всякие амулеты, обереги, знаки зодиака. На груди у тебя должно быть изображение Креста Христова, в напоминание – в чем наша истинная сила и в чем наша надежда.

Надо перестать обращать внимание на всякие приметы. И если пошел на доброе, богоугодное дело, то – хоть кошка тебе дорогу перебежала, хоть с пустым ведром кто–то встретился, – идти надо.

Надо перестать верить в сны, и даже перестать обращать на них внимание, хотя бы они были и очень впечатляющими, хотя бы и сбывались.

Кроме того, бывает, что у человека поистине «бог – чрево» (Флп.3,19).

Покайся, если хоть что–то из перечисленного владело или владеет твоей душой.

2. Помня, что Бог есть Дух, что Он невидим, – не фантазируй, и не покланяйся своим фантазиям. Иными словами, «не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель»(Исх.20,4). Изображать можно только воплотившегося Бога, Господа Иисуса Христа.

И есть, например, такой вид идолопоклонства, как «сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям» (1Тим.6,10).

3. Все, чем пользуемся в жизни, включая и пространство, и время, это – дары Божьи. Чтобы это тверже входило в сознание, приучись от всякой удачи приносить Богу начатки. Получил что–то, первым делом – хотя бы свечу Богу поставь.

Также и начатки времени уделяй Богу. Посвящай молитве, во–первых – начаток дня, несколько утренних минут.

И особенно, о чем конкретно говорит третья заповедь, – начаток недели: «...шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой – ... Господу, Богу твоему ... ; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил» (Исх.20,8–11).

В Ветхом завете этим днем был последний день недели, суббота, а в Новом – первый день, следующий за субботой, когда Господь наш Иисус Христос воскрес из мертвых. Этот день с тех пор так и называется: «Воскресение». Этот день должен быть посвящен именно Богу, а не безделью. Грех не в том, что ты в этот день сделаешь какие–то необходимые домашние дела или поработаешь на участке, а в том, если ты это сделаешь вместо, например, посещения храма.

Покайся, что столько лет не приходил в дом своего Небесного Отца, не общался с Ним. Не слушал Его, то есть не читал Священное Писание, которое и есть – Слово Божие к нам. Не обращался к Нему, то есть не молился, как будто Он тебе совсем чужой, или даже как будто Его вообще не существует. Отныне будешь стараться постоянно освящать свое время молитвой и чтением Слова Божия.

Будешь и прославлять Его, и просить, и за все благодарить. Отныне, кроме воскресного дня, будешь стараться почитать и другие церковные праздники, вместе со всеми верными собираясь для этого в Божий храм. Будешь, по мере сил и возможностей, соблюдать посты и постные дни, посвященные скорбным воспоминаниям земной жизни Господа Иисуса.

4. Плохо, что до сих пор не осознавал, что постоянно находишься в присутствии Божием. Допускал богохульство, насмешки, легкомысленные суждения о Боге и о том, что с Ним связано. А еще, – как у иных через слово какое–нибудь ругательство, или какое–нибудь «так сказать» или «типа», так у других чрез каждое слово – «господи!» или «боже мой!» Представь себе, что ты постоянно повторял бы имя находящегося рядом человека, и он каждый раз отзывался бы, думая, что он тебе действительно нужен. Так что и в этом надо покаяться и измениться. Чтобы помочь тебе, Бог повелел: «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно» (Исх.20,7). Отныне произноси имя Божие только или для молитвенного к Нему обращения, или – для благочестивой о Нем беседы.

5. «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле» (Исх.20,12).

Или как в другом месте: «Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость» (Еф.6,1).

Родители, это первый дар Бога человеку. Помысли о рождении тебя в муках, о родительских скорбях, которые становились тем сильнее, чем более ты взрослел. Вспомни, как не почитал их, своевольничал, оскорблял, расстраивал, не дай Бог, поднимал на них руку, не проявлял внимания, не помогал в старости, не ухаживал в болезни.

Может быть, укорял и уничижал за то, что не достигли в жизни благополучия, и не могут дать всего, чего бы ты хотел. Вспомни, как считал, что они уже свое отжили, и негодовал, что они за что–то еще держатся, чего–то не дают тебе по первому твоему требованию.

Вспомни, как не признавал за ними права жить своей жизнью, иметь какие–то желания и привязанности, не согласные с твоими.

Может быть, когда они умерли, не предал церковному погребению, если они христиане, не поминаешь их в церкви. Покайся, и пообещай перед Крестом и Евангелием исправить то, что еще возможно. И если в свое время не отпел их, попроси хотя бы теперь отпеть, как говорится, «заочно».

И даже если они тебя по–видимому не любили, и ты мало видел от них добра, все равно – подумай, ведь не случайно именно через них Бог даровал тебе жизнь.

6. «Не убивай».

И если ты кого–то, не дай Бог, убил, или же вольно или невольно способствовал чьей–то смерти, или не избавил от смерти, когда мог это сделать, или даже радовался чьей–то смерти, – покайся в этом. Еще раз говорю: тайна исповеди абсолютна. В чем бы ты ни покаялся, священник об этом никогда никому не скажет.

Если убил на войне, в бою, или – защищая свою или чужую жизнь, если убил случайно, – все равно покайся. Всякое убийство неизбежно отягощает совесть. Покайся, если пытался убить самого себя, и впредь не допускай даже мыслей об этом.

Если ты женского пола, то, может быть, ребенка убила в своем чреве, или способствовала этому, или советовала это сделать? А ты, муж, может быть, давал согласие, или принуждал к этому жену?

Покайся, и уже больше никогда не делай. Ведь, снова напоминаем, исповедь – только тогда исповедь, когда ее формула: «прости, Господи, больше никогда не буду так поступать!»

Но если и не убил человека, не спеши успокаивать свою совесть. Это было сказано еще в Ветхом завете, когда Божий народ был еще как бы во младенческом состоянии. А когда пришли в меру полного возраста, Господь Иисус Христос сказал: Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: рака», подлежит синедриону; а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной.

Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что– нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (М ф .5,21–24).

Так что покаяться надо и если допускал гнев, и если ненавидел кого–то, и если обзывал. «Рака», это значит – «пустой человек», а «безумный» – то же, что и «дурак». Эти словечки мы щедро разбрасываем направо и налево. Не перечислить и других, которых даже и вслух–то назвать нельзя. Отныне напиши в своем сердце слова Апостола: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим» (Еф.4,29).

И прежде, чем идти на исповедь, постарайся примириться со всеми, с кем находишься во вражде, если, конечно, с твоей стороны это возможно. Попроси прощения у всех, кому вольно или невольно сделал зло, и прости всех, кто, будучи виноватым перед тобой, захочет попросить у тебя прощения, или же когда–то просил, а ты не простил его.

7. «Не прелюбодействуй».

В Нагорной проповеди Господь Иисус Христос, как всегда, доводит эту заповедь до самого сердца. Он говорит: «Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (М ф .5,27–28).

Сказано также: «А блуд и всякая нечистота... не должны даже именоваться у вас, как прилично святым» (Еф.5,3).

Понятно, невозможно сразу вдруг прийти в совершенную чистоту. И этого от тебя сейчас не требуется. Начни, как всегда, с дел. Слово Божие говорит: «во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа. Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу» (1Кор.7,2–5).

Само собой разумеется, человек, который впервые пришел на исповедь, заведомо не может состоять в совершенном церковном браке.

Так, если с кем–то находишься в близких отношениях, и при этом не записан в органах регистрации гражданского состояния, священник может спросить: «что вы думаете делать дальше?» А вы и не собираетесь навсегда принять друг друга в свою жизнь, вы просто корыстно используете друг друга. Дескать, вот это мне от тебя не надо, а это надо, причем, надо до тех пор, пока не надоешь, а потом я пошлю тебя на все четыре стороны. Это является грехом блуда, и священник совершенно справедливо не отпустит тебе его, и не допустит ко причастию, впредь до твоего раскаяния и исправления: либо– расстаться, либо – навсегда вместе.

Но если вы твердо выбрали второе, и только не знали, как надо по Божьим законам, или же неблагоприятные обстоятельства мешают вам, то, думается, реакция священника будет иной. Думается, священник знает об уникальных трудностях нашего времени, когда, с одной стороны, все вокруг с детских лет разжигает в человеке чувственность, и как трудно, с другой стороны, создать материальную базу для нормальной семьи. Так что если ты покаешься и пообещаешь, что, по крайней мере, будешь хранить верность, и при первой возможности постараешься расписаться и обвенчаться, то есть заявить пред Богом и людьми, что отныне вы – одно целое, то священник, может быть, и допустит тебя к причастию.

Правда, ты можешь столкнуться и с такой позицией священника: «Вы обвенчаны? Ах, нет? Только расписаны? Тогда не допускаю до причастия, пока не обвенчаетесь!» Священник будет прав только в том случае, если вы оба – церковные люди, и почему–то не хотите поступить, как все христиане. Но если супруг еще неверующий, или даже не крещен, священник не в праве отказать тебе в участии в таинствах.

Потому что слово Божественного Апостола выше слова любого священника: «если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его ... Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены?» (1Кор.7,13–16).

Твоя задача – не обвенчаться как можно скорее, любой ценой, уговорами, мольбами или угрозами. Это ничего не даст. Твоя задача – привести свою вторую половину к вере. А уж тогда все само пойдет своей естественной чередой. Если ты изменяешь тому, кого считаешь своей второй половиной, это – предательство, это – грех прелюбодеяния. От всего сердца покайся и, разумеется, раз и навсегда прекрати. Причем, покайся только перед Крестом и Евангелием: твоя вторая половина может и не перенести твоего откровения.

Если у тебя за много лет сложился непреодолимый навык блудить, как говорится, направо и налево, и ты, наконец, осознал этот навык как греховный, и желаешь, с Божией помощью, победить, то – приди, покайся, и постарайся положить начало исправлению.

Особо отметим, что естественна и благословенна – только связь мужчины и женщины. Все остальное – противоестественно и греховно. И не «попы» это придумали. Сам Господь Бог, Творец неба и земли еще в Ветхом завете через пророка Моисея сказал: «Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость... ибо если кто будет делать все эти мерзости, то души делающих это истреблены будут из народа своего» (Лев. 18,22,29).

И в Новом завете тоже, как о постыдных греховных страстях, говорится о том, что «женщины... заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение» (Рим. 1,26–27).

Для неверующих, как говорится, закон не писан, но если считаешь себя верующим, всякое Божие слово должно быть для тебя непререкаемо. Именно за эти грехи были уничтожены города Содом и Гоморра. Если у тебя есть склонность к содомскому греху, необходимо осознать ее именно как греховную, а не просто природную особенность, покаяться, и положить с Божией помощью начало исправлению. И помни, что тебе с твоим грехом бороться не труднее, чем обыкновенному блуднику – со своей страстью, или – тому, кто порабощен чреву или безудержному стяжанию.

Береги свою душу, особенно если ты не в браке, от слышания и смотрения всякого непотребства, чтобы не разжигаться и не впадать из–-за этого во всякие тайные и явные грехи. А то – сам же подбрасываешь хворост в огонь своих страстей.

До церковного брака не вступай в близкие отношения, и опять же не разжигай себя вольным поведением друг с другом. Хорошо, когда все начинается в свое время, после церковного благословения, после молитв о даровании вам любви, верности, и семейного благополучия.

Покайся во всем, что у тебя до сих пор было не так, и постарайся положить начало исправлению. Конечно, в жизни случаются и всякие исключительные, как говорится, нестандартные ситуации, когда дело, по–видимому, противозаконно, но совесть упорно молчит, и человек даже считает своим прямым долгом поступать именно так, как поступает. Обязательно попроси, чтобы священник, к которому чувствуешь доверие, нашел бы время тебя выслушать.

И ни в каком случае не отчаивайся. Безвыходных положений не бывает, Бог нас любит и хочет, чтобы все спаслись. Просто Он порой ожидает от нас усиленного напряжения духа, усиленной молитвы, и трезвого рассуждения.

8. «Не кради».

Если это с тобой случалось, если ты крал, если от этого страдал конкретный человек, покайся. Непременно возврати украденное, а если это невозможно, все равно постарайся как–нибудь избавиться от него. «Очистите руки, грешники» (Иак.4,8). И пусть с этого момента чужое для тебя – как огонь, к которому не прикасайся.

9. «Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего».

Против этой заповеди особенно согрешает тот, кто говорит о человеке заведомую ложь, – на суде ли, в обществе ли, в семье ли, – с сознательной целью причинить зло.

Согрешает и тот, кто распространяет непроверенные слухи, с вольной или невольной целью кого–то унизить, создать недоброе мнение.

Согрешает и тот, кто с удовольствием слушает, когда кого–то поливают грязью. Он как бы сам в своих глазах возвышается за счет унижаемого.

Покайся, если допускал враждебные или просто легкомысленные и безответственные высказывания. Старайся вообще воздерживаться от поспешных суждений о ком бы то ни было, чтобы не умножать лжи вокруг себя. Запомни слова, которые однажды сказал один человек, когда при нем стали осуждать Иисуса Христа: «судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его» (Ии.7,51)? Так что отныне, если при тебе будут что–то говорить о любом человеке, о великом или малом мира сего, шептать на ухо или трубить по телевизору, а у тебя не будет возможности спросить этого человека: правда ли то, что мне о тебе сказали? – то будет в высшей степени справедливо, если ты выкинешь из головы и то, что услышал про него.

10. «Не желай ... ничего, что у ближнего твоего». Эта заповедь учит доверять Богу и довольствоваться тем, что Он дал тебе в жизни, ведь все, что у тебя, – из Его рук. Так что если роптал на свою долю, завидовал тому, кто преуспевает, злорадствовал, когда у него случалась беда, – покайся. Научись ценить то, что у тебя есть, благодарить за это Бога, и извлекать духовную пользу из всякого жизненного обстоятельства. Если будешь ценить малое, Бог даст и большее. А то иному сколько ни давай, все без пользы, все равно благодарности не дождешься. Вот, во всем этом, для начала, тебе надо будет покаяться...

Ну а пока стоишь в очереди на исповедь, для начала, не осуждай того, кто перед тобою слишком задержался у священника. Но когда дойдет до тебя, старайся, по возможности, не задержать других.

Когда же подойдешь к аналою с Крестом и Евангелием, не облокачивайся, ни до чего не дотрагивайся. Говоря, не размахивай руками, не жестикулируй. Ты не на ораторской трибуне. Все время помни, ты стоишь перед Богом, а не перед священником. И кайся перед Богом, а не перед священником. А то говорим: «Батюшка! Согрешил я...» А надо говорить: «Господи! Согрешил я...»

Закончив говорить, склони голову, и опять же – склони ее не на сторону перед священником, но прямо перед Иисусом Христом, невидимо стоящим прямо перед тобою. Если хочешь, встань на колени. Если же трудно, и может возникнуть заминка, лучше не делай этого.

После того, как священник возложит на тебя епитрахиль и прочтет разрешительную молитву, один раз перекрестись и поцелуй лежащие перед тобою Крест и Евангелие, как видимые знаки присутствия Господа Иисуса. Изображение Иисуса Христа на кресте целуй не в лицо, а в подножие ног.

Есть обычай после этого подставить руки священнику для принятия благословения причаститься...

Итак, исповедав все свои грехи, ты более подробно сказал то же самое, что когда–то кратко сказал блудный сын: «отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим...»

Когда же священник прочитал над тобой разрешительную молитву, ты услышал по существу то же, что тогда «отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся...».

Ведь поистине, как писал Иоанн Златоуст, твои грехи и Божье милосердие, это – искра, упавшая в море...

А между тем, на клиросе кончилось чтение «Часов», священник в Алтаре дал возглас: Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков!

Хор ответил: Аминь, и началась Божественная Литургия. Это, как раз по повелению Отца Небесного, для тебя готовится Божественная трапеза... Трудно стоять, не зная, что происходит, не привыкнув еще к церковно–славянскому языку, да еще если читают и поют быстро и невнятно. Но начнешь учиться, и все встанет на свои места. Сейчас для этого все пути открыты, любую книгу на любую тему можно приобрести, в том числе и о Богослужении.

Мы только обратим твое внимание, что на Литургии есть два песнопения, которые поет весь присутствующий народ. И ты должен их выучить, и петь вместе со всеми.

Сначала, где–то уже глубоко во второй половине Литургии поется Символ веры , а ближе к концу все поют молитву Господню, Отче наш... Пропели, значит скоро Причастие.

Между этими двумя общими песнопениями происходит самое главное. Священник в алтаре читает длинную молитву, в которой просит Господа Бога, чтобы Он и на этот раз совершил чудо: чтобы специально приготовленные хлеб и вино стали истинным Телом и истинной Кровию Господа Иисуса Христа.

Перед началом этой молитвы священник призывает всех ко вниманию и сосредоточенности: Станем добре, станем со страхом, вонмем, Святое возношение в мире приносити. Хор, и мы вместе с ним, отвечаем: Милость мира, жертву хваления. Священник призывает нам в помощь благодать Божию: Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца и причастие Святаго Духа буди со всеми вами. И мы устами хора отвечаем тем же благопожеланием: И со духом твоим. Священник еще настойчивее приглашает: Горе имеем сердца!.. «Горе», то есть – к самому невидимому и недостижимому горнему Престолу. И мы говорим: Имамы ко Господу, то есть мы готовы, мы устремили Туда наши сердца.

И теперь священник приглашает совершить самое главное наше действие по отношению к Господу Богу: Благодарим Господа.

И в то время, как хор поет Достойно и праведно есть покланятися Отцу и Сыну и Святому Духу, Троице единосущней и нераздельней, священник начинает в Алтаре читать эту самую главную молитву. Вслух он возглашает только отдельные слова, например, те самые, которые Господь произнес на Тайной вечере: Примите, идите: сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов, а также, имея ввиду чашу: Пийте от нея вси: сия есть кровь Моя нового завета, яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов.

А во время протяжного пения Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи, и молим ти ся, Боже наш, по молитве и по благословению священника, хлеба и вина уже нет, а есть истинное Тело и истинная Кровь нашего Господа. Поэтому в конце этой молитвы и священник в алтаре делает земной поклон, и молящиеся в храме по возможности должны это сделать.

После общего пения молитвы Отче наш, священник сначала сам причащается в алтаре одной частью «Агнца», потом раздробляет другую часть примерно на столько частиц, сколько предполагается причастников, и погружает их в чашу со Святой Кровью.

А ты после исповеди подойди поближе к Царским вратам, откуда будет вынесена Святая Чаша, и благоговейно стой в ожидании, стараясь вникать в слова молитв.

Причем, спроси стоящих перед тобою людей, причащаются ли они, и если нет, то попроси пропустить тебя вперед. Наконец, Царские врата отверзаются, и выносится Чаша. Перед нами Тело и Кровь Христовы. Как мы должны встретить их? Конечно же, благоговейным земным поклоном.

Некоторые скажут: «А в воскресение и в праздники по уставу не положено делать земных поклонов!» Да, покаянных поклонов делать не положено. Но как можно не поклониться перед Святыми Тайнами, в какой бы день они ни приносились?!

Сейчас Священник прочтет молитву, в которой уже от твоего имени кратко и четко выразит все, о чем мы до сих пор говорили: Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога Живаго, пришедый в мир грешный спасти, от них же первый есмь аэ. Еще верую, яко сие есть самое пречистое Тело Твое, и сия самая есть честная Кровь Твоя. Молюся убо Тебе: помилуй мя, и прости ми прегрешения моя, вольная и невольная, яже словом, яже делом, яже ведением и неведением; и сподоби мя неосужденно причаститися пречистых Твоих Таинств, во оставление грехов и в жизнь вечную. Аминь.

Вечери Твоей тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими; не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам яко Иуда, но яко разбойник исповедую Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем! Да не в суд или во осуждение будет мне причащение святых Твоих Таин, Господи, но во исцеление души и тела.

Теперь скрести на груди руки, положив сначала левую кисть на правое плечо, а потом правую – на левое. Руки так и держи, пока не отойдешь. Не крестись, не размахивай ими, чтобы случайно не задеть Чашу. Не толкай никого, не дотрагивайся до спины впереди стоящего, не старайся подойти первым, с любовью пропусти того, кто упорно рвется вперед.

А особенно – пропускай малых детей, и родителей с детьми на руках...

Очень хорошо, что ты послушался, и пришел причаститься в одиночестве.

А то иные сами не причащаются, не знают, что это такое, а детей – несут, или ведут, дескать, чтобы лучше спали и не болели.

Ладно, если ребенок еще совсем маленький, и ничего не понимает. Похнычет, ему на щечки слегка надавят, ротик раскроют, священник даст капельку Святой Крови, и все нормально.

Но вот ребенок уже подросший, и упрямый, а родители еще упрямее, и если уж решили, – ничто их не остановит. И вот одного ребенка втроем скрутили, зубы с силой разжали, всунули в рот причастие... а он после этого месяц вообще ничего не брал в рот, еле–еле пришел в себя. И поняли, что нельзя так делать!

Пойми и ты, что твоя задача – не причастить ребенка, а причащать его. Терпеливо трудись. Показывай, как другие дети причащаются. Уговаривай. Если сегодня ни в какую, то и не надо. Приди с ним в следующий раз. Старайся, чтобы и ребенку в храме было хорошо, и другим от этого не было плохо. Если он совсем маленький и капризный, гуляй с ним пока во дворе, а в храм внеси уже к самой Чаше. А если он постарше, и хотя не пищит, но не может стоять на одном месте, – пусть немножко посидит или походит. Подумай, ведь и ты пока ничего не понимаешь в службе, и с трудом стоишь, а каково же ему, бедному? Но все же внимательно присматривай, чтобы особенно не бегал и никого не раздражал. Не давай чужим теткам хватать его, дергать, учить, угощать чем–то. Своих детей не сумели вырастить христианами, так нечего и на чужих кидаться. Кстати, те, кому удалось воспитать детей церковными и благочестивыми, никогда не будут хватать и дергать чужих.

До семи лет детей без исповеди просто подносят к Чаше. Можно ли такого ребенка покормить перед причастием? Пожалуй, кто еще ничего не понимает, и будет пищать, можно и покормить, только уж дома, а не здесь, перед самым причастием совать ему что–то в рот.

Но кто уже понимает, и готов вместе с родителями потерпеть, пусть терпит. Иной ребенок, пока совсем маленьким был, с удовольствием причащался, а как вырос, начал «роковые» вопросы задавать: «А зачем все это надо? Соседи не причащаются, и ничего, лучше нас живут». А тебе и ответить нечего.

Поэтому все время, учась сам, учи и ребенка. Учи молитвам, читай ему какую–нибудь адаптированную Библию, беседуй на эти темы, да так, чтобы было интересно и увлекательно. Самое главное, чтобы в семье была атмосфера веры, молитвы и любви. Без этого ничего не получится, никакие книги, и никакая воскресная школа не поможет.

Когда исполнится семь лет, надо будет уже приводить на исповедь. Не спеши этого делать раньше. Иных бы надо и позже, но уж таков обычай. К исповеди сам готовь ребенка, чтобы он знал, что сказать. Не рассчитывай, что священник все за тебя сделает. Твой ребенок, это только твой труд. Сам решай, как ему готовиться к причастию, может ли он и готов ли хоть сколько–нибудь поститься, сколько молитв перед причастием может вместить, и может ли читать их сам, или лучше тебе почитать вслух? Только ты знаешь его силы. Самое главное – не перегнуть, и чтобы все было для него в радость, чтобы во всем он чувствовал любовь, а не грубый нажим. День причастия сделай для него праздничным.

И ни в коем случае не пугай ребенка ни исповедью, ни батюшкой, ни, тем более, «Боженькой», дескать, не кричи, а то «Боженька» язычок отрежет. Или – вот ужо тебе батюшка даст, если не будешь слушаться!..

Но это все потом, а пока ты сам стоишь в очереди к Святой Чаше.

Ни на кого не смотри, никому не делай замечаний. Перед тобою – Сам Господь. Рядом – твои братья и сестры во Христе. Все вы, от единого Хлеба причащаясь, становитесь единым телом Христовым Подойдя, внятно назови свое имя, открой уста, прими частицу с ложечки. Прими ее не зубами, не языком, а губами. Поцелуй подножие Чаши, только не «взасос», а слегка прикоснувшись.

Да не посетит безумная мысль: «а как это мы все из одной лжицы? А вдруг тут больные?..» Ты принимаешь величайшую святыню, именно «во исцеление души и тела». Если от Святой Чаши может произойти хоть что–то вредоносное, то вообще незачем жить на свете. И потом ведь священник после Литургии все, что остается в чаше после причащения десятков, а то и сотен людей, – потребляет той же лжицей. Затем трижды омывает чашу, выпивает эту воду, и затем чашу и лжицу насухо вытирает платом и убирает до следующей службы.

Если бы хоть что–то вредоносное в принципе могло там быть, все священники давно бы вымерли. Но если ты сам чем–то болен, – постарайся, все же, подойти последним...

Иди к столику, где получишь кусочек так называемого антидора, то есть освященного хлеба, а также – «запивку», вино, разведенное водой. Запив, вытри уста чистым платочком. А до этого момента не прикасайся ни к чему устами.

Не уходи сразу домой. Священник произнесет отпуст, и будет давать целовать крест. Обычно когда целуют крест, целуют и руку священника. Но тебе могут сказать, что после причастия надо целовать только крест, а также, что нельзя целовать иконы, и вообще ни с кем в этот день не целоваться.

Этого нельзя делать только, повторяем, до запивки. Да и как не поцеловаться с близким человеком! Любовь, которую ты принял от Господа, сегодня должна особенно изливаться от тебя на всех окружающих. А ты будешь отдергивать от них свои уста, как от прокаженных!..

Но вообще ни с кем не вступай в споры. Спокойно выслушай, поблагодари, и сделай, как принято в этом храме, чтобы никого не смущать. Давая прихожанам Крест, священник может сказать: «Причастники, выслушайте благодарственные молитвы по святом Причащении!» И сразу на клиросе начнут читать эти молитвы. Встань поближе, чтобы лучше слышать. В этих молитвах мы благодарим Господа за то, что с нами сегодня произошло, и просим, чтобы и впредь Он не лишил нас Своих милостей.

Но если в храме эти молитвы читаться не будут, сам прочитай их со вниманием дома. В молитвослове они есть. Только не забудь. Неблагодарность не украшает человека.

Когда ты, довольный и радостный, выйдешь из храма после своего первого причастия, перед тобой неизбежно встанет вопрос: а что же делать дальше? Как жить дальше? И как часто теперь исповедаться и причащаться?

В первые времена христианства такой вопрос был бы просто невозможен. Ты вошел в дружную семью искупленных детей Отца Небесного. А нормальная, здоровая семья просто живет по законам любви.

Еще раз напомним: у множества «уверовавших было одно сердце и одна душа» (Деян.4,32), и они «постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах» (Деян.2,42). Все были едины во всем. Все непрестанно радовались, как сироты, вдруг обретшие любящего, всемогущего Отца, и узнавшие, что они – братья друг другу.

И ты отныне, по мере сил, приобщайся церковной жизни и церковному опыту всех двух тысячелетий, полнее входи во вселенскую семью детей Христовых. Читай книги о нашем Отце Небесном, о жизни и подвигах христиан всех времен и народов.

Посещай те храмы, где священники активно занимаются учительством, и не только в Богослужебное время. Старайся в первую очередь построить правильную жизнь в своей семье, а также – быть в общении с братьями по вере.

Постепенно вникай в нужды своего прихода, и если есть возможность, предложи помощь, на какую способен.

Если же тебя будут активно пытаться нагрузить приходскими обязанностями, не спеши соглашаться, но возьми время подумать и посоветоваться с родными, справишься ли? Лучше сразу отказаться, чем потом делать с ропотом и раздражением.

Ну и, конечно, регулярно участвуй «в преломлении хлеба и в молитвах».

Поскольку официального указания Русской Православной Церкви по этому вопросу не существует, то и мы можем только предложить тебе вместе порассуждать на эту тему.

В девятнадцатом веке, до революции, всякий родившийся от православных родителей – навсегда зачислялся в православные, и должен был выполнять «христианский долг». Ему предписывалось причащаться в каждый из четырех продолжительных постов, а уж раз в год – обязательно, под страхом смертного греха, и под угрозой административных воздействий.

Некоторые священнослужители и сейчас, по инерции, будут предлагать именно такую практику. Но, как ты неоднократно читал в Писании, например, в притче о десяти девах (Мф.25,1–13), союз души со Христом сравнивается с брачным союзом. А брак ли это, когда супруги обязуются встречаться четыре раза в год, а под угрозой развода – один раз?

Слава Богу, в наше время в церковь никто не загоняет, и ты, как и все остальные, пришел сюда не для того, чтобы жить по «христианскому долгу», но – по законам любви. Но поскольку ты чувствуешь, что любовь твоя еще далека от совершенства, и боясь сделать что–то не так, ты снова и снова спрашиваешь, ну как же все–таки часто надо приступать к таинству Причащения?..

В древние времена, когда любви в христианах было несравненно больше, существовало такое правило: Всех верных, входящих в церковь, ... но не пребывающих на молитве и святом причащении до конца,... отлучать подобает от общения церковного. То есть, согласно этому правилу, все, кто простоял Литургию и не причастился, подлежат отлучению от церкви!..

Но церковь, опять же, – не система правил, но – реальная жизнь. И кроме когда–то при конкретных исторических условиях принятых правил, существует и современная церковная практика, сложившаяся в новых, тоже конкретных исторических условиях.

Ты и хотел бы причащаться, как в первые времена, на каждой Божественной Литургии. Ты знаешь, что никогда не было церковных постановлений, которые бы это запрещали, – лишь бы приступал «со страхом Божиим и верою», с чувством своего крайнего недостоинства, и с должным молитвенным настроем. Но не дай Бог тебе выступать с инициативой по немедленному очищению церкви от заблуждений, и приведению ее в надлежащее, «как в древности», состояние, – что вообще свойственно новообращенным, молодым и горячим.

Во–первых, ты просто сам этого не выдержишь. Ты даже не можешь себе представить, какой это тяжкий крест – идти впереди всех в церковной жизни! Вообще, как сказано, «все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2Тим.З,12), а тем более тот, кто претендует на особое, «повышенное», по сравнению с другими, благочестие. Ведь те, кто с тобою рядом, это твои реальные братья и сестры во Христе. Пусть они и далеки от идеала, но других нет. Да ты и сам вовсе не такой, каким должен быть, как бы тебе ни казалось обратное. И дела благочестия у тебя пока еще более внешние, как говорится, «от головы», а не от сердца.

И потом, если хочешь подтянуть идущих вместе с тобою, надо быть лишь чуть–чуть впереди. А если убежишь далеко, – они от этого еще больше ослабеют и отстанут, и даже озлобятся.

Все надо делать аккуратно, осторожно, с постоянной оглядкой друг на друга, со вздохом о нашем общем несовершенстве, да и с готовностью более или менее пострадать за свой выбор. Кто–то непременно будет говорить: «Вот, святой нашелся, часто причащается!...»

Безусловно, надо изучать церковную историю, вникать в живое церковное предание. Но если, возрастая в познании, ты не будешь столь же возрастать в любви и в смирении, то рано или поздно случится беда: возгордишься, сорвешься, и не захочешь быть вместе с теми, кто в чем–то от тебя отстает. Таких случаев огромное множество и в прежние, и в нынешние времена. Апостол Павел говорил: «Знание надмевает, а любовь назидает. Кто думает, что он знает что–нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать» (1Кор.8,1–2).

Повторяем, желание самому причащаться чаще, и чаще причащать своего ребенка, это нормальное, законное желание христианина.

В посланиях Апостолов церковь часто сравнивается с человеческим телом. Глава – Христос. Мы же – «тело Христово, а порознь – члены» (1Кор.12,27). Если и дальше развить это сравнение, то надо сказать, что члены только тогда находятся в единстве с главой и друг с другом, когда идет нормальный обмен веществ: когда отработанное – вовремя отделяется, а новое, чистое – своевременно поступает.

И вот, исповедь, это – извержение всего нечистого, накопившегося в нас, – в бездну Божьего милосердия. А входит в нас – пречистая Кровь Христова, восполняя недостающее, и обновляя оскудевающее. И если все это есть, то можем сказать, что мы поистине «члены тела Его, от плоти Его и от костей Его» (Еф.5,30).

Конечно же, это происходит не магически, не само по себе, но именно когда мы стараемся соответствовать и умом, и душою, и своею жизнью.

И среди древних церковных правил есть и такое: Если епископ или пресвитер, или диакон, ... или мирянин без какой–либо уважительной причины в три воскресные дня в продолжении трех седмиц, не придет в церковное собрание; то клирик да будет извержен из клира, а мирянин да будет удален от общения.

А поскольку, как мы уже говорили, находиться в те времена в церковном собрании, и не причаститься, было просто невозможно, значит, опытно замечено, что у того, кто не причащался более трех недель, начинается процесс отторжения от Тела Христова, и от его Главы.

Отсюда можно сделать вывод, что причащаться, по возможности, надо бы не реже, чем раз в три недели, или, по крайней мере, в срок, сопоставимый с этой величиной.

Опять же, в наставлениях девятнадцатого века можно прочитать, что всякий желающий причаститься Христовых Таин должен целую седмицу поститься, и каждый день этой седмицы посещать утренние и вечерние храмовые Богослужения.

Но не пугайся. Дело в том, что это правило тоже было установлено в конкретные исторические времена. По существу, оно относилось именно к тем номинальным членам церкви, которых в Российской империи было большинство, и которые, по прошествии года, вдруг вспоминали, что они христиане, и что пора бы уже и исполнить «христианский долг». Вот такому, с позволения сказать, члену церкви, и предписывалось такое как бы церковное наказание за фактическое отлучение себя от церкви. Ведь всякое церковное наказание и заключается в том, чтобы усиленно делать то, чего долго по нерадению совсем не делал, и в чем, наконец, решил покаяться и исправиться.

И конечно же, это не может относиться к христианину, активно живущему церковной жизнью, и горящему желанием причащаться.

Можно добавить, что во многих православных церквях, и даже в зарубежных приходах Русской церкви вообще нет такого правила, чтобы перед причастием непременно поститься. Достаточно, если человек, по возможности, соблюдает установленные церковные посты, в частности, каждую среду и пятницу.

Учитывая все это, думается, что желающему регулярно причащаться и соблюдающему церковные уставы, достаточно один день, накануне, провести в посильном посте. Но если ты имеешь усердие к более продолжительному посту, или если у тебя другое благословение твоего священника, – Бог тебе в помощь, лишь бы это не стало причиной редкого причащения, и лишь бы ты при этом не гордился и не осуждал более немощных. Иначе – все твои «великие» труды пойдут тебе же в осуждение.

Насчет супружеского поста перед причастием можно услышать, что надо воздерживаться несколько дней до причастия, и несколько – после. Но в церковных канонах, в пятом правиле Тимофея Александрийского только сказано, что если муж и жена были ночью вместе, то на утро да не причастятся. Вот этого старайся придерживаться в любом случае, а остальное уж как получится. Вообще смотри, чтобы из–за этого не было осложнений в семье и хулы на церковные порядки. Тем более, и Священное писание ясно говорит: «Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе» (1Кор.7,4–5).

Как и в первый раз, не забывай о молитвенном настрое. Как в первый раз, так и впоследствии – читай каноны и молитвы ко Святому причащению. У кого есть усердие, читают также акафист Спасителю или Божией Матери, или – тот и другой вместе. Подумай, что тебе по силам, и как лучше распределить чтение этих молитвословий: все подряд, за один раз, или растянуть на весь день, а то и на несколько дней, в зависимости от твоих возможностей.

Старайся с каждым разом глубже и глубже вникать в эти молитвы, а не привыкать к ним, не совершать автоматически, и не воспринимать, как досадную нагрузку. Старайся каждый раз читать их, как единственный, как первый и последний. Как и вообще приступать ко Святому Причащению каждый раз надо – как в первый и в последний раз.

Заранее наметь день причастия, и готовься. Если вдруг произойдет непредвиденное, и не сможешь выполнить полностью все намеченное, не откладывай из–за этого причащения. Кто знает, может быть, другого дня Господь не отпустит. Как говорится, Он обещал нам милость, а завтрашнего дня не обещал.

И потом, что получается? Не успел вычитать, не смог попоститься, значит, я недостоин причастия, и не пойду. А в следующий раз все вычитал, и пошел. Что же, выходит, теперь – «достоин»?!.

Считать себя достойным причастия – глубочайшее заблуждение. Вообще, кто достоин? А вот как раз, кто ощущает свое полное недостоинство, но поскольку Господь зовет его, он, дерзая, приступает.

Так что – успел, не успел, вычитал, не вычитал, – иди, и кроме прочего, покайся, что даже такой малости ради Господа не смог соблюсти! Может быть, именно на этот раз ты действительно, как следует, ощутишь свое недостоинство. И твое нерадение, Божиим промыслом, сделает то, чего не могло сделать все твое усердие. Господь низлагает с престолов сильных, и возносит смиренных.

Но это, конечно, не значит, что надо специально пребывать в нерадении, чтобы ощущать Божью силу.

«Да не будет!» – как сказал бы апостол Павел.

Если священник в твоем приходе имеет другое мнение по этим вопросам, ни в коем случае нельзя «качать права». Не размахивай церковными канонами, древними обычаями, или, Боже сохрани, этой книжкой, – дескать, вот здесь написано, – даешь, как в древности было! Как сказано в Писании, «плод... правды в мире сеется» только «у тех, которые хранят мир» (Иак.3,18).

Со смирением изложи то, что тебе кажется правильным. Со смирением поразмышляй о том, что скажет тебе священник. И при упорном взаимонепонимании, найди другой, более тебе подходящий приход.

Может встать и такой вопрос. Вот, ты покаялся, начал новую жизнь, и уже стараешься не повторять прежних тяжких грехов. И вот, настало время снова приступить к Причастию. А ты– откладываешь и откладываешь, потому что... тебе нечего сказать на исповеди!

Причащаться все равно надо. И уж хотя бы в том покайся, что не видишь своих грехов.

Опять же, надо сказать, что обязательная исповедь перед причастием свойственна только нашей Русской церкви. В заграничных православных приходах исповедуется лишь тот, кто в этом конкретно нуждается, кто совершил тяжкий грех, отлучающий человека от церкви, и соответственно от причастия.

Но наша современная русская церковная практика сложилась, конечно же, не случайно, и не по чьему–то произволу.

На западе православные составляют малый сплоченный островок среди моря неправославного населения. У нас же подавляющая масса населения крещена, но диапазон веры огромен: от полного неверия до действительной готовности положить душу и за Христа, и за брата во Христе. В храмах, особенно в густо населенных городских районах, происходит огромная «ротация» прихожан. Люди приходят в храм по самым разным, порой довольно неожиданным побуждениям, и отменить исповедь, разрешив всегда причащаться всем крещеным – совершенно невозможно. Тогда вся «духовная жизнь» сведется лишь к тому, чтобы раскрыть рот, проглотить частичку, запить, утереться, и все. Поэтому в наших условиях исповедь, как, по крайней мере, собеседование с человеком, с целью хоть что–то выяснить у него, и хоть что–то объяснить ему, – совершенно необходима.

Нам следует поступать так, как исторически сложилось в нашей церкви. Но при этом совсем не лишнее – знать, как бывает в других местах, чтобы научиться отличать главное от второстепенного, всеобщее от местного, неизменное от временного.

И потом, вот, ты говоришь, что не согрешил ни в чем. Но разве для христианина достаточно не быть убийцей, прелюбодеем или вором? Помнишь, как некий юноша спросил Иисуса Христа, что делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Сначала Господь сказал: «не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя». Юноша сказал, что все это он сохранил от юности своей. Но он чувствовал, что соблюдать это не составляло для него никакого труда, и справедливо полагал, что этого мало, чтобы быть достойным последователем Иисуса Христа. Он продолжал допытываться: «чего еще недостает мне»? И тогда Господь открыл и дальнейший путь к совершенству, показав, так сказать, очередную, именно перед этим юношей стоящую задачу: «если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (М ф .19,18–21).

Вспомни и то, что говорил Господь в Нагорной проповеди: «...любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (М ф .5,42–48).

Так что видишь, какие нам, христианам, даны заповеди, какие перед нами открыты горизонты. А если вспомнить о нашей холодности к делам благочестия, о том, как мы самолюбивы, обидчивы и злопамятны, как в случае успеха гордимся и тщеславимся, а от всякой неприятности впадаем в уныние и отчаяние, как одолевает нас лень, и как порабощают греховные помыслы и пустые развлечения, – то вопрос о том, в чем каяться, сразу отпадет.

Некоторые считают, что Бог на суде спросит о каждом греховном слове и даже помышлении, которых не назвал на исповеди. И они готовятся по разным довольно объемным книгам, где перечисляется несметное множество грехов.

Может быть, это и неплохо. Но тут две опасности. Во–первых, можно впасть в хроническое лицемерие. Когда человек постоянно, через каждые две–три недели приносит огромный список грехов, с единственной целью, чтобы ничего из содеянного за это время не было упущено, то исповедь постепенно перерождается в простой «отчет о проделанном». И хотя человек постоянно кается практически в одном и том же, совершенно не исправляясь, – совесть у него спокойна: все сказал, ничего не забыл. Будем грешить дальше.

А с другой стороны, можно впасть в истерию. Ведь все мы грешны, хоть в малой степени, во всем. А всех грехов все равно не перечислишь, хоть один, да пропустишь. А если сюда применить слова Апостола Иакова: кто «согрешит в одном чем–нибудь, тот становится виновным во всем» (Иак.2,10), то – как ни старайся, а погибель, выходит, обеспечена. Да еще если считать грехом – повкуснее сготовить пищу, или получше одеться!

Можно дойти до абсудра. Иной человек, едва отойдя от священника, снова бежит к нему, потому что вдруг вспомнил еще что–то. Если этому поддаваться, то так и будут мучить помыслы, что чего–то не досказал, и как бы не погибнуть из–за этого. Помыслы эти не от Бога. Все, что вводит в состояние истерии, – не может быть от Бога.

Кстати, прочитай, о чем действительно спросит Господь на страшном суде. Об этом – Евангелие от Матфея, глава 25, стихи 31–46.

Так что старайся не уклониться ни налево, ни направо. Самое главное: было бы старание исправиться, и вера, что с Божией помощью это возможно. И, чем пересказывать какое–нибудь пособие по исповеди, лучше – о чем–нибудь одном, но своем, наболевшем, от всего сердца скажи: «Прости, Господи, больше не буду так поступать!» Скажи с решимостью хоть это победить, хоть к этому не возвращаться.

А так, все время держи перед мысленным взором сияющие христианские высоты, и помни, что они не для кого–то, не для «святых» и не для «монахов», а именно для тебя. И если еще не можешь до них подняться, то уж по крайней мере не гордись, что уже не материшься, не воруешь и не пьянствуешь.

А иногда бывает и такое: во время службы прибежит человек, и – сразу на исповедь, да еще норовит без очереди: «Батюшка! Я не готовился к причастию, мне бы только покаяться. Ждать не могу, спешу на работу, а совесть беспокоит». И – достает длинную «хартию».

Но что значит: «только покаяться»? Ведь пост и усиленная молитва перед причастием, это скорее относится как раз к покаянию. Помнишь, как пророк Иона объявил жителям Ниневии Божий гнев за их беззакония. И они не «просто исповедали свои грехи». Они «объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого». Все они «крепко вопияли к Богу, и ...каждый обратился от злого пути своего и от насилия рук своих» (Иона 3,8). Вот что такое покаяние, способное сменить Божий гнев на милость. И если у тебя, действительно, острое желание покаяться, то и поступай подобным образом...

Иной готов каждый день и даже каждый час бегать на исповедь, потому что поругался с кем– нибудь, или пожадничал, или посплетничал, и страшно, что вдруг вот сейчас придет смерть. Это не выход из положения. А лучше бы вспоминать о смерти и о суде прежде, чем согрешить.

Никто не обязан бегать за тобою, и сразу, чуть согрешишь, накрывать тебя епитрахилью. А лучше уж ты бегай от греха. А то и получается такая практика, над которой справедливо смеются сектанты: «согрешу–ка я, а потом сбегаю в церковь покаюсь».

Твое внимание от исповеди до исповеди не столько должно быть направлено на запоминание уже содеянных грехов, но – чтобы вовремя остановиться и удержаться от греха...

Только монашеской жизни свойственно ежедневное откровение помыслов послушника своему старцу. Постригаясь в монахи, человек отрекается от мира, и дает обет послушания своему старцу, который отныне берет на себя перед Богом полную за него ответственность. А переносить в мир монашескую практику – только пародировать ее.

В средне–приходских условиях исповедаться надо бы только тогда, когда и причащаешься, и готовиться надо одновременно и к тому, и к другому.

Если же скажешь, что такой–то батюшка, наоборот, благословил тебя исповедаться часто, а причащаться редко, и если тебе это по сердцу, то и ходи к этому батюшке, и кайся хоть три раза в день. Это ваше внутреннее дело. И вообще, если возможно, ходи на исповедь к одному священнику, к которому расположено сердце. Но не старайся сразу установить окончательные, так сказать, «договорные» отношения, дескать, будьте моим духовником, возьмите меня в свои «чада». Просто ходи, и ходи к нему. Он постепенно узнает и тебя, и твои обстоятельства, запомнит, будет за тебя молиться. Молись и ты за него. Все должно совершиться само собой. Если он тебя понимает, помогает возрастать во Христе, и если при этом не насилует твою совесть, если учитывает твои силы, то постепенно, со временем, и у тебя исчезнут все сомнения, что именно он твой духовный отец, и ему станет совершенно ясно, что ты его духовное чадо.

Ну а если такие отношения уже сложились, или постепенно складываются, то уж пожалуйста, не бросайся на другого, первого попавшегося священника со своей очередной проблемой. В этом случае тебе придется заново рассказывать все свои жизненные обстоятельства, а это и для него, и для тебя – пустая трата времени.

Неустанно борись со своими греховными страстями, чтобы ни одна из них никогда не дерзнула бы сказать тебе: выбирай: я или Христос. Как пишет Апостол, «противостаньте диаволу, и убежит от вас. Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам; очистите руки, грешники, исправьте сердца, двоедушные» (Иак.4,7–8). И весь секрет успеха в этой борьбе – в том, чтобы начать не с завтрашнего дня, не с понедельника, а с сей же минуты.

Есть одна жуткая притча на эту тему. В доме одного человека завелась змея, которая каждый день приносила по червонцу. Набрал целый сундук, и вдруг змея укусила коня. «Пойду, убью змею», – подумал человек. Пришел, а змея еще червонец принесла. «Ну,– думает, – коня не вернуть, а червонцы идут». Набрал еще сундук. Змея укусила сына. Пошел убивать. А она еще червонец принесла. «Сына все равно не вернуть, а червонцы жалко». Еще сундук. Змея укусила жену. Та же история. Наконец, укусила самого. «Ну все, если выздоровею, непременно убью». Выздоровел, пошел убивать. А она еще червонец принесла... Легко угадать, чем эта история кончится.

А ведь это жизнь каждого из нас. Все мы хотим урвать мгновенный «кайф», и все надеемся, что потом все само образуется, времени впереди много, и когда захочу – убью змею, покончу со своим греховным навыком. Но как–то так получается, что или сейчас же, или...

Но не будем заканчивать на этой грустной ноте. А лучше вспомни, как ты после причастия радостно идешь из храма, – как родившийся заново, очищенный, обновленный, готовый положить душу свою и за Господа Иисуса Христа, и за брата своего, и веришь, что отныне на все это у тебя, с Божьей помощью, вполне хватит сил...

Прот. Вадим Леонов. Исповедь и Причастие — вместе или врозь? / Православие.Ru

Предлагаем вниманию наших читателей беседу кандидата богословия Валерия Духанина с преподавателем Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета и Сретенской Духовной семинарии, доцентом, священником Вадимом Леоновым на тему «Реформация литургических традиций Русской Православной Церкви».

— Отец Вадим, давайте обсудим очень важную тему — значение таинства Покаяния или Исповеди в духовной жизни современного православного христианина. Иногда даже в церковных средствах массовой информации начинают высказываться мнения, будто бы современная практика Исповеди ущербна, исповедоваться надо только тогда, когда возникнет внутренняя потребность, а причащаться нужно почаще, желательно на каждой литургии, при каждом посещении храма. Звучат призывы никак не связывать в церковной практике совершение этих Таинств. Что вы можете сказать, отец Вадим, о значении таинства Исповеди?

— Могу сказать лишь то, о чем веками свидетельствует Церковь: Покаяние — это одно из семи важнейших Таинств, которые обеспечивают полноту духовной жизни человека и его спасение. Без Покаяния спасение невозможно. Это фундамент духовной жизни. Святые отцы называют таинство Покаяния вторым Крещением, ибо в нем очищается и возрождается душа человеческая и становится способной принимать благодатные дары других церковных Таинств, в том числе и Евхаристии. Кто в какой-то мере игнорирует это Таинство или пренебрегает им, а такие тенденции в наше время стали появляться, тот рискует всю свою духовную жизнь превратить в лицемерный фарс.

Я думаю, что эти стремления принизить значение Исповеди для духовной жизни христианина возникли в православной среде под влиянием протестантизма на церковное сознание. К сожалению, протестантизм на Западе деформировал сознание католицизма, а теперь добрался и до Православия. Исповедь  — необходимое условие для того, чтобы душу привести в бого­угодное состояние. Мы читаем у святых отцов отом, что вся ­духовная жизнь человека зиждется на Покаянии. Исповедь — это главное средство для глубокого Покаяния. Святитель Игнатий Брянчанинов в своих творениях отмечал, что значение Исповеди в жизни православного христианина возрастает и будет возрастать, поскольку люди все реже используют другие духовные средства. Мы не умеем молиться и не проявляем старания, не проявляем усердия к посту, легко поддаемся греховным соблазнам. Если мы еще вытолкнем и Исповедь на периферию нашей духовной жизни, то тогда нас можно брать голыми руками.

— Но здесь возникает сразу вопрос: я же могу покаяться дома во время личной молитвы, зачем необходима Исповедь в церкви?

— Давайте сразу разведем эти понятия — личное покаяние, которое, несомненно, слышит Господь, и церковная Исповедь как таинство. Да, Господь слышит и часто прощает человеку многие грехи, оплаканные им в личной молитве. И когда мы в Церкви говорим: «Господи, помилуй», — Господь нам многое прощает. И тем не менее это не заменяет таинства Исповеди, потому что человеку необходимо не только получить прощение грехов, но и требуется благодать для уврачевания греховной раны и еще необходима благодатная сила, чтобы содеянный грех больше не повторялся. Эти дары подаются в церковной Исповеди, в этом величайшем Таинстве духовного возрождения, поэтому оно крайне необходимо в жизни христианина. Скажу по своему опыту: когда я учился в семинарии, у меня была возможность в Троице-Сергиевой лавре каждую неделю исповедоваться, и я помню свое внутреннее состояние тогда, насколько глубоко и тонко переживалось все греховное в личной жизни и легче было этому противостоять. Потом наступил другой период в жизни, когда я стал исповедоваться реже, может быть, раз в две-три недели. И это уже было другое состояние. Как будто бы все мои органы чувств огрубели и притупились. Сознанием грех фиксируется, а внутренних сил для сопротивления меньше. Человеку, который сомневается в истинности, действенности и пользе Исповеди, предлагаю на личном опыте попробовать, что это такое, подойдя к ней предельно ответственно и серьезно.

— Но, отец Вадим, а как же говорят, что в некоторых других Поместных Православных Церквах, скажем в Греции, бывает, что верующие причащаются регулярно, а исповедуются не так часто. Хотя одновременно надо признать, что в греческих монастырях большое внимание уделяется частой регулярной Исповеди. В связи с этим мне вспоминается труд сербского профессора Владеты Еротича, который пишет, что для достойного Причащения надо прибегать к регулярной Исповеди, чтобы Исповедь обязательно предшествовала Причастию. Но как быть, когда нам ставят в пример практику других Церквей, где не обязательно исповедуются перед причащением. Так, может быть, и нам не надо исповедоваться?

— В Русской Православной Церкви существует замечательная традиция исповедоваться перед каждым Причастием, и дай Бог, чтобы она сохранялась еще долгое-долгое время. Конечно же, в этом вопросе есть свои нюансы. Здесь не может быть формального подхода. Но если говорить в общем, Исповедь перед Причастием — это очень важный и полезный духовный принцип. Да, действительно, в некоторых Поместных Церквах эта практика выглядит немного иначе, чем у нас. Порой сравнивают русскую традицию с греческой, где на Исповедь люди идут тогда, когда они ощущают в этом потребность. Надо отметить, что история возникновения этой традиции в Греции — отдельный специальный и неоднозначный вопрос. Например, в XIV в. свт. Григорий Палама в своей проповеди «О Святых и Страшных Христовых Тайнах» прямо указывает на необходимость Исповеди перед Причастием: «Если же с дурною совестью, и не получив, благодаря Исповеди, отпущение грехов от приявшего власть разрешать и связывать их, и прежде чем обратиться к Богу, прежде чем исправиться по правилу благочестия, мы приступаем [к Святым Тайнам], то, конечно, это делаем в суд себе и на вечное мучение, отталкивая от себя и самые Божие щедроты и терпение Его к нам». Подробное обсуждение истории возникновения разобщенной практики Исповеди и Причастия в грекоязычной среде выходит за рамки нашей беседы. Согласимся с тем, что она сейчас реально существует. Но, почему эта традиция, на мой взгляд, не применима в современной церковной жизни в России? Прежде всего потому, что греческий народ не пережил такой период безбожия, который достался нам. Современные греки вырастают в православных семьях. В большинстве своем они знают, что такое грех и что такое добродетель. У них Православие — это государственная религия. Их воспитывают в православных традициях уже несколько поколений, и эта традиция не прерывалась. Поэтому в их сознании многие важные принципы духовной жизни укоренены с детства. Им без особых наставлений понятно, что если я сегодня согрешил, то мне нельзя сегодня причащаться, необходимо пойти к духовнику на Исповедь.

В нашем Отечестве, которое пережило страшный период гонения на Церковь, люди искренне потянулись в храм. Это замечательно. Но в силу своей духовной неосведомленности в большинстве своем не понимают тяжести совершаемых ими грехов, чаще всего вообще их не видят. Сейчас издается много православной литературы — это прекрасно, но много ли ее читают те люди, которые делают первые шаги к храму? Современный человек читает очень мало, поэтому просветительские возможности печатной продукции не стоит переоценивать. В такой ситуации без обязательной Исповеди перед Причастием не обойтись. Любой священник многократно сталкивался с такими примерами: человек приходит на Исповедь, кается в недавно совершенном грехе блуда, прелюбодеяния или аборта и тут же говорит: батюшка, благословите причащаться, я с утра ничего не ел. Человек говорит это искренне, он не намерен причаститься в осуждение или сознательно пренебречь принципами духовной жизни, он их просто не знает. Или другой, еще более распространенный пример: человек не видит в себе ни одного греха или называет формально какую-нибудь общую фразу без малейшего сокрушения или самоукорения и стремится к Святой Чаше. Если бы у нас не существовало традиции исповедоваться перед Причастием, то кто, когда и где поможет таким людям? Давайте вспомним грозные слова апостола Павла о недостойном причащении: «кто будет есть Хлеб сей или пить Чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от Хлеба сего и пьет из Чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1 Кор. 11, 27–30). Если мы хоть ненадолго задумаемся над этими апостольскими словами, то к чему они нас приведут? К Исповеди. Если сейчас отвергнуть принцип взаимосвязи Исповеди и Причастия и предоставить всем возможность решать вопрос об Исповеди исходя из личных соображений, то мы уподобимся неразумной матери, которая родила ребенка, а потом вынесла его на улицу, положила на перекрестке и, оставляя его, сказала: руки, ноги, голова у тебя есть, там храм, здесь дом, за пригорком огород — иди трудись, питайся и живи богоугодно.

Конечно же, принципом взаимосвязи Исповеди и Причастия необходимо пользоваться с рассуждением, как сказано в Евангелии: «суббота для человека, а не человек для субботы». В церковной жизни есть периоды, когда взаимосвязь между Исповедью и Причастием может быть не столь однозначной. Например, в период Страстной седмицы, когда идут длительные напряженные богослужения и многие прихожане ревностно посещают их. В это время во многих храмах благоразумно предлагается прихожанам поисповедоваться в течение Страстной седмицы и далее причащаться и в Великий Четверток, и на Святую Пасху, так же предлагается причащаться и на Светлой седмице. Однако эту практику механически переносить на весь церковный год, мне кажется, было бы необдуманно и неправильно.

— Иногда как раз и слышны такие голоса, что вот сколько раз ни пришел в храм, на литургию, столько и причащайся. А исповедоваться — ну, может, два раза в год или еще реже. И еще говорят: но ведь священники, когда служат литургию, они ведь редко перед этим исповедуются?

— Вопрос о частоте причащения очень важный и сугубо личный. Здесь не может быть простых штампованных ответов. В церковной традиции есть некие общие правила, но они не являются строгим шаблоном для всех без исключения. Этот вопрос необходимо решать индивидуально на Исповеди. Святитель Иоанн Златоуст ясно выразил основное условие для периодичности Причащения: «Одно только время для приступания к Тайнам и Причащения — чистая совесть», а Исповедь — это главное средство для очищения совести. В церковной жизни приходится сталкиваться с самыми разными примерами. Есть такие люди, которые раз в году готовятся, исповедуются и причащаются. Это, конечно, мало, но и тому надо радоваться и молиться, чтобы из этой искры возгорелось пламя любви ко Господу. Понятно, что для таковых Причастие без тщательной Исповеди быть не может. Есть те, кто проявляет усердие в каждом многодневном посте — тоже, слава Богу, укрепи их, Господи, и для них Исповедь необходима перед Причастием. Есть такие, кто готовится и причащается раз в месяц или на каждый двунадесятый праздник или не реже чем раз в три недели — замечательно, да не ослабнет их усердие, но без регулярной Исповеди перед Причастием оно едва ли сохранится. Некоторые христиане проявляют особое усердие и стремятся причащаться даже каждый воскресный день. Если это совершается не как дань литургической «моде», не как некая «обновленческая повинность», не как привычка, но по благословению духовника «со страхом Божиим и верою…», то, несомненно, и они пожнут свой благой плод. Если прихожанин находится в регулярном общении со своим духовником, возможны и немного иные формы взаимосвязи Исповеди и Причастия, но несомненно, что Исповедь должна быть частой. Впрочем, последний пример касается достаточно опытных христиан, «у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла» (Евр. 5, 14).

Священники — это, по идее, люди из разряда опытных христиан. Кроме этого, специфика священнического служения часто такова, что он не имеет возможности исповедоваться перед каждой литургией, например, если он один на приходе. В таких ситуациях священники исповедуются при любой другой возможности. Миряне часто не видят, как священнослужители перед Причастием исповедуются в алтаре друг другу, и потому думают, что священники это делают очень редко. Не будем забывать, что священникам в таинстве Рукоположения даруется благодать «…немощная врачующая и оскудевающее восполняющая…», которую не имеют миряне и в силу которой священник имеет возможность совершать литургию, и, соответственно, причащаться более часто, чем миряне. За эти дары и возможности он несет ответственность перед Богом несравнимо большую, чем кто-либо из мирян — «от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лк. 12, 48). Поэтому никогда в Церкви духовная жизнь мирянина и священника не рассматривалась совершенно одинаково.

— Спасибо, отец Вадим, за ответ. Об этом были глубоко содержательные статьи в журнале «Благодатный Огонь». Но давайте рассмотрим такую ситуацию. Допустим, когда люди хотят причаститься, они идут вначале на Исповедь, стоят в очереди, ожидают, когда подойдут к батюшке, все расскажут, потом примут отпущение грехов. Не служит ли в таком случае Исповедь препятствием для более глубокого усвоения литургии, когда надо постоять, вникнуть в молитвы? Что вы скажете? Такие мнения высказываются в наши дни.

— Проблема, которую вы обозначили, не вероучительная, не каноническая, не литургическая, а чисто организационная. Просто надо упорядочить приходскую жизнь в храме, в том числе и Исповедь, найти для этого место и время. Святейший Патриарх благословил, чтобы в каждом храме были дежурные священнослужители, нужно объявить об этом людям, сказать, что в такие-то дни у нас находится дежурный священник, приходите, исповедуйтесь. Не обязательно Исповедь совершать только во время всенощной или перед литургией и уж крайне нежелательно во время литургии. Кроме этого, священники могут наставить кающихся так, чтобы они, исповедуясь, выражали суть греховного поступка и реально приносили раскаяние в том, что совершили, а не просто пересказывали свою жизнь, не оставляя времени исповедоваться другим. В этом случае исповедь будет содержательной, действенной, принесет пользу и не будет занимать очень много времени.

— Но вот как бывает, что из этой чисто организационной проблемы иногда делают выводы иного характера, говорят: давайте вообще отменим Исповедь, главное, почаще причащаться, а уж Исповедь — это нечто второстепенное; давайте разделим эти два Таинства. Хотя мы знаем, что Таинства Крещения и Миропомазания неразрывно следуют одно за другим, и вообще в Церкви Таинства связаны друг с другом. Мне кажется, что здесь нельзя так просто разрывать. Иногда так вот и говорят: причащайтесь почаще, а уж Исповедь… по необходимости. Хотя в письмах архимандрита Иоанна (Крестьянкина) мы читаем: «Причащаться без исповеди нельзя». Что вы можете сказать в этом отношении?

— Если разобщить Исповедь и Причастие, то, без сомнений, люди будут меньше исповедоваться. Сомневаюсь, что это принесет им пользу, но от этого удобнее всего будет нам, священникам, потому что Исповедь — это самое тяжелое Таинство в Церкви для священнослужителей. Почему? Представьте, что в течение нескольких часов вам люди высказывают свои грехи и боль, и это делается несколько дней в неделю. Они не просто каются, но нуждаются в вашем сострадании и совете. Без благодати Божией это перенести невозможно. Это очень тяжело. Поэтому понятно, что в решении данного вопроса кто-то по-человечески пытается найти более легкие пути. Признаюсь, мне самому порой приходят такие мысли, но при этом сразу вспоминается фраза из Священного Писания: «горе пастырям, которые пасли себя самих! не стадо ли должны пасти пастыри?» (Иезек. 34, 2).

Необходимо отметить, что эту проблему уже обозначил Святейший Патриарх Алексий на двух Епархиальных собраниях, которые проходили в Москве. Он обратил внимание на странную практику, возникшую в некоторых московских приходах. В частности, на Епархиальном собрании 2005 года он сказал: «Кроме того, от прихожан требуют, чтобы они причащались как можно чаще, не менее одного раза в неделю. На робкие возражения верующих, что сложно еженедельно достойно готовиться к принятию Святых Таин, такие священники утверждают, что всю ответственность они берут на себя. В результате теряется свойственное православным людям благоговение и страх Божий пред Святым Причастием. Оно становится чем-то привычным, обычным и будничным». На следующем Епархиальном собрании в 2006 г. Святейший Патриарх опять обратился к этой теме. В одной из записок ему задали такой вопрос: «На прошлом Епархиальном собрании Вы, Ваше Святейшество, предупреждали об опасности потери благоговения к Святым Тайнам при очень частом причащении, например один раз в неделю. Та же самая озабоченность выражается в Православном Катехизисе святителя Московского Филарета, который рекомендует мирянам причащаться не чаще одного раза в месяц. Те же опасения можно найти в трудах святителя Феофана Затворника и последних Глинских старцев. Почему же по-прежнему в некоторых московских храмах, несмотря на Ваши предупреждения, практикуется еженедельное и даже более частое причащение мирян, в результате чего прихожане теряют благоговение и страх перед Святым Таинством?» Святейший Патриарх ответил: «Видимо, те, кто допускает такую практику, незнакомы с Православным Катехизисом святителя Филарета, а также с трудами святителя Феофана Затворника и не проявляет желания с ними ознакомиться». Мне кажется, что реформаторам в этой области необходимо прислушаться к словам Святейшего Патриарха.

В заключение скажу, что Церковь Православная — это великая наследница Христа и Апостолов, а Православие — это неоценимое сокровище, которому мы, по милости Божией, оказались причастны. Однако значимость духовного опыта Православия осознается не столько через отвлеченные рассуждения и богословствования, сколько через личный опыт жизни. Если у нас есть вопросы или сомнения в отношении того или иного церковного утверждения или традиции, то надо войти в нее, вжиться, начать жить в соответствии с этим учением. Только тогда откроется, насколько глубока и духоносна практика православной жизни, и все вопросы снимутся сами собой.

Со священником Вадимом Леоновым беседовал Валерий Духанин

Исповедь: как проходит, как подготовиться, что говорить батюшке

Покаяние или исповедь – это есть таинство, при котором человек, исповедующий свои грехи священнику, через его прощение разрешается от грехов Самим Господом. Вопросом о том, как правильно исповедоваться, что говорить батюшке, задаются многие люди, приобщающиеся к церковной жизни. Предварительная исповедь готовит душу кающегося к Великой Трапезе – Таинству Причащения.

Суть исповеди

Таинство Покаяния святые отцы называют вторым крещением. В первом случае при Крещении человек получает очищение от первородного греха прародителей Адама и Евы, а во втором кающийся омывается от своих грехов, совершенных уже после крещения. Однако от немощи своего человеческого естества люди продолжают грешить, и эти грехи отделяют их от Бога, вставая между ними преградою. Своими силами преодолеть этот барьер они не в силах. Но Таинство Покаяния помогает спастись и приобрести то обретенное при Крещении единение с Богом.

В Евангелии о покаянии сказано, что оно является необходимым условием для спасения души. Человек на протяжении всей жизни непрерывно должен бороться со своими грехами. И, несмотря на всякие поражения и падения, он не должен унывать, отчаиваться и роптать, а все время каяться и продолжать нести свой жизненный крест, который возложил на него Господь Иисус Христос.

Осознание своих грехов

В этом вопросе главное - усвоить, что в Таинстве Исповеди кающемуся человеку прощаются все его согрешения, и душа освобождается от греховных уз. В десяти заповедях, полученных Моисеем от Бога, и в девяти Заповедях Блаженства, полученных от Господа Иисуса Христа, заключен весь нравственный и духовный закон жизни.

Поэтому перед тем как исповедаться, необходимо обратиться к своей совести и вспомнить все свои согрешения с самого детства, чтобы подготовить настоящую исповедь. Как проходит она, не каждый знает, и даже отвергает, но истинно православный христианин, побеждая свою гордыню и ложный стыд, начинает духовно распинать себя, честно и искренне признаваться в своем духовном несовершенстве. И тут важно понять, что неисповеданные грехи будут человеку определены в вечное осуждение, а покаяние - означать победу над самим собой.

Что такое настоящая исповедь. Как проходит это таинство

Перед тем как исповедаться перед священником, необходимо серьезно подготовиться и осознать всю необходимость очищения души от грехов. Для этого надо примириться со всеми обидчиками и с теми, кого обидели, воздержаться от пересудов и осуждений, всяких непотребных мыслей, просматривания многочисленных развлекательных программ и чтения легковесной литературы. Лучше свободное время посвятить чтению Священного Писания и другой духовной литературы. Желательно исповедоваться немного заранее на вечернем богослужении, чтобы во время утренней Литургии уже не отвлекаться от службы и посвятить время молитвенной подготовке к святому Причащению. Но уже, в крайнем случае, можно исповедоваться утром (в основном все так и делают).

В первый раз не каждый знает, как правильно исповедоваться, что говорить батюшке и т. д. В этом случае нужно об этом предупредить батюшку, и он все направит в нужное русло. Исповедь в первую очередь предполагает умение увидеть и осознать свои грехи, в момент высказывания их священнику не стоит оправдывать себя и перекладывать вину на другого.

Дети до 7 лет и все новокрещенные в этот день причащаются без исповеди, нельзя этого делать только женщинам, пребывающим в очищении (когда у них месячные или после родов до 40-го дня). Текст исповеди можно написать на листочке, чтобы не сбиться потом и все вспомнить.

Порядок исповеди

В церкви на исповедь обычно собирается много народа, и перед тем как подходить к батюшке, надо повернуться к людям лицом и сказать вслух: «Простите меня, грешную», и они ответят: «Бог простит, и мы прощаем». И вот уже тогда необходимо идти к исповеднику. Подойдя к аналою (высокой подставке под книгу), перекрестив себя и поклонившись в пояс, не целуя Крест и Евангелие, склонивши голову, можно приступать к исповеди.

Ранее исповеданные грехи повторять не надо, ибо, как учит Церковь, они уже простились, но если они опять повторялись, то о них вновь надо каяться. По окончании своей исповеди необходимо выслушать слова священника и разрешительную молитву. Когда он закончит - дважды перекреститься, поклониться в пояс, поцеловать Крест и Евангелие и потом, опять перекрестившись и поклонившись, принять благословение своего батюшки и пойти на свое место.

О чем надо каяться

Подводя к концу тему «Исповедь. Как проходит это таинство», необходимо ознакомиться с самыми распространенными грехами в нашем современном мире.

Грехи против Бога – гордость, маловерие или неверие, отречение от Бога и Церкви, небрежное исполнение крестного знамения, неношение нательного крестика, нарушение заповедей Божиих, упоминание имени Господа всуе, небрежное исполнение молитвенных правил, непосещение церкви, молитва без усердия, разговоры и хождение в храме во время службы, вера в суеверия, обращение к экстрасенсам и гадалкам, мысли о самоубийстве и т. д.

Грехи против ближнего – огорчение родителей, грабеж и вымогательство, скупость в милостыне, жестокосердие, клевета, взяточничество, обиды, колкости и злые шутки, раздражение, гнев, пересуды, сплетни, корыстолюбие, скандалы, истерики, обиды, предательство, измена и т. д.

Грехи против самого себя – тщеславие, высокомерие, беспокойство, зависть, мстительность, стремление к земной славе и почестям, пристрастие к деньгам, чревоугодие, курение, пьянство, азартные игры, рукоблудие, блуд, излишнее внимание к своей плоти, уныние, тоска, печаль и т. д.

Бог простит любой грех, для него нет ничего невозможного, человеку надо только по-настоящему осознать свою греховные дела и искренне в них раскаяться.

Причастие

Исповедываются обычно для того, чтобы причаститься, а для этого надо несколько дней поговеть, что подразумевает молитву и пост, посещение вечернего Богослужения и прочтения дома, кроме молитв вечерних и утренних, каноны: Богородице, Ангелу Хранителю, Покаянный, к Причащению, и по возможности, а точнее, по желанию - Акафист Иисусу Сладчайшему. После полуночи уже не едят и не пьют, приступают к таинству натощак. После принятия Таинства Причастия надо прочитать молитвы по Святом Причащении.

Не стоит бояться идти на исповедь. Как проходит она? Об этом точную информацию можно почитать в специальных брошюрках, которые продаются в каждой церкви, в них все очень подробно описывается. А потом главное - настроиться на это верное и спасительное дело, ведь о смерти православному христианину нужно думать всегда, чтобы она не застала его врасплох – без молитв покаяния и причастия.


Смотрите также