Авторизация

Мария египетская день памяти


Святая преподобная Мария Египетская: житие, иконы, молитва

Ежегодно Великим постом по всем храмам совершается особая служба в воспоминание о великой святой — Марии Египетской, женщине, возвысившейся над подвигами многих великих мужей. Эта сугубая служба с коленопреклонениями всегда совершается в пятую неделю поста на утрене четверга, а на практике — обычно вечером в среду. В обиходе эта служба называется «Мариино стояние». Почему же эта особенная покаянная служба совершается в день памяти святой Марии Египетской?

Житие

Ее житие повествует о страшной грешнице, блуднице, которая однажды раскаявшись всю жизнь — почти 50 лет отдала покаянию – три года за один год греха. Святые отцы называют борьбу с духом блуда борьбой лютой. Долгие годы боролась Мария с лютыми зверьми помыслов в пустыне.

Святая Мария Египетская, с житиемВторая половина XVII в.Дерево, темпера.136 × 105 смГосударственная Третьяковская галерея, Москва, Россия

Инв. 29551

Житие читается обычно за два приема между чтением покаянного канона. Начинается рассказ со знакомства с монахом, который и поведал православному миру о святой жене-египтянке. Некто Зосима, с юности инок, живший в посте и молитве, вдруг возомнил о себе: не я ли подвижник, не превзошел ли я всех иных подвигами своими? Отеческая забота Господа о подвизающихся, Его внимание, помощь и наказание спасли Зосиму от прелести.

Любовь Божия повелела Зосиме выйти из своего монастыря, из привычных условий, знакомых и, в известной степени, комфортных, и отправиться в затерявшийся в пустыне никому неизвестный монастырь, который имел строгий устав и один благочестивый обычай. В святую четыредесятницу все насельники уходили из монастыря в пустыню и там весь пост искали духовных плодов поодиночке.

Преподобная Мария ЕгипетскаяПоследняя четверть XVIII в.Дерево, масло.20 × 15.5 см

Частное собрание

Господь избавил Зосиму от губительных тщеславных мыслей о своих подвигах, когда тот в пустыне повстречал нагого, сожженного солнцем человека, который оказался женщиной. Она попросила монаха кинуть ей какую-то одежду, чтобы прикрыться, а потом поведала ему о своей жизни.

Иоанн Златоуст так говорит о грешнице-блуднице:

Жена же, встретившаяся Зосиме и рассказавшая ему о своей судьбе, худшими словами называла себя: «избранным сосудом диавола», «землей и пеплом». Она не назвала ему своего имени, но во всех подробностях рассказала, ничего не тая, о своей прежней жизни, отравленной грехом. Покаяние привело уже душу блаженной к бесстрастию, потому и рассказ был подробным.

Преподобная Мария Египетская, с житиемКонец XIX в.Дерево, темпера.31 × 26.5 смВладимиро-Суздальский историко-художественный и архитектурный музей-заповедник, Владимир, Россия

Инв. В-17382

В двенадцать лет потеряв невинность, бросилась она в омут блудной страсти с головой и купалась там с удовольствием. Ничто не могло остановить ее в этом грехе, не за деньги она отдавала себя каждому, кто хотел, а из любви ко греху. И даже того, кто не хотел, против воли его соблазняла она, будучи египетской красавицей с черными кудрями, сверкающими очами и белозубой улыбкой. Так прошло семнадцать лет.

Но однажды…«Благословен Бог, пекущийся о спасении людей и душ», — она оказалась в Иерусалиме перед дверьми храма. Было это в день Воздвижения Креста Господня. Тут произошло чудо: утопленная в грехе совесть воспряла. Все заходили в храм на праздник, а грешнице не давала переступить порог некая сила. Сколько бы не повторялась попытка – ничего не удавалось.

— рассказывала она Зосиме.

Она стала умолять Пречистую Матерь пред Ее иконой о прощении и услышала голос с высоты: «Если перейдешь Иордан, найдешь славное упокоение».

Услышав Божий призыв, и ни на секунду не усомнившись, она отправилась в путь. Кто-то дал ей растрепанной и заплаканной три хлебца. Придя на берег Иордана, там, в церкви Иоанна Предтечи, она причастилась, съела немного хлеба, запив речной водой, и, переночевав на берегу, утром на чьей-то лодке отправилась в пустыню за Иордан.

Святая Мария Египетская с житием в 16 клеймахБогатырев Иван ВасильевичШкола или худ. центр: Невьянск1804 г.Дерево, шконки врезные сквозные и торцовые. Левкас, темпера, золочение.62 × 53 × 3 смГосударственный музей истории религии, Санкт-Петербург, Россия

Инв. Б-7355-IV

В этой пустыне, однажды дав обет Царице Небесной, призревшей на ее спасение, она провела 47 лет, первые 17 из которых была страшно мучима воспоминаниями греха. Злобные соблазны поставляли ей блистающие картины яств и пития, бесовских песен и плясок, всяческих утех, мучали, а потом повергали на землю, морозили стужей ночной, жарили дневным зноем.

Там в пустыне умерла прежняя грешница, а родилась святая. Спасительный пример святой Марии Египетской решительно и отважно поборовшей свой грех, отринувшей сатанинские соблазны раз и навсегда, твердо опиравшейся на веру в Господа и Пречистую Божию Матерь, Их помощь и поддержку, вдохновляет многие поколения верующих встать на спасительный путь борьбы со своими страстями.

Святая поразила Зосиму в пустыне тем, что будучи неграмотной, цитировала Священное Писание. Ведь, как она сказала, сбежав в двенадцать лет от родителей, а потом, безобразно живя в Александрии, она нуждалась, потому что толком не имела никакого ремесла в руках, ни образования. Не то, что не умела читать — никогда не слышала чтения книг. «Но Слово Божие, живое и действенное, само учит знанию человека».

Зосима видел ее подымающейся в молитве на локоть от земли, ходящей по водам Иордана, как посуху. Проведя почти полвека в пустыне, она обрела бесстрастие, придя в образ преподобия Божиего. Она прозревала будущее, предсказав, что встретит Зосима в монастыре, вернувшись, и что на следующий год она сама придет к нему на берег Иордана, чтобы принять причастие Святых Христовых Таин.

Так и стало. Через год он причастил блаженную второй раз в ее жизни и она, со словами: «Ныне отпущаеши рабу Твою, Владыко, по глаголу Твоему с миром: яко видеста очи мои спасение Твое» в слезах благодарности вновь удалилась в пустыню, напоследок наказав, чтобы старец в следующем году пришел на место их первой встречи. Там через год нашел Зосима тело святой и надпись на земле:

«Благословен Бог, возвышающий смертных еще с телом до жительства бесплотных» -преподобный Иосиф Исихаст.

Только после смерти святой Марии рассказал Зосима братии о чудесной встрече в пустыне, и о том, как Бог приоткрыл ему Тайны Своего спасения, разными путями извлекая человеческую душу из глубин адовых, также и его самого, Зосиму, спас Господь от прегрешения тщеславием о своих подвигах.

Богоматерь «Утоли моя печали». Преподобная Мария ЕгипетскаяСоколов Петр МихайловичШкола или худ. центр: Москва1898 г.Дерево, темпера.22.1 × 11 см (каждая икона); 25.1 × 25.1 (киот)Центральный музей древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева, Москва, РоссияИнв. КП 2365

Надпись на нижней лузге на обеих иконах: 1898 г. въ Москве. Писалъ Петръ Мих. Соколовъ.

Преподобный Исаак Сирин говорит: «Нет греха непростительного, кроме греха нераскаянного». Был грешен и преподобный Андрей Критский — монах, епископ, ритор, гимнограф, архипастырь.

Святитель, однажды совершил недостойную уступку императору-еретику, который под предлогом сохранения мира в империи настаивал на возобновлении монофелитского лжеучения. Преподобный Андрей сам испытал глубокое раскаяние и положил поэтические строки покаянных песен на бумагу. А читаем мы их в день памяти преподобной Марии.

Молитвословия

День памяти святой Марии Египетской приходится на 25 марта и 14 апреля по новому стилю.  В это время отмечают именины те Марии, Дни Рождения которых наиболее близки к этим числам.

Великий покаянный канон читается дважды в году: на первой и на пятой неделях Великого поста. На первой неделе эту длинную службу раскладывают на четыре вечера, а на пятой неделе прочитывают зараз на утрене четверга. Мариино стояние нельзя пропустить. На этой службе – особенной и нелегкой даже для живущих в церкви многие годы, не то что для новоначальных, подается обильное духовное лекарство.

Усиленные труды – физическое и душевное напряжение, земные поклоны, сама обстановка темного храма, множества коленопреклоненных людей, продолжительность службы, слышание чудесного рассказа о преображении человека из грешника в святого, — все это обостряет чувства, бередит совесть, заставляет как-то сдвинуться с мертвенной точки глухости к своим грехам. Заставляет затрепетать душу в страхе:

И дальше — с великим страхом Божиим, с трепетом и благодарностью ожидать Светлого Воскресения.Суточный богослужебный круг в церкви начинается с вечера, поэтому утреня четверга в храме — это вечером в среду, т.е. накануне.

Эта утреня становится особенной. Сменяя друг друга, выходят в центр храма все священники с зажженными свечами, и по очереди читают песнь за песней, ирмос за ирмосом все стихи, перемежающиеся покаянными припевами хора: «помилуй мя Боже, помилуй мя».

Служба продолжается по 5-7 часов. Многие приносят с собой тексты (молитвословы с каноном), чтобы следить. Но что бы понять многие стихи, нужно немного почитать, подготовиться, обратить внимание на ссылки в тексте канона на Священное Писание и прочитать толкование. Библейские параллели, приводимые автором и исторические примеры бывают трудны для понимания.

В любом случае необходимо двигаться, читать, разбираться, спрашивать у священников. Не надо стоять на одном месте, особенно молодым, надо разбираться в Священном Писании, учиться. Пост это как раз удобное время немного отложить житейские заботы и отдать время молитве и покаянию. Для примера, чтобы мы извлекли урок – что такое покаяние (покаяние и исповедь – это разные понятия), для наставления всех нас в истинной вере Богу, Церковь приводит нам на этой службе потрясающий пример перемены вектора и исправления жизни человека – преподобной Марии.

Мария Египетская в иконописи

На иконах святая Мария изображается всегда с непокрытой головой, с белыми седыми волосами, как и было сказано в житии: «волосa на голове белы, как руно, и не длинны, спускаясь не ниже шеи». Есть иконы ростовые и есть поясные.

Преподобная Мария ЕгипетскаяИз деисусного чинаШкола или худ. центр: МоскваСередина XVII в.Дерево, темпера.149 × 50 смЦентральный музей древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева, Москва, РоссияИнв. КП 2341

Происходит из храма Тверской старообрядческой общины в Москве

По традиции пишут святую почти обнаженной, чуть прикрытой частью мантии, брошенной ей Зосимой. На иконах мы видим изможденную плоть, осунувшееся лицо – она великая постница, в полноте овладевшая оружием веры – «молитвой и постом». На одних иконах мы видим Марию одну, на других вместе с Зосимой в момент причастия.

Есть даже иконы со львом, ископавшим могилу святой. Особый тип икон – житийные — это иконы с клеймами, в которых изображаются моменты жизни святой, рассказанные Зосимой, чудеса – хождение по водам, моление и т.д. Мария изображается на иконах в молитве, со сложенными крест на крест руками. Это символ креста, мы так складываем их, подходя к причастию. На иконе это также символ покаяния. Мария умерла для страстей и последовала за Христом, за его призывом отвергнуться себя и, главное – греха. «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Мк.8:34).

Главное в иконе – образ истинного покаяния. Есть иконы святой, или фрески — росписи на стенах, где она изображается с другими святыми: Иоанном Лествичником, с преподобным Андреем Критским, с другими святыми.

В некоторых храмах фрески, изображавшие Марию Египетскую, или ее иконы располагались в непосредственной близости от захоронений. Это связано с погребальной темой: ее причащение перед самой смертью символизирует покаяние, праведную кончину и «благоприятный ответ на Страшном Суде».

Храмы, в честь святой

Некогда на территории московского Сретенского монастыря находилась церковь Марии Египетской. Марий в княжеских родах и царских семьях было много. Мария Египетская покровительница всех Марий. А мимо места, на котором стоит Сретенский монастырь, всегда шла дорога из Москвы – на богомолье в Троицу. Здесь княжны и княгини, царевны, останавливались отдохнуть и помолиться. Церковь разрушена в 30х годах. Сейчас в Сретенском Ставропигиальном мужском монастыре хранится ковчег с частицей мощей преподобной.

Есть небольшой деревянный храм Марии Египетской в районе Братеево, г.Москва, ул. Борисовские Пруды.

Есть храм преподобной Марии Египетской в Оптиной. Этот храм в 1880-х годах преподобный старец Амвросий перестроил храм из бывшего трапезного корпуса. Сейчас корпус восстановлен, но работы еще ведутся, часть помещений храма занимает монастырская иконописная мастерская. Освящено два придела праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы и преподобной Марии Египетской.

Церковь Марии Египетской располагается на территории Государственного Лермонтовского музея-заповедника «Тарханы».

Есть по разным областям и епархиям в нашей стране и многие другие храмы святой Марии.

Мощи (глава) святой Марии находятся в католическом соборе Санта-Мария-дель-Фьоригорода во Флоренции.

Главное, что произошло в жизни Марии Египетской – это покаяние. Она раскаялась в том, что оскорбляла Бога своими грехами. Каждый Великий пост (хотя бы постом) у нас появляется повод спросить себя: а я всегда поступаю по обетам, данным в Таинстве Крещения – отрицаюсь греха и сочетоваюсь Христу? Всегда?.. Не говоря уже о блуде или прелюбодеянии, про которые Он сказал: вырви себе глаз, если он соблазняет тебя. Пророк Осия говорил: «…сильно блудодействует земля сия, отступив от Господа» (Ос. 1:2)

Что изменилось? Игнатий Брянчанинов – блестящий молодой офицер, красавец и умница всю свою жизнь отдал Христу, возлюбил не карьеру и должность, не положение в обществе, а Бога. Стал монахом и учителем Церкви – святителем. Он подчеркивает: На Мариином стоянии мы слышим о грешнице, которая раскаялась. Так она ли грешница?

Тропарь, глас 8:

В тебе́, ма́ти, изве́стно спасе́ся, е́же по о́бразу,/ прии́мши бо крест, после́довала еси́ Христу́/ и, де́ющи учи́ла еси́ презира́ти у́бо плоть, прехо́дит бо,/ прилежа́ти же о души́ ве́щи безсме́ртней.// Те́мже и со А́нгелы сра́дуется, преподо́бная Мари́е, дух твой.

Кондак, глас 4:

Греха́ мглы избежа́вши,/ покая́ния све́том озари́вши твое́ се́рдце, сла́вная,/ пришла́ еси́ ко Христу́,/ Сего́ Всенепоро́чную и святу́ю Ма́терь/ Моли́твенницу ми́лостивную принесла́ еси́./ Отону́дуже и прегреше́ний обрела́ еси́ оставле́ние,// и со А́нгелы при́сно сра́дуешися.

Ин кондак, глас 3:

Блуда́ми пе́рвее преиспо́лнена вся́ческими, / Христо́ва неве́ста днесь покая́нием яви́ся, / а́нгельское жи́тельство подража́ющи, / де́мона креста́ ору́жием погубля́ет. // Сего́ ра́ди Ца́рствия неве́ста яви́лася еси́, Мари́е пресла́вная.

Канон преподобной Марии Египетской, глас 4 Песнь 1

Ирмос: Моря чермную пучину невлажными стопами древний пешешествовав Израиль, крестообразныма Моисеовыма рукама Амаликову силу в пустыни победил есть.

Скверну прегрешений очисти смиренныя моея души, Твоею милостию, Христе, мглу и омрачение страстей отжени молитвами преподобныя Твоея.

Страстьми плотскими осквернивши душевное благородие, воздержанием паки, о, честная, твой ум просветила еси, тучами слез твоих душу уяснивши.

Египта страстей избегла еси, яко от греховна источника, и, фараона избавльшися лютаго осквернения, безстрастия ныне землю наследовала еси, и со Ангелы ликуеши присно.

Богородичен: Зрящи Твою икону, Владычице, Богородительнице Чистая, и рождшагося Слова от Твоея пречистыя, Дево, утробы, и поручницу Тя к Сему тепле просит преславная.

Песнь 3

Ирмос: Веселится о Тебе Церковь Твоя, Христе, зовущи: Ты моя крепость, Господи, и прибежище, и утверждение.

Возсмердешася душевныя и согнишася твоя раны, но источником слез твоих сия омыла еси тепле.

Побеждени быша тобою демонстии полцы, и страстная взыграния слезами уранила еси.

Яко утренний облак и якоже капля, каплющи, была еси всем, проливающи воды покаяния спасительнаго.

Богородичен: Тя Предстательницу, Чистая, и спасение, и крепость имущи, Креста святаго древу, честная, поклонися.

Кондак, глас 3

Блудами первее преисполнена всяческими, Христова невеста днесь покаянием явися, ангельское жительство подражающи, демона креста оружием погубляет. Сего ради Царствия невеста явилася еси, Марие преславная.

Седален, глас 8

Взыграния вся плотская обуздавши болезньми постническими, мужественное показала еси души твоея мудрование, Креста бо возжелевши образ видети, себе, приснопамятная, миру распяла еси, отонудуже и к ревности жития непорочнаго усердно воздвигла еси себе, всеблаженная, Марие преславная. Моли Христа Бога грехов оставление подати чествующим любовию святую память твою.

Песнь 4

Ирмос: Вознесена Тя видевши Церковь на Кресте, Солнце Праведное, ста в чине своем, достойно взывающи: слава силе Твоей, Господи.

Удалилася еси, бежавши, сущих в мире и сладких всех, едина же Единому чисто приобщилася еси крайним воздержанием и терпением дел твоих.

Телесная движения и разжжения воздержанием поистинне изсушила еси, отонудуже душу украсила еси, Марие всеславная, Божественными видении и детельми.

Добродетельною твоею силою, слезами и постом крайним, молитвою же и варом, зимою и наготою приятелище была еси Святаго Духа честно.

Богородичен: К Твоей иконе прибегши, и из Тебе Рожденнаго, Марие Дево, Тобою ныне обрете жизнь безсмертную, в раи ликующи.

Песнь 5

Ирмос: Ты, Господи, мой свет в мир пришел еси, Свет Святый, обращаяй из мрачна неведения верою воспевающия Тя.

В след Христа последовала еси, радующися, носящи крест свой на раме, Марие, и демоны уранила еси.

Показала еси нам покаяния лечбу, показала еси и стезю, ведущую паки к жизни негиблющей.

Ты буди ми, честная, заступница непобедима и избави страстей мя, болезни же всякия мольбами твоими ко Господу.

Богородичен: На Твою, Владычице Чистая, икону взираше, Тебе всегда молящися, страстей нападания преподобная посрамляше.

Песнь 6

Ирмос: Пожру Ти со гласом хваления, Господи, Церковь вопиет Ти, от бесовския крове очищшися ради милости от ребр Твоих истекшею Кровию.

Потом греховную скверну омыла еси, к нетленней же славе твоею мыслию смотряющи, ныне обрела еси благоплодие болезнем твоим, славная.

Всем грешником, Марие, житие твое образ показася, безмерно согрешившим, в житии востати и скверну очистити слезами.

Ущедри смиренную мою душу, Человеколюбче, юже оскверних, дея нечистая хотения плоти моея, но Ты мя преподобныя молитвами помилуй.

Богородичен: Всею твоею душею и сердцем возлюбила еси от Девы рожденнаго Бога Слова, Живаго и воплощенна, глас тебе, преподобная, принесша.

Кондак, глас 4

Греха мглы избежавши, покаяния светом озаривши твое сердце, славная, пришла еси ко Христу, Сего Всенепорочную и святую Матерь Молитвенницу милостивную принесла еси. Отонудуже и прегрешений обрела еси оставление и со Ангелы присно срадуешися.

Икос

Змия, древле во Едеме запеншаго Еве прелестию древа, низвергла еси в ров Древом Крестным, славная Марие, и, отбегши сласти, чистоты возжелела еси, отонудуже и с девами сподобилася еси внутрь чертога внити твоего Владыки, с сими насладитися достойно. Того убо прилежно моли, яко да многих грехов разрешение подаст и Своея жизни нас сподобит со Ангелы присно радоватися.

Песнь 7

Ирмос: В пещи Авраамстии отроцы персидстей, любовию благочестия паче, нежели пламенем опаляеми, взываху: благословен еси в храме славы Твоея, Господи.

Скорбную и тесную шествовавши стезю яве, добротою добродетелей уяснивши душу, Небесную достигла еси жизнь некончаемую, идеже Свет безконечный есть Христос.

Яже в мире поправши временная вся, ныне ликуеши со всеми воинствы Ангельскими, воспевающи: благословен еси в храме славы Твоея, Господи.

Коварства вражия и оружия оскудеша вся крепким постом и молитвою твоею, преподобная, и слезами, и ныне убо отгонятся и страстей настояния, Марие честная.

Богородичен: Неискусобрачно яже Бога безплотна порождши воистину и Дева пребывши поистинне, Твоею силою, Всечестная, отгнала еси страстей и демонов воинства.

Песнь 8

Ирмос: Руце распростер, Даниил львов зияния в рове затче: огненную же силу угасиша, добродетелию препоясавшеся, благочестия рачители отроцы, взывающе: благословите, вся дела Господня, Господа.

Весь сиянием добродетелей озаривши ум, Марие славная, Богу беседовавши, плоть бо истнивши постом многим и помыслом благочестивым, пела еси, радующися: благословите, вся дела Господня, Господа.

Креста знамением себе оградивши, Иорданския ногами немокренными твоими воды преплывши, Марие, верно и Небеснаго Христа, Телу и Крови Его, причащшися, — ныне отпущаеши рабу Твою, — рекла еси.

Священник Божественный Зосима, таинник благодати, быстрину яко виде тя Иорданскую, славная, прешедшу немокренными ногами, страхом и трепетом одержимь быв, радуяся, пояше: благословите, вся дела Господня, Господа.

Богородичен: Тобою, Пренескверная, тлю и скверну всю оттрясе, и облечеся, Владычице, в ризу безсмертну, и Тобою Твоему Сыну преподобная вопияше: благословите, вся дела Господня, Господа.

Песнь 9

Ирмос: Камень нерукосечный от несекомыя горы, Тебе, Дево, краеугольный отсечеся, Христос, совокупивый разстоящаяся естества, тем, веселящеся, Тя, Богородице, величаем.

Ныне нетленною и Божественною воистину пищею насыщаема и Светом наслаждающися мысленным и Невечерним в Небесных селех, идеже Ангельстии чини о нас Бога молят.

Славы текущия и тленныя же возгнушавшися, Марие, славу и жизнь наследовала еси блаженную. Христа моли о совершающих твою всесвятую память всегда.

Виждь мою скорбь, преподобная, и стенание сердца, виждь тесноту жизни моея, спаси мя от греха моего и душу мою ущедри твоими ходатайствы ко Господу.

Богородичен: Владычице Чистая Богородице, грешников спасение, приими мольбу сию, избави мя от грех моих, Твоему Сыну прибегающа, молитвами преподобныя Твоея.

Светилен

Образ покаяния нам дадеся, Марие, твоим бо теплым умилением возврати побеждение, Заступницу стяжавши Богородицу Марию, с Неюже о нас помолися.

Молитва первая

О вели́кая Христо́ва уго́днице преподо́бная Мари́е! На Небеси́ Престо́лу Бо́жию предстоя́щи, на земли́ же ду́хом любве́ с на́ми пребыва́ющи, име́ющи дерзнове́ние ко Го́споду, моли́ спасти́ рабы́ Его́, к тебе́ с любо́вию притека́ющыя. Испроси́ нам у Великоми́лостиваго Влады́ки и Го́спода ве́ры непоро́чное соблюде́ние, градо́в и ве́сей на́ших утвержде́ние, от гла́да и па́губы избавле́ние, скорбя́щым утеше́ние, неду́гующым — исцеле́ние, па́дшим — возста́ние, заблу́ждшим — укрепле́ние, в дела́х благи́х преспе́яние и благослове́ние, сирота́м и вдови́цам — заступле́ние и отше́дшим от сего́ жития́ — ве́чное упокое́ние, всем же нам в день Стра́шного Суда́ одесну́ю страны́ о́бщники бы́ти и блаже́нный глас Судии́ Моего́ услы́шати: прииди́те, благослове́ннии Отца́ Моего́, насле́дуйте угото́ванное вам Ца́рствие от сложе́ния ми́ра, и та́мо пребыва́ния во ве́ки получи́ти. Ами́нь.

Молитва вторая

О вели́кая Христо́ва уго́дница, преподо́бная ма́ти Мари́е! Услы́ши недосто́йную моли́тву нас, гре́шных (имена), изба́ви нас, преподо́бная ма́ти, от страсте́й, вою́ющих на ду́ши на́ша, от вся́кия печа́ли и находя́шия напа́сти, от внеза́пныя сме́рти и от вся́каго зла, в час же разлуче́ния души́ от те́ла отжени́, свята́я уго́дница, вся́кую лука́вую мысль и лука́вые бе́сы, я́ко да прии́мет ду́ши на́ша с ми́ром в ме́сто све́тло Христо́с Госпо́дь Бог наш, я́ко от Него́ очище́ние грехо́в, и Той есть спасе́ние душ на́ших, Ему́же подоба́ет вся́кая сла́ва, честь и поклоне́ние, со Отце́м и Святы́м Ду́хом, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

^sss^Преподобная Мария Египетская^sss^

Похожие статьи

pravoslavie.wiki

Мария Египетская – сокровище пустыни

Преподобная Мария Египетская — одна из самых великих святых за всю историю христианства. Не много подвижников удостоены особой чести семидневного поминовения в покаянное время Великого поста перед Пасхой. И среди них только одна женщина — преподобная Мария. Необычна ее жизнь, необычен и путь ее обращения к Богу, исключителен ее духовный подвиг и его плоды. Ее житие на Руси было одним из любимых домашних чтений, а во время Великого поста оно еще и целиком прочитывалось в Церкви. С чем это связано?  Судьба Марии Египетской — один из самых глубоких примеров покаяния и одновременно напоминание о неиссякаемой любви Бога к человеку.

Великим постом слова о Марии Египетской обязательно звучат в храмах. Как правило, говорится о ее обращении от греха, о долгом покаянии в пустыни. Но одно слово о ней запоминается как-то особенно, оно сродни хорошему иконописному образу. Это проповедь свмч. Серафима (Чичагова) «О призыве Божием». Наверное, не все знают об этом наставлении, поскольку имя Преподобной Марии не вынесено в его заглавие, но посвящено оно большей частью этой святой. И вот, в нем есть строка, емкая и глубокая, передающая суть ее истории и одновременно позволяющая увидеть известное, как будто, в первый раз, уже не как цепочку событий, а как истинное чудо, совершенное Богом. Вот что говорит свмч. Серафим: «…по прошествии 47 лет старец-инок Зосима однажды встретил ее в пустыне ночью, эту — из великих грешниц — великую праведницу…».

Обычно о преп. Марии Египетской говорят как о «помилованной» Богом, и это верно. Но так почувствовать и передать безмерность милосердия Божия удается не часто. Ведь что означают слова свмч. Серафима, что увидел он? — Да то, что прошлого Преподобной Марии просто нет… Нет блудницы. Есть величайшая святая! Та, что вошла в рай вместе с девами.

В отношении греха «долгопомнящими» являются только человеческая душа и человеческое суждение. Божия мера иная. Для Христа нет «оставивших Его» апостолов, нет «отрекшегося от Него» Петра, нет «сочувствовавшего избиению архидиакона Стефана» Павла, а есть лишь ученики и первоверховные апостолы Петр и Павел. Истинное прощение, то, которому и научает нас Господь, бывает полным, навсегда изглаживающим то, что было вчера. Оно-то и делает возможным переход кающегося человека в иное состояние; переход, который может показаться «немыслимым», «слишком щедрым» и едва ли не «мифическим» для души скупящейся: из великих грешниц — великая праведница! «Да как так?! Ведь она…» или: «Ладно, пусть она — святая, но какой страшный пример, однако!»

Да не покажется все это утрированием или сомнительным смещением акцентов. Однажды мне пришлось услышать в замечательной проповеди о моей святой слова неожиданные и, видимо, поспешные: «Сколько теперь в России таких вот «Марий Египетских»!» — «Сколько?» — хотелось спросить… Боль священника, принимающего сотни, если не тысячи исповедей и еще больше переживающего за тех, кто так и не доходит до аналоя, была понятна. Это был прорвавшийся наружу «крик». Но дело-то как раз в том, что «Марий Египетских» нет…  Нет покаяния, способного вывести человека вот так, на сорок семь лет в пустыню за Иордан, поставить его на путь подвижнический, на путь крайней аскезы! И дело даже не в этом, а в том, что освятившаяся Мария, которую преп. Зосима называет «сокровищем», благословение которой он почитает для себя великой радостью и которую он страшится… не увидеть еще раз, не может быть «типизирована» даже в малой мере как «пример для неподражания». Почему? Именно потому, что уже нет ее прошлого.

Что поражает в ее житии? Совершенное бесстрастие, с которым она «отдает» Богу при свидетельстве исповедающего ее иерея свои грехи, сама ее исповедь, обращенная и к нам. (Христиане первых веков каялись открыто.) В ней нет ни малейшего оттенка самооправдания или, напротив, болезненности. Все совершенно, до конца, «до дна» осознанно, оплакано и изжито… Она лишь снимает с души прошлые страсти, чуть не погубившие ее, как «ветошь», которая… давно не властна над ней.

При этом покаяние Марии Египетской перед священником, то есть по правилам Церкви, не имеет ничего общего с равнодушием. Она еще раз глубоко переживает события почти полувековой давности. И преподобный Зосима с трепетом принимал исповедь… от святой.

И так, через слово свмч. Серафима (Чичагова), житие преп. Марии открывается как устроенное Богом дело спасения человека, начавшееся еще до его обращения, помимо его воли, через внешне, казалось бы, «случайные», обстоятельства, приведшие заблудившуюся душу к подножию Креста Господня.

Читайте также – Святая Мария Египетская — иконы жития

Красавица

…Иерусалим готовился к празднику Воздвижения Креста Господня. Множество паломников двигались по узким улочкам, чтобы приложиться к величайшей святыне — найденному царицей Еленой Кресту Спасителя. Но даже в этой пестроте обращала на себя внимание одна египтянка. Смуглая, гибкая, как лента, с быстрым взглядом и порывистыми движениями, она не походила на христианок. Во всем ее облике чувствовалась горделивость. Она явно знала цену своей замечательной красоте.

Когда отворились ворота храма, египтянка из любопытства решила идти со всеми. После многих усилий она приблизилась к дверям храмового притвора.

Со всех сторон от нее народ свободно проникал внутрь, она же оставалась на том же месте. Попытки встать в другой поток не принесли результата. Ее попросту отбрасывало, как песчинку волной. Всякий раз, когда она после долгих усилий в изнеможении достигала порога храма, происходило движение, увлекавшее ее далеко назад. Так продолжалось долгое время. Египтянка приуныла. Наконец, обессилев совершенно, она прислонилась к стене притвора. И здесь Мария Египетская вдруг ясно поняла, что все произошедшее с ней не случайно: ее не допускает Сам Господь. Чувство это было явным и таким острым, что от ужаса в ней заговорила совесть; будто вспышка озарила всю ее жизнь.

Окольные пути

Подростком, едва сформировавшейся девушкой, она сбежала от родителей и за семнадцать лет ни разу не подумала обратиться назад. В той жизни все было слишком «прозаично», новая же, хозяйкой которой она себя ощущала, обещала свободу и счастье. Все эти годы ее, как бич, гнала постыдная страсть.

Не корысть и не бедность заставляли Марию Египетскую жить среди падших, а порок, подчинивший ее волю совершенно. Поводом, началом ко всему послужила гордость от сознания своей молодости и редкой красоты. В Иерусалим ее привело отнюдь не желание поклониться святым местам, и на корабль-то, плывший из Александрии, она попала случайно, не имея ни определенных планов, ни обязанностей, способных удержать человека на одном месте. Ее привлекла возможность повеселиться там, где было множество молодых людей. Ни место, куда направлялось египетское судно, ни окружение паломников не остановили ее. И только в эту минуту, в притворе, она впервые ужаснулась себе от того, что поняла: Бог ее видит.

Изумленная явным знаком Божия противления и сама увидевшая себя отнюдь не прекрасной, а, напротив, нечистой и недостойной, она заплакала все сильнее и сильнее, до отчаяния. И тут взгляд Марии Египетской упал на икону Божией Матери.

«Покров» грешных

Как противоположность ей самой — с образа сияла кроткая, одухотворенная красота. Взгляд Девы Марии, живой, проникавший в душу и различавший ее движения, поразил египтянку, а полуулыбка Матери Христа подала робкую надежду. И тогда она припала к Богородице, как к единственной, Кто, вопреки всему, непонятно, необъяснимо не гнушается ею… Несвязными, сбивчивыми были ее слова, прерывавшиеся рыданиями. Она просила только об одном — не отвергать ее до конца, если возможно, просить для нее прощения у Бога, помочь ей подняться, дать еще время для искупления прошлой оскверненной жизни. Как мать умеет понять невнятный лепет ребенка, так распознаёт Богоматерь движения в христианской душе. А еще через некоторое время, уже ясно почувствовав милость Богородицы, Ее отзывчивость и святое заступление, египтянка уже не как «чужая», «отвергнутая», а как дитя, нашедшееся, наконец, и ободряемое родителями, свободно прошла сквозь множество народа и не склонилась, а упала возле Распятия на Голгофе. В эту минуту она скорее чувствовала, чем осознавала, что уже искуплена и прощена, что на этом самом месте Господь понес все ее грехи. Надо только отречься от прежней жизни и стать достойной Его, не предать и не забыть этого уже никогда…

Долго молилась она еще перед иконой Богоматери, благодаря свою Заступницу и Поручительницу и обещая исправить жизнь, пока не услышала голос: «Если перейдешь через Иордан, то найдешь себе полное упокоение».

Уповая на помощь Богоматери и все еще видя перед собой Ее Лик, египтянка, не теряя молитвы, как нити, соединившей ее с Небом, целый день без отдыха шла к Иордану. Случайный прохожий, увидев лицо, распухшее от слез, подал ей три монеты, на которые она купила себе три хлеба. Помолившись в церкви Святого Пророка и Крестителя Господня Иоанна, умывшись в Иордане, она вернулась в храм, чтобы причаститься Святых Христовых Тайн. Сон на голой земле не показался ей утомительным. Чуть свет, отыскав брошенную лодку, она переправилась на другой берег. Перед ней была безлюдная пустыня. Затем она скрылась от человеческих глаз… Старое платье, да два с половиной хлеба в руках…

Читайте также – По пути Марии Египетской (фото)

Преображение

Господь, выведший Марию Египетскую из мира, устроил и то, что старец, монах Зосима, удалившийся на время Великого поста в заиорданскую пустыню, стал изумленным свидетелем ее подвига. Скрытый «отшельник», тенью промелькнувший мимо него в пустыне, был черен от палящего солнца, неимоверно худ, волосы его были короткими, скатанными, как войлок, и белыми, как снег. Завидев старца, пустынник бросился бежать и остановился, лишь вняв его мольбам. Попросив у монаха часть одежды, чтобы прикрыть тело, человек обратился к нему, назвав по имени… Никто не мог бы узнать в этом почти бесплотном существе, найденном отцом Зосимой, прежнюю красавицу-египтянку. И тогда-то старец выслушал самую поразительную в его жизни исповедь.

Он принимал ее уже не от грешницы — многие годы покаяния и борьбы со страстями в безлюдной пустыне смыли и следы греха, — от души просвещенной, вошедшей в меру полноты Христовой и по смирению считавшей себя худшей из людей! Грех ее был всегда перед нею. А между тем, научаемая Святым Духом неизвестная миру подвижница не только знала имя отца Зосимы, но и место, откуда он пришел, знала и о нестроениях в его монастыре. Она без ошибок приводила слова Святого Писания и строки из псалмов, никогда не учившись грамоте. И, наконец, старец своими глазами увидел, как на молитве она приподнялась над землей.

Ровно через год, как они условились, старец пришел к Иордану со Святыми Дарами, чтобы причастить ее, и стал свидетелем чуда. Осенив воды реки крестным знамением, святая перешла к нему по реке с другого берега, как посуху, и, приняв Дары, удалилась вглубь пустыни. Повинуясь ее просьбе, отец Зосима вновь пришел на место их первой встречи через положенный срок и нашел ее уже умершей. На твердой, как камень, земле было начертано имя Рабы Божией — Мария, и время упокоения — это был день ее последнего земного причастия.

Отчаявшиеся, запутавшиеся в жизненных обстоятельствах люди прибегают к ее молитвам. Ее пример указывает условия спасения — искреннее сердечное покаяние, упование на помощь Господа и Богоматери и твердое решение положить предел греховной жизни. У икон преподобной Марии Египетской обычно множество свечей. Сколько слабых, отверженных, презираемых человеческих душ обретает у ее образа ясное понимание того, что Богу ненавистен только грех, и любой человек, отвратившийся от зла, становится дорогим чадом Божиим, о котором «на Небе больше радости», чем о не имеющем нужды в покаянии. Примирившись с Богом, душа вновь обретает утраченное достоинство и подобие своему Создателю, а с ними мир и спасение.

Читайте также

  • Бацилла блуда и Мария Египетская
  • Мария Египетская. Рыба, вытащенная из воды

Видео о святой Марии Египетской

www.pravmir.ru

Неделя 5-ая Великого поста. Преподобной Марии Египетской

В пятое воскресенье Великого поста совершается память преподобной Марии Египетской — одной из самых великих святых за всю историю христианства. Ее судьба — пример глубокого покаяния и одновременно напоминание о человеколюбии Божием. Память преподобной Марии Египетской совершается также 14 апреля (1 апреля ст. ст.), в день ее преставления. По молитвам преподобной Марии верующие могут получать избавление от блудной страсти.

Содержание

Преподобная Мария Египетская. Жизнеописание

Преподобная Мария родилась в Египте в середине V века.

«Тайну цареву добро есть таити, а дела Божия проповедати преславно есть» (1), — так начинает свое повествование св. патриарх Иеросалимский Софроний Премудрый (11/III, 638-644), рассказывая о жизни и подвигах преподобной Марии Египтяныни — одной из самых известных христианских пустынножительниц.

«Никтоже ми от вас не неверуй слышав писания сия, и не мни мене гордящася, дивяся чюдеси сему великому. Не буди ми лгати на святыя; аще ли же суть неции чтущии книги сия, и высоте словеси дивящеся, и не хотяще веровати, буди им милость Господня. Тии бо немощь человеческую помышляюще неприятна творят нами глаголемая о человецех» (2).

В повествовании о житии преп. Марии встречаются многие вещи, далеко превосходящие человеческую природу, но, как известно из Евангелия, для святых чудотворцев, при помощи Божьей, нет ничего невозможного: так, преодолевши своего ветхого человека, они жили подобно бесплотным ангелам уже здесь, на земле. Свт. Софроний упоминает о целом монастыре таких подвижников, из числа которых был преп. старец Зосима (460-560 гг.), случайно обнаруживший египетскую отшельницу, упражняясь в сугубых молитвенных подвигах во времена Великого поста.

Сам Зосима от детства своего пребывал в иноческой обители и никогда не приобщался к мирским занятиям. Достигнув определенной степени духовного совершенства, он стал помышлять в себе, есть ли иные делатели, которые были бы выше его в добродетелях. Тогда Ангел Господень открыл ему в пустыни Иорданской один такой монастырь, насельники которого отличались особенной строгостью жизни в духовных подвигах. Здесь, по обычаю, в начале Великого поста все иноки расходились в уединение и пребывали так до Цветоносного воскресенья, когда возвращались обратно, чтобы подоспеть к праздничному церковному богослужению.

В пустыне Иорданской, где пребывали преподобные отшельники, невозможно было встретить не только человека, но даже и диких зверей или птиц. Поэтому, заметив издали фигуру отшельницы, старец Зосима одновременно и обрадовался, и испугался, смущаемый помыслом о мнимости видения. Была она «нага телом, и черна видением, от солнечнаго горения. Власы же имяше на главе белы, аки волна, и кратки яко точию до выи досяжущя» (3). Но преподобная, взяв у старца половину ветхой ризы для прикрытия наготы телесной, поспешила успокоить его и осенила себя крестным знамением. Зосима все больше дивился и благодарил Бога за это чудесное знакомство. Так, Мария показала себя прозорливицей, ибо без труда назвала незнакомого ей старца и по имени и по сану (св. Зосима был иереем), когда же стала молиться, то, словно бестелесная, вознеслась она на целый локоть от земли и цитировала чудесным образом узнанные ею тексты Писания. Но на все расспросы о своей жизни пустынница отвечала, что она — великая грешница, преисполненная всякого беззакония, о котором ужасно будет и поведать, и послушать.

Умоляемая старцем, Мария стала рассказывать, что, будучи всего только двенадцати лет от роду, тайно покинула она родительский дом и поселилась в Александрии. Здесь, совсем еще юная и неопытная, она всецело предалась порочной жизни и плотским удовольствиям. Около семнадцати лет провела Мария таким образом, хотя жила тогда очень бедно и зарабатывала от рукоделья:

«Седмь надесять лет и боле сотворих, всем невозбранно дающи тело мое, и ни от кого же мзды приемлющи: тако ми истина, и хотящим ми даяти возбранях. Се же умыслих, да множайшыя приобрящу, приходити ко мне туне, и скончевати желание мое. Не мни же мене яко богата бых и не взимах: в нищете бо живях, аще и многажды изгребии прядох, желание же имях не сытно и не удержанно рачение, всегда в тимении валятися. Тожде мнях и жизнь, еже всегда творити хотение телесное» (4).

Однажды во время жатвы Мария увидела, как множество народа из Египта и Ливии стекалось на морскую пристань к кораблю, плывшему во Иеросалим на Праздник Воздвижения Честнаго Креста Господня. Тут и она решила отправиться вместе со всеми, но очень легкомысленно: ради развлечения и новых встреч. Так, и на корабле, и в самом Иеросалиме Мария не отставала еще от своего обычая, но пребывала в прежней беспечности и греховных утехах. В глубоком смирении исповедовалась она теперь о том преподобному старцу, ничего не скрывая из пережитого:

«Какоже ти прочее исповем отче; или кий язык изречет; или который слух вонмет, бывшая злая дела моя, на пути и в корабли, якоже и не хотящим тем, аз же окаянная нуждах я, безстудный образ творити любодеяния, изрицаемый же и неизрицаемый, ему же бых окаянным делом учительница. Ими ми веру отче, дивлюся како стерпе море любодеяние мое. Како ли не раздвиже земля уст своих, и живы мене не сведе во ад прельстившия толико душ. Но мню яко покаяния моего Бог искаше, не хощет бо смерти грешником, но ожидая с долготерпением покаяния моего» (5).

Когда наступило время великоторжественного праздника, Мария вместе с множеством народа поспешила в церковь на поклонение Кресту. И тут в первый раз за все минувшие годы она вдруг увидела и поняла, насколько греховно и пагубно нынешнее ее состояние: невидимая сила Божья не допускала ее пройти вовнутрь и стать на святом месте. Все люди шли и продвигались вперед, Мария же оставалась в притворе и пыталась протиснуться с ними, но как только нога ее касалась церковного порога, она снова оказывалась позади, смущенная и растерянная. Так продолжалось три или четыре раза. Тогда Мария, уразумевши, что это Десница Свыше наказывает ее за грехи, обратилась к иконе Пречистой Богородицы со словами самого искреннего раскаяния и с сокрушением сердца:

«Отшедши стах во угле притвора церковнаго, и едва некогда приидох в чювство, что ради быть ми возбранение Животворящаго Креста. Коснубося Сын Слово очию сердца моего, и показа ми, яко тимения ради дел моих, возбраняет ми вход. И начах убо плакатися и рыдати, и в перси бити, воздыхание из глубины сердца износящи. Плачющижеся на месте, на нем же стоях, и возревши пред ся, и видех икону Пресвятыя Богородицы стоящю, и рекох к Ней, не уклонно зрящи: «О Дево Владычице, Родившая плотию Бога Слова. Веде убо веде, яко несть боголепно ни угодно мне скверней блуднице, на честную икону Твою Присно Девыя Марии зрети. Праведно убо есть мне блуднице, ненавидиме быти Твоею чистотою, и мерзети пред Тобою. Но обаче слышах, яко сего ради Бог человек бысть, Его же родила еси, да призовет грешники на покаяние, помози мне единой, не имущей никоея же помощи; повели, да не ослабно ми будет вхождение церковное… Ты ми буди и Поручница довольна, к Рожденному ис Тебе, яко уже к тому плоти сея не имам осквернити, никоею же скверною плотскою. Но егда узрю Древо Христа Сына Твоего, мира сего отрекуся и абие тогда изыду, аможе Ты Поручница наставиши мя» (6).

Так, смиренно укоряя себя, Мария сподобилась, наконец, невозбранно поклониться Животворящему Кресту Господню. Возвратившись обратно в притвор к иконе Богоматери, она припала к Ней с радостью и страхом, моля Пресвятую Деву быть ей отныне Учителем во спасение. И Пречистая Богородица не презрела сердечного ее прошения, но был от иконы ответный глас: «Аще Иордан прейдеши, добр покой обрящеши» (7). Поблагодарив еще раз со слезами Всемилостивую Богоматерь и причастившись Св. Таин, Мария отправилась ко Иордану. Там нашла она для себя небольшую лодку и, перебравшись на противоположный берег, пребывала в глубине пустыни, никогда не видя, до сей поры, лица человеческого. Единственным человеком, который увидел Марию после ее ухода в пустыню, стал инок Зосима.

Далее Мария поведала старцу, что испытала она, уже сорок семь лет подвизаясь в такой суровой местности, где не было ни воды, ни иной какой пищи, кроме редких пустынных трав. Не имея возможности обновить истлевшую от времени одежду, много страдала она от полуденного жара и холода в ночи, и много раз, обессилив, словно уже бездыханная лежала на голой земле. Особенно тяжко приходилось ей в первые годы, когда ее еще искушали мирские воспоминания:

«Веру ими ми авво Зосимо, шестьнадесять лет сотворих в пустыни сей, яко со зверьми лютыми, со своими помышлении борющися. Егда бо начинах пищи вкушати, абие хотяшемися мясом и рыбам, яже бяше во Египте. Хотяшежемися и вина любимаго мною, много бо вина пиях, егда бех в мире. Зде же не имеющи ни воды вкусити, люте распалахся и бедне терпях. Бываше же ми и желание любодеянных песней, люте возмущающи мя, и бедящи пети песни бесовския, ихже в миру навыкла бех. Абие же прослезившися, и с верою перси своя биющи, воспоминах обеты, яже бех сотворила, влазящи в пустыню сию. Мыслию идях ко иконе Пресвятыя Богородицы, Поручительницы моея, и у Тоя плакахся просящи отгнати ми помышления, тающая окаянную мою душу. Егда же довольнося плаках, и в перси усердно биях, тогда свет видях всюду облистающ мя, и тишина велика в бури место бываше ми» (8).

Окончив свое повествование, Мария просила преподобного старца на следующий год, в Великий Четверток, подойти к Иордану, приготовивши для нее сосуд со Святыми Тайнами. При этом она предсказала ему, что он в этот раз, если и захочет, но не сможет по обычаю удалиться на Великий пост в пустыню.

Вернувшись в свой монастырь, Зосима никому не объявил о бывшем, но с нетерпением ожидал следующего года, чтобы вновь увидеть преподобную. Болезнь телесная действительно не позволила ему выйти тогда вместе со всеми на уединение, в Великий же Четверток поспешил он к условленному месту, приготовив Святые Тайны и немного отшельнической пищи. Так как Мария долго не появлялась, то старец, став на берегу, начал уже с тревогой помышлять в себе, не случилось ли чего-либо, что послужило бы препятствием к столь желаемой встрече. Одолевали его и другие сомнения: как сможет перебраться она через реку, не имея здесь ни лодки, ни моста для переправы. Когда же еще думал так, преподобная, показавшись наконец и осенив себя крестным знамением, быстро направилась к нему поверх воды так, словно бы ступала по твердой дороге.

Причастившись с благоговением Пречистого Тела и Крови Христовой, Мария прочитала молитву св. праведного Симеона Богоприимца: «Ныне отпущаеши рабу Твою, Владыко…» и просила Зосиму на следующий год опять подойти к ней на место первой их встречи, предсказывая ему, что тогда он еще раз сможет ее увидеть, но таким образом, как изволит Господь. Старец же, возвращаясь обратно, зазирал себе, что не вспомнил вовремя спросить и самого имени преподобной. По просьбе Марии Зосима возвратился ровно через год на место их первой встречи и увидел тело святой, лежавшее на песке, а рядом надпись:

«Погреби авво Зосимо на сем месте тело убогия Марьи, даждь персть персти. За мене же Господа ради молися, умершую, месяца фармутия по египетски, по римски же априлия, в первый день, в самую ночь спасеныя Тайныя Вечери» (9).

Зосима понял, что после того как год назад он причастил Марию, она чудом перенеслась в это место, куда он шел 20 дней, и преставилась ко Господу. Но и здесь Господь явил ему еще одно чудесное знамение: огромный лев, неизвестно каким образом оказавшийся в этом необитаемом месте, принялся по повелению преподобного рыть когтями могильную яму для погребения. Так упокоилось многострадальное тело этой великой подвижницы, ничего при себе не имевшей, кроме той убогой, разодранной ризы, что досталась ей от святого старца.

На этот раз Зосима уже рассказал все бывшее игумену и братии, ничего от них не утаивая, но благословляя Бога за преславные Его чудеса. Как пишет патриарх Софроний, это его повествование иноки поначалу передавали друг другу изустно, он же, когда узнал, решил предать слышанное писанию, чтобы сохранить к назиданию и для грядущих поколений.

«Да даст (Бог) мзду чтущим се, и послушающим, и повелевшему предати повесть сию написанием» (10).

Преподобная Мария Египетская. Богослужение

Вечером в среду пятой недели поста совершается служба «Мариино стояние» с чтением Великого канона Андрея Критского. На каждом стихе молящиеся кладут по три земных поклона — метания, всего их 798. А вместе с поклонами на вечерне, павечернице и часах получается около тысячи земных поклонов. В этот день полностью читается покаянный Канон Андрея Критского.

Библиотека Русской веры Великий канон св. Андрея Критского →

Читать онлайн

Чтобы молящиеся могли немного отдохнуть, согласно церковному Уставу во время службы читается житие великой подвижницы преподобной Марии, включенное в состав Триоди Постной. В последующее воскресенье Церковь чтит память преподобной Марии Египетской. Канон преподобной был написан Симеоном Метафрастом.

Библиотека Русской веры Канон преподобной Марии Египетской →

Читать онлайн

Тропарь, глас 8:

О тебе мати Марие, известен бысть спасения образ. Восприимши бо крест, последовала еси Христу. Творящи же и учащи, еже презрети плоть, преходит бо, прилежати же о души, вещи безсмертней. Тем же и со ангелы радуется преподобная дух твой.

Кондак, глас 4:

Греховныя мглы отбегши, и покаяния светом озаривши свое сердце славная, приступила еси ко Христу. Сего пренепорочную и святую, Матерь, ходатаицу милостивну приведши. От онуду же и согрешением обрете отложение, и со ангелы присно радуешися.

Библиотека Русской веры Житие преподобной Марии Египетской. Великие Минеи Четьи →

Читать онлайн в оригинале

Преподобная Мария Египетская. Иконы

Согласно традиции преподобная Мария Египетская на иконах изображается обнаженной или полуобнаженной, завернутой в часть гиматия, данного ей Зосимой. Преподобная может быть изображена с руками, скрещенными на груди, с жестом говорения или с двумя раскрытыми ладонями. На иконе с изображением преподобного Алексия Человека Божия и Марии Египетской из Сретенского монастыря в Москве мы видим  традиционный для риторики жест говорения, при котором указательный и средний палец слегка перекрещены, а большой, безымянный и мизинец сомкнуты, заимствованы из античной культуры. Этими жестами святые обращались с покаянной молитвой к Богу и ко всем людям, пришедшим в храм.

Преподобные Мария Египетская и Алексий, человек Божий. Из Сретенского монастыря в Москве. Москва, музей им. Андрея Рублева. Середина XVII века

В русской иконописи середины — второй половины XVII века были распространены патрональные изображения преподобной Марии Египетской и Алексия, человека Божия — небесных покровителей царя Алексея Михайловича и его первой супруги Марии Милославской. Милославская считала ее своей небесной покровительницей. Часто преподобная Мария Египетская изображается со святым Зосимой в эпизодах, которые описаны в иконописном подлиннике следующим образом: «…стоит Мария нагая, а Зосима дает мантию, зрит назад. В другом месте дает Зосима причастие Святых Таин, стоят у реки Иордана, гора низка вохра над Иорданом, около их деревца, приличныя пустынным местам, изображена» (Филимонов. Иконописный подлинник.).

Преподобные Зосима и Мария. Икона-таблетка. Русь. XVI векСвятитель Алексий Человек Божий и преподобная Мария Египетская. Весна 1648 г. Икона написана к бракосочетанию царя Алексея Михайловича с царицей Марией ИльиничнойЭпизоды из Жития преподобной Марии Египетской. Строгановский иконописный лицевой подлинник. 1 апреля (фрагмент). Русь. Конец XVI — начало XVII в. (издан в Москве в 1869 году). В 1868 году принадлежал графу Сергею Григорьевичу Строганову

Известна икона с житием преподобный Марии Египетской второй половины — конца XIV веков из ризницы монастыря Хиландар на Афоне, все ее поле занято шестнадцатью клеймами, в которых иллюстрируются отдельные сцены жития преподобной.

На Руси житийные иконы Марии Египетской получают распространение в XVII веке, что связано, как говорилось выше, с тем, что Преподобная была патрональной святой царицы Марии Ильиничны Милославской.

Икона преподобная Мария Египетская с житием. XVII век

Помимо поясных и ростовых изображений преподобной Марии Египетской широкое распространение в византийском и древнерусском искусстве получил сюжет причащения Марии преподобным Зосимой. В византийской живописи сложилась устойчивая иконографическая схема данного сюжета. Старец Зосима и преподобная Мария Египетская изображаются в рост, обращенными вполоборота друг к другу. Святой Зосима облачен в монашескую рясу, мантию и куколь, снятый, обычно, с головы. В одной руке он держит чашу со Святыми Дарами, в другой — лжицу, которую подносит к устам Марии. Преподобная Мария изображается с непокрытой головой, одетой в рубище. Ее худые руки крестообразно сложены на груди или в молитвенном жесте протянуты к Святой Чаше.

Причащение преподобной Марии. Фреска. Церковь св. Андрея на Треске в Македонии. Сербская Православная Церковь. 1388 — 1389 годыПреподобная Мария. Дионисий. Фреска. Ферапонтово. 1502 годПреподобная Мария Египетская с житием. Рождественский собор на Рогожском кладбище в Москве

На миниатюрах рукописей история Зосимы и преподобной Марии стала предметом для иллюстрации Псалтыри. Например, в Киевской Псалтыри (1397 г.) соединены два события: встреча в скалах (Зосима отворачивается, протягивая Марии свою верхнюю одежду); ниже — на берегу Зосима причащает Марию.

Встреча преподобных Зосимы Палестинского и Марии Египетской. Миниатюра из Киево-Печерской Псалтири. 1397 г. (РНБ. ОЛДП. F. 6. Л. 175 об.)

Преподобная Мария Египетская. Картины

Такие мировые живописцы, как Джотто и Хосе Рибера, обращались к сюжетам из жизни преподобной Марии Египетской.

«Старец Зосима дает гиматий Марии Магдалине». Фреска Джотто в капелле Магдалины нижней базилики Сан-Франческо в Ассизи, 1320-е годы«Мария Египетская». Хосе Рибера. 1641 г.

Храмы во имя преподобной Марии Египетской

В Иерусалиме в храме Гроба Господня располагается часовня в честь преподобной Марии Египетской. Часовня принадлежит греческой православной церкви. Во имя преподобной Марии Египетской была освящена церковь Сретенского монастыря в Москве и располагалась к востоку от собора. Деревянный храм был построен в 1358 году. Предание связывает его строительство с казнью на этом месте, Кучковом поле, тысяцкого Ивана Васильевича Вельяминова и его сообщника купца Некомата, которых народ считал пострадавшими за правду. В 1482 году отстроили каменную церковь. В 1700 году в ней поместили часть мощей Марии Египетской, привезенных из Константинополя послом Емельяном Украинцевым. В феврале 1707 года их перенесли в монастырский собор. Придел Сретения Господня пристроен в 1706 г. фабрикантом А. Милютиным. В 1784 году церковь была обновлена на средства А. Гончарова. С 1832 года богослужения в церкви не бывает в связи с ее ветхостью. В 1883 году стены снаружи охвачены железными обручами, а внутри поставлены подпорки. В 1930 году церковь была разрушена, и на ее месте образовался пустырь. В 1930-х гг. при разборке храма установлено, что он был построен не позже XVI в.

Церкви Никольская и преп. Марии Египетской. Фотография из книги «Московский Сретенский монастырь». Сост. иеромонах Иосиф. М., 1911

О старообрядческих храмах, освященных во имя преподобной Марии Египетской, неизвестно.

Народные традиции в день памяти Марии Египетской

С именем Марии Египетской русский народ связывал легендарное представление о загробном суде, на котором Мария будто бы будет судить всех блудниц. Как говорили крестьяне, Мария может «поставить на первую ступень» заблудшего сына и спасти, по молитве родителей, от блудного жития дочь. День памяти преподобной Марии крестьяне проводили в воздержании. В Тамбовской губернии и некоторых других местах в этот день существовал обычай ничего не есть, кроме пустых щей.

Также этот день в народе называли Пустые щи. Это связывали с тем, что к этому времени заканчивались запасы кислой капусты, поэтому щи на столе были жидкие. Вместо капусты хозяйки в щи добавляли щавель или крапиву.

Душеполезное поучение в Неделю преподобной Марии Египетской

Преподобную Марию Египетскую церковные песнотворцы называют «светильником покаяния»: ее пример служит очевидным показателем, как из самой бездны падения истинное покаяние может возвести к небесной чистоте. Поэтому не следует отчаиваться и самым заблудшим грешникам: милосердие Божие всегда открыто для нас, если только сами поспешим к нему обратиться. Но следует вспомнить, что «история блудного сына», по толкованию Святых Отцов, — это не только радость первой встречи, но и последующий упорный, повседневный труд, чтобы переменить свой навык от греха к добродетели. И труд здесь может быть двойным, по сравнению со старшим, не согрешившим сыном, как, предположим, у земледельца, который долгое время пренебрегал своим полем, но под конец все-таки решился вычистить его.

Без сомнения, чтение житийных повестей всегда оказывает благотворное влияние для духовного роста внутреннего человека. Ибо если и не имеем мы достаточно веры и сил, чтобы подвизаться подобно первым святым, то можем, по крайней мере, скромно упражняться и в малом подвиге, восполняя свои недостатки смирением и сокрушением сердечным, которые никогда не отвергает Господь. При этом следует помнить, что заповеди Божии не подвластны капризам переменчивой моды, и Истина Свыше не переменяется с течением времени. На сегодняшний день подобный образ жизни, в котором так усердно каялась египетская отшельница, становится чуть ли не нормой, усиленно навязываемой русским девушкам от западных стран. Легко согрешить, но легко ли потом исправиться? Тяжкий грех для души — все равно, что смертная болезнь для тела, которую преодолевают со многим страданием и усилием и которая на всю оставшуюся жизнь может иметь свои последствия. Поэтому, учитывая неприглядную ситуацию сегодняшнего дня, следует особенно усердно молиться преподобной Марии, прося ее помощи в искушении от блудной брани, а также духовного вразумления к покаянию для согрешивших. Ибо известно, что нет такого греха, который мог бы победить милосердие Божие, кроме греха нераскаянного.

1-10. «Месяца апреля, в первый день, житие и жизнь, преподобныя матере нашея Марьи Египетския. Списано Софронием патриархом Иеросалимским». Триодь Постная.

ruvera.ru

Житие преподобной матери нашей Марии Египетской1

«Тайну цареву скрывать хорошо, дела же Божии открывать славно» (Тов.12:7). Так сказал ангел Товии, после чудесного исцеления от слепоты очей, после всех опасностей, через которые он провел и от которых избавил его своим благочестием. Не сохранить тайны царя – дело опасное и страшное. Умолчать же о чудных делах Божиих – опасно для души. Посему и я, движимый страхом умолчать о божественном и вспоминая о наказании, обещанному рабу, который, взяв от господина талант, зарыл его в землю и данное для работы скрыл бесплодно, – не умолчу о священной повести дошедшей до нас. Никто да не усомнится поверить мне, писавшему о слышанном, и не думает, что я сочиняю басни, пораженный величием чудес. Избави меня Бог солгать и подделать рассказ, в котором поминается имя Его. Мыслить же низменно и недостойно величия воплощенного Бога Слова и не верить сказанному здесь – по моему, неразумно. Если же найдутся такие читатели сего повествования, которые, пораженные чудесностью слова, не пожелают верить ему, да будет к ним милостив Господь; ибо они, помышляя о немощи человеческой природы, считают невероятными чудеса, повествуемые о людях. Но приступлю к повести моей, о делах явленных в нашем поколении, как поведал ее мне благочестивый муж, с детства научившийся божественному слову и делу. Пусть не ссылаются в оправдание неверия, что невозможно в нашем поколении совершиться таким чудесам. Ибо благодать Отца, текущая через роды в роды по душам святых, творит друзей Божиих и пророков, как об этом учит Соломон. Но время начать сию священную повесть.

Жил человек в палестинских монастырях, славный жизнью и даром слова, с младенческих пелен воспитанный в иноческих подвигах и добродетелях. Имя старцу было Зосима. Да не подумает кто-либо, судя по имени, что я называю того Зосиму, который некогда был обличен в неправославии. То был совсем другой Зосима, и между ними большое различие, хотя оба носили одинаковое имя. Этот Зосима был православный, с самого начала подвизавшийся в одной из палестинских обителей, прошедший все виды подвижничества, искушенный во всяком воздержании. Соблюдал он во всем правило, завещанное от воспитателей на поприще этой духовной атлетики, многое и от себя примыслил, трудясь покорить плоть духу. И не миновал он своей цели: столь прославился старец духовною жизнью, что многие из ближних, а то и из дальних монастырей, нередко приходили к нему, чтобы в учении его найти для себя образец и устав. Но столь потрудившись в жизни деятельной, старец не оставлял попечения и о божественном слове, ложась, и вставая, и держа в руках работу, которой кормился. Если же хочешь узнать о пище, которой он питался, то одно имел он дело неумолчное и непрестанное – петь Богу всегда и размышлять о божественном слове. Часто, говорят, старец бывал удостоен божественных видений, озаряемый свыше, по слову Господа: очистившие свою плоть и всегда трезвящиеся неусыпающим оком души узрят видения озаряемые свыше, имея в них залог ожидающего их блаженства.

Рассказывал Зосима, что, едва оторвавшись от материнской груди, был он отдан в тот монастырь и до пятьдесят третьего года проходил в нем аскетический подвиг. Потом же, как сам рассказывал, стал он мучиться помыслом, будто бы он совершенен во всем и не нуждается в научении ни от кого. И так, по его словам, начал рассуждать сам с собой: «Есть ли на земле монах, могущий оказать мне пользу и передать мне нечто новое, такой вид подвига, которого я не знаю и не совершил? Сыщется ли среди любомудрых пустыни муж, превосходящий меня жизнью или созерцанием»?

Так рассуждал старец, когда предстал ему некто и сказал:

– «Зосима! Доблестно ты подвизался, в меру сил человеческих, доблестно свершил аскетический путь. Но никто среди людей не достиг совершенства, и больше подвиг, предстоящий человеку, уже совершенного, хотя вы и не знаете сего. А чтобы и ты узнал, сколько есть иных путей ко спасению, выйди из родной земли твоей, из дома отца твоего, как Авраам, славный среди патриархов, и ступай в монастырь близ реки Иордана».

Тотчас, повинуясь велению, старец выходит из монастыря, в котором с детских лет подвизался, и, достигнув Иордана, святой реки, направляется в путь, ведущий его в монастырь, в который послал его Бог. Толкнув рукой дверь обители, видит сперва инока-привратника; тот проводит его к игумену. Игумен, приняв его и увидев благочестивый его образ и обычай – сотворил он обычное монашеское метание (уставный поклон) и молитву – спросил его:

– «Откуда ты, брат, и ради чего пришел к смиренным старцам?»

Зосима отвечал:

– «Откуда я, нет нужды говорить, пришел же я ради пользы душевной. Слышал я о вас много славного и достохвального, что может душу приблизить к Богу».

Игумен сказал ему:

– «Бог один, исцеляющий человеческую немощь, откроет, брат, тебе и нам Свою божественную волю и научит творить, что подобает. Человек человеку помочь не может, если каждый не будет внимать себе постоянно и трезвенным умом делать должное, имея Бога сотрудником дел своих. Но если, как ты говоришь, любовь Божия подвигнула тебя увидать нас, смиренных старцев, останься с нами, и всех нас напитает благодатью Духа Добрый Пастырь, давший душу Свою во избавление за нас и знающий овец Своих по именам.

Так говорил игумен, а Зосима, опять сотворив метание и испросив его молитв, сказал «аминь» и остался жить в монастыре.

Увидел он старцев, славных жизнью и созерцанием, горящих духом, работающих Господу. Пение их было непрестанное, стояние всенощное. В руках их всегда работа, на устах псалмы. Ни слова праздного, ни помысла о земных делах: доходы, исчисляемые ежегодно, и заботы о земных трудах даже по имени были им неизвестны. Но одно было тщание у всех – быть телом, как труп, умереть совершенно миру и всему, что в мире. Пищей же их неоскудевающей были боговдохновенные слова. Тело питали они одним необходимым, хлебом и водой, ибо каждый пламенел божественной любовью. Видя это, Зосима, по словам его, весьма назидался, устремляясь вперед, ускоряя свой собственный бег, ибо нашел соработников себе, искусно обновляющих сад Божий.

Прошло довольно дней и приблизилось время, когда христианам заповедано совершать священный пост, приготовляя себя к поклонению божественным Страстям и Воскресению Христову. Врата монастыря были всегда закрыты, позволяя инокам подвизаться в тишине. Отворялись они лишь тогда, когда крайняя нужда заставляла монаха выйти из ограды. Пустынно было сие место, и большинству соседних монахов не только недоступно, но даже неизвестно. Соблюдалось же в монастыре правило, ради которого, думаю, и Бог привел Зосиму в тот монастырь. Какое это правило, и как соблюдалось, сейчас скажу. В воскресенье, которое дало имя первой седмице поста, совершались, как всегда, в церкви Божественные Таинства и каждый причащался тех Пречистых и Животворящих Таин. Вкушали и пищи немного, по обычаю. После того все сходились в церковь и, помолившись прилежно, с земными поклонами, старцы целовали друг друга и игумена, обнимая и творя метание, и каждый просил помолиться о нем и иметь его соподвижником и сотрудником в предстоящей брани.

После сего монастырские врата отворялись, и с согласным пением псалма: «Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь защититель живота моего, кого устрашуся?» (Пс.26:1) и далее, по порядку, – все выходили из монастыря. Одного брата или двух оставляли в монастыре, не для того, чтобы стеречь имущество (не было у них ничего, соблазнительного для грабителей), но чтобы не оставлять храма без службы. Каждый брал с собой пищу, какую мог и хотел. Один нес немного хлеба, по телесной потребности, другой смоквы, тот финики, этот зерна, размоченные в воде. Последний, наконец, не имел ничего, кроме собственного тела и покрывающих его рубищ, и питался, когда природа требовала пищи, растениями пустыни. Был же у каждого из них такой устав и закон, нерушимо соблюдаемый всеми – не знать друг о друге, как кто живеть и постится. Перейдя тотчас Иордан, они расходились далеко друг от друга по широкой пустыне, и ни один не подходил к другому. Если же кто издали замечал брата, приближающагося к нему, сейчас же сворачивал в сторону; каждый жил с самим собою и с Богом, все время поя псалмы и мало вкушая от своей пищи.

Так проведя все дни поста, возвращались они в монастырь за неделю пред животворящим Воскресением Спасителя из мертвых, когда Церковь установила праздновать с ваиями предпраздничное торжество. Каждый возвращался с плодами собственной совести, знающей, как он потрудился и каких трудов бросил в землю семена. И никто не спрашивал другого, как он совершал предположенный подвиг. Таков был устав монастыря, и столь строго он соблюдался. Каждый из них в пустыне боролся против себя самого пред судией борьбы – Богом, не ища угождать людям или поститься на глазах у них. Ибо совершаемое ради людей, ради угождения человеческого, не только не на пользу делающему, но и бывает для него причиной великого наказания.

Тогда и Зосима по уставу монастыря того перешел через Иордан, взяв с собой на дорогу немного пищи на телесную потребу и рубища, которые были на нем. И совершал правило, проходя через пустыню, и давая время пище по природной нужде. Спал он ночью, опускаясь на землю и вкушая краткий сон, где заставал его вечерний час. Утром же снова отправлялся в путь, горя неослабевающим желанием идти все дальше и дальше. Запало ему в душу, как он сам говорил, углубиться в пустыню, надеясь найти какого-либо отца, живущего там, который бы мог утолить его желание. И он все шел неутомимо, словно спеша к какой-то известной всем гостинице. Он прошел уже двадцать дней и, когда настал шестой час, приостановился и, обратившись к востоку, совершил обычную молитву. Он всегда прерывал свой путь в установленные часы дня и немного отдыхал от трудов, – то стоя воспевал псалмы, то молился, преклонив колена.

И когда он пел, не отвращая глаз от неба, видит он справа от холма, на котором стоял, словно тень человеческого тела. Сперва он смутился, думая, что видит бесовское привидение, и даже вздрогнул. Но, оградив себя знамением креста и отогнав страх (уже окончена была его молитва), он обращает взор и видит, действительно, некое существо, идущее на полдень. Было оно наго, черно телом, словно спаленное солнечным зноем; волосa на голове белы, как руно, и не длинны, спускаясь не ниже шеи. Увидев его, Зосима, словно в исступлении от великой радости, начал бежать в ту сторону, куда удалялось видение. Радовался же он радостью несказанной. Ни разу еще не видал он за все эти дни человеческого лица, ни птицы, ни зверя земного, ни даже тени. Искал он узнать, кто этот явившийся ему и откуда, надеясь, что откроются ему некие великие тайны.

Но, когда призрак увидел издали приближающегося Зосиму, он начал быстро убегать вглубь пустыни. А Зосима, позабыв о своей старости, не помышляя уже и о трудах пути, усиливался настигнуть бегущее. Он догонял, оно убегало. Но быстрее был бег Зосимы, и вскоре он приблизился к бегущему. Когда же Зосима подбежал настолько, что можно было расслышать голос, начал он кричать, поднимая вопль со слезами:

– «Что ты убегаешь от старца грешника? Раб Бога истинного, подожди меня, кто бы ты ни был, заклинаю тебя Богом, ради Которого живешь в этой пустыне. Подожди меня немощного и недостойного, заклинаю надеждой твоей на воздаяние за труд твой. Остановись и подари мне старцу молитву и благословение ради Господа, не презирающего никого».

Так говорил Зосима со слезами, и бежали они оба в местности, похожей на русло высохшего потока. Но сдается мне, что никогда там не было потока (откуда в той земле быть потоку?), но такой вид имела там земля от природы.

Когда достигли они этого места, бежавшее существо спустилось вниз и поднялось на другой берег оврага, а Зосима, утомленный и уже не в силах бежать, остановился на этой стороне, усилив свои слезы и рыдания, которые могли быть уже слышны вблизи. Тогда бегущее подало голос:

– «Авва Зосима, прости мне, ради Бога, не могу я обернуться и показаться тебе лицом. Женщина я, и нагая, как видишь, с непокровенным стыдом своего тела. Но, если желаешь исполнить одну мольбу грешной жены, брось мне одежду твою, чтобы я могла прикрыть ей женскую немощь и, повернувшись к тебе, получить твое благословение».

Тут ужас и исступление нашли на Зосиму, по его словам, когда он услышал, что она назвала его по имени, Зосимой. Но, будучи мужем острого ума и мудрым в делах божественных, уразумел он, что не назвала бы она его по имени, не видев раньше никогда и не слыхав о нем, если бы не была озарена даром прозорливости.

Тотчас исполнил он повеленное, и, сняв с себя ветхую и разодранную мантию, бросил ей, отвернувшись, она же, взяв ее прикрыла отчасти наготу тела, обернулась к Зосиме и сказала:

– «Зачем пожелал ты, Зосима, видеть грешную жену? Что узнать от меня или увидеть хочешь ты, не убоявшийся принять такой труд?»

Он, приклонив колена, просит дать ему обычное благословение; и она тоже творит метание. Так лежали они на земле, прося благословения друг у друга и одно только слово можно было слышать от обоих: «Благослови!» Спустя долгое время жена говорит Зосиме:

– «Авва Зосима, тебе подобает благословлять и творить молитву. Ты почтен саном пресвитера, ты много лет предстоишь святому престолу и приносишь жертву Божественных Таин».

Это повергло Зосиму в еще бoльший ужас; задрожав, старец покрылся смертельным пoтом, застонал, и голос его прервался. Говорит ей, наконец, с трудом переводя дыхание:

– «О, духоносная мать, явно по всей твоей жизни, что ты пребываешь с Богом и почти умерла для мира. Явна и дарованная тебе благодать, если ты назвала меня по имени и признала пресвитером, никогда ранее не видев меня. Благодать познается не саном, а духовными дарами – благослови же меня ты, ради Бога, и помолись за меня, нуждающегося в твоем предстательстве».

Тогда, уступая желанию старца, жена сказала:

– «Благословен Бог, пекущийся о спасении людей и душ».

Зосима ответил:

– «Аминь!», – и оба встали с колен. Жена говорит старцу:

– «Ради чего пришел ты, человек, ко мне грешной? Ради чего пожелал видеть жену, оголенную от всякой добродетели? Впрочем, привела тебя благодать Святого Духа, чтобы совершить для меня некое служение благовременное. Скажи мне, как живет ныне христианский народ? Как цари? Как пасется Церковь?»

Зосима сказал ей:

– «Вашими святыми молитвами, мать, Христос всем даровал прочный мир. Но приими недостойную мольбу старца и помолись за весь мир и за меня грешного, чтобы не без плода для меня было хождение по этой пустыне».

Она отвечала ему:

– «Тебе подобает, авва Зосима, имеющему сан иерейский, молиться за меня и за всех. Ибо к этому ты призван. Но так как мы должны исполнять послушание, то охотно сделаю повеленное тобою».

С этими словами она обратилась на восток и, подняв глаза к небу и воздев руки, шепотом начала молиться. Не слышно было раздельных слов, так что Зосима не мог ничего понять из ее молитвы. Стоял же он, по его словам, с трепетом, глядя в землю и не говоря ни слова. И клялся он, призывая Бога в свидетели, что, когда показалась ему длинной ее молитва, он отвел глаза от земли и видит: поднялась она на локоть от земли, и стоит, молясь, на воздухе. Когда он увидел это, им овладел еще бoльший ужас и, не смея ничего вымолвить от страха, упал он на землю, повторяя лишь многократно: «Господи, помилуй!»

Лежа на земле, смущался старец помыслом: «не дух ли это, и не притворна ли та молитва?» Жена же, обернувшись, подняла авву, говоря:

– «Что смущают тебя, авва, помыслы, соблазняя обо мне, будто дух я и притворно творю молитву? Знай, человек, что я грешная женщина, хотя и ограждена святым крещением. И не дух я, но земля и пепел, одна плоть. Ни о чем духовном не помышляю». И с этими словами ограждает себе крестным знамением чело и глаза, уста и грудь, говоря: «Бог, авва Зосима, да избавит нас от лукавого и от козней его, ибо велика брань его на нас».

Слышав и видев сие, старец пал на землю и со слезами обнял ноги ее, говоря: «Заклинаю тебя, именем Христа Бога нашего, родившегося от Девы, ради Которого ты облеклась в эту наготу, ради Которого так истощила свою плоть, не таи от раба твоего, кто ты и откуда, когда и как пришла в эту пустыню. Все поведай, да явны будут чудные дела Божии... Мудрость сокровенная и тайное сокровище – какая в них польза? Скажи мне все, заклинаю тебя. Ибо не ради тщеславия и оказательства скажешь, но чтобы открыть истину мне грешному и недостойному. Верю Богу, Которому ты живешь и служишь, что для того привел Он меня в эту пустыню, чтобы явить пути Господни о тебе. Не в нашей власти противиться судьбам Божиим. Если бы не было угодно Христу Богу нашему явить тебя и твой подвиг, не дал бы Он тебя видеть никому, и меня не укрепил бы совершить такой путь, никогда не желавшего и не смевшего выйти из кельи».

Многое говорил авва Зосима, жена же, подняв его, сказала:

– «Стыжусь, авва мой, рассказать тебе позор моих дел, прости меня Бога ради. Но как ты видел уже мое нагое тело, обнажу пред тобою и дела мои, чтобы ты знал, каким стыдом и срамом полна душа моя. Не тщеславия убегая, как ты подумал, не желала я рассказать о себе, да и чем мне тщеславиться, бывшей избранным сосудом диавола? Знаю и то, что, когда начну свою повесть, ты убежишь от меня, как бежит человек от змеи, не смогут уши твои услышать безобразия дел моих. Но скажу, ни о чем не умолчав, заклиная тебя, прежде всего непрестанно молиться за меня, чтобы найти мне милость в день Судный». Старец плакал неудержимо, а жена начала свой рассказ.

«Родной брат мой был Египет. Еще при жизни родителей, когда мне было двенадцать лет; я отвергла любовь их и пришла в Александрию. Как я там вначале погубила мою девственность, как неудержимо и ненасытимо отдалась сладострастию, стыдно и вспоминать. Приличней сказать вкратце, чтобы ты знал страсть мою и сластолюбие. Около семнадцати лет, прости, прожила я, будучи как бы костром всенародного разврата, вовсе не ради корысти, говорю истинную правду. Часто, когда мне хотели давать деньги, я не брала. Так я поступала, чтобы заставить как можно больше людей добиваться меня, даром совершая угодное мне. Не подумай, что я была богата и оттого не брала денег. Жила я подаянием, часто пряжей льна, но имела ненасытное желание и неудержимую страсть валяться в грязи. Это было для меня жизнью, жизнью почитала я всяческое поругание природы.

Так я жила. И вот однажды летом вижу большую толпу ливийцев и египтян, бегущих к морю. Я спросила встречного: «Куда спешат эти люди?» Он мне ответил: «Все отправляются в Иерусалим на Воздвижение Честнаго Креста, которое предстоит по обычаю через несколько дней». Сказала ему я: «Не возьмут ли и меня с собою, если я пожелаю ехать с ними?» «Никто тебе не воспрепятствует, если имеешь деньги за провоз и продовольствие». Я говорю ему: «По правде, нет у меня ни денег, ни продовольствия. Но поеду и я, взойдя на один из кораблей. А кормить они меня будут, хотят того или нет. Есть у меня тело, возьмут его вместо платы за провоз».

«А ехать мне захотелось для того – прости мне авва, – чтобы иметь побольше любовников для утоления моей страсти. Говорила я тебе, авва Зосима, чтобы ты не принуждал меня рассказывать о своем позоре. Боюсь я, видит Бог, что оскверню и тебя и воздух моими словами».

Зосима, орошая землю слезами, отвечал ей:

– «Говори, ради Бога, мать моя, говори и не прерывай нити столь назидательного повествования».

Она же, продолжая свой рассказ, сказала:

– «Юноша тот, услышав безстыдные мои слова, рассмеялся и ушел. Я же, бросив прялку, которую в то время носила с собой, бегу к морю, куда, вижу, бегут все. И, увидя юношей, стоящих на берегу, числом десять или больше, полных сил и ловких в движениях, я нашла их пригодными для своей цели (казалось, одни поджидали еще путешественников, другие же взошли на корабль). Бесстыдно, как всегда, я вмешалась в их толпу».

– «Возьмите, – говорю, – и меня с собой, куда плывете. Я не окажусь для вас лишней».

Прибавила я и другие слова похуже, вызвав общий смех. Они же, увидя мою готовность на бесстыдство, взяли меня и повели на свое судно. Явились и те, кого поджидали, и мы тотчас пустились в путь.

То, что было затем, как расскажу тебе, человек? Чей язык выразит, чье ухо постигнет то, чтo происходило на судне во время плавания. Ко всему этому я принуждала несчастных даже против их воли. Нет вида разврата, выразимого или не выразимого словом, в котором я не была бы учительницей несчастных. Удивляюсь я, авва, как вынесло море наше распутство! Как земля не отверзла свой зев и живую не поглотил меня ад уловившую в сети столько душ! Но, думаю, Бог искал моего покаяния, ибо не хочет он смерти грешника, но ждет великодушно его обращения. В таких трудах мы прибыли в Иерусалим. Все дни, до праздника проведенные мною в городе, я занималась тем же самым, если не худшим. Я не довольствовалась юношами, которых имела на море и которые помогли моему путешествию. Но и многих других соблазнила на это дело – граждан и чужестранцев.

Уже настал святой день Воздвижения Креста, а я все еще бегаю, охотясь за юношами. Вижу я на рассвете, что все спешат в церковь, пустилась и я бежать с прочими. Пришла с ними к притвору храма. Когда настал час святого Воздвижения, я толкалась и меня теснили в толпе, пробивающейся к дверям. Уже до самых дверей храма, в которых показалось народу Животворящее Древо, протиснулась я несчастная, с великим трудом и давкой. Когда же я ступила на порог дверей, в которые все прочие входили невозбранно, меня удержала какая-то сила, не давая войти. Снова меня оттеснили, и я увидела себя стоящей одиноко в притворе. Думая что это случилось со мной по женской немощи, я снова, слившись с толпой, стала работать локтями, чтобы протиснуться вперед. Но даром трудилась. Снова нога моя ступила на порог, через который другие входили в церковь, не встречая никакого препятствия. Одну меня злосчастную не принял храм. Словно отряд воинов был поставлен, чтобы возбранить мне вход, – так удерживала меня какая-то могучая сила, и опять я стою в притворе.

Трижды, четырежды повторив это, я, наконец, устала и была уже не в силах толкаться и получать толчки; я отошла и стала в углу притвора. И насилу-то я начала понимать причину, возбранявшую мне видеть Животворящий Крест. Коснулось сердечных очей моих слово спасения, показавшее мне, что нечистота дел моих заграждает мне вход. Стала я плакать и скорбеть, ударяя себя в грудь и стеная из глубины сердца. Стою я и плачу, и вижу над собой икону Пресвятой Богородицы, и говорю Ей, не сводя с Нее глаз:

– «Дева, Владычица, Бога Слово плотию рождшая, знаю я, что не прилично мне скверной и развратной, взирать на икону Твою, Приснодева, Твою, Чистая, Твою, сохранившая в чистоте и незапятнанности тело и душу. Я, развратная, справедливо должна внушать ненависть и отвращение Твоей чистоте. Но, если, как слышала я, для того человеком стал Бог, рожденный Тобою, чтобы призвать грешников к покаянию, помоги одинокой, не имеющей ниоткуда помощи. Повели, да откроется мне вход в церковь, не лишай меня возможности взирать на то Древо, на котором пригвожден был плотию Бог, рожденный Тобою, и пролил Свою собственную кровь в выкуп за меня. Но вели, Госпожа, да откроется и для меня дверь священного поклонения Кресту. А Тебя я призываю надежной поручительницей перед Богом, Сыном Твоим, в том, что никогда больше не оскверню этого тела постыдным совокуплением, но как только увижу Крестное Древо Сына Твоего, тотчас отрекусь от мира и всего, что в мире, и уйду туда, куда Ты, Поручительница спасения, повелишь и поведешь меня».

Так я сказала и, словно обретя некоторое упование в пламенной вере, обнадеженная милосердием Богородицы, схожу с того места, где стояла на молитве. И опять иду и вмешиваюсь в толпу входящих в храм, и уже никто не толкает, не отталкивает меня, никто не препятствует подойти ближе к дверям. Овладел мною трепет и исступление, и вся я дрожала и волновалась. Достигнув дверей, прежде недоступных для меня – словно вся сила, раньше возбранявшая мне, теперь расчищала мне путь, – я вошла без труда и, оказавшись внутри святого места, сподобилась воззреть на животворящий Крест, и увидела Тайны Божии, увидела, как принимает покаяние Господь. Пала я ниц и, поклонившись этой святой земле, побежала, несчастная, к выходу, спеша к моей Поручительнице. Возвращаюсь на то место, где я подписала грамоту своего обета. И, преклонив колена перед Приснодевой-Богородицей, обратилась к Ней с такими словами: – «О милосердая Госпожа. Ты показала на мне Свое человеколюбие. Ты не отвергла моления недостойной. Видела я славу, которой по справедливости не видим мы, несчастные. Слава Богу, принимающему через Тебя покаяние грешников. О чем мне, грешной, еще вспомнить или сказать? Время, Госпожа, исполнить мой обет, согласно с Твоим поручительством. Ныне веди, куда повелишь. Ныне будь мне учительницей спасения, веди меня за руку по пути покаяния». – При этих словах я услышала голос с высоты: – «Если перейдешь Иордан, найдешь славное упокоение».

Услышав тот голос и поверив, что он раздался для меня, я заплакала и воскликнула к Богородице: – «Госпожа, Госпожа, не покидай меня», – с этими словами я вышла из притвора храма и поспешно отправилась в путь.

Некто при выходе, посмотрев на меня, дал мне три монеты, сказав: – «Возьми, матушка». Я же на данные мне деньги купила три хлеба и взяла их с собой в дорогу, как благословенный дар. Спросила я продающего хлеб: – «Где дорога к Иордану?» Мне показали городские ворота, ведущие в ту сторону, и я бегом вышла из них и с плачем пустилась в путь.

Расспросив встречных о дороге и пройдя остаток дня (был, кажется, третий час, когда я увидела Крест), я достигла, наконец, на закате храма Иоанна Крестителя, по близости от Иордана. Помолившись в храме, я тотчас спустилась к Иордану и омочила лицо и руки в его святой воде. Причастилась Пречистых и Животворящих Таин в церкви Предтечи и съела половину хлебца; испив воды из Иордана, я провела ночь на земле. Наутро, найдя маленький челнок, переправилась на другой берег и опять молила Водительницу вести меня, куда Ей будет угодно. Очутилась я в этой пустыне, и с тех пор до сего дня удаляюсь и бегаю, живу здесь, прилепившись Богу моему, спасающему от малодушия и бури обращающихся к Нему».

Зосима спросил ее:

– «Сколько лет, госпожа моя, прошло с тех пор, как ты живешь в этой пустыне?»

Жена отвечала:

– «Сорок семь лет уже, сдается мне, как я вышла из святого города».

Спросил Зосима:

– «Какую же пищу ты находила, госпожа моя?»

Сказала жена:

– Два с половиной хлеба было у меня, когда я переправилась через Иордан. Вскоре они засохли и окаменели. Понемногу вкушая, я прикончила ихъ». – Зосима спросил:

– «Неужели так безболезненно ты прожила в течение стольких лет, не страдая от столь крутой перемены?»

Отвечала жена:

– «Спрашиваешь ты меня, Зосима, о том, о чем трепещу говорить. Если привести на память все опасности, которые я преодолела, все лютые помыслы, меня смущавшие, боюсь я, как бы опять они не напали на меня».

Сказал Зосима:

– «Не утаивай от меня ничего, госпожа моя, я просил тебя, чтобы обо всем мне поведала без утайки».

Она же ему: «Поверь мне, авва, семнадцать лет я провела в этой пустыне, борясь с дикими зверями – безумными желаниями. Только соберусь вкусить пищи, тоскую о мясе, о рыбе, которых много в Египте. Тоскую о вине, столь мною любимом. Много пила я вина, пока жила в мире. Здесь же не имела даже воды, страшно горя от жажды и изнемогая. Вселялось в меня безумное желание разгульных песен, сильно смущавшее меня и внушавшее петь песни демонов, которым я научилась когда-то. Но тотчас со слезами я била себя в грудь и напоминала себе об обете, который дала, уходя в пустыню. Возвращалась мысленно к иконе Богородицы, принявшей меня, и к Ней взывала, умоляя отогнать помыслы, одолевавшие несчастную мою душу. Когда же наплачусь вдоволь, колотя себя в грудь изо всей силы, вижу свет, озаряющий меня отовсюду. И, наконец, за треволнением наступала длительная тишина.

А о помыслах, снова толкавших меня на блуд, как рассказать тебе, авва? Огонь загорался в несчастном сердце моем и всю меня сжигал и будил жажду объятий. Как только находил этот помысл, я бросалась на землю и орошала ее слезами, словно видела перед собой Поручительницу, явившуюся ослушнице и грозящую карой за преступление. И до тех пор не вставала с земли (случалось лежать там и день и ночь), пока не озарит меня тот сладостный свет и не прогонит помыслы, обуревающие меня. Но всегда я устремляла очи разума к моей Поручительнице, прося помощи утопающей в волнах пустыни. И помощницей Ее имела и восприемницей покаяния. И так прожила я семнадцать лет среди тысячи опасностей. С того времени и поныне Заступница моя во всем мне помогает и словно за руку ведет меня».

Спросил ее Зосима:

– «Неужели ты не нуждалась в пище и одежде?»

– Она отвечала: «Окончив те хлебы, про которые я говорила, семнадцать лет питалась я растениями и всем, что можно найти в пустыне. Одежда же, в которой я переправилась через Иордан, вся порвалась и износилась. Много я страдала от холода, много и от летнего зноя: то солнце меня пекло, то стыла я, дрожа от стужи, и часто, упав на землю, лежала без дыхания и движения. Со многими напастями и страшными искушениями я боролась. Но с тех пор и до ныне сила Божия многообразными путями охраняла мою грешную душу и смиренное тело. Когда помышляю о том, от каких зол избавил меня Господь, имею пищу нетленную, надежду на спасение. Питаюсь я и покрываюсь словом Бога, Владыки всяческих. Ибо не одним хлебом жив будет человек и, не имея одежды, облекутся в камень все, снявшие с себя покровы греха».

Зосима, услышав, что она упомянула слова Писания, из Моисея и Иова, спросил ее:

– «А ты читала псалмы, госпожа моя, и другие книги?» – Она же улыбнулась на это и говорит старцу:

– «Поверь мне, не видела я лица человеческого с тех пор, как узнала эту пустыню. Книгам никогда не училась. Не слышала даже никого, поющего или читающего их. Но Слово Божие, живое и действенное, само учит знанию человека. Вот и конец моему повествованию. Но, как я просила вначале, так и теперь заклинаю тебя воплощением Бога Слова молиться Господу за меня грешную».

Сказав это и положив конец своему рассказу, она сотворила метание. И старец воскликнул со слезами:

– «Благословен Бог, сотворивший великое и чудное, славное и дивное без числа. Благословен Бог, показавший мне, как одаряет Он боящихся Его. Воистину не оставляешь Ты, Господи, ищущих Тебя».

Она же, удержав старца, не дала ему сотворить метание, но сказала:

– «О всем, что ты слышал, человек, заклинаю тебя Спасителем Христом Богом нашим, не говорить никому, пока Бог не освободит меня от земли. Теперь же отправляйся в мире и снова на будущий год увидишь меня и я увижу тебя, если Господь сохранит тебя по милости Своей. Исполни же, раб Господа, о чем я теперь попрошу тебя. В великий пост будущего года не переходи Иордана, как у вас в обычае в монастыре». Изумился Зосима, слыша, что и устав монастырский она объявляет ему, и ничего другого не сказал, кроме:

– «Слава Богу, дарующему великое любящим Его».

Она же сказала:

– «Останься, авва, в монастыре. Если захочешь выйти, невозможно тебе будет. На закате же святого дня Тайной Вечери, возьми для меня Животворящего Тела и Крови Христовой в священный сосуд, достойный таких Таин, и неси, и жди меня на берегу Иордана, прилегающем к населенной земле, чтобы мне принять и причаститься Животворящих Даров. С тех пор, как причастилась я в храме Предтечи, прежде чем перейти Иордан, и до сего дня я не приступала к святыне. И ныне алчу ее с неудержимой любовью. Потому, прошу и умоляю исполнить мою просьбу, – принеси мне Животворящие и Божественные Тайны в тот час, когда Господь сделал учеников Своих причастниками священной Вечери. Авве же, Иоанну, игумену монастыря, в котором ты живешь, скажи следующее: «Внимай себе и своему стаду: творится у вас нечто, нуждающееся в исправлении». Но хочу, чтобы ты не теперь сказал это ему, а когда Господь внушит тебе. Молись за меня». С этими словами она исчезла в глубине пустыни. А Зосима, пав на колени и поклонившись земле, на которой стояли ее ноги, воздал славу и благодарение Богу. И снова пройдя эту пустыню, вернулся в монастырь в тот самый день, когда возвращались туда иноки.

Весь год промолчал он, не смея никому рассказать о виденном. Про себя же молил Бога показать ему опять желанный лик. Мучился он и терзался, представляя себе, как долго тянется год и желая, чтобы, если возможно, год сократился до одного дня. Когда же настал воскресный день, зачинающий священный пост, тотчас все вышли в пустыню с обычной молитвой и пением псалмов. Его же удержала болезнь; он лежал в лихорадке. И вспомнил Зосима, что сказала ему святая: «Даже если захочешь, выйти из монастыря, невозможно тебе будет».

Прошло немало дней, и, восстав от болезни, он пребывал в монастыре. Когда же снова вернулись монахи, и настал день Тайной Вечери, он сделал, как было повелено ему. И взяв в малый потир пречистого Тела и честной Крови Христа Бога нашего, положил в корзину смокв и фиников и немного чечевицы, размоченной в воде. Уходит он поздним вечером и садится на берегу Иордана, ожидая прихода святой. Медлит святая жена, но Зосима не засыпает, не сводит глаз с пустыни, ожидая увидеть желанное. Сидя на земле, старец размышлял сам с собой: «Или недостоинство мое помешало ей прийти? Или она приходила и, не найдя меня, воротилась обратно»? Так говоря, он заплакал, а заплакав, простонал и, подняв глаза к небу, начал молиться Богу:

«Дай мне, Владыка, опять увидеть то, чего раз сподобил. Да не уйду я тщетно, унося с собой свидетельство грехов моих». Помолившись так слезами, напал он на другую мысль. Сказал себе:

«А что будет, если она и придет? Нет челнока. Как она перейдет через Иордан ко мне недостойному? О я жалкий, несчастный! Кто лишил меня, и по заслугам такого блага»? И пока размышлял старец, вот показалась святая жена и стала на том берегу реки, откуда пришла. Зосима поднялся, радуясь и ликуя и славя Бога. И опять обуяла его мысль, что не может она перейти через Иордан. Видит он, что она осенила Иордан знамением Честнаго Креста (а ночь была лунная, как он сам рассказывал), и тотчас ступила на воду и движется по волнам, приближаясь к нему. И, когда он хотел сотворить метание, она возбранила ему, закричав, все еще идя по воде:

– «Что ты делаешь, авва, ты иерей и несешь Божественные Дары». Он повиновался ей, а она, выйдя на берег, говорит старцу:

– «Благослови, отец, благослови».

Он отвечал ей, дрожа (исступление овладело им при виде чудесного явления):

– «Воистину не лжив Бог, обещавший, что уподобятся Ему в меру сил очищающие себя. Слава Тебе, Христе Боже наш, показавший мне чрез сию рабу Твою, как далек я от совершенства». Тут попросила его жена прочитать святой символ веры и «Отче наш». Он начал, она докончила молитву и по обычаю дала старцу поцелуй мира в уста. Причастившись Животворящих Таин, она подняла руки к небу и вздохнула со слезами, воскликнув: – «Ныне отпущаеши рабу Твою, Владыко, по глаголу Твоему с миром: яко видеста очи мои спасение Твое».

Потом сказала старцу:

– «Прости мне, авва, и исполни другое мое желание. Ступай теперь в монастырь, и благодать Божия да хранит тебя. А на будущий год приходи опять к истоку, где я впервые встретилась с тобой. Приходи ради Бога и опять увидишь меня, ибо такова воля Божия».

Он отвечал ей:

– «Хотел бы я с сего дня следовать за тобой и всегда видеть святое твое лицо. Исполни единственную просьбу старика и возьми немного пищи, которую я принес тебе». И с этими словами показывает ей на корзину. Она же, коснувшись чечевицы кончиками пальцев, и взяв три зерна, поднесла к устам, сказав, что довлеет благодать Духа, чтобы сохранить неоскверненным естество души. И снова сказала старцу:

– «Молись, ради Бога, молись за меня и помни о несчастной».

Он же, коснувшись ног святой и попросив ее молитв за Церковь, за царство и за него самого, со слезами отпустил ее и пошел, стеная и сокрушаясь. Ибо не надеялся победить непобедимую. Она же опять, перекрестив Иордан, ступила на воды и прошла по ним, как и прежде. А старец вернулся, исполненный и радости и страха, упрекая себя, что не подумал узнать имя святой. Но надеялся исправить это на следующий год.

Когда же прошел год, снова идет он в пустыню все совершив по обычаю и спеша к чудесному видению.

Пройдя сквозь пустыню и видя уже некоторые знаки, указывающие на место, которое он искал, он смотрит вправо, смотрит влево, водя повсюду глазами, словно бывалый охотник, что хочет поймать любимого зверя. Но, не увидев нигде никакого движения, начал опять обливаться слезами. И, устремив к небу взоры, стал молиться:

«Укажи мне, Владыка, Твое сокровище чистое, что сокрыл Ты в пустыне. Укажи мне, молю, ангела во плоти, которого мир недостоин».

Так помолившись, пришел он к месту, имевшему вид потока, и на другом берегу его, обращенном к восходящему солнцу, увидел святую, лежащую мертвой: руки ее были сложены, как подобает, а лицо обращено к востоку. Подбежав, он оросил слезами ноги блаженной: ни к чему другому не дерзнул прикоснуться.

Поплакав не малое время и прочитав приличные случаю псалмы, он сотворил надгробную молитву и подумал про себя: «Подобает ли похоронить тело святой? или это будет ей неугодно?» И видит у головы ее начертанные на земле слова:

«Похорони, авва Зосима, на сем месте тело смиренной Марии, отдай праху прах, помолившись Господу за меня, преставившуюся в месяц Фармуфи египетский, по римски именуемый Апрелем, в первый день, в сию самую ночь Страстей Господних, после причастия Божественной и Тайной Вечери».

Прочтя письмена, обрадовался старец, что узнал имя святой. Поняв, что, как только причастилась она Божественных Таин, тотчас от Иордана перенеслась на то место, где и скончалась. Тот путь, что Зосима прошел с трудом в двадцать дней, Мария протекла в один час и немедленно переселилась к Богу.

Прославив Бога и обливая тело слезами, сказал он:

«Время, Зосима, исполнить повеленное. Но как ты, несчастный, выроешь могилу, не имея в руках ничего?» И тут он увидел неподалеку небольшой кусок дерева, брошенный в пустыне. Взяв его, принялся копать землю. Но суха была земля и не поддавалась усилиям старца. Он устал, обливаясь пóтом. Вздохнул из глубины души и, подняв глаза, видит большого льва, стоящего возле тела святой и лижущего стопы ее. Увидев льва, он задрожал от страха, вспомнив особенно слова Марии, что она никогда не видала зверей. Но, оградив себя знамением Креста, поверил, что сохранит его невредимым сила лежащей здесь. Лев же подошел к нему, выражая ласку каждым своим движением. Зосима сказал льву:

– «Приказала Великая похоронить ее тело, а я стар и не в силах вырыть могилу (не имею лопаты и не могу вернуться в такую даль, чтобы принести годное орудие), сделай уж ты работу своими когтями, и отдадим земле смертную скинию святой». Он еще говорил, а лев уже вырыл передними лапами яму, достаточную, чтобы похоронить тело.

Снова оросил старец слезами ноги святой и, призывая ее молиться за всех, покрыл тело землей, в присутствии льва. Было оно наго, как и прежде, ничем не покрытое, кроме разодранной мантии, брошенной Зосимой, которой Мария, отвернувшись, прикрыла часть своего тела. Затем оба удалились. Лев ушел вглубь пустыни, словно овечка, Зосима вернулся к себе, благословляя и славя Христа Бога нашего. Придя в киновию, он обо всем поведал инокам, ничего не утаил, что слышал и видел. С самого начала все рассказал им подробно, и все дивились, слыша о чудесах Божиих, и со страхом и любовию творили память святой. Игумен же Иоанн нашел в монастыре некоторых, нуждающихся в исправлении, так что ни единое слово святой не оказалось бесплодным и неразгаданным. Скончался и Зосима в том монастыре, достигши почти столетнего возраста.

Иноки сохранили это предание без записи, предлагая всем, желающим слушать, образ для назидания. Но не слышно было, чтобы кто-либо предал письму эту повесть до сего дня. Я же о том, что узнал устно, рассказал письменами. Быть может, и другие описывали жизнь святой, и много лучше и достойнее меня, хотя не дошло это до моего сведения. Но и я, по силам моим, записал сие повествование, выше всего ставя истину. Бог же, воздавая великое прибегающим к Нему, да подаст пользу чтущим сию повесть, в награду тому, кто повелел записать ее, и да удостоит принять в тот чин и сонм, где пребывает блаженная Мария, о которой повесть сия, вместе со всеми от века благоугодившими Ему богомыслием и трудами. Воздадим же и мы славу Богу, Царю всех веков, да удостоит и нас милости Своей в день суда, во Христе Иисусе Господе нашем, Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение, со безначальным Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

* * *

azbyka.ru

Мария Египетская

Великая святая, явившая необычайный подвиг покаяния. Она является примером исправления, образцом для отчаявшихся в своем спасении грешников. Это – обычная женщина, грешница, которая благодаря внушению Божией Матери раскаялась и принесла великие плоды покаяния. Спустя тысячелетия народ помнит и почитает эту святую.

Распутная жизнь

Родилась Мария в пятом веке Нашей эры в состоятельной семье. Но когда ей исполнилось двенадцать лет, она решила покинуть отчий дом и отправилась в Александрию. Девушка была хороша собой, и диавол легко подтолкнул ее на порочный путь. Постепенно она развратилась окончательно, не брала даже денег. Блудница не помнила ни количество своих партнеров, ни имена их, ни лица.

Часто она голодала, ночевала на улице, потому что не имела постоянного жилья. Таким образом Мария провела семнадцать лет. Однажды она увидела корабль, который отправлялся в Иерусалим. Развратная девица ради чистого любопытства поднялась на корабль. Ей было все равно, куда плыть. У нее не было денег, чтобы заплатить за проезд, тогда она предложила заплатить своей плотью.

Всю дорогу до Иерусалима Мария занималась развратом, соблазняя молодых пассажиров. Когда они прибыли на место, весь народ направился к Храму Гроба Господня. Там находилась святыня – Животворящий Крест Христа. Был праздник – Крестовоздвижение, и весь народ стремился приложиться к святыне.

Мария направилась вместе со всеми верующими в храм. Она ничего не знала про находящуюся там святыню. Но тут произошло чудо, перевернувшее всю ее жизнь. Мария хотела зайти в храм, но неведомая сила выталкивала ее оттуда. Она пыталась проделать это трижды, и три раза не была допускаема. Тогда женщина поняла, в чем дело. На нее нашло прозрение, что в храм не пускали ее грехи. Она упала на пол перед иконой Божией Матери в притворе и оплакала свою греховную жизнь.

Жизнь в пустыне

И только после этого Господь допустил великую грешницу к святыне. Приложившись к Животворящему Кресту, Мария услышала от иконы Богородицы повеление идти в пустыню за Иордан. Там в полном одиночестве женщина провела целых сорок лет. Она претерпевала голод, жару, жажду, ночной холод и страх диких зверей. Но самое большое искушение Мария перенесла от бесов. Они рисовали в ее воображении картины прежней распутной жизни, напоминали греховные песни и вкус вина. Подвижница горячо каялась и оплакивала свою распутную жизнь.

Когда на Марию нападало желание вернуться к прежним грехам, она зарывалась в песок и стояла там долгое время. Одежда на ней истлела от времени. Питалась она сначала хлебом, который взяла в Иерусалиме, а когда он закончился, то колючками и скудной растительностью пустыни. Только Господь знает, как она не умерла от голода и жажды.

Первая встреча с Зосимой

Спустя некоторое время иеромонах Зосима из Иорданского монастыря отправился в пустыню по обычаю во время Великого поста. И внезапно он увидел некое существо. Подумав, что это – подвижник, Зосима бросился догонять его, чтобы взять благословение. Но Мария спряталась за куст, крикнув ему, что она – женщина. Она попросила его бросить ей свою одежду. Зосима бросил ей плащ, она завернулась в него и вышла к нему. Старец попросил ее рассказать о себе. Мария долго не хотела ему поведать о своей распутной жизни, но наконец, согласилась и в подробностях рассказала о своих грехах. Но о своих подвигах в пустыне подвижница не захотела рассказывать. Она сказала только, что неграмотна, не умеет писать и читать. И, несмотря на это, Мария цитировала Священное Писание и святых отцов. Видимо, Ангел в пустыне читал ей Божественные книги.

Когда они молились, Мария поднялась на воздух и так стояла к ужасу Зосимы. Потом она предсказала старцу, что в следующий Великий пост он не сможет покинуть монастырь из-за болезни. Но в Великий Четверг через год она попросила его вернуться на это место, чтобы причастить ее Святых Таин. Он выполнил ее просьбу. Когда он пришел, то недоумевал, как же святая перейдет реку Иордан. Но тут он увидел, как она идет по реке как посуху.

Вторая встреча с Зосимой

Старец причастил ее, Мария попросила его вернуться на то же место ровно через год. И снова перешла реку как посуху. Когда Зосима вернулся туда же спустя год, он увидел святую уже умершей. Рядом на песке была надпись, относящаяся к нему с просьбой предать ее тело земле. Он удивился, вспомнив, что она не умеет писать. Потом он увидел большого льва, приближающегося к нему. Сначала он испугался, но понял, что лев не замечает его.

Лев подошел к телу святой и начал рыть могилу для нее. Старец похоронил в песке ее тело и вернулся в монастырь, где рассказал историю о святой. Это предание передавалось из уст в уста, а в седьмом веке его записал монах Софроний.

Почитание святой

Преподобную Марию почитают как великую святую и помощницу всем кающимся грешникам. Она чествуется как в православной Церкви, так и в католической.

Дни памяти ее:

  • 14 апреля;
  • В пятое воскресенье Великого поста (переходящий праздник).

В Великий пост святая вспоминается как символ победы над блудной страстью. На четвертой неделе поста в четверг бывает служба, которая называется «Мариино стояние». На утрене читается весь канон св. Андрея Критского, который по частям читался на Первой неделе. В течение этой службы читается житие святой. Делается это для ободрения кающихся.

Протоиерей Андрей Ткачев о Марии Египетской

Мы работаем на добровольных началах, поэтому будем рады, если вы поддержите проект лайком и репостом в социальных сетях. Храни Господь!

pravlife.ru

Житие марии египетской, день памяти.

На богослужении слышим тропарь преподобной Марии Египетской, начинающийся со слов «В тебе мати спасеся еже по образу...», содержание которого - прославление аскетического подвига преподобной. А во время утрени внимательный молящийся услышит очень многое. Богослужение этого воскресенья словно совместило в себе три события.

Во время канона мы слышим тексты, восхваляющие подвиг преподобной Марии Египетской, это словно богослужение настоящего, того, что празднуется в данный момент. И тут же звучат имена двух Лазарей. Одного - из евангельской притчи о Лазаре, страдавшего у дверей дома богатого человека и попавшего после смерти «на ложе Авраамово», то есть почтенного наградой за страдания и терпение. Упоминание этого Лазаря - словно прошедшее, ведь и праведники Ветхого Завета до пришествия Христа к людям не попадали в Рай. Второй Лазарь, вспоминающийся на каноне в этот день, - праведный, тот, которого воскресил Иисус Христос лично, своим словом. И празднование этого события предстоит в ближайшую, грядущую субботу. Таково будущее. Тексты последующих семи дней, называющихся седмицей ваий (ветвей), отправляют нас к Лазаревой субботе и Вербному воскресенью.

В пятницу вечером пост завершается. Впереди Страстная седмица, но это уже отдельная история. А событие, предваряющее Страстную, - воскрешению праведного Лазаря. Оно вспоминается в Лазареву субботу.

Евангелие Предсказание о страстях

Почему вдруг ученики Господа, в страхе и волнении следовавшие за своим Учителем в Иерусалим, так вознегодовали на сынов Зеведеевых, когда два брата попросили Христа: «...дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую в славе Твоей»? Что дурного в желании оказания рядом со Христом в момент, когда Царство Божие воцарится во всей Вселенной? Разумеется, ничего плохого в таком желании нет. Вопрос только в том, какой ценой будет куплено Право соцарствовать со Христом в Его Вечном Царстве.

Для Самого Сына Божия это цена Креста, а это значит, что те, кто желает оказаться рядом с Ним, тоже должны быть готовы испить чашу крестных страданий, то есть, по слову апостола Павла, распять свою «плоть со страстями и похотями» и таким образом уподобиться Христу, став тем самым в полном смысле слова «преподобными».

И сыны Зеведеевы, и те, кто негодовал на Иакова и Иоанна, в этот момент еще плохо понимают трагический смысл событий, которые предсказал им Господь. Им еще неведомо то жуткое чувство безнадежности, которое овладеет всеми учениками, когда с вершины Голгофы потрясет основания мира страшный крик Сына Божия: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?».

Иаков и Иоанн еще не понимают всего этого. Когда они слышат слова Спасителя о Царстве Божием, «пришедшем в силе», им представляется нечто вроде железных легионов, сметающих все на своем пути. Они пока не догадываются, что Бог победит мир, Своею «смертию смерть поправ».

Но и их оппоненты, те самые десять апостолов, которые «начали негодовать на Иакова и Иоанна», возмущенные, как им казалось, властными притязаниями своих собратьев, тоже заблуждаются. Они о «первенстве чести» заботятся, забывая, что всем им, так же как их Божественному Учителю, предстоит небывалая мука Креста. И если правда, что «Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих», тогда не только апостолы, тогда и мы с вами должны понимать, что путь к нашей Пасхе, путь к Царствию Божию пролетает через Голгофу, через самоотречение, через свободный выбор Креста, который возможен только сердцем, способным самозабвенно любить, потому что ведь даже «если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы».

Икона Воскрешение Лазаря

Суббота 6 седмицы Великого поста именуется Лазаревой, так как Церковь в этот день отмечает память о величайшем из чудес Иисуса Христа, совершенном Им незадолго до Своей крестной смерти и Воскресения, - воскрешения праведного Лазаря.

В 11 главе Евангелия от Иоанна читаем, как Иисус вместе с учениками пришел в Вифанию, где жил друг Его Лазарь, который был болен. Когда сообщили, что Лазарь умер, Спаситель поспешил к месту захоронения и там воскресил Лазаря, тем самым явив свою Божественную силу.

Смысловой и композиционный центр иконы - фигура Иисуса Христа, жестом указывающего на гробницу Лазаря, повелевая: «Лазарь выйди вон!» Даже когда Христос изображен не строго по центру, Его фигура зрительно выделяется среди других. У ног Спасителя изображают коленопреклоненными сестер Лазаря - Марфу и Марию.

В греческих и древнерусских иконах Лазарь чаще всего изображается стоящим на фоне проема гробницы: белые пелены на черном фоне символизируют победу жизни над смертью. Нередко показано, как кто-то уже начинает разворачивать пелены, освобождая Лазаря от пут смерти. Несколько человек по повелению Спасителя отваливают плиту от гробницы. Стоящие рядом прикрывают нос платком, ибо тело «четверодневного» Лазаря «уже смердит».

Как правило, на иконах четко обозначены две группы - ученики, сопровождающие Христа, и иудеи, пришедшие посмотреть, как Иисус совершает чудо. Этим подчеркивается, что чудо воскрешения Лазаря разделяет народ на тех, кто принимает Христа, и тех, кто Его отвергает, ибо, как мы знаем из Евангелия, именно после этого чуда фарисеи сговорились убить Иисуса.

Наиболее распространены два варианта. На первом ученики изображаются за спиной Христа, а иудеи - пред Ним. Жест Спасителя, указывающий на гробницу Лазаря, прочитывается как диалог с фарисеями, требовавшими доказательств от Иисуса. Но и это чудо не убедило их. На втором - группы меняются местами: фарисеи изображаются позади Христа, ученики - перед Ним. И тогда чудо воскрешения предназначается прежде всего для них: им, будущим апостолам, Господь открывает Свою силу, дабы укрепить в предстоящих испытаниях.

В некоторых иконах Лазарь предстает не на черном, а на белом фоне пещеры. Тут акцент делается на животворящее действие Божественного Света, который заново созидает человека из тлена. Как и в песнопениях Лазаревой субботы уже слышится предчувствие Пасхи, так и в иконографии этого праздника мы видим явление силы Божией, побеждающей смерть.

Преподобная Мария Египетская, которая на примере собственной жизни продемонстрировала, что спасение может получить любой, даже самый последний отчаявшийся грешник, жила в середине V и в начале VI столетия. Мария родилась в Египте в Александрии.

С двенадцати лет девочка жила без родительского надзора и с головой окунулась в греховную жизнь. Соблазнов было много и соблазнителей не меньше. В годы юности Марии пришлось многое пережить, но близился час, когда девушке было суждено познать милость Божью.

Путь из Александрии в Иерусалим

Однажды она присоединилась к группе паломников, которые следовали в Святую Землю. Так и началось ее путешествие к благости и спасению. В Иерусалим они прибыли на корабле. Мария держалась паломников, которые следовали в храм Воскресения Христова. Все прибывшие проследовали внутрь. За исключением Марии, которая и шагу не могла ступить, будто ее удерживала какая-то невидимая, но необычайно сильная рука.

Через много лет после этого Мария расскажет старцу Зосиме о своей попытке войти в храм. «Грехи мои возбраняют мне видеть Животворящее Древо, сердца моего коснулась благодать Господня, я зарыдала и стала в покаянии бить себя в грудь. Вознося Господу воздыхания из глубины сердца, я увидела пред собой икону Пресвятой Богородицы и обратилась к ней с молитвой».

Самое значимое, что происходило с юной грешницей в эти мгновения, снаружи не было заметно. Начало духовного перерождения происходило внутри. Мария внезапно осознала все свои грехи и в ней зародилось непреодолимое желание изменить свою жизнь. В дверном проеме храма сбоку Мария заметила икону Богородицы. Девушка начала молиться и просить ее помощи. Внезапно она ощутила, как-будто пелена спала с ее тела и почувствовала, что больше ничего не мешает ей войти внутрь храма.

Первые минуты просветления принесли свои плоды. О чем Мария молилась перед Богородицей в тот день, она исполнила и даже более того. Когда Мария молилась в храме, она услышала внутренний голос, который сообщил ей: «Если перейдешь за Иордан, то обретешь блаженный покой». Мария поняла, что ее молитва принята и отправилась в пустыню. Она вышла из храма. Незнакомец подал ей милостыню - три медные монеты. На них Мария купила себе хлеб.

Из Иерусалима она отправилась в Иорданскую пустыню и провела там практически в полном уединении почти половину столетия. Все эти годы она провела, соблюдая пост и молитву. Суровые аскезы очистили ее сердце и позволили превратить его в достойную обитель для Святого Духа. Подробнее о правилах читайте в разделе . Напомним, что память о Марии Египетской совершается в Православной церкви 1 апреля (14 апреля) и в пятую неделю (воскресение) Великого поста. В 2019 году — 14 апреля.

Старец Зосима и путешествие в пустыню

Кто в полной мере в то время смог оценить великие подвиги, совершенные Марией, так это святой старец Зосима, который жил в Иорданском монастыре Святого Иоанна Предтечи. По внутреннему зову он направился в Иорданскую пустыню, где и состоялась его встреча со святой, которую позже стали называть Марией Египетской. Их встреча состоялась, когда Мария уже была глубокой старицей. Зосима, который сам отличался высоким духовным уровнем, был поражен ее святостью и обретенным даром прозорливости.

По преданию, однажды он увидел Марию Египетскую, когда та во время молитвы возвысилась над землей, в другой раз - когда святая пересекала реку Иордан, передвигаясь, подобно Иисусу Христу по воде, словно по суше. Зосиме было суждено впоследствии проводить ее в последний путь. Мария попросила его прийти спустя год после последней встречи, чтобы совершить причащение. Однако, Зосима не застал святую в живых. Останки святой Марии Египетской он похоронил в пустыне. Предание гласит, что захоронение для святой своими лапами вырыл лев. В образовавшуюся яму Зосима и поместил останки святой. Большинство источников сходятся во мнении, что это произошло в 521 году.

Этот день старец Зосима впоследствии часто вспоминал. Но еще больше первую встречу с Марией Египетской. В монастыре, где в последнее время находился Зосима, существовал обычай. В первое воскресенье Великого поста служил игумен Божественную литургию, все причащались Пречистого Тела и Крови Христовых, вкушали затем малую трапезу и снова собирались в церкви. Сотворив молитву и земные поклоны, старцы брали благословение у игумена и под общее пение псалма «Господь просвещение мое и Спаситель мой: кого убоюся? Господь Защититель живота моего: от кого устрашуся?» открывали монастырские ворота и уходили в пустыню, прихватив с собой немного пищи. Иноки переходили за Иордан и расходились как можно дальше, чтобы не видеть, как кто постится и молится. Так же поступил и Зосима.

Знаковая встреча с Марией Египетской

Старец шел по бесконечной пустыне уже длительное время. Он перешел Иордан. Вокруг ни души и внезапно на горизонте показалась человеческая фигура. Старец направился в сторону, где заметил человека. Но настичь его никак не удавалось. Зосима закричал, призывая незнакомца остановиться, рассчитывая увидеть монаха, который удалился так далеко в пустыню для молитвы и покаяния. К его удивлению путник ответил женским голосом, сообщив, что святому старцу Зосиме не следует приближаться к такой великой грешнице, которая столько лет прожила в блуде и всяческом грехе.

Зосима, заметно обессиленный за двадцать дней пребывания в пустыне, с трудом поспевал за загадочной путницей. «Что ты бежишь от меня, грешного старца, спасающийся в этой пустыне? Подожди меня, немощного и недостойного, и подай мне твою святую молитву и благословение, ради Господа, не гнушавшегося никогда никем», — кричал он. Мария ответила ему, что полностью нага и не смеет показаться перед святым. Она попросила старца перебросить ей свой плащ, чтобы скрыть наготу и приблизиться к старцу. Зосима сразу понял, что имеет дело со святой, которой удалось достичь такого высокого духовного уровня и очищения, поскольку Мария, обладая даром прозорливости, сразу обратилась к нему по имени.

В беседе Мария сообщила ему еще множество других фактов из его биографии. «Авва Зосима, тебе подобает благословить и молитву сотворить, так как ты почтен саном пресвитерским и многие годы, предстоя Христову алтарю, приносишь Господу Святые Дары», — обратилась к нему Мария. На это старец Зосима ответил: «О мать духовная! Явно, что ты из нас двоих больше приблизилась к Богу и умерла для мира. Ты меня по имени узнала и пресвитером назвала, никогда меня прежде не видев. Твоей мере надлежит и благословить меня. Господа ради». Мария Египетская согласилась совершить молитву. Старец Зосима увидел, как святая, совершая молитву, вознеслась над поверхностью земли. Зосима пал ниц и ничего не мог произнести, кроме как: «Господи, помилуй!». Вернувшись в монастырь, старец Зосима рассказал монахам и игумену о Марии Египетской. Позднее Зосима подробно изложил все, что ему довелось узнать о жизни святой Марии Египетской.

Молитва первая преподобной Марии Египетской

О великая Христова угоднице, преподобная Марие! На Небеси Престолу Божию предстоящи, на земли же духом любве с нами пребыв ающи, имеющи дерзновение ко Господу, моли, спасти рабы Его, к тебе с любовию притекающии. Испроси нам у Великомилостиваго Владыки и Господа веры непорочное соблюдение, градов и весей наших утверждение, от глада и пагубы избавление, скорбящим — утешение, недугующим — исцеление, падшим — возстание, заблуждщим — укрепление, в делах благих преспеяние и благословение, сиротам и вдовицам -заступление и отшедшим от сего жития — вечное упокоение, всем же нам в день страшнаго Суда одесную страны общники быти и блаженный глас Судии мира услышати: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира, и тамо пребывания во веки получити. Аминь.

Молитва вторая преподобной Марии Египетской

О великая Христова угодница, преподобная мати Марие! Услыши недостойную молитву нас, грешных (имена), избави нас, преподобная мати, от страстей, воюющих на души наша, от всякия печали и находящия напасти, от внезапныя смерти и от всякого зла, в час же разлучения души и тела отжени, святая угодница, всякую лукавую мысль и лукавые бесы, яко да приимет души наша с миром в место светло Христос, Господь Бог наш, яко от Него очищение грехов, и Той есть спасение душ наших, Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение со Отцем и Святым Духом, во веки веков. Аминь.

– это святая христианской религии. Она является покровительницей кающихся девушек . Первая история жизни Марии была издана Софронием Иерусалимским, а большинство информации из жизни Марии Египетской оказалось перенесено в средневековые легенды про Марию Магдалину .

В статье вы увидете иконы Марии Египетской, а также Мария Египетская фото, узнаете, в какой день чтится память святой.

Праведная жизнь

Мария выполняла свои клятвы и начала совсем другую жизнь. Из Иерусалима она ушла в безлюдную и угрюмую пустыню Иордании и там около 50 лет провела в полном одиночестве, в и в сильной молитве.

Так тщательными и регулярными подвигами Мария Египетская смогла убрать грехи и проступки и сделала сердце и душу свою настоящим святым храмом для Святого Духа.

Старец Зосима, который находился на территории Иорданской пустыни при монастыре св. Иоанна Предтечи, удвоил свою веру в Господа, когда повстречал в пустыне святую Марию. В это время Мария Египетская была уже в преклонном возрасте. Он удивился её необычной святостьи и дару предвиденья.

Один раз он повидал её в процессе молитвы как бы возвысившейся над поверхностью земли, а в следующий раз, когда она направлялась через реку Иордан, шла она в это время будто по суше.

В момент расставания с Зосимой святая Мария попросила его прийти сюда снова уже через один год, чтобы совершить перед ней. Старец выполнил просьбу и ровно через заданное время вернулся и совершил причастие святой Марии. Потом, вернувшись в пустыню через ещё один год в надежде встретить святую ещё раз, он уже не застал её в живых. Старец похоронил останки св. Марии Египетской на территории пустыни. В этом ему помог сам лев, который своими сильными когтями вырыл яму для погребений тела святой провидицы. Это случилось примерно в 521 году.

Так из окутанной грехами девушки Мария с помощью Господа превратилась в великую святую и оставила после себя очень полезный пример для покаяния Господу.

Исполнив свою молитву и нужное количество поклонов до земли, старцы, попросив прощения друг у друга, начинали просить благословения у игумена и под общее пение псалма открывали ворота монастыря, чтобы после пойти в пустыню.

Каждый при этом брал с собой нужное количество еды, кто что хотел. Некоторые вообще ничего не брали с собой и употребляли в пищу одни лишь коренья. Иноки отправлялись из Иордана и располагались как можно дальше от него, чтобы не смотреть, как кто-то поститься и подвизается.

В то время, когда Великий пост подходил к концу, иноки шли обратно в Иорданский монастырь на Вербное воскресенье вместе с плодом своего делания, испытав свою душу. При всём этом никто не спрашивал у других, как они молились и совершали благие поступки.

В это время и авва Зосима по монастырским традициям перешёл через Иордан. Он жаждал пройти в пустыне как можно дальше, чтобы найти кого-то из великих святых либо старцев, спасающихся там и молящихся за единство души и тела.

Он ходил по пустыне в течение 20 дней и в один день , когда он продолжал петь псалмы уже около шести часов и творил простые молитвы, внезапно справа от себя он заметил настоящую тень человека. Ему стало страшно, так как он решил, что видит перед собой племя бесов, но, несколько раз перекрестившись, он отложил все свои страхи и, закончив одну из молитв Господу, повернулся по направлению к тени и узрел идущего через пустыню голого человека. Тело было полностью чёрным от солнечного зноя, а выгоревшие короткие волосы стали белыми, как агнчее руно. Авва Зосима стал счастлив, ведь за это время он не встречал на своём пути ни одного живого человека и даже животное, и в это же время пошёл навстречу к существу.

Но в тот же момент, как нагой человек увидел приближающегося к нему Зосиму, он стал убегать. Авва Зосима забыл и свою старость, и полную усталость, и стал двигаться всё быстрее. Но вскоре в полном изнеможении Зосима остановился у сухого ручья и стал просить в слезах уходящего человека: «Что ты убегаешь от меня, грешного старца, спасающийся в этой знойной пустыни? Постой, подожди меня, недостойного и немощного старика, и дай мне свою молитву и благословение, ради Христа, не гнушавшегося никогда и никем».

Неизвестный человек даже не обернулся, но крикнул в ответ:» Прости, авва Зосима, обратившись, явиться к лику твоему: я ведь женщина, а на мне, как ты можешь увидеть, нету никакой одежды для прикрытия наготы моей. Но если ты хочешь помолиться мне, великой грешнице, тогда кинь мне свой плащ для укрытия, чтобы я смогла подойти к тебе для твоего благословения».

«Не знала бы она моего имени, если бы святость и великие подвиги не скрывались в ней, которые даны ей от самого Христа», решил Зосима и поспешил исполнить данное ему требование.

Прикрывшись под плащом, святая обратилась к Зосиму: «Что решил ты, Зосима, разговаривать со мной, женщиной полной грехов и немудрой на слово? Чему ты хочешь научиться от меня и, не жалея своих трудов и сил, потратить на меня столько своего времени?» Он же в это время, преклонив колена, начал простить у неё благословения . В этот же момент и святая преклонилось перед ним, и долго они просили друг друга: «Благослови». В конце концов святая сказала: «Авва Зосима, тебе подобает благословение и молитва, так как ты почтён самим саном пресвитерским и долгое время, предстоя перед алтарём Христа, приносишь Всевышнему большие дары».

Эти слова ещё больше стали страшны для Зосимы. После преподобная произнесла: «Благословен Бог, хотящий спасения всем людям на земле». Авва ответил на это: . И они одновременно поднялись с поверхности земли. Подвижница ещё раз спросила у Зосимы: «Для чего ты пришёл сюда, ко мне, грешнице, в которой не имеется никакой добродетельной силы? Хотя, видно, благодать Святого Духа наставила тебя совершить одну церковную службу, которая нужна для моей души. Скажи мне сначала, авва, как проживают христиане, как они растут и совершают благоденствия святые, находящиеся в Божией Церкви?».

Авва Зосима говорил ей:« Вашими сильными молитвами Бог подарил Церкви и всем нам настоящий и праведный мир. Но услышь и ты недостойного старика, моя мать, помолись ради Христа за все народы и за меня, грешного, ибо только тогда это хождение принесёт настоящие плоды».

Святая ответила: «Тебе скорее нужно, авва Зосима, имея чин священного характера, молить Господа за меня и окружающих. На это тебе и присвоен сан. Хотя, всё веленное мне тобою будет охотно совершено ради послушания истине и от самого чистого моего сердца».

Сказав эти слова, святая повернулась в сторону востока и, возведя ввысь руки, начала тихонько молиться. Старец заметил, как святая поднялась на воздух на целый локоть от поверхности земли. От этого странного и необычного события Зосима упал на колени, начал усердно молиться и не смел сказать ничего, кроме, Господи, помилуй!

Ему пришло в душу сомнение – не призрак ли это вводит его в какой-то соблазн и наставляет на грех? Святая подвижница, обернувшись, подняла его с земли и ответила: «Что тебя, Зосима, так смущают добрые промыслы? Я вовсе не призрак. Я просто женщина, недостойная и полная грехов, хотя и обрела святое

Преподобная Мария родилась в Египте. На двенадцатом году жизни она бежала из родительского дома в город Александрию, где предалась безудержному и ненасытному любодеянию и заслужила крайней распущенностью своей жизни позорную известность. Так продолжалось 17 лет, и казалось, что всякая надежда на спасение грешницы потеряна. Но Господь не отвратил от нее Свое милосердие.

Однажды Мария увидела на берегу моря толпу людей, которые собирались плыть на кораблях в Иерусалим на праздник Воздвижения Святого Креста. Отнюдь не из благочестивых побужденний, но просто желая развлечься, она упросила взять и ее, причем вела себя в пути вызывающе бесстыдно.

По прибытии в Иерусалим Мария пошла за народом в церковь, но войти в нее не смогла: какая-то неведомая сила отталкивала ее и не пускала внутрь. После нескольких безуспешных попыток Мария отошла в угол церковной паперти и задумалась. Взгляд ее случайно остановился на иконе Пресвятой Богородицы – и вдруг, потрясенная, она осознала всю мерзость и срам своей жизни. Свет Божий коснулся ее сердца – она поняла, что в церковь не пускают ее грехи.

Долго и усердно молилась Мария Пресвятой Богородице, долго умоляла позволить ей войти в церковь и увидеть Крест, на котором пострадал Иисус Христос. Наконец ей показалось, что молитва ее услышана.

Дрожа от волнения и страха, подошла Мария к церковным дверям - и на этот раз беспрепятственно вошла внутрь. Там увидела она Животворящий Крест Господень и поняла, что Бог готов простить кающихся. Она снова возвратилась к Иконе Пресвятой Богородицы и обратилась к Ней с мольбой указать ей путь к покаянию.

И тут она услышала как бы далекий голос: «Иди за Иордан, там обретешь покой для души твоей». Мария немедленно отправилась в путь, добралась до реки Иордан, переправилась на другой берег и удалилась в глубину пустыни Иорданской. Здесь, в пустыне, она прожила в полном одиночестве 47 лет, питаясь одними кореньями.

Первые 17 лет ее одолевали блудные помыслы, и она боролась с ними, как с лютыми зверями. Претерпевая голод и холод, она вспоминала пищу и вина, к которым привыкла в Египте, веселые песни, которые пела когда-то; но более всего ее одолевали блудные помыслы и искусительные образы…

Мария умоляла Пресвятую Богородицу избавить ее от них, падала ниц на землю и не вставала до тех пор, пока в душе ее не совершалось покаяние,- тогда в нее проникал Небесный свет, и она вновь обретала покой.

Через 17 лет искусы ее оставили – наступили годы сосредоточенного и отрешенного покоя. Наконец Богу угодно стало явить миру необычный подвиг покаявшейся грешницы, и позволением Божиим Марию встретил в пустыне старец Зосима, инок соседнего монастыря, удалившийся сюда для аскетических подвигов.

К этому времени вся одежда на Марии истлела, но старец покрыл ее своим плащом. Подвижница поведала ему всю свою жизнь, попросив никому о ней не рассказывать и прийти к ней через год на Великий Четверг со Святыми Дарами, чтобы она могла причаститься.

На следующий год, исполняя просьбу Марии, старец Зосима взял Святые Дары и отправился к Иордану. На другом берегу он увидел Марию, которая, подойдя к реке, осенила воду крестным знамением и спокойно пошла по ней. С благоговейным трепетом смотрел старец на идущую по воде святую.

Выйдя на берег, Мария преклонилась перед старцем и попросила его благословения. Потом выслушала «Верую» и «Отче наш», причастилась Христовых Тайн и произнесла: «Ныне отпущаеши рабу Твою по глаголу Твоему с миром!»

Потом попросила Зосиму исполнить последнюю ее просьбу: прийти через год на то место, где он встретил ее впервые. Через год старец вновь отправился на то место, где спасалась Мария, но нашел ее там уже почившей. Она лежала на земле, сложив руки, как на молитве, и обратив лицо на Восток. Рядом с ней на песке было начертано: «Отец Зосима, погреби тело смиренной Марии, умершей 1 апреля. Верни прах праху».

Со слезами и молитвами старец предал земле великую подвижницу и возвратился в обитель, где поведал инокам и игумену все, что услышал от преп. Марии.

Преподобная Мария Египетская скончалась в 522 г. На первой и пятой неделях Великого поста читается покаянный канон св. Андрея Критского с присоединением молитвенных стихов о Марии Египетской.

Великий пост - особое время для всех православных людей. Это время смирения, духовного очищения и молитвенного подвига, совершаемого каждым верующим в меру своих сил. Понять, чему посвящена каждая неделя этого периода, поможет православный календарь Великого поста в 2017 году.

Пятая неделя называется Седмицей пальмовых ветвей: в течение этой недели читается молитвенное правило Марии Египетской, а в субботу на церковной службе вспоминается чудо спасения Лазаря Иисусом.

Шестая неделя Великого поста 2017 года названа цветоносной: в это время вспоминается и прославляется вход Господень в Иерусалим, а воскресенье называется вербным, поскольку обычно именно к концу шестой недели поста зацветает символ чистоты — верба.

Седьмая неделя называется Страстной седмицей и имеет особое значение для всех верующих: в это время вспоминаются страдания Иисуса Христа перед казнью и чудом Воскрешения.

Первый день посвящен воспоминаниям библейский сюжетов: разрушения Иерусалима, продажи Иосифа в рабство за 20 серебряных монет и проклятия бесплодной смоковницы.

Второй день посвящен чтению пророчества о Страшном Суде, ожидающем всех людей после смерти. Также в этот день читаются притчи.

Третий день посвящен воспоминаниям о предательстве Иуды, чтению молитвенного правила преподобного Ефима, а также таинству исповеди, очищающей душу в ожидании Светлой Пасхи.

В четвертый день все православные стараются приобщиться к таинству Причастия. В молитвенных правилах вспоминается Тайная вечеря и читается двенадцать страстных Евангелий.

Пятый день назван Днем скорби по неправедно осужденному и распятому Иисусу Христу: правила предписывают воздерживаться от любой пищи в течение всего дня. Читаются утренние Царские Часы, днем выносится Плащаница, а вечером во всех храмах совершается Чин Погребения Господа.

Шестой день назван Великой Субботой: в это время проводится Светлая Литургия, по окончанию которой освящается праздничная пища.

Великий пост заканчивается в Светлое Христово Воскресение , иначе называемое Пасхой. Проводится праздничная ночная служба, после которой православные могут вкушать любую пищу. Мы желаем вам мира в душе и внутренней гармонии. Будьте счастливы и не забывайте нажимать на кнопки и

intelfinance.ru


Смотрите также