Авторизация

На страстной неделе


Страстная неделя — как ее провести?

Страстная неделя – это последние дни перед Пасхой, путь страданий, крестной смерти Спасителя и его Светлого Воскресения. Подробнее об этом в нашей статье!

Как провести Страстную седмицу?

О том, как правильно провести Страстную неделю, как прожить ее в полную меру, корреспонденты портала «Православие и мир» спросили у известных священников.

Страстная седмица: календарь и инфографика

Протоиерей Валериан Кречетов, духовник Московской епархии:

Сопереживайте Спасителю

Протоиерей Валериан Кречетов

Время поста, которое было дано человеку для достижения покаяния, заканчивается пятницей шестой седмицы. Весь смысл покаянного подвига, совершаемого Великим Постом, как говорят святые отцы, состоит в очищении сердца.

И Иоанн Предтеча, и Сам Господь начали свою проповедь со слов: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». И когда, как сказано в каноне Андрея Критского, «пророки уже изнемогли», Церковь подготавливает праздник Воскресения Христова, показывая последние дни Его жизни, когда Господь страдал за грехи наши. Как Бог, Он знал обо всем, что будет происходить, но как человек Он просил сострадания: «И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте» (Мф 26:34).

Страстная неделя готовит нас к празднику Пасхи и показывает, что другого пути к воскресению, чем через крест и страдания, нет. Поэтому простой народ и говорил: «Господь терпел и нам велел».

Богослужения Страстной седмицы призывают человека к тому, чтобы он сопереживал, сострадал Спасителю.

Первые три дня полагается перечитывать всех четырех Евангелистов в напоминание того, что Господь сотворил, а мы своими грехами Его распинаем. И хотя это обращено как бы к иудеям того времени, это относится к каждому человеку, который своими грехами распинает Христа.

В Страстную неделю, если имеется такая возможность, желательно чаще бывать в храме, особенно в Великий Четверг, и накануне в среду вечером. Утром верующие соприсутствуют на Тайной Вечере и причащаются, а вечером читаются Евангелия страстей Господних. Дальше идет Великий Пяток – распятие Спасителя, погребение и уже начинающаяся радость Светлой Субботы.

Первыми о воскресении Христовом узнали ангелы, так же как и о Его рождении, поэтому Церковь поет: «Воскресение Твое Христе Спасе ангели поют на небеси. И нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити». Почему сказано «чистым сердцем»? Потому что считается, что человек постом насколько возможно очистил свое сердце к этому светлому дню.

Протоиерей Владимир Воробьев:

Страстная седмица – это драгоценное время

Службы Страстной недели – это самые лучшие службы из всего церковного года. Думаю, что люди вообще не создали ничего лучше, чем Страстные службы. Это самое прекрасное, самое глубокое, самое талантливое, самое Боговдохновенное из всего, рожденного человеческим гением.

Если эти службы совершаются благоговейно, если человек старается в них участвовать осмысленно, то они перенесут его в ту реальность, которая явилась на земле две тысячи лет назад, помогут вместе со святыми, вместе с Божией Матерью и апостолами, пройти путь страданий Христа и встретить Светлое Христово Воскресение.

Если человек постарается вникнуть в них, то сможет преодолеть пространство и время и стать участником евангельских событий. Если искренне, с верой и любовью участвовать в этих церковных службах, то обязательно по-новому почувствуешь все Евангелие, по-новому осознаешь себя христианином.

Кроме того, эти службы, как всякое произведение искусства, действуют не только рациональным образом – на сознание человека, они действуют непосредственно, образно говоря, на сердце человека. Участвуя в них, человек что-то осознает, но еще больше он чувствует, что его вере открывается та духовная реальность, которая существует вне времени и пространства. Жертва Христова, Его страдание и смерть, Его победа над силами зла, над смертью, торжество Его воскресения – это все принадлежит духовному миру, находящемуся вне времени и пространства. И через церковные службы мы можем приобщиться к этой реальности.

Очень многое является тайной, которую мы не можем понять рационально. Это естественно, потому что духовный, Божественный мир выше нас, он не открывается нашему разуму вполне, не подвластен ему. А сердцу он открывается. Если это происходит, то становится великим достижением в нашей жизни. Мы поймем потом, не сразу, что ничего более высокого в нашей жизни не было. И не может быть ничего выше, чем жизнь со Христом, чем возможность найти Христа и быть с Ним. Поэтому Страстная седмица – это драгоценное время.

Конечно, со Христом можно быть всегда, и нужно быть всегда. Но падшему человеку это очень трудно. Наше сердце к этому не способно, оно как бы изнемогает, оно не может себя очистить, не может себя приготовить к тому, чтобы всегда быть с Богом. А здесь Господь Сам берет наше сердце в Свои руки, ведет Своей мощной рукой и совершает ту работу, которую мы должны были бы сделать сами, но стали неспособны на это. Церковь вводит нас в мощное шествие ко Христу, в жизнь со Христом, поэтому на богослужении прийти приблизиться ко Христу, почувствовать себя вместе с Ним гораздо легче, чем в одиночестве.

Обстоятельства нашей жизни таковы, что препятствуют участвовать во всех службах. Мы в храме Николы в Кузнецах стараемся служить по две службы в день: самые великие службы удвоить, чтобы все члены семьи могли подменить друг друга и поучаствовать в этих, даже не службах, а событиях.

Каждый день Страстной седмицы, так же как повествование об этих днях в Евангелии, является путем к страданию, которое совершилось на Голгофе. Само наше путешествие по дням Страстной седмицы похоже на тот путь на страсти, который прошел Сам Господь.

Вот мы видим, как Господь приходил в Иерусалим, потом уходил и приходил снова, говорил Свои последние поучения народу и ученикам. Службы делают нас спутниками Христа, Его слушателями. Вспоминаются Страстной четверг,Страстная пятница, Преблагословенная суббота… Мне кажется, тут комментарии не нужны и даже невозможны. Это настолько выше слов, что, как поется в службе, «изумевает всяк ум». Лучше прийти в храм и поучаствовать самому.

Очень важно, чтобы эти службы совершались неторопливо, чтобы всё было понятно, чтобы они доходили до сердца, чтобы соучастие в страданиях со Христом объединяло всю общину, народ и духовенство, чтобы это было общее шествие со Христом.

Протоиерей Владимир Шафоростов:

Не дайте себе прожить это время расслабленно

Протоиерей Владимир Шафоростов

Страстная неделя – время особенное. Эти дни нельзя прожить расслабленно, прожить так, как будто Христос не распинался ради нашего спасения.

К сожалению, многие стремятся к тому, чтобы взять от жизни всё, забывая о главном. Отвергая Христа, не отзываясь на крестную Божественную любовь, люди лишают себя благодатной радости и смысла жизни. Напомню читателям портала “Православие и мир” о так называемом пари Паскаля: человек, верующий во Христа, выигрывает жизнь вечную, если он прав, и не проигрывает ничего, если он ошибается; человек неверующий не выигрывает ничего, если он прав, и проигрывает вечную жизнь, если он заблуждается.

Святитель Иоанн Златоуст верно заметил, что: «Не столько огорчают Бога содеянные нами грехи, сколько наше нежелание перемениться».

В дни Страстной седмицы каждый, кто хочет быть верным учеником Христа, должен сделать всё возможное, чтобы отречься от греховных желаний, поставить молитвенное общение с Богом выше всего.

Не требовать любви к себе, не причинять боль ближнему, а лучше потерпеть ради Христа и постараться прожить эти Великие дни так, чтобы содержанием нашей жизни стало подлинное служение Богу и ближнему.

Важно не просто «отстоять» службу и вспомнить о страданиях Спасителя, а молитвенно сострадать, сораспяться со Христом. Дай Бог всем нам силы сберечь и приумножить всё светлое, что дано по благодати нам, и победить грех, который удаляет нас от Христа Спасителя.

Протоиерей Игорь Фомин:

Напитаться духом Богослужения

Чтобы Пасха стала настоящим праздником, Страстную неделю желательно провести в храме и пропитаться тем духом, который Церковь дает людям верующим именно в богослужении.

Надо обязательно отстраниться от времени, от нашего 21 века, мысленно хотя бы перенестись в те дни, прочувствовать, что испытал ради нас Господь. Каждый день этой страшной седмицы посвящен какому-либо дню недели перед воскресением Христовым, перед нашим спасением, и очень важен. Так что если мы проведем эти дни в храме, со вниманием и трепетом,   то Пасха для нас будет логичным завершением Страстной седмицы.

Если нет возможности пребывать в храме эти дни, я мог бы посоветовать для людей верующих синопсис. В православном синопсисе есть евангельские чтения на каждый день Страстной седмицы.

В эти дни надо особо обратить внимание на тех, кто рядом с нами. Обязательно творить добрые дела, которые были бы подтверждением нашей веры во Христа, распятого ради нас.

Протоиерей Кирилл Каледа:

Ежедневное чтение Евангелия

К Страстной неделе надо готовиться. Подготовка к Страстной седмице – это Великий пост.

Прочувствовать Страстную неделю без этой подготовки, наверное, невозможно. Каждый день этой недели посвящен переживанию тех событий, которые произошли почти 2000 лет тому назад. И поэтому ежедневно  необходимо читать Евангелие с тем, чтобы вместе с Церковью переживать эти события.

Конечно же, необходима молитва, потому что мы не просто вспоминаем некое историческое событие, мы молитвенно в нем участвуем. Поэтому без молитвы Страстную неделю проводить невозможно. Особенно без молитвы церковной, потому что именно в церковной молитве мы по-особому переживаем эти такие важные для нашего спасения дни.

Если нет возможности бывать на службах на этой неделе, то необходимо ежедневное чтение Евангелия. Евангелие мы можем почитать и дома, и в транспорте, и на работе, если это не помешает труду.

Священник Андрей Лоргус, декан факультета психологии Российского православного университета имени апостола Иоанна Богослова:

Проникнуться атмосферой святых дней

Самое лучшее, что можно было бы сделать в дни Страстной недели – посетить все службы. Быть и на последней Литургии Преждеосвященных Даров, и далее на всех – то есть в четверг утром и вечером, и на вынос плащаницы и погребение, в великую Субботу, и в пасхальную заутреню и Литургию и главное – в пасхальную Вечерню.

Чтобы Страстная седмица могла принести максимальную пользу, чтобы раскрылась красота и смысл церковного богослужения – надо побывать на всех службах. Хорошо было бы к этому добавить посильное участие в приготовлении домашнем. Подарки приготовить, яйца покрасить и многое другое.

Если нет возможности ходить на службы, то надо читать Евангелие, соответствующие главы, читать учебную Библию, чтобы разобраться.

Многое можно сделать для того, чтобы проникнуться атмосферой тех дней. Для этого сейчас все есть: и книги, и кино, и радио, и телевидение. Конечно, если человек обладает временем, силами – можно поучаствовать и в какой-то благотворительной деятельности, и поехать куда-то в социальные учреждения, и посетить своих собственных друзей и домашних, родственников, нуждающихся в помощи, помочь в чем-то к Пасхе, купить что-то.

Страстная седмица

Можно сделать многое, но все-таки эту неделю лучше посвятить себе, своей душе. Посвятить покаянию и проникновению в смысл происходящего. Если человек только воцерковляется, то есть только начинает свой церковный путь, то тогда, конечно, учиться, учиться и учиться. И потихонечку традицию осваивать. Если человек все это уже знает, то тогда он может как-то себя посвятить тому, чтобы посетить нуждающихся и что-то делать доброе.

В Страстную неделю лучше сосредоточиться, а не распыляться на сто дел. Лучше отложить то, что можно сделать в другое время. Не планировать суеты, помочь себе в максимальной концентрации, поспособствовать внутренней собранности.

Протоиерей Максим Козлов:

Чтобы быт не поглотил бытие

Страстная неделя – это время, когда все достигает своего максимума. Поэтому тонкость не в том, что нужно для нее специально придумать что-то особенное, а просто нужно постараться то, что важно делать в жизни обычной, здесь делать в степени максимального развития.

От нас, с одной стороны, потребуется, во-первых, максимально глубокое и ответственное осознание своего участия в богослужениях этих дней, которые, конечно же, очень не хочется пропускать. Понятно, что люди, которые учатся или работают, не будут иметь возможность быть на всех службах. Но все же у большинства из нас есть возможность дома или в дороге, в транспорте вычитывать выдержки из Триоди постной Службы Страстной недели, которые многократно были изданы.

Во-вторых, у каждого есть возможность читать Евангелие о каждом дне Страстной недели. Может быть, хорошо день начинать с чтения Евангелия о том или ином Страстном дне.

Конечно, есть дни, в которых нужно все усилия приложить, чтобы попасть на службы. Подумать заранее, перенести зачет, договориться с начальником, взять отгул. Это Богослужение великого Четверга, когда все нас зовет причаститься. Богослужения Великого Пятка, с последованием Страстей Христовых, с выносом плащаницы.

Часто люди пропускают Богослужение Великой Субботы. Говорят, что к этому времени сил не остается, но на самом деле не хватает внутреннего понимания, что на этой службе нужно быть. Это богослужение, с которого, собственно, начинается Пасха. Которое есть такой удивительный переход от покоя смертного к покою Воскресения Христова.

Конечно, на Страстной каждый, кто не имеет каких-то абсолютных препятствий, должен постараться приобщиться Святых Христовых Таин.

Посещение богослужений в максимальной для себя мере не должно стать чем-то убаюкивающим. Службы наши удивительно красивы. Но нужно стараться не привести это в сентиментальные переживания по поводу. Это более соприсутствие.

Очень важно в эти дни не забывать людей, которые вокруг нас. Известно, что к концу поста все мы устаем. Но мы ведь знаем, что так бывает, и, соответственно, должны быть готовы к тому, что мы легче можем сорваться, друг друга лишить возможности в мире подойти к Пасхе. Вот к этому нужно отнестись очень и очень внимательно.

Если просят помочь убраться дома к Пасхе – то нужно, конечно, помочь. Но совсем хорошо будет, если это «помочь убраться» будет не вместо службы, а вместе со службой, скажем, вместо собственного сна и еще чего-нибудь, что мы себе разрешаем. Надо свои личные занятия постараться максимально раздвинуть с этих дней. Но, конечно, в каждой семье должны быть, особенно если есть маленькие дети, компромиссы. Кто-то пойдет на одну службу, а кто-то на другую. Как-то надо чередоваться, договариваться, как друг друга отпускать.

И последнее. Жизнь в Церкви церковного человека богата и многообразна. Помимо бытия, в ней есть быт. В жизни каждого из нас будут предпасхальные приготовления. Для кого-то это забота о подарках, для кого-то – предварительные попечения о пасхальных яствах, которых все мы будем ждать в той или иной мере. Но только бы не стало это приоритетом. Ну, не должна быть пасха как творожная еда важнее Пасхи как Христова Воскресения. Пусть будет на каком-то иерархически правильном в жизни месте.

Протоиерей Максим Первозванский:

В дни Страстной недели будьте в храме

Протоиерей Максим Первозванский

Поскольку Страстная неделя является кульминацией всего церковного года и периодом, когда в храмах вспоминаются все события, происходившие в последние дни жизни Господа нашего Иисуса Христа, то я настоятельно бы советовал как можно больше времени потратить на пребывание в храме.

Все богослужения Страстной седмицы построены таким образом, чтобы мы не пропускали ни одного из них.

На воскресной вечерней службе обычно уже служится утреня понедельника с песнопением «Се жених грядет в полуночи» и читается Евангелие.

Утреня следующего дня посвящена пребыванию Господа в Иерусалиме в период между его входом в Иерусалим и страстями.

В среду вечером и в четверг утром совершаются богослужения Великого Четверга.

В четверг вечером – утреня Страстного Пятка и чтение страстных Евангелий.

В пятницу в храмах служится три богослужения – это царские часы, вечерня с выносом плащаницы и утреня с погребением.

Потом, конечно, божественная литургия и богослужения Великой Субботы.

Надо также отметить, что люди совершают ошибку, пытаясь снова на Страстной неделе особенно подробно исповедоваться, вновь подумать о своих грехах. Этого делать не нужно. Раньше в храмах иногда даже вывешивали объявления о том, что поисповедоваться надо постараться до празднования Входа Господня в Иерусалим, а начиная с этого праздника, для тех, кто исповедовался в течение Великого поста, можно причащаться уже и без исповеди.

Поэтому мой главный совет – по возможности посетить как можно большее количество богослужений и причаститься как минимум в Великий Четверг и на Пасху.

Подготовили Наталья Смирнова, Мария Абушкина, Александр Филиппов

Вы прочитали статью Страстная неделя – как ее провести?

Читайте также:

Смотрите видео о Страстной неделе:

На Страстной неделе

– Иди, уже звонят. Да смотри не шали в церкви, а то Бог накажет.

Мать сует мне на расходы несколько медных монет и тотчас же, забыв про меня, бежит с остывшим утюгом в кухню. Я отлично знаю, что после исповеди мне не дадут ни есть, ни пить, а потому, прежде чем выйти из дому, насильно съедаю краюху белого хлеба, выпиваю два стакана воды. На улице совсем весна. Мостовые покрыты бурым месивом, на котором уже начинают обозначаться будущие тропинки; крыши и тротуары сухи; под заборами сквозь гнилую прошлогоднюю траву пробивается нежная, молодая зелень. В канавах, весело журча и пенясь, бежит грязная вода, в которой не брезгают купаться солнечные лучи. Щепочки, соломинки, скорлупа подсолнухов быстро несутся по воде, кружатся и цепляются за грязную пену. Куда, куда плывут эти щепочки? Очень возможно, что из канавы попадут они в реку, из реки в море, из моря в океан… Я хочу вообразить себе этот длинный, страшный путь, но моя фантазия обрывается, не дойдя до моря.

Проезжает извозчик. Он чмокает, дергает вожжи и не видит, что на задке его пролетки повисли два уличных мальчика. Я хочу присоединиться к ним, но вспоминаю про исповедь, и мальчишки начинают казаться мне величайшими грешниками.

“На Страшном суде их спросят: зачем вы шалили и обманывали бедного извозчика? – думаю я. – Они начнут оправдываться, но нечистые духи схватят их и потащат в огонь вечный. Но если они будут слушаться родителей и подавать нищим по копейке или по бублику, то Бог сжалится над ними и пустит их в рай”.

Церковная паперть суха и залита солнечным светом. На ней ни души. Нерешительно я открываю дверь и вхожу в церковь. Тут в сумерках, которые кажутся мне густыми и мрачными, как никогда, мною овладевает сознание греховности и ничтожества . Прежде всего бросаются в глаза большое распятие и по сторонам его божия матерь и Иоанн Богослов. Паникадила и ставники одеты в черные, траурные чехлы, лампадки мерцают тускло и робко, а солнце как будто умышленно минует церковные окна. Богородица и любимый ученик Иисуса Христа, изображенные в профиль, молча глядят на невыносимые страдания и не замечают моего присутствия; я чувствую, что для них я чужой, лишний, незаметный, что не могу помочь им ни словом, ни делом, что я отвратительный, бесчестный мальчишка, способный только на шалости, грубости и ябедничество. Я вспоминаю всех людей, каких только я знаю, и все они представляются мне мелкими, глупыми, злыми и неспособными хотя бы на одну каплю уменьшить то страшное горе, которое я теперь вижу; церковные сумерки делаются гуще и мрачнее, и божия матерь с Иоанном Богословом кажутся мне одинокими.

За свечным шкафом стоит Прокофий Игнатьич, старый отставной солдат, помощник церковного старосты. Подняв брови и поглаживая бороду, он объясняет полушепотом какой-то старухе:

– Утреня будет сегодня с вечера, сейчас же после вечерни. А завтра к часам ударят в восьмом часу. Поняла? В восьмом.

А между двух широких колонн направо, там, где начинается придел Варвары Великомученицы, возле ширмы, ожидая очереди, стоят исповедники… Тут же и Митька, оборванный, некрасиво остриженный мальчик с оттопыренными ушами и маленькими, очень злыми глазами. Это сын вдовы поденщицы Настасьи, забияка, разбойник, хватающий с лотков у торговок яблоки и не раз отнимавший у меня бабки. Он сердито оглядывает меня и, мне кажется, злорадствует, что не я, а он первый пойдет за ширму. Во мне закипает злоба, я стараюсь не глядеть на него и в глубине души досадую на то, что этому мальчишке простятся сейчас грехи.

Впереди него стоит роскошно одетая красивая дама в шляпке сбелым пером. Она заметно волнуется, напряженно ждет, и одна щека у нее от волнения лихорадочно зарумянилась.

Жду я пять минут, десять… Из-за ширм выходит прилично одетый молодой человек с длинной, тощей шеей и в высоких резиновых калошах; начинаю мечтать о том, как я вырасту большой и как куплю себе такие же калоши, непременно куплю! Дама вздрагивает и идет за ширмы. Ее очередь.

В шелку между двумя половинками ширмы видно, как дама подходит к аналою и делает земной поклон, затем поднимается и, не глядя  на священника, в ожидании поникает головой. Священник стоит спиной к ширмам, а потому я вижу только его седые кудрявые волосы, цепочку от наперсного креста и широкую спину. А лица не видно. Вздохнув и не глядя на даму, он начинает говорить быстро, покачивая головой, то возвышая, то понижая свой шепот. Дама слушает покорно, как виноватая, коротко отвечает и глядит в землю.

“Чем она грешна? – думаю я, благоговейно посматривая на ее кроткое красивое лицо. – Боже, прости ей грехи! Пошли ей счастье!”

Но вот священник покрывает ее голову епитрахилью.

– И аз, недостойной иерей… – слышится его голос… – властию его, мне данною, прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих…

Дама делает земной поклон, целует крест и идет назад. Уже обе щеки ее румяны, но лицо спокойно, ясно, весело.

“Она теперь счастлива, – думаю я, глядя то на нее, то на священника, простившего ей грехи. – Но как должен быть счастлив человек, которому дано право прощать”.

Теперь очередь Митьки, но во мне вдруг вскипает чувство ненависти к этому разбойнику, я хочу пройти за ширму раньше его, я хочу быть первым… Заметив мое движение, он бьет меня свечой по голове, я отвечаю ему тем же, и полминуты слышится пыхтенье и такие звуки, как будто кто-то ломает свечи… Нас разнимают. Мой враг робко подходит к аналою, не сгибая колен, кланяется в землю, но, что дальше, я не вижу; от мысли, что сейчас после Митьки будет моя очередь, в глазах у меня начинают мешаться и расплываться предметы; оттопыренные уши Митьки растут и сливаются с темным затылком, священник колеблется, пол кажется волнистым…

Раздается голос священника:

– И аз, недостойный иерей…

Теперь уж и я двигаюсь за ширмы. Под ногами ничего не чувствую, точно иду по воздуху… Подхожу к аналою, который выше меня. На мгновение у меня в глазах мелькает равнодушное, утомленное лицосвященника, но дальше я вижу только его рукав с голубой подкладкой, крест и край аналоя. Я чувствую близкое соседство священника, запах его рясы, слышу строгий голос, и моя щека, обращенная к нему, начинает гореть… Многого от волнения я не слышу, но на вопросы отвечаю искренне, не своим, каким-то странным голосом, вспоминаю одиноких Богородицу и Иоанна Богослова, распятие, свою мать, и мне хочется плакать, просить прощения.

– Тебя как зовут? – спрашивает священник, покрывая мою голову мягкою епитрахилью.

Как теперь легко, как радостно на душе!

Грехов уже нет, я свят, я имею право идти в рай! Мне кажется, что от меня уже пахнет так же, как от рясы, я иду из-за ширм к диакону записываться и нюхаю свои рукава. Церковные сумерки уже не кажутся мне мрачными, и на Митьку я гляжу равнодушно, без злобы.

– Как тебя зовут? – спрашивает диакон.

– Федя.

– А по отчеству?

– Не знаю.

– Как зовут твоего папашу?

– Иван Петрович.

– Фамилия?

Я молчу.

– Сколько тебе лет?

– Девятый год.

Придя домой, я, чтобы не видеть, как ужинают, поскорее ложусь в постель и, закрывши глаза, мечтаю о том, как хорошо было бы претерпеть мучения от какого-нибудь Ирода или Диоскора, жить в пустыне и, подобно старцу Серафиму, кормить медведей, жить в келии и питаться  одной прочфорой, раздать имущество бедным, идти в Киев. Мне слышно, как в столовой накрывают на стол – это собираются ужинать; будут есть винегрет, пирожки с капустой и жареного судака. Как мне хочется есть! Я согласен терпеть всякие мучения, жить в пустыне без матери, кормить медведей из собственных рук, но только сначала съесть бы хоть один пирожок с капустой!

– Боже, очисти меня грешного, – молюсь я, укрываясь с головой. – Ангел-хранитель, защити меня от нечистого духа.

На другой день, в четверг, я просыпаюсь с душой ясной и чистой, как хороший весенний день. В церковь я иду весело, смело, чувствуя, что я причастник, что на мне роскошная и дорогая рубаха, сшитая из шелкового платья, оставшегося после бабушки. В церкви все дышит радостью, счастьем и весной; лица Богородицы и Иоанна Богослова не так печальны, как вчера, лица причастников озарены надеждой, и, кажется, все прошлое предано забвению, все прощено. Митька тоже причесан и одет по-праздничному. Я весело гляжу на его оттопыренные уши и, чтобы показать, что я против него ничего не имею, говорю ему:

– Ты сегодня красивый, и если бы у тебя не торчали волосы и если б ты не был так бедно одет, то все бы подумали, что твоя мать не прачка, а благородная. Приходи ко мне на пасху, будем в бабки играть.

Митька недоверчиво глядит на меня и грозит мне под полой кулаком.

А вчерашняя дама кажется мне прекрасной. На ней светло-голубое платье и большая сверкающая брошь в виде подковы. Я любуюсь ею и думаю, что когда я вырасту большой, то непременно женюсь на такой женщине, но, вспомнив, что жениться – стыдно, я перестаю об этом думать и иду на клирос, где дьячок уже читает часы.

Страстная седмица 2019 - Православный журнал "Фома"

Страстная седмица (неделя) – особенное время Великого поста. Фактически сам пост, как период нашего сугубого покаяния, завершён, и теперь начинается новый этап. На Страстной седмице день за днём вспоминаются последние дни земной жизни нашего Спасителя. И мы имеем возможность быть свидетелями этих Евангельских событий, идти вслед за Христом.

События Страстной седмицы

Великий Понедельник

В этот день в Евангельском чтении вспоминается ветхозаветный пророк Иосиф, сын Иакова и Рахили. Господь наделил его даром провидения, что вызвало негодование и зависть его братьев. Сговорившись, они продали его в рабство в Египет, где в положенный час он спас народ от страшных напастей.

Иосиф является своего рода прообразом нашего Спасителя Иисуса Христа, которого предали и обрекли на страдания, но, взойдя на Крест, Он подарил нам жизнь вечную.

Также в этот день читается Евангелие о Втором Пришествии Христовом и вспоминается несколько притч.

Первая притча — о злых виноградарях, которые были настолько лукавы, что не отдавали хозяину виноградника плодов в надлежащее время. Они избили слуг, которых послал хозяин, и убили его единственного сына.

Вторая притча — о бесплодной смоковице, которую проклял Господь за то, что она не приносила плоды.

В этих двух притчах заключён символ народа Израиля, который отверг и осудил сына Божьего на смерть. А ещё это образ души человеческой, которую мы порой закрываем от Бога.

Вот что писал об этом святой Иоанн Кронштадтский:

«К нам с вами часто приходит и рано и поздно Насадитель жизни нашей, Господь Иисус Христос, алчущий нашего спасения, приходит, чтоб утолить голод души нашей, чтобы стать для нее хлебом жизни. И, увы, почти всегда находит в нас только заботы о житейском — одни листья; плодов же веры, всеусильного попечения о спасении душ наших нет как нет».

Великий Вторник

Евангельское чтение Великого Вторника является частью ряда бесед Христовых о Страшном суде.

Господь рассказал ученикам о Своём  Втором  Пришествии, а также несколько притч.

Первая притча — о десяти мудрых девах, запасшихся маслом для светильников, чтобы встретить грядущего Жениха, и о десяти неразумных девах, по своей рассеянности оказавшихся неготовыми к этой встрече.

Она как раз говорит о том, что суд Божий может застигнуть нас врасплох, тогда уже поздно будет что-нибудь предпринимать, поэтому мы должны быть готовыми.

Вторая притча — о талантах. В ней говорится о том, как господин призвал трёх рабов своих и дал каждому из них таланты (денежная единица, которая использовалась в античные времена в Европе, Передней Азии и Северной Африке). Двое вложили всё, что у них было, в труды свои и таким образом приумножили своё богатство, и за это господин наградил их, а третий не захотел утруждать себя и просто зарыл данный ему талант в землю. Господин рассердился на раба за его лукавство, отнял у него талант и отдал одному из слуг, самому трудолюбивому.

Эта притча заставляет нас задуматься о том, что Господь наделяет неким талантом, даром. Для каждого из нас этот дар уникален, но мы должны использовать то, что нам было даровано во благо, чтобы дело наше приносило добрые плоды. Ведь за это потом каждый из нас будет держать ответ перед Богом.

Великая Среда

В этот день в Евангельских чтениях вспоминается предательство Иисуса Христа его учеником Иудой за 30 сребреников.

Евангельский рассказ начинается с того момента, когда Иисус пребывал в Вифании в доме Симона прокаженного. Тогда к Нему пришла некая женщина «грешница» и принесла с собой драгоценное миро, которое возлила на главу Спасителя. Ученики вознегодовали от такой расточительности, но Иисус остановил их, растолковав, что она доброе дело сделала для Него, тем самым готовя Его тело к погребению.

В то же время Иуда Искариот, один из учеников Христа, сговорился с первосвященниками и пообещал выдать Господа за вознаграждение, тогда они предложили ему за это 30 сребреников.

Все богослужебные тексты и песнопения этого дня готовят нас к страшным событиям. Уже произошло осуждение и предательство Спасителя, близится час Его страданий.

Великий Четверг

Великий Четверг приближает нас к часу Крестных страданий Христа. Это своего рода кульминация Страстей Христовых.

Вспоминаются события Тайной Вечери, страшная ночь в Гефсиманском саду, час суда и предание Христа на смертные муки.

Накануне страшного дня Христос совершает последнюю трапезу со своими учениками. В знак смирения Господь омывает ноги своим ученикам, показывая пример того, как должно им обращаться друг с другом, не превознося себя.

В память об этом моменте евангельской истории в Церкви установлена традиция — чин омовения ног. Он совершается архиереем (епископ, архиепископ, митрополит, патриарх) на богослужении Великого Четверга.

По омовении ног Иисус совершил Пасху и установил Великое Таинство Евхаристии, то есть Господь даровал людям Свои Тело и Кровь.

Это событие подробно описывается в Евангелии от Матфея:

И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов (Мф 26:26–28).

Находясь же среди учеников своих, Иисус сказал, что один из них предаст Его. Тогда ученики опечалились и стали спрашивать: кто это?

Господь же сказал, что это будет тот, кто опустит вместе с Ним руку в чашу.

При этом Иуда, предающий Его, спросил: «Не я ли, Равви’?», на что Иисус ответил: «Ты сказал».

Ещё Господь предсказал ученикам искушения, которые им предстоят, а апостолу Петру — что он три раза отречётся от Него. Но также Господь предрёк им Своё явление по Воскресении в Галилее.

По окончании праздничной трапезы Иисус отправляется с учениками в Гефсиманский сад, где возносит свои молитвы Богу Отцу и скорбит о предстоящих мучениях.

И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты (Мф 26:39).

Господь испрашивает воли Бога Отца, если это возможно избавить Его от предстоящих страданий. Но всё же со смирением произносит: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя (Мф 26:42).

При этом Он сказал апостолам бодрствовать вместе с Ним и молиться, чтобы не впасть в искушение. Но несколько раз находит их спящими.

Около полуночи приходит в сад предатель Иуда с множеством вооруженного народа, присланного от первосвященников и старейшин. И сказал им: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его (Мф 26:48). И, подойдя к Спасителю, поцеловал Его. Тогда же Иисуса схватили, и Он смиренно предал Себя в руки грешников, чтобы понести великие страдания на Кресте. А ученики, бывшие с ним, бежали, оставив Его.

Великая Пятница

Страстная Пятница  — самый страшный день в истории человечества. Это день распятия Господа нашего Иисуса Христа.

Евангельские чтения этого дня содержат описание Страданий (Страстей) Христовых.

Иисус — Спаситель мира был отвергнут избранным народом Израиля и подвергнут страшным издевательствам.

На богослужении утрени вспоминается время, когда Спасителя схватили в Гефсиманском саду, и Его осуждение старейшинами и первосвященниками на смерть. На богослужении третьего часа рассказывается о суде у Понтия Пилата. На шестом часе вспоминаются крестные муки Иисуса Христа. На девятом –  время смерти. И на вечерне — время снятия Спасителя с креста и погребение тела Его.

Великая Суббота

Суббота — последний день перед Пасхой.

В Евангельских евангельских событиях этого дня описывается снятие с креста Иисуса и положение Его во гроб.

Вечером того же дня, когда умер Спаситель, один из учеников его, Иосиф Аримафейский, тайно от первосвященников и фарисеев пришёл к Понтию Пилату и спросил попросил позволения снять тело Христово. Пилат позволил.

Тогда же Иосиф, сняв тело Иисуса вместе с Никодимом (также одним из учеников), смазал Его благовониями и обвил плащаницей (льняное полотно) по иудейскому обычаю.

После этого тело Тело Христово положили во Гроб, который был высечен в скале и привалили ко входу большой камень.

В субботу же первосвященники и фарисеи пришли к Пилату и потребовали поставить стражников у Гроба Иисуса, боясь, что Его тело украдут, а народу скажут, будто Он Воскрес.

Так и случилось: приставили ко Гробу стражников ко Гробу, чем в положенный час предоставили неопровержимое доказательство Воскресения Христова.

Также в Великую Пятницу Субботу церковь вспоминает сошествие Спасителя в Ад ад, где Он попрал Он силу дьявола и возвестил о победе над смертью.

Вот что писал об этом Митрополит митрополит Сурожский Антоний Сурожский:

«И так мы стоим у гроба Господня. Прошли страшные страстные дни и часы; плотью, которой страдал Христос, Он теперь почил; душою, сияющей славой Божества, Он сошел во ад и тьму его рассеял, и положил конец той страшной богооставленности, которую смерть представляла собой до Его сошествия в ее недра. Действительно, мы находимся в тишине преблагословенной субботы, когда Господь почил от трудов Своих.

И вся Вселенная в трепете: ад погиб; мертвый — ни един во гробе; отделенность, безнадежная отделенность от Бога побеждена тем, что Сам Бог пришел в место последнего отлучения. Ангелы поклоняются Богу, восторжествовавшему над всем, что земля создала страшного: над грехом, над злом, над смертью, над разлукой с Богом…»

Песнопения Страстной седмицы

Великий Понедельник

Тропарь:

Се Жених грядет в полунощи, и блажен раб, егоже обрящет бдяща: недостоин же паки, егоже обрящет унывающа. Блюди убо душе моя, не сном отяготися, да не смерти предана будеши, и Царствия вне затворишися, но воспряни зовущи: Свят, Свят, Свят еси Боже, Богородицею помилуй нас.

Перевод:

Вот, Жених приходит в полночь, и блажен тот слуга, которого Он найдет бодрствующим; а кого найдет уныло спящим — тот недостоин. Смотри же, душа моя, не отягощайся сном, чтобы тебя не предали смерти и не закрыли пред тобой двери Царствия, но воспрянь, взывая: Свят, Свят, Свят, Ты Господи, по молитвам Богородицы помилуй нас!

Кондак:

Иаков рыдаше Иосифова лишения и доблий седяше на колеснице, яко царь почитаемь: египтяныни бо тогда сластем не поработав, возпрославляшеся от Ведущаго человеческая сердца и Посылающаго венец нетленный.

Перевод:

Иаков скорбел о потере Иосифа, а тот, доблестный восседал на колеснице, как царь почитаемый; ибо, не став прежде того рабом услаждений с египтянкой, он обрел за это славу от Видящего человеческие сердца и Дарующего венец нетленный.

Икос:

На рыдание ныне приложим рыдание и излием слезы со Иаковом, плачущеся Иосифа приснопамятнаго и целомудреннаго, порабощеннаго убо телом, душу же непорабощену соблюдшаго и Египтом всем царствовавшаго: Бог бо подает рабом Своим венец нетленный.

Перевод:

Приложим к рыданию рыдание и изольем слезы вместе с Иаковом, оплакивающим приснопамятного и целомудренного Иосифа, порабощенного телом, но сохранившего не порабощенную душу и воцарившегося над всем Египтом: ибо Бог подает Своим рабам венец нетленный.

Ексапостиларий (светилен):

Чертог Твой вижу, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду вонь: просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя.

Перевод:

Вижу, мой Спаситель, Твой украшенный чертог, и нет у меня достойной одежды, чтобы войти туда: просвети одеяние моей души, о Светодавец, и спаси меня.

Великий Вторник

Тропарь:

Се Жених грядет в полунощи, и блажен раб, егоже обрящет бдяща: не достоин же паки, егоже обрящет унывающа. Блюди убо душе моя, не сном отяготися, да не смерти предана будеши, и Царствия вне затворишися, но воспряни зовущи: Свят, Свят, Свят еси Боже, Богородицею помилуй нас.

Перевод:

Вот, Жених приходит в полночь, и блажен тот слуга, которого Он найдет бодрствующим; а кого найдет уныло спящим – тот недостоин. Смотри же, душа моя, не отягощайся сном, чтобы тебя не предали смерти и не закрыли пред тобой двери Царствия, но воспрянь, взывая: Свят, Свят, Свят, Ты Господи, по молитвам Богородицы помилуй нас!

Кондак:

Час, душе, конца помысливши, и посечения смоковницы убоявшися, данный тебе талант трудолюбно делай, окаянная, бодрствующи и зовущи: да не пребудем вне чертога Христова.

Перевод:

О часе конца помысли, душа, и участи срубленной смоковницы убоявшись, над данным тебе талантом потрудись, несчастная, бодрствуя и взывая: «Да не останемся мы вне брачного чертога Христова!»

Икос:

Что унываеши, душе моя окаянная? Что мечтаеши безвременно попечения неполезная? Что упражняешися к мимотекущим? Последнейший час есть отселе, и разлучитися имамы от сущих зде. Дондеже время имаши, возникни зовущи: согреших Ти, Спасе мой, не посецы мене, якоже неплодную смоковницу, но яко благоутробен, Господи, ущедри со страхом зовущую: да не пребудем вне чертога Христова.

Перевод:

Что в нерадении пребываешь, душа моя несчастная? Что не вовремя мечтаешь в заботах о бесполезном? Что занимаешься бесследно утекающим? Последний час отныне наступил, и предстоит нам со всем здешним разлучиться. Доколе имеешь время, отрезвись, взывая: Согрешила я пред Тобою, Спаситель мой, не сруби меня, как бесплодную смоковницу, но как милосердный, Господи, пожалей со страхом восклицающую: «”Да не останемся мы вне брачного чертога Христова!”»

Ексапостиларий (светилен):

Чертог Твой вижу, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду вонь: просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя.

Перевод:

Вижу, мой Спаситель, Твой украшенный чертог, и нет у меня достойной одежды, чтобы войти туда: просвети одеяние моей души, о Светодавец, и спаси меня.

Великая Среда

Особая стихира, творение Кассианы инокини:

Господи, яже во многия грехи впадшая жена, Твое ощутившая Божество, мироносицы вземши чин, рыдающи миро Тебе прежде погребения приносит: увы мне! глаголющи яко нощь мне есть разжжение блуда невоздержанна, мрачное же и безлунное рачение греха. Приими моя источники слез, Иже облаками производяй моря воду. Приклонися к моим воздыханием сердечным, Приклонивый Небеса неизреченным Твоим истощанием: да облобыжу пречистеи Твои нозе, и отру сия паки главы моея власы, ихже в раи Ева, по полудни, шумом уши огласивши, страхом скрыся. Грехов моих множества и судеб Твоих бездны кто изследит Душеспасче Спасе мой? Да мя, Твою рабу, не презриши, Иже безмерную имеяй милость.

Перевод: 

Женщина, впавшая во многие грехи, Твою ощутившая Божественную сущность, приняла чин мироносиц, рыдая, приносит Тебе миро прежде погребения, говоря: О, горе мне! Ночь мне невоздержанного блуда, мрачная и безлунная ночь греха. Приклонись к моим сердечным воздыханиям, Приклонивший Небеса несказанным Твоим истощанием, да облобызаю пречистые Твои ноги, шаги которых Ева в полдень в раю услышав, в страхе скрылась, и отру их своими волосами. Множество грехов моих и бездну судеб Твоих кто исследует? Спаситель души моей, имеющий безмерную милость, не презри Твоей рабы.

Тропарь:

Се Жених грядет в полунощи, и блажен раб, егоже обрящет бдяща: не достоин же паки, егоже обрящет унывающа. Блюди убо душе моя, не сном отяготися, да не смерти предана будеши, и Царствия вне затворишися, но воспрянизовущи: Свят, Свят, Свят еси Боже, Богородицею помилуй нас.

Перевод:

Вот, Жених приходит в полночь, и блажен тот слуга, которого Он найдет бодрствующим; а кого найдет уныло спящим – тот недостоин. Смотри же, душа моя, не отягощайся сном, чтобы тебя не предали смерти и не закрыли пред тобой двери Царствия, но воспрянь, взывая: Свят, Свят, Свят, Ты Господи. По молитвам Богородицы помилуй нас!

Кондак:

Паче блудницы, Блаже, беззаконновав, слез тучи никакоже Тебе принесох; но молчанием моляся припадаю Ти, любовию облобызая пречистеи Твои нозе, яко да оставление мне яко Владыка подаси долгов, зовущу Ти, Спасе: от скверных дел моих избави мя.

Перевод:

Больше, чем блудница, беззаконий совершив, слез потоков я Тебе вовсе не принес; но в безмолвной мольбе припадаю к Тебе, Благой, с любовью целуя пречистые ноги Твои, дабы Ты даровал мне, как Владыка, прощение долгов, взывающему Тебе, Спаситель: «От дел моих нечистых меня избавь!»

Икос:

Яже первее блудница жена, внезапу целомудренна явися, возненавидевши дела студнаго греха и сладости телесныя, поминающи студ многий и суд мучения, егоже претерпят блудницы и сквернии, от нихже первый есмь аз, и боюся, но пребываю в злом обычаи, безумный. Блудная же жена, убоявшися, и потщавшися, скоро прииде, вопиющи ко Избавителю: Человеколюбче и Щедре, от скверных дел моих избави мя.

Перевод:

Прежде распутная жена внезапно целомудренной явилась, возненавидев дела постыдного греха и наслаждения телесные, в уме имея великий стыд и суд с последующим наказанием, которому блудники и распутные подвергнутся. Я являюсь первым из их числа, и, хотя страшусь, но держусь порочного обычая, безумный. Блудная же жена, убоявшись и приложив старание, скоро пришла, взывая ко Искупителю: Человеколюбивый и Милосердный, от дел моих нечистых меня избавь!

Ексапостиларий (светилен):

Чертог Твой вижу, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду вонь: просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя.

Перевод:

Вижу, мой Спаситель, Твой украшенный чертог, и нет у меня достойной одежды, чтобы войти туда: просвети одеяние моей души, о Светодавец, и спаси меня.

Великий Четверг

 Тропарь:

Егда славнии ученицы на умовении вечери просвещахуся, тогда Иуда злочестивый сребролюбием недуговав омрачашеся, и беззаконным судиям Тебе праведнаго Судию предает. Виждь, имений рачителю, сих ради удавление употребивша. Бежи несытыя души, Учителю таковая дерзнувшия. Иже о всех Благий Господи, слава Тебе!

Перевод:

Когда славные ученики при умовении на вечере просвещались, тогда Иуда нечестивый, заболевший сребролюбием, омрачался и беззаконным судьям Тебя, Праведного Судию, предает. Смотри, любитель стяжаний, на удавление из-за них стяжавшего! Беги от ненасытной души, на такое против Учителя дерзнувшей! Господи, ко всем благой, слава Тебе!

Кондак:

Хлеб прием в руце предатель, сокровенно тыя простирает, и приемлет цену Создавшаго Своима рукама человека, и неисправлен пребысть Иуда раб и льстец.

Перевод:

Взяв хлеб в руки, предатель тайно их же простирает и берет цену Создавшего Своими руками человека; и неисправим остался Иуда, раб и льстец.

Икос:

«Тайной трапезе, в страсе приближившеся вси, чистыми душами Хлеб приимем, спребывающе Владыце: да видим, како умывает ноги учеников, и сотворим, якоже видим, друг другу покаряющеся, и друг другу нозе умывающе. Христос бо тако повеле Своим учеником, предрек тако творити, но не услыша Иуда раб и льстец.

Перевод:

К таинственной трапезе все со страхом приблизившись, чистыми душами примем Хлеб, оставаясь вместе с Владыкой, чтобы увидеть, как Он моет ноги учеников и отирает полотенцем, и сделать так, как мы увидели, друг другу покоряясь и друг другу ноги омывая, — ибо Христос так повелел Своим ученикам, как прежде сказал; но не услышал Иуда, раб и льстец.

Ексапостиларий (светилен):

Чертог Твой вижу, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду вонь: просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя.

Перевод:

Вижу, мой Спаситель, Твой украшенный чертог, и нет у меня достойной одежды, чтобы войти туда: просвети одеяние моей души, о Светодавец, и спаси меня.

«Вечери Твоея Тайныя днесь» — поётся на Литургии перед Причастием Святых Христовых Тайн вместо «Тело Христово приимите»:

Тропарь:

Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими: не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя Господи во Царствии Твоем.

Перевод:

Вечери Твоей таинственной участником в сей день, Сын Божий, меня прими. Ибо не поведаю я тайны врагам Твоим, не дам Тебе поцелуя, такого, как Иуда. Но, как разбойник, исповедаю Тебя: Помяни меня, Господи, в Царстве Твоём.

Великая Пятница

Стихира:

Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго, в нощи к Пилату пришедшаго и Живота всех испросившаго: даждь ми Сего  Страннаго, Иже не имеет где главы подклонити.Даждь ми Сего Страннаго, Егоже ученик лукавый на смерть предаде. Даждь ми Сего Страннаго, Егоже Мати зрящи на Кресте висяща, рыдающи вопияше и матерски восклицаше: увы Мне, Чадо Мое! увы Мне, Свете Мой и утроба Моя возлюбленная! Симеоном бо предреченное в церкви днесь сбыстся: Мое сердце оружие пройде, но в радость воскресения Твоего плачь преложи. Покланяемся Страстем Твоим, Христе (трижды), и Святому Воскресению.

Перевод:

Приидите, ублажим Иосифа приснопамятного,

в нощи к Пилату пришедшего,

и Живота всех испросившего:

даждь ми Сего странного,

Иже не имеет где главы подклонити;

даждь ми Сего странного,

Егоже ученик лукавый на смерть предаде;

даждь ми Сего странного,

Егоже Мати зрящи на кресте висяща,

рыдающи вопияше, и матерски восклицаше:

увы Мне, Чадо Мое! увы Мне, Свете Мой

и утроба Моя возлюбленная!

Симеоном бо предреченное в церкви днесь собыстся:

Мое сердце оружие пройде;

но в радость Воскресения Твоего плач преложи.

Поклоняемся страстем Твоим, Христе,

покланяемся страстем Твоим, Христе,

поклоняемся страстем Твоим Христе,

и Святому Воскресению.

Борис Херсонский

Тропарь:

Егда славнии ученицы на умовении вечери просвещахуся, тогда Иуда злочестивый сребролюбием недуговав омрачашеся, и беззаконным судиям Тебе, Праведнаго Судию, предает. Виждь имений рачителю, сих ради удавление употребивша. Бежи несытыя души, Учителю таковая дерзнувшия. Иже о всех благий, Господи слава Тебе!

Перевод:

Когда славные ученики при умовении на вечере просвещались, тогда Иуда нечестивый, заболевший сребролюбием, омрачался и беззаконным судьям Тебя, Праведного Судию, предает. Смотри, любитель стяжаний, на удавление из-за них стяжавшего! Беги от ненасытной души, на такое против Учителя дерзнувшей! Господи, ко всем благой, слава Тебе!

Антифон 5:

Ученик Учителя соглашаше цену, и на тридесятих сребреницех продаде Господа, лобзанием льстивным предая Его беззаконником на смерть.

Перевод: 

Ученик договаривается о цене Учителя и за тридцать сребреников продал Господа, коварным поцелуем предав Его беззаконникам на смерть.

Антифон 15:

Днесь висит на древе, Иже на водах землю повесивый; венцем от терния облагается, Иже Ангелов Царь; в ложную багряницу облачается, одеваяй небо облаки: заушение прият, Иже во Иордане свободивый Адама; гвоздьми пригвоздися Жених Церковный; копием прободеся Сын Девы. Покланяемся Cтрастем Твоим, Христе. Покланяемся Страстем Твоим, Христе. Покланяемся Cтрастем Твоим, Христе. Покажи нам и славное Твое Воскресение.

Перевод:

Сегодня повешен на древе Тот, Кто повесил землю на водах, венцом терновым увенчан Царь ангелов, в ложную багряницу (царскую одежду) одет Тот, Кто одевает небо облаками, получает пощечины Тот, Кто в Иордане освободил Адама, гвоздями пригвождается Жених Церковный, копьем пробивается Сын Девы. Покланяемся Страстям Твоим, Христе. Покланяемся Страстям Твоим, Христе. Покланяемся Страстям Твоим, Христе. Покажи нам и славное Твое Воскресение.

Ексапостиларий:

Разбойника благоразумнаго во едином часе раеви сподобил еси, Господи, и мене древом крестным просвети и спаси мя.

Перевод: 

Разбойника благоразумного сподобил рая единовременно, Господи, и меня древом крестным просвети и спаси.

Стихира:

Два и лукавная сотвори, перворожденный сын Мой Израиль: Мене остави, Источника воды животныя, и ископа себе кладенец сокрушенный; Мене на древе распят, Варавву же испроси и отпусти. Ужасеся небо о сем, и солнце лучи скры; ты же, Израилю, не усрамился еси, но смерти Мя предал еси. Остави им, Отче Святый, не ведят бо, что сотвориша.

Перевод: 

Два злых дела совершил первородный сын Мой, Израиль: он оставил Меня, Источник воды живой, и вырыл себе колодец разбитый; Меня распял на Древе, а Варавву выпросил и освободил. Изумилось при этом небо и солнце сокрыло свои лучи. Ты же, Израиль, не устыдился, но смерти предал Меня. Прости им, Отче Святой, ибо они не знают, что соделали».

Тропарь 9-го часа

Днесь висит на древе, Иже на водах землю повесивый; венцем от терния облагаетс, Иже Ангелов Царь; в ложную багряницу облачается, одеваяй небо облаки; заушение прият, Иже во Иордане свободивый Адама; гвоздьми пригвоздися Жених Церковный; копием прободеся Сын Девы. Покланяемся Страстем Твоим, Христе. Покланяемся Страстем Твоим, Христе. Покланяемся Страстем Твоим, Христе, покажи нам и славное Твое Воскресение.

Перевод: 

Сегодня повешен на древе Тот, Кто повесил землю на водах, венцом терновым увенчан Царь ангелов, в ложную багряницу (царскую одежду) одет Тот, Кто одевает небо облаками, получает пощечины Тот, Кто в Иордане освободил Адама, гвоздями пригвождается Жених Церковный, копьем пробивается Сын Девы. Покланяемся Страстям Твоим, Христе. Покланяемся Страстям Твоим, Христе. Покланяемся Страстям Твоим, Христе. Покажи нам и славное Твое Воскресение.

Стихира:

Тебе, одеющагося светом яко ризою, снем Иосиф с Древа с Никодимом, и видев мертва, нага, непогребенна, благосердный плач восприим, рыдая глаголаше: увы мне, сладчайший Иисусе, Егоже вмале солнце на Кресте висима узревшее мраком облагашеся, и земля страхом колебашеся, и раздирашеся церковная завеса; но се ныне вижду Тя,мене ради волею подъемша смерть. Како погребу Тя, Боже мой? Или какою плащаницею обвию? Коима ли рукама прикоснуся нетленному Твоему Телу? Или кия песни воспою Твоему исходу, Щедре? Величаю страсти Твоя, песнословлю и погребение Твое со Воскресением, зовый: Господи, слава Тебе.

Перевод:

Тебя, одевающегося светом, как одеждою, Иосиф, сняв с Древа с Никодимом, и видя мертвым, нагим, не погребенным, начав в глубоком сострадании погребальный плач, с рыданиями возглашал: “Увы мне, Сладчайший Иисусе! Тот, Кого недавно узрев висящим на Кресте, солнце мраком облекалось, и земля от страха колебалась, и разрывалась завеса храма. Но вот, я ныне вижу Тебя ради меня добровольно принявшим смерть. Как я буду погребать Тебя, Боже мой, или как полотном обовью? И какими руками прикоснусь к нетленному Твоему Телу? Или какие песни буду петь ради Твоей кончины, Милосердный? Прославляю страдания Твои, воспеваю и Твое погребение с воскресением, восклицая: Господи, слава Тебе.

Прокимен:

Разделиша ризы Моя себе и о одежди Моей меташа жребий.

Стих: Боже, Боже Мой, вонми Ми, вскую оставил Мя еси?

Перевод:

Разделили одежды мои себе и об одеянии моём бросали жребий.

Стих: Боже, Боже мой, внемли мне, для чего Ты оставил меня?

Великая Суббота

Тропарь:

Благообразный Иосиф, с древа снем Пречистое Тело Твое, плащаницею чистою обвив, и вонями во гробе нове покрыв положи.

Перевод:

Благородный Иосиф, с древа сняв пречистое тело Твое, чистым полотном обвив и помазав благовониями, в гробнице новой положил.

 «Да молчит всякая плоть человеча» — этот гимн поется вместо Херувимской песни на великом входе

Да молчит всякая плоть человеча и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет: Царь бо царствующих и Господь господствующих приходит заклатися и датися в снедь верным. Предходят же Сему лицы Ангельстии со всяким Началом и Властию, многоочитии Херувими и шестокрилатии Серафими, лица закрывающе и вопиюще песнь: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.»

Перевод:

Да умолкнет всякая плоть человеческая, и да стоит со страхом и трепетом, и ни о чем земном в себе да не помышляет, ибо Царь царствующих и Господь господствующих приходит заклаться и дать Себя в пищу верным. Пред Ним шествуют сонмы Ангелов со всяким их Начальством и Властью, многоокие Херувимы и шестикрылые Серафимы, закрывая лица и возглашая песнь: аллилуия, аллилуия, аллилуия.

Ирмос:

Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе Егоже во чреве без семене зачала еси Сына: восстану бо и прославлюся, и вознесу со славою непрестанно, яко Бог, верою и любовию Тя величающия.

Перевод:

Не рыдай надо Мною, Матерь, видя во гробе Сына, Которого Ты во чреве без семени зачала, ибо Я воскресну и буду прославлен, и во славе вознесу, как Бог, непрестанно с верою и любовию Тебя величающих.

Службы Страстной седмицы

Великий Понедельник

Утром: часы, изобразительные и вечерня с литургией Преждеосвященных Даров.

Вечером: великое  повечерие

Великий Вторник

Утром: часы, изобразительные и вВечерня с литургией Преждеосвященных Даров.

Вечером: великое повечерие

Великая Среда

Утром: часы, изобразительны и вечерня с литургией Преждеосвященных Даров, которая совершается в последний раз в этот Великий пост.

Также по завершении литургии в последний раз произносится великопостная молитва преподобного Ефрема Сирина с тремя поклонами. С этого момента земные поклоны на службах отменяются, кроме поклонов перед Плащаницей Спасителя.

Вечером: великое повечерие

Великий Четверг

Утром: вечерня с литургией Василия Великого.

Вечером: утреня с чтением 12-ти Страстных Евангелий.

На литургии утром вспоминаются события Тайной Вечери. По традиции в этот день все православные верующие причащаются в воспоминание об установлении таинства Евхаристии.

Ещё в четверг утром на архиерейском богослужении совершается чин омовения ног. Архиерей (епископ, архиепископ, митрополит, патрирх) омывает ноги священнослужителям. Этот чин символизирует одно из событий Тайной Вечери, когда Христос в пример истинного смирения омывал ноги своим ученикам.

Вечером совершается служба 12 Евангелий, во время которой читаются отрывки, в которых описываются страдания и крестная смерть нашего Спасителя. С того момента, когда Иисус молился в Гефсиманском саду, до предания Его на смерть.

Великая Пятница

Утром: царские часы, изобразительны.

Днем: вечерня и малое  повечерие. Вынос Плащаницы

Вечером: утреня. Чин погребения.

Великая Пятница — тоже особый день. Мы вспоминаем смерть и погребение Христа, Его положение во Гроб.

Начинаются богослужения Великого Пятка в четверг вечером, когда совершается чтение 12-ти Евангелий.

Утром же Великого Пятка читаются часы, которые принято называть царскими, или ввеликими. Литургии в этот день не положено.

Как правило, днем в храмах совершается вынос Плащаницы, а вечером — ее погребение.

Плащаница  — это льняная ткань, которой, по преданию, обвили Тело Христа. В богослужебной практике термин «плащаница» означает большой Это фрагмент ткани с образом положенного во Гроб Спасителя В третьем часу дня на вечерне Великой Субботы Плащаницу выносят из алтаря и полагают на возвышение в центре храма, по обычаю украсив цветами.

В пятницу вечером, на утрени Великой Субботы, совершается погребение Плащаницы. Во время богослужения происходит крестный ход, Плащаницу обносят вокруг вокруг храма и поют «Святый Боже», при этом шествие сопровождается погребальным звоном колоколов.

Все православные как бы шествуют за телом Христа — это момент высочайшей скорби. В конце богослужения находящиеся в храме люди подходят приложиться к Плащанице при пении стихиры Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго.

Великая Суббота

Это последний день перед Пасхой.

Утром: часы, изобразительны, вечерня, литургия свт. Василия Великого.

После часов и изобразительных совершается вечерня с литургией Василия Великого — последней в году. Самый известный момент этого богослужения — чтение пятнадцати паремий из Ветхого Завета, в которых заключаются прообразы страданий, смерти и воскресения Христа и пророчества о наступлении Царства Господа и Новозаветной Церкви.

На литургии во время великого входа вместо Херувимской песни поется удивительный гимн: «Да молчит всякая плоть человеча».

Интересно, что в древности в этот день происходило ещё и крещение оглашенных (людей, желавших принять Святое Крещение), которые готовились к этому дню весь Великий пост. Традиция эта уже не существует, но память о ней сохранилась в порядке богослужения Великой сСубботы: вместо Трисвятого («Святый Боже…») поется «Елицы во Христа крестистеся» и читается Апостол о силе Крещения. И после Апостола, вместо «Аллилуиа» поются семь стихов, составленных из псалмов, содержащих пророчества о Воскресении Господа с припевом: «Воскресни, Боже, суди земли». Во время этого песнопения священнослужители переоблачаются в белые одежды сами и переоблачают престол и жертвенник в алтаре. Затем, в белом облачении, стоя перед Плащаницей в центре храма, диакон читает последнюю, 28 главу Евангелия от Матфея о событии Воскресения Спасителя — это Евангелие читается только раз в году. В этот момент заканчивается скорбь Страстной седмицы и начинается уже радость Пасхи.

На заставке фрагмент фото Alex Stanin

Читайте другие публикации о Страстной седмице

На Страстной неделе

Мы продолжаем публиковать рассказы из сборника «Великий пост. Произведения русских писателей», который вышел в издательстве «Никея». Сегодня читаем Чехова – о том, как хорошо бывает человеку после исповеди.

– Иди, уже звонят. Да смотри не шали в церкви, а то Бог накажет.

Мать сует мне на расходы несколько медных монет и тотчас же, забыв про меня, бежит с остывшим утюгом в кухню. Я отлично знаю, что после исповеди мне не дадут ни есть, ни пить, а потому, прежде чем выйти из дому, насильно съедаю краюху белого хлеба, выпиваю два стакана воды.

На улице совсем весна. Мостовые покрыты бурым месивом, на котором уже начинают обозначаться будущие тропинки; крыши и тротуары сухи; под заборами сквозь гнилую прошлогоднюю траву пробивается нежная, молодая зелень. В канавах, весело журча и пенясь, бежит грязная вода, в которой не брезгают купаться солнечные лучи.

Щепочки, соломинки, скорлупа подсолнухов быстро несутся по воде, кружатся и цепляются за грязную пену. Куда, куда плывут эти щепочки? Очень возможно, что из канавы попадут они в реку, из реки в море, из моря в океан…

Я хочу вообразить себе этот длинный, страшный путь, но моя фантазия обрывается, не дойдя до моря.

Проезжает извозчик. Он чмокает, дергает вожжи и не видит, что на задке его пролетки повисли два уличных мальчика. Я хочу присоединиться к ним, но вспоминаю про исповедь, и мальчишки начинают казаться мне величайшими грешниками.

«На Страшном суде их спросят: зачем вы шалили и обманывали бедного извозчика? – думаю я. – Они начнут оправдываться, но нечистые духи схватят их и потащат в огонь вечный. Но если они будут слушаться родителей и подавать нищим по копейке или по бублику, то Бог сжалится над ними и пустит их в рай».

Церковная паперть суха и залита солнечным светом. На ней ни души. Нерешительно я открываю дверь и вхожу в церковь. Тут в сумерках, которые кажутся мне густыми и мрачными, как никогда, мною овладевает сознание греховности и ничтожества. Прежде всего, бросаются в глаза большое распятие и по сторонам его Божия Матерь и Иоанн Богослов.

Паникадила и ставники одеты в черные, траурные чехлы, лампадки мерцают тускло и робко, а солнце как будто умышленно минует церковные окна.

Богородица и любимый ученик Иисуса Христа, изображенные в профиль, молча глядят на невыносимые страдания и не замечают моего присутствия; я чувствую, что для них я чужой, лишний, незаметный, что не могу помочь им ни словом, ни делом, что я отвратительный, бесчестный мальчишка, способный только на шалости, грубости и ябедничество.

Я вспоминаю всех людей, каких только я знаю, и все они представляются мне мелкими, глупыми, злыми и неспособными хотя бы на одну каплю уменьшить то страшное горе, которое я теперь вижу; церковные сумерки делаются гуще и мрачнее, и Божия Матерь с Иоанном Богословом кажутся мне одинокими.

За свечным шкафом стоит Прокофий Игнатьич, старый отставной солдат, помощник церковного старосты. Подняв брови и поглаживая бороду, он объясняет полушепотом какой-то старухе:

– Утреня будет сегодня с вечера, сейчас же после вечерни. А завтра к часам ударят в восьмом часу. Поняла? В восьмом.

А между двух широких колонн направо, там, где начинается придел Варвары Великомученицы, возле ширмы, ожидая очереди, стоят исповедники… Тут же и Митька, оборванный, некрасиво остриженный мальчик с оттопыренными ушами и маленькими, очень злыми глазами.

Это сын вдовы поденщицы Настасьи, забияка, разбойник, хватающий с лотков у торговок яблоки и не раз отнимавший у меня бабки. Он сердито оглядывает меня и, мне кажется, злорадствует, что не я, а он первый пойдет за ширму. Во мне закипает злоба, я стараюсь не глядеть на него и в глубине души досадую на то, что этому мальчишке простятся сейчас грехи.

Впереди него стоит роскошно одетая красивая дама в шляпке с белым пером. Она заметно волнуется, напряженно ждет, и одна щека у нее от волнения лихорадочно зарумянилась.

Жду я пять минут, десять… Из-за ширм выходит прилично одетый молодой человек с длинной, тощей шеей и в высоких резиновых калошах; начинаю мечтать о том, как я вырасту большой и как куплю себе такие же калоши, непременно куплю! Дама вздрагивает и идет за ширмы. Ее очередь.

В шелку между двумя половинками ширмы видно, как дама подходит к аналою и делает земной поклон, затем поднимается и, не глядя на священника, в ожидании поникает головой. Священник стоит спиной к ширмам, а потому я вижу только его седые кудрявые волосы, цепочку от наперсного креста и широкую спину. А лица не видно.

Вздохнув и не глядя на даму, он начинает говорить быстро, покачивая головой, то возвышая, то понижая свой шепот. Дама слушает покорно, как виноватая, коротко отвечает и глядит в землю.

«Чем она грешна? – думаю я, благоговейно посматривая на ее кроткое красивое лицо. – Боже, прости ей грехи! Пошли ей счастье!»

Но вот священник покрывает ее голову епитрахилью.

– И аз, недостойной иерей…- слышится его голос… – властию его, мне данною, прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих…

Дама делает земной поклон, целует крест и идет назад. Уже обе щеки ее румяны, но лицо спокойно, ясно, весело.

«Она теперь счастлива, – думаю я, глядя то на нее, то на священника, простившего ей грехи. – Но как должен быть счастлив человек, которому дано право прощать».

Теперь очередь Митьки, но во мне вдруг вскипает чувство ненависти к этому разбойнику, я хочу пройти за ширму раньше его, я хочу быть первым…

Заметив мое движение, он бьет меня свечой по голове, я отвечаю ему тем же, и полминуты слышится пыхтенье и такие звуки, как будто кто-то ломает свечи…

Нас разнимают. Мой враг робко подходит к аналою, не сгибая колен, кланяется в землю, но, что дальше, я не вижу; от мысли, что сейчас после Митьки будет моя очередь, в глазах у меня начинают мешаться и расплываться предметы; оттопыренные уши Митьки растут и сливаются с темным затылком, священник колеблется, пол кажется волнистым…

Раздается голос священника:

– И аз, недостойный иерей…

Теперь уж и я двигаюсь за ширмы. Под ногами ничего не чувствую, точно иду по воздуху… Подхожу к аналою, который выше меня. На мгновение у меня в глазах мелькает равнодушное, утомленное лицо священника, но дальше я вижу только его рукав с голубой подкладкой, крест и край аналоя. Я чувствую близкое соседство священника, запах его рясы, слышу строгий голос, и моя щека, обращенная к нему, начинает гореть…

Многого от волнения я не слышу, но на вопросы отвечаю искренне, не своим, каким-то странным голосом, вспоминаю одиноких Богородицу и Иоанна Богослова, распятие, свою мать, и мне хочется плакать, просить прощения.

– Тебя как зовут? – спрашивает священник, покрывая мою голову мягкою епитрахилью.

Как теперь легко, как радостно на душе!

Грехов уже нет, я свят, я имею право идти в рай! Мне кажется, что от меня уже пахнет так же, как от рясы, я иду из-за ширм к дьякону записываться и нюхаю свои рукава. Церковные сумерки уже не кажутся мне мрачными, и на Митьку я гляжу равнодушно, без злобы.

– Как тебя зовут? – спрашивает дьякон.

– Федя.

– А по отчеству?

– Не знаю.

– Как зовут твоего папашу?

– Иван Петрович.

– Фамилия?

Я молчу.

– Сколько тебе лет?

– Девятый год.

Придя домой, я, чтобы не видеть, как ужинают, поскорее ложусь в постель и, закрывши глаза, мечтаю о том, как хорошо было бы претерпеть мучения от какого-нибудь Ирода или Диоскора, жить в пустыне и, подобно старцу Серафиму, кормить медведей, жить в келии и питаться одной просфорой, раздать имущество бедным, идти в Киев.

Мне слышно, как в столовой накрывают на стол – это собираются ужинать; будут есть винегрет, пирожки с капустой и жареного судака. Как мне хочется есть! Я согласен терпеть всякие мучения, жить в пустыне без матери, кормить медведей из собственных рук, но только сначала съесть бы хоть один пирожок с капустой!

– Боже, очисти меня грешного, – молюсь я, укрываясь с головой. – Ангел-хранитель, защити меня от нечистого духа.

На другой день, в четверг, я просыпаюсь с душой ясной и чистой, как хороший весенний день. В церковь я иду весело, смело, чувствуя, что я причастник, что на мне роскошная и дорогая рубаха, сшитая из шелкового платья, оставшегося после бабушки.

В церкви все дышит радостью, счастьем и весной; лица Богородицы и Иоанна Богослова не так печальны, как вчера, лица причастников озарены надеждой, и, кажется, все прошлое предано забвению, все прощено.

Митька тоже причесан и одет по-праздничному. Я весело гляжу на его оттопыренные уши и, чтобы показать, что я против него ничего не имею, говорю ему:

– Ты сегодня красивый, и если бы у тебя не торчали волосы и если б ты не был так бедно одет, то все бы подумали, что твоя мать не прачка, а благородная. Приходи ко мне на пасху, будем в бабки играть. Митька недоверчиво глядит на меня и грозит мне под полой кулаком.

А вчерашняя дама кажется мне прекрасной. На ней светло-голубое платье и большая сверкающая брошь в виде подковы. Я любуюсь ею и думаю, что когда я вырасту большой, то непременно женюсь на такой женщине, но, вспомнив, что жениться – стыдно, я перестаю об этом думать и иду на клирос, где дьячок уже читает часы.

Страстная седмица

См. раздел СТРАСТНАЯ СЕДМИЦА

  • Последовательность событий Страстной седмицы
  • ВИДЕО. Страстная седмица

Страстна́я седми́ца – последняя седмица перед Пасхой. Она посвящена воспоминанию последних дней земной жизни Спасителя: Его страданий, крестной смерти и погребения (в церковнославянском языке слово «страсть» означает «страдание»). Все дни Страстной седмицы называются великими.

Эта неделя особо чтится Церковью. “Все дни – говорится в Синаксаре – превосходит Святая и Великая Четыредесятница, но больше Святой Четыредесятницы Святая и Великая седмица (страстная), и больше самой Великой седмицы сия Великая и Святая суббота. Называется эта седмица великою не потому, что ее дни или часы больше (других), но потому, что в эту седмицу совершились великие и преестественные чудеса и чрезвычайные дела нашего Спасителя…”.

Вспоминая в Богослужении события последних дней земной жизни Спасителя, Святая Церковь внимательным оком любви и благоговения следит за каждым шагом, вслушивается в каждое слово грядущего на вольную страсть Христа Спасителя, постепенно ведет нас по стопам Господа на протяжении всего Его крестного пути, от Вифании до Лобного места, от царственного входа Его в Иерусалим и до последнего момента Его искупительных за людские грехи страданий на кресте, и далее – до светлого торжества Христова Воскресения.

Все содержание служб направлено к тому, чтобы чтением и песнопениями приблизить нас ко Христу, сделать нас способными духовно созерцать таинство искупления, к воспоминанию которого мы готовимся.

Первые три дня этой седмицы посвящены усиленному приготовлению к страстям Христовым.

В соответствии с тем, что Иисус Христос перед страданиями все дни проводил в храме, уча народ, Святая Церковь отличает эти дни особенно продолжительным Богослужением.

Стараясь собрать и сосредоточить внимание и мысли верующих вообще на всей Евангельской истории воплощения Богочеловека и Его служения роду человеческому, Святая Церковь в первые три дня Страстной седмицы прочитывает на часах все Четвероевангелие.

В Великую среду воспоминается жена-грешница, омывшая слезами и помазавшая драгоценным миром ноги Спасителя, когда Он был на вечери в Вифании в доме Симона прокаженного, и этим приготовившая Христа к погребению. Здесь же Иуда мнимой заботливостью о нищих обнаружил свое сребролюбие, а вечером решился предать Христа иудейским старейшинам за 30 сребреников (сумма, достаточная по тогдашним ценам для приобретения небольшого участка земли даже в окрестностях Иерусалима).

В Великую среду на литургии Преждеосвященных Даров, по заамвонной молитве, в последний раз произносится молитва преподобного Ефрема Сирина с тремя великими поклонами.

В четверг Страстной седмицы в богослужении воспоминаются четыре важнейшие евангельские события, совершившиеся в этот день: Тайная вечеря, на которой Господь установил новозаветное таинство Святого Причащения (Евхаристии), умовение Господом ног ученикам Своим в знак глубочайшего смирения и любви к ним, молитва Спасителя в саду Гефсиманском и предательство Иуды.

В воспоминание событий этого дня после заамвонной молитвы на Литургии в кафедральных соборах при архиерейском служении совершается умилительный обряд умовения ног, который воскрешает в нашей памяти безмерное снисхождение Спасителя, умывшего ноги Своим ученикам пред Тайной вечерей.

В этот день Господь установил Таинство Причащения, поэтому все православные христиане стремятся причаститься Святых Христовых Таин на Божественной Литургии. Тропарь дня “Егда славнии ученицы на умовении вечери просвещахуся, тогда Иуда злочестивый сребролюбием недуговав омрачашеся, и беззаконным судиям Тебе праведнаго Судию предает. Виждь, имений рачителю, сих ради удавление употребивша: бежи несытыя души Учителю таковая дерзнувший. Иже о всех Благий, Господи, слава Тебе”

День Великого пятка посвящен воспоминанию осуждения на смерть, Крестных страданий и смерти Спасителя. В богослужении этого дня Церковь как бы поставляет нас у подножия Креста Христова и пред нашим благоговейным и трепетным взором изображает спасительные страдания Господа. На утрене Великого пятка (она служится в четверг вечером) читаются 12 Евангелий Завета Святых Страстей.

Литургии в Великую Пятницу не бывает, так как в этот день Сам Господь принес Себя в жертву, а совершаются Царские Часы.

Вечерня совершается в третьем часу дня (14.00), в час смерти Иисуса Христа на кресте, в воспоминание снятия с креста тела Христова и погребения Его. При пении тропаря: “Благообразный Иосиф, с древа снем Пречистое тело Твое, плащаницею чистою обвив, и вонями во гробе нове покрыв положи.(Перевод: «Благообразный Иосиф, сняв с креста пречистое Твое Тело, обвил плащаницей и благоуханиями умастив, положил в новом гробе»)” священнослужители поднимают Плащаницу (т.е. изображение Христа, лежащего во гробе) с Престола, как бы с Голгофы, и выносят ее из алтаря на середину храма в преднесении светильников и при каждении фимиамом. Плащаница полагается на особо приготовленном столе (гробнице). Затем священнослужители и все молящиеся поклоняются перед Плащаницею и лобызают язвы изображенного на ней Господа: прободенные ребра, руки и ноги Его. Вечером бывает вторая служба с крестным ходом.

Плащаница находится на середине храма в продолжение трех (неполных) дней, напоминая этим трехдневное нахождение Иисуса Христа во гробе.

Это день строгого поста, когда ничего нельзя есть, по крайней мере, до выноса Плащаницы. Это день самого строгого поста в году.

В Великую субботу (служба начинается вечером в Великую Пятницу) Церковь воспоминает погребение Иисуса Христа, пребывание Его тела во гробе, сошествие душою во ад для возвещения там победы над смертью и избавления душ, с верою ожидавших Его пришествия, и введение благоразумного разбойника в рай.

В Великую субботу совершается литургия Василия Великого, начинающаяся вечерней. После малого входа с Евангелием (около Плащаницы) читаются пред Плащаницей 15 паримий, в которых собраны главные пророчества и прообразы, относящиеся к Иисусу Христу, как искупившему нас от греха и смерти Своей Крестной смертью и Своим Воскресением. После 6-й паримии (о чудесном переходе евреев чрез Чермное море) поется: «Славно бо прославися». Чтение паримий заключается песнью трех отроков: «Господа пойте и превозносите во вся веки». Вместо Трисвятого поется «Елицы во Христа крестистеся» и читается Апостол о таинственной силе Крещения. Эти пение и чтение служат воспоминанием обычая древней Церкви крестить в Великую субботу оглашенных. По чтении Апостола поются, вместо «Аллилуиа», семь стихов, избранных из псалмов, содержащих пророчества о Воскресении Господа: «Воскресни, Боже, суди земли». Во время пения этих стихов священнослужители переоблачаются в светлые одежды. Вместо Херувимской песни поется песнь «Да молчит всякая плоть человеча». В двенадцатом часу ночи, совершается полунощница, на которой поется канон Великой Субботы. В конце полунощницы священнослужители молча переносят Плащаницу с середины храма в алтарь Царскими Вратами и кладут ее на престол, где она и остается до праздника Вознесения Господня, в память сорокадневного пребывания Иисуса Христа на земле по воскресении Его из мертвых.

После этого верующие благоговейно ожидают наступления полуночи, в которую начинается светлая пасхальная радость величайшего Праздника Воскресения Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа.

Пасхальная радость есть святая радость, которой нет и не может быть равной на всей земле. Это нескончаемая вечная радость вечной жизни и блаженства. Она и есть именно та радость, о которой сказал Сам Господь: “Возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас” (Иоан. 16:22).

Page 2

• алфавитный указатель •

Святые – «гении религиозности». О. Сергий Булгаков.

Как о смысле музыки мы судим не по ресторанным шлягерам, а по Моцарту и Баху, как о сути живописи мы составляем представление не только на основе комиксов – так и о духовном подвиге надо судить не только по знакомой прихожанке.диакон Андрей

В христианском опыте открывается, что смерть не есть антоним жизни, смерть есть часть жизни.У христианина есть три дня рождения: физическое, духовное (в крещении) и день смерти. Неслучайно дни памяти святых – это дни их смерти.

Page 3

Воскресе́нье – еженедельный праздничный день (малая Пасха), которым начинается богослужебная седмица. Назван так в память воскресения из мертвых Господа Иисуса Христа.

В церковно-богослужебных книгах называется еще неделей, т.к. в этот день не положено заниматься житейскими делами (не-деля), но следует посвящать его молитве, чтению духовной литературы и делам милосердия.

Воскресный день не отменяет и не заменяет празднование субботы.

Страстная неделя 2019: что означает каждый день страстной седмицы?

https://cont.ws/uploads/pic/2018/5/583210_main.jpg

Уже завтра начнется последняя неделя перед праздником Светлого Христова Воскресенья. В православии седьмая седмица Великого Поста носит название «Страстной недели»: в эту неделю особо строго соблюдается пост, и каждый день носит свое значение. Весь христианский мир готовится к Пасхе, а перед праздником Светлого Воскресения, в течение недели, вспоминает страдания Христа.

На страстной неделе особо строго соблюдается Пост, люди ограничивают себя в увеселениях, не ходят в театр и кино, не смотрят развлекательные программы по телевизору. На страстной неделе не празднуются дни рождения, свадьбы, юбилеи, не отмечаются знаменательные даты. Это время нужно посвятить молитвам, посещению храма, помощи близким и нуждающимся.

https://privl.ru/wp-content/uploads/2018/09/3873d8370640f2ad4dacba24b167d06d.jpg

Каждый день Страстной седмицы посвящен каким-то делам. В последнюю неделю перед Пасхой в доме следует навести порядок, закончить какие-то глобальные дела (ремонт, обновление интерьера, строительство и так далее). На этой же неделе следует испечь куличи к празднику и покрасить яйца.

В понедельник начинается уборка в доме. Особое внимание уделяется мытью окон – считалось, что на Пасху через окна в жилище «проникает праздник» - поэтому они непременно должны быть чистыми.

Во вторник следует все перестирать, и переделать все дела, касающиеся одежды – стирка, глажка, уборка зимних вещей и обуви на хранение, ремонт одежды.

https://www.1shop.lv/files/products/original/1217344-36273442_0121438380.jpg

В среду заготавливают продукты для выпекания куличей и приобретают все, что нужно для окрашивания яиц к празднику.

В четверг проводят генеральную уборку. Вообще, четверг перед Пасхой зовется «Чистым», потому что в этот день следует не только тщательно убрать и вымыть свое жилище, но и вымыться самому, привести в порядок свой внешний вид. В Чистый четверг в старину впервые стригли годовалых детей, считалось, что этот обряд «заберет с собой болезни», а новые волосы, которые вырастут, будут здоровыми и густыми. В четверг же, после посещения службы в Храме, хозяйки начинали готовить куличи к празднику и красить яйца. Чтобы выпечка получилась, в доме должна быть спокойная располагающая атмосфера. Еще в четверг готовили «четверговую соль»: прокаливали ее на сковороде, а после освещали в церкви. Такая соль, по поверьям, становилась лечебной.

https://dpchas.com.ua/sites/default/files/u1588/pasha_0.jpg

Пятница страстной недели – самый скорбный день в православном календаре. В Страстную Пятницу был распят Христос. В этот день все домашние дела откладывались вплоть до праздника Красной Горки. Этот день следует провести в кругу домашних, в молитвах и скорби. Очень многие верующие в этот день соблюдают строжайший пост, вплоть до отказа от воды до того момента, пока не вынесут Плащаницу.

В субботу идут приготовления к Пасхе: готовится и накрывается пасхальный стол, в храмах на субботних службе можно освятить пасхальные кушания: куличи и яйца. Еще последний день перед Пасхой зовется «тихой Субботой»: в этот день нельзя громко разговаривать, смеяться, слушать музыку, петь и танцевать. Нельзя ссориться с близкими, ругаться, спорить.

В ночь с субботы на воскресение православные не спят: они посещают Всенощную службу в Храме, считается, что если выдержать всю ночь без сна, то последующий год будет очень удачным в жизни.


Смотрите также