Авторизация

Свт тихон задонский


святитель Тихон Задонский

Дни памяти: 19 июля (1 августа) , 13(26) августа

Святитель Тихон Задонский родился на территории Новгородской губернии, в селе Короцке, в 1724 году. По рождении родители дали ему имя Тимофей.

Отец будущего святителя, Савелий Кириллов, служил в селе дьячком и имел скромный достаток. Умер он рано, и бремя по содержанию детей, четырех братьев и двух сестёр, легло на плечи вдовы, Доминикии.

Нужда, с которой столкнулась по смерти кормильца семья, порой виделась матери настолько безотрадной, что однажды она едва не отдала Тимофея на воспитание бездетному соседу, служившему ямщиком и желавшему его усыновить. Старший брат Тимофея, Пётр, занявший место отца, как мог ободрял свою мать. В этом случае он своевременно вмешался и развеял её душевные сомнения.

Бывало, что у семьи не хватало средств даже на скудную еду. Нередко единственной пищей служил чёрный хлеб, да и того не хватало. Чтобы хоть как-то помочь своей матери Тимофей нанимался к зажиточным землепользователям вскапывать грядки за гроши или за еду. При этом все дети воспитывались в любви к Богу, и очевидно, что именно надежда спасала семью от чрезмерной печали и скорби.

Обучение в семинарии. Начало монашеского пути

В тринадцатилетнем возрасте Тимофей был определен в духовное училище, функционировавшее при Архиерейском Новгородском доме. Бедная мать, конечно же, не имела средств, чтобы оплачивать обучение сына, но здесь снова вмешался его старший брат, Пётр, обещавший взять содержание Тимофея в училище на себя. Сам Тимофей, зная, как тяжело достаются необходимые для него средства, по возможности подрабатывал, где придётся.

Вскоре училище было преобразовано в семинарию. Тимофей занимался усердно и в 1740 году в числе лучших воспитанников продолжил обучение в семинарии за казённый счет. К образованию он подходил со всею ответственностью. Нередко, тогда как его сверстники позволяли себе играть и шалить, он засиживался за учебниками. Бывало, что он продавал часть пайка, покупал на вырученные деньги свечи и читал по ночам.

Случалось, что легкомысленные сверстники подтрунивали над ним, кадя ему лаптями и адресуя насмешливые величания.

Ввиду не полной укомплектованности семинарии профессорско-преподавательским составом обучение длилось дольше обычного регламентированного срока.

В 1750 году, будучи студентом богословского класса, Тимофей, доказав руководству свою состоятельность, стал преподавать греческий язык, за что получал 50 рублей жалования и немного муки. В дальнейшем, по окончании курса, ему доверили должность преподавателя риторики и философии.

В апреле 1758 года исполнилось одно из самых заветных желаний Тимофея: он принял монашеский постриг. Тогда же ему было дано новое имя — Тихон. В этот период он занял место префекта семинарии.

Вскоре его вызвали в Петербург и посвятили в иеродиакона, а затем в иеромонаха

В 1759 году отец Тихон был направлен в Тверскую епархию, а по прибытии в Тверь его возвели в архимандрита Желтиковой обители. Несколько позже он был направлен в Отрочь монастырь и назначен на должность ректора Тверской семинарии. В этот период он зарекомендовал себя и как преподаватель Богословия.

Епископская деятельность

В мае 1761 года отец Тихон был посвящен в епископа Кексгольмского и Ладожского.

Этому поставлению предшествовал примечательный случай. Однажды, во время Божественной Литургии, когда архимандрит Тихон служил в Тверском храме совместно с епископом Афанасием и попросил помянуть его, тот вместо фразы «священноархимандритство твое...» неожиданно для себя произнёс «епископство твое да помянет Господь...».

Когда святитель Тихон посетил город Новгород, где прошли его молодые годы, среди духовенства он встретил и тех своих сверстников, которые когда-то подшучивали над ним, наигранно воздавая незаслуженные почести. Он без злобы напомнил им об их шалостях. Они просили у него прощения и он по-христиански их простил.

Кроме того здесь он встретил свою родную сестру, жившую на гране нищеты. Святитель готов был взять её под своё попечение, но вскоре она умерла. Он лично участвовал в её отпевании и, как свидетельствуют исторические источники, в этот момент её лицо выражало улыбку.

В 1763 году решением Святейшего Синода (по настоянию императрицы) святитель Тихон был назначен на Воронежскую кафедру вместо почившего Иоанникия Павлуцкого.

К этому времени многое в Воронежской епархии нуждалось в реорганизации. Не хватало священнослужителей, оставляло желать лучшего религиозно-нравственное состояние мирян. Епископ Тихон, приступив к новым обязанностям, быстро сориентировался в ситуации и принял необходимые меры. За время служения на кафедре он лично объезжал с проповедью села и деревни, боролся с языческими предрассудками, принимал и выслушивал посетителей, организовывал школы, занимался повышением нравственного и образовательного уровня вверенного ему духовенства.

С целью повышения качества образования будущих священнослужителей он воссоздал Воронежскую семинарию, лично присутствовал на занятиях, беседовал со студентами, разрабатывал правила поведения, прилагал усилия к приумножению библиотечного фонда.

Увольнение на покой

Монашеские подвиги и борьба с многочисленными трудностями подорвали здоровье святителя. Кроме того, он всё больше стремился к уединенной созерцательной жизни. Он трижды направлял руководству прошение об освобождении от управления епархией. Дважды ему отказывали и он вынужден был обратиться к императрице.

Наконец, в 1767 году его просьба была удовлетворена. Святитель был уволен на долгожданный покой с назначением пенсионного содержания в размере 500 рублей.

Поначалу в качестве места дальнейшего пребывания была выбрана Толшевская Преображенская обитель, однако в связи с несоответствием тамошних условий ухудшившемуся состоянию здоровья святителя, в 1769 году он перебрался в Задонский монастырь.

Здесь он раздал свое скудное имущество, оставив лишь самое необходимое, и зажил простой монашеской жизнью: регулярно участвовал в богослужении, регулярно молился келейно, занимался монастырскими хозяйственными делами.

Нередко он выходил к людям под видом обыкновенного инока, желая узнать об их трудностях, а потом помогал, в том числе из своей пенсии, тем из них, кому считал нужным.

Далеко не все обитатели монастыря относились к святителю Тихону с подобающим его сану почтением: кто-то злословил, кто-то шептал ему вслед. Он принимал это смиренно и любил повторять, что прощение лучше, чем мщение.

За святость жизни Бог наградил Своего угодника даром прозорливости.

О времени приближения смерти, как это нередко случалось со святыми подвижниками, святитель узнал заблаговременно. 13 августа 1783 года он с миром почил о Господе.

В качестве литературного наследия от святителя Тихона Задонского дошло множество сочинений. Среди них встречаются наставления нравственного, аскетического и догматического характера.

В качестве наиболее известных произведений можно выделить: Наставления, писанные для монашествующих, Об истинном христианстве. Книга 1, Об истинном христианстве. Книга 2, Некие примечания, из Св. Писания выбранные, пробуждающие грешника от сна греховного и к покаянию призывающие, с последующими образами, Письма келейные и другие творения, Должность священническая, Плоть и дух, Сокровище духовное от мира собираемое.

Тропарь святителю Тихону, епископу Воронежскому, Задонскому Чудотворцу, глас 8

От юности возлюбил еси Христа, блаженне, / образ всем был еси словом, житием, любовию, / духом, верою, чистотою и смирением, / темже и вселился еси в Небесныя обители, / идеже предстоя Престолу Пресвятыя Троицы, / моли, святителю Тихоне, // спастися душам нашим.

Ин тропарь святителю Тихону, епископу Воронежскому, Задонскому Чудотворцу, глас 4

Православия наставниче, благочестия учителю, / покаяния проповедниче, Златоустаго ревнителю, / пастырю предобрый, / новый России светильниче и чудотворче, / паству твою добре упасл еси / и писаньми твоими вся ны наставил еси, / темже венцем нетления / украшен от Пастыреначальника, // моли Его спастися душам нашим.

Кондак святителю Тихону, епископу Воронежскому, Задонскому Чудотворцу, глас 8

Апостолов преемниче, / святителей украшение, / Православный Церкве учителю, / Владьще всех молися / мир вселенней даровати // и душам нашим велию милость.

Молитва святителю Тихону Задонскому

О великий святителю Христов и чудотворче Тихоне! Услыши нас, многогрешных, прибегающих к тебе с теплою верою и умиленною мольбою. Зане вемы ангелоподобное благое житие твое на земли, прославляем во всем твою милость, благоговеем пред высотою твоих христианских добродетелей, имиже во благовремении преуспевал еси к славе дивно прославившаго тя Господа. Ты воистинну был еси добрый пастырь словеснаго стада Христова, таин Божиих добльственный строитель, столпе и украшение Церкве Православный, рос­сийский Златоусте, языческих обычаев крепкий искоренителю, пре­искусный истолкователю евангельскаго учения, ревностный блюсти­телю священных отеческих преданий, любителю монашескаго без­молвия, богодухновенный собирателю сокровища духовныя мудрости от видимаго мира сего, премудро Богом сотвореннаго. Ты, яко избранный сосуд благодати, неленостно поучал еси всех жаждавших спасения словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою и смирением. Ты был еси милостивый защитник сирых, призрение вдовиц, убогих и всем сущим в бедах и напастех скорый утешитель, и ныне вемы, яко предстоиши пред лицем Господа славы и имееши велие к Нему дерзновение; сего ради к тебе, отче, прибегаем и усердно молим тя: буди о всех нас ходатай у Престола Всевышняго. Да простит Он беззакония и неправды наша; да просветит омраченный суетою ум наш и направит к истинному свету богопознания; да сохранит слабыя сердца наша от любострастных греховных увлече­ний и тлетворнаго мудрования века сего; да подаст земли благовременное орошение дождей и плодоношение и вся нам полезная, яже к животу временному и вечному, да вси притекающие к раце нетленных мощей твоих обретут мир, любовь и безмятежие. Церкви нашей испроси у Небеснаго Царя милость, благоденствие, спасение, на враги же победу и одоление. Отечество наше огради спокойствием и тишиною. Сохрани обитель твою святую от всяких соблазнов и научи всех нас благоговейно и богобоязненно шествовати по стезям заповедей Божиих, да сподобимся и мы купно с тобою и со всеми святыми стати одесную Господа сил в день страшнаго всемирнаго суда Его. Помяни, угодниче Христов, святителю отче Тихоне, во святых своих молитвах и души отшедших отец и братий наших, да упокоит их Господь в Небесных селениих; не презри и наше воздыхание, да выну прославляем Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Акафист святителю Тихону Задонскому

azbyka.ru

Святитель Ти́хон Задонский, епископ Воронежский

Свя­ти­тель Ти­хон (в ми­ру Ти­мо­фей) ро­дил­ся в 1724 го­ду в се­мье бед­ней­ше­го при­чет­ни­ка се­ла Ко­роц­ка (Вал­дай­ско­го уез­да) и вско­ре по­сле рож­де­ния ли­шил­ся сво­е­го ро­ди­те­ля. Дет­ство и от­ро­че­ство его про­шли сре­ди ужас­ной ни­ще­ты: ино­гда це­лый день ему при­хо­ди­лось ра­бо­тать у жи­те­лей род­но­го се­ла ра­ди кус­ка хле­ба. Он ед­ва из­бе­жал на­бо­ра в сол­да­ты и по­сту­пил учить­ся в Нов­го­род­скую се­ми­на­рию, в ко­то­рой по­том стал на­став­ни­ком. Неко­то­рые осо­бен­ные об­сто­я­тель­ства (чу­дес­ное спа­се­ние от смерт­ной опас­но­сти и неко­то­рые ви­де­ния) рас­по­ло­жи­ли его к при­ня­тию ино­че­ства. В 1758 г. его по­стриг­ли в мо­на­ше­ство с име­нем Ти­хон. В сле­ду­ю­щем го­ду он был на­зна­чен рек­то­ром Твер­ской се­ми­на­рии, где чи­тал лек­ции по нрав­ствен­но­му бо­го­сло­вию. При­чем чи­тал их по-рус­ски, а не по-ла­ты­ни, как бы­ло до него при­ня­то. Кро­ме сту­ден­тов, на его лек­ции при­хо­ди­ло мно­го по­сто­рон­них лиц.

В 1761 г., на 37 го­ду жиз­ни, иеро­мо­нах Ти­хон по яв­но­му ука­за­нию свы­ше был из­бран епи­ско­пом. Око­ло двух лет он был ви­ка­ри­ем в Нов­го­ро­де и око­ло че­ты­рех (1763–1767 гг.) са­мо­сто­я­тель­но воз­глав­лял епи­скоп­скую ка­фед­ру в Во­ро­не­же. Все вре­мя сво­е­го епи­скоп­ства он усерд­но про­по­ве­до­вал и по­буж­дал к то­му же под­чи­нен­ных ему свя­щен­ни­ков. В Во­ро­не­же со вре­мен язы­че­ства со­блю­дал­ся празд­ник в честь Яри­лы, со­еди­нен­ный со мно­же­ством вся­ких бес­чинств. Од­на­жды свя­ти­тель неожи­дан­но явил­ся на на­род­ную пло­щадь сре­ди са­мо­го раз­га­ра ве­се­лья и на­чал об­ли­чать бес­чин­ни­ков. Его сло­во так по­дей­ство­ва­ло, что празд­ник бо­лее уже не воз­об­нов­лял­ся.

Меж­ду тем уси­лен­ные тру­ды рас­стро­и­ли здо­ро­вье свя­ти­те­ля Ти­хо­на. Он ис­про­сил уволь­не­ние от долж­но­сти и по­след­ние 16 лет (1767–1783 гг.) жиз­ни про­вел на по­кое в За­дон­ском мо­на­сты­ре. Все вре­мя, за ис­клю­че­ни­ем 4–5 ча­сов от­ды­ха, у него по­свя­ща­лось мо­лит­ве, чте­нию сло­ва Бо­жия, де­лам бла­го­тво­ри­тель­но­сти и со­став­ле­нию ду­ше­по­лез­ных со­чи­не­ний. Еже­днев­но он при­хо­дил в храм. До­ма он ча­сто па­дал на ко­ле­ни и, об­ли­ва­ясь сле­за­ми, как са­мый тяж­кий греш­ник, взы­вал: «Гос­по­ди, по­ща­ди. Гос­по­ди, по­ми­луй!» Непре­мен­но каж­дый день он чи­тал по несколь­ку глав из Свя­щен­но­го Пи­са­ния (осо­бен­но про­ро­ка Ис­а­ию), а в до­ро­гу ни­ко­гда не ез­дил без ма­лень­кой Псал­ти­ри. Вся его 400-рубле­вая пен­сия шла на бла­го­тво­ри­тель­ность, и сю­да же на­прав­ля­лось все, что он по­лу­чал в дар от зна­ко­мых. Ча­сто в про­стой мо­на­ше­ской одеж­де он от­прав­лял­ся в бли­жай­ший го­род (Елец) и по­се­щал за­клю­чен­ных мест­ной тюрь­мы. Он уте­шал их, рас­по­ла­гал к по­ка­я­нию и за­тем на­де­лял ми­ло­сты­ней. Сам он был в выс­шей сте­пе­ни нес­тя­жа­те­лен, жил сре­ди са­мой про­стой и бед­ной об­ста­нов­ки. Са­дясь за скуд­ный стол, он ча­сто вспо­ми­нал о бед­ня­ках, не име­ю­щих та­ко­го, как он, про­пи­та­ния и на­чи­нал се­бя упре­кать за то, что, по его рас­суж­де­нию, ма­ло по­тру­дил­ся для Церк­ви. Тут горь­кие сле­зы на­чи­на­ли течь из его глаз. По при­ро­де го­ря­чий и вспыль­чи­вый, он был уди­ви­тель­но кро­ток и незло­бив. До зем­ли кла­нял­ся ке­лей­ни­ку, про­ся про­ще­ния за ка­кое-ли­бо сло­во, по­ка­зав­ше­е­ся то­му обид­ным, и ста­рал­ся все­гда пла­тить доб­ром, ко­гда кто на­но­сил ему ка­кое-ли­бо оскорб­ле­ние. Раз в до­ме зна­ко­мо­го он всту­пил в бе­се­ду с од­ним дво­ря­ни­ном воль­те­рьян­цем и крот­ко, но так силь­но во всем опро­вер­гал без­бож­ни­ка, что гор­дый че­ло­век не вы­тер­пел и, за­быв­шись, уда­рил свя­ти­те­ля по ще­ке. Свя­ти­тель Ти­хон бро­сил­ся к нему в но­ги и на­чал про­сить про­ще­ния, что при­вел его в раз­дра­же­ние. Это сми­ре­ние свя­ти­те­ля так по­дей­ство­ва­ло на дерз­ко­го оскор­би­те­ля, что тот об­ра­тил­ся к пра­во­слав­ной ве­ре и по­сле стал доб­рым хри­сти­а­ни­ном.

Свя­той Ти­хон об­ла­дал да­ром про­зре­ния и со­вер­ше­ния чу­дес, чи­тал мыс­ли со­бе­сед­ни­ков. В 1778 го­ду, ко­гда ро­дил­ся им­пе­ра­тор Алек­сандр I, свя­ти­тель пред­ска­зал мно­гие со­бы­тия его цар­ство­ва­ния и в част­но­сти, что Рос­сия спа­сет­ся, а за­хват­чик (На­по­ле­он) по­гибнет. «Гос­подь Бог во мно­гих слу­ча­ях его слу­шал», – пи­сал ке­лей­ник свя­ти­те­ля Ти­хо­на. Осо­бен­но свя­ти­тель лю­бил бе­се­до­вать с про­стым на­ро­дом, уте­шал его в тяж­кой до­ле, по­мо­гал ра­зо­рен­ным. Из мо­на­стыр­ской сло­бо­ды его на­ве­ща­ли де­ти. Он учил их мо­лит­ве, а по­сле бе­се­ды оде­лял день­га­ми. Бла­жен­ная кон­чи­на свя­ти­те­ля Ти­хо­на по­сле­до­ва­ла 13 ав­гу­ста 1783 г. Через 63 го­да бы­ли от­кры­ты его нетлен­ные мо­щи, а в 1861 г. его при­чис­ли­ли к ли­ку свя­тых. Сре­ди пись­мен­ных тру­дов свя­ти­те­ля Ти­хо­на За­дон­ско­го осо­бой по­пуляр­но­стью поль­зу­ет­ся сбор­ник ко­рот­ких по­уче­ний, пол­ных при­ме­ров из жиз­ни, на­зы­ва­е­мый: «Со­кро­ви­ще ду­хов­ное, от ми­ра со­би­ра­е­мое».

Пол­ное жи­тие свя­ти­те­ля Ти­хо­на За­дон­ско­го

При опи­са­нии жи­тия оте­че­ствен­ных свя­тых, уте­ши­тель­но и обод­ри­тель­но для сер­дец на­ших яв­ле­ние зем­ле Рус­ской угод­ни­ков Бо­жи­их, яс­но до­ка­зы­ва­ю­щее, что не ос­ку­де­ла и для нас бла­го­дать Бо­жия, все­гда вос­пол­ня­ю­щая то, что ос­ку­­де­ва­ет в сла­бой при­ро­де че­ло­ве­че­ской. И ка­кое тор­же­ство для Церк­ви пра­во­слав­ной, про­слав­ляе­мой вер­ны­ми сы­на­ми сво­и­ми! Гос­подь увен­чал их вен­ца­ми нетле­ния во сви­де­тель­ство их по­дви­гов и пра­во­го ис­по­ве­да­ния той Церк­ви, ко­то­рая и до­се­ле есть столп и утвер­жде­ние ис­ти­ны.

Про­ис­хож­де­ние свт. Ти­хо­на са­мое убо­гое: отец его, Са­ве­лий Ки­рил­лов, был дьяч­ком в Нов­го­род­ской гу­бер­нии, в се­ле Ко­рец­ке (Ко­роц­ке) Вал­дай­ско­го уез­да, и оста­вил по се­бе вдо­ву с пя­тью ма­ло­лет­ни­ми детьми. Бу­ду­щий свя­ти­тель ро­дил­ся в 1724 го­ду и был на­зван Ти­мо­фе­ем. Ли­шив­шись в мла­ден­че­стве от­ца, он остал­ся на по­пе­че­нии ма­те­ри Дом­ни­ки и стар­ше­го бра­та Ев­фи­мия. «Как я на­чал се­бя пом­нить, – вспо­ми­нал впо­след­ствии свя­ти­тель Ти­хон, – в до­ме при ма­те­ри на­шей (от­ца сво­е­го я не пом­ню) бы­ло нас че­ты­ре бра­та и две сест­ры; боль­ший брат дьяч­ко­ву долж­ность от­прав­лял, сред­ний же брат был взят в во­ен­ную служ­бу, а мы все, еще мо­ло­дые, в ве­ли­кой жи­ли бед­но­сти...» При та­ком по­ло­же­нии Ти­мо­фей ед­ва ли мог на­де­ять­ся по­лу­чить до­ста­точ­ное об­ра­зо­ва­ние да­же для ис­пол­не­ния цер­ков­ной долж­но­сти по­но­ма­ря. Не­кий бо­га­тый без­дет­ный ям­щик по­лю­бил Ти­мо­фея и хо­тел усы­но­вить его. Он неод­но­крат­но про­сил об этом Дом­ни­ку, обе­щая вос­пи­тать Ти­мо­фея как род­но­го сы­на. Свя­ти­тель Ти­хон вспо­ми­нал об этом: «Ма­туш­ка моя, хо­тя и от­ка­зы­ва­ла ему (ям­щи­ку) – жаль ей бы­ло от­дать ме­ня, – но край­ний недо­ста­ток про­пи­та­ния по­ну­дил ее от­дать... Я хо­ро­шо пом­ню, как, взяв за ру­ку, она по­ве­ла ме­ня к ям­щи­ку. Стар­ше­го бра­та в то вре­мя не бы­ло до­ма. Ко­гда же он воз­вра­тил­ся, то спро­сил сест­ру: «Где ма­туш­ка?». Та от­ве­ча­ла: «По­ве­ла Ти­шу ям­щи­ку». Брат, до­гнав ма­туш­ку, стал пред ней на ко­ле­ни и ска­зал: «Ям­щи­ку его от­да­ди­те – ям­щи­ком он и бу­дет. Я луч­ше с су­мою по ми­ру пой­ду, а бра­та не от­дам... По­ста­ра­юсь обу­чить его гра­мо­те, то­гда он смо­жет к ка­кой-ни­будь церк­ви опре­де­лить­ся в дьяч­ки или по­но­ма­ри». И ма­туш­ка во­ро­ти­лась до­мой». Так та­ин­ствен­ный Бо­жий Про­мы­сел от са­мо­го от­ро­че­ства ру­ко­во­дил бу­ду­щим ве­ли­ким по­движ­ни­ком. Лю­бовь брат­ская спас­ла Ти­хо­на, она же при­го­то­ви­ла в нем и до­стой­но­го слу­жи­те­ля Церк­ви. Но, остав­шись в до­ме ро­ди­тель­ском, он про­дол­жал то­мить­ся под гне­том тяж­кой ни­ще­ты, пи­та­ясь од­ним чер­ным хле­бом, и то очень воз­дер­жан­но. «Ко­гда, бы­ва­ло, до­ма есть нече­го, – рас­ска­зы­вал он ке­лей­ни­ку в по­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни, вспо­ми­ная дет­ство, – я хо­дил на це­лый день бо­ро­нить зем­лю у ка­ко­го-ли­бо бо­га­то­го па­ха­ря, чтобы он толь­ко про­кор­мил ме­ня». Так тру­дил­ся Ти­мо­фей, жи­вя в ро­ди­тель­ском до­ме до че­тыр­на­дца­ти лет.

В 1737 го­ду бы­ли из­да­ны два ука­за им­пе­ра­три­цы Ан­ны Иоан­нов­ны, ко­то­рые со всей стро­го­стью пред­пи­сы­ва­ли «сде­лать цер­ков­но­слу­жи­тель­ским де­тям раз­бор и лиш­них, особ­ли­во не уча­щих­ся, от­да­вать на во­ен­ную служ­бу». В Нов­го­род­ской епар­хии, не имев­шей то­гда епи­ско­па, ис­пол­не­ние этих ука­зов бы­ло осо­бо рев­ност­ным.

Мать от­ро­ка Ти­мо­фея по чрез­вы­чай­ной ску­до­сти от быв­ше­го неуро­жая хо­тя и не на­шла у се­бя до­ста­точ­но средств, чтобы со­дер­жать сы­на сво­е­го в ду­хов­ном учи­ли­ще, од­на­ко при­вез­ла его в Нов­го­род на рас­смот­ре­ние на­чаль­ства, на­де­ясь еще спа­сти сы­на от во­ен­ной служ­бы. Ее на­деж­ды ед­ва не оста­лись тщет­ны­ми: уже Ти­мо­фей был на­зна­чен к ис­клю­че­нию из ду­хов­но­го зва­ния для опре­де­ле­ния в во­ен­ное учи­ли­ще, ко­гда опять сжа­лил­ся над ним стар­ший брат, слу­жив­ший при­чет­ни­ком при од­ной из нов­го­род­ских церк­вей. Несмот­ря на край­нюю ни­ще­ту, ре­шил­ся он взять бра­та на свое со­дер­жа­ние и умо­лил на­чаль­ство опре­де­лить его в ду­хов­ное учи­ли­ще. И 11 де­каб­ря 1738 го­да он был за­чис­лен в Нов­го­род­скую ду­хов­ную сла­вян­скую шко­лу при ар­хи­ерей­ском до­ме.

В 1740 го­ду ста­ра­ни­ем но­во­го епи­ско­па Нов­го­род­ско­го Ам­вро­сия ду­хов­ная сла­вян­ская шко­ла бы­ла пре­об­ра­зо­ва­на в ду­хов­ную се­ми­на­рию. Из об­ще­го ты­сяч­но­го со­ста­ва уча­щих­ся ду­хов­ной шко­лы Ти­мо­фей, как один из спо­соб­ней­ших к на­у­кам, был пе­ре­ве­ден во вновь от­кры­тую се­ми­на­рию и при­нят на ка­зен­ное со­дер­жа­ние. На­чаль­ство Нов­го­род­ской се­ми­на­рии при­сво­и­ло ему но­вую фа­ми­лию – Со­ко­лов­ский. О го­дах се­ми­нар­ской жиз­ни свя­ти­тель Ти­хон вспо­ми­нал впо­след­ствии: «Я про­дол­жал уче­ние на ка­зен­ном ко­ште и тер­пел ве­ли­кую нуж­ду по недо­стат­ку по­треб­но­го к со­дер­жа­нию, и так бы­ва­ло: ко­гда по­лу­чу ка­зен­ный хлеб, то из оно­го по­ло­ви­ну остав­лю для про­до­воль­ствия се­бе, а дру­гую по­ло­ви­ну про­дам; куп­лю све­чу, с ней ся­ду на печ­ку и чи­таю книж­ку. То­ва­ри­щи мои, бо­га­тых от­цов де­ти, слу­ча­лось, ино­гда най­дут отоп­ки мо­их лап­тей и, сме­ясь на­до мной, нач­нут ими ма­хать на ме­ня, при­го­ва­ри­вая: “Ве­ли­ча­ем тя”». Им же до­ве­лось впо­след­ствии ка­дить еп. Ти­хо­ну фими­ам.

Юно­ша, все­гда сто­яв­ший впе­ре­ди всех сво­их сверст­ни­ков, пе­ре­хо­дил успеш­но в выс­шие клас­сы. По­чти 14 лет обу­чал­ся он в се­ми­на­рии: два го­да грам­ма­ти­ке и по че­ты­ре го­да – ри­то­ри­ке, фило­со­фии и бо­го­сло­вию. Дли­тель­ный пе­ри­од обу­че­ния свя­зан с тем, что в недав­но от­кры­той се­ми­на­рии был недо­ста­ток учи­те­лей.

В 1754 го­ду Ти­мо­фей окон­чил се­ми­на­рию. Один из ис­сле­до­ва­те­лей так ха­рак­те­ри­зу­ет го­ды его пре­бы­ва­ния в ней: «Во вре­мя все­об­ще­го увле­че­ния схо­лас­ти­кой, ко­гда в са­мой се­ми­на­рии, вос­пи­тав­шей свя­ти­те­ля, пре­об­ла­да­ла над всем схо­ла­сти­че­ская уче­ность, ко­гда меж­ду сло­вом и де­лом, меж­ду мыс­лью и дей­стви­тель­но­стью не бы­ло ни­че­го по­чти об­ще­го, ко­гда о мно­гом и очень хо­ро­шо го­во­ри­ли, но очень ма­ло или же со­всем ни­че­го не де­ла­ли, свя­ти­тель За­дон­ский был че­ло­ве­ком, со­вер­шен­но чуж­дым ука­зан­ных недо­стат­ков и про­ти­во­ре­чий». Ти­мо­фей был на­зна­чен пре­по­да­ва­те­лем сна­ча­ла гре­че­ско­го язы­ка, за­тем ри­то­ри­ки и фило­со­фии. Мо­ло­до­го учи­те­ля, от­ли­чав­ше­го­ся необык­но­вен­ной сер­деч­но­стью, скром­но­стью и бла­го­че­сти­вой жиз­нью, все очень лю­би­ли и ува­жа­ли – и уче­ни­ки, и се­ми­нар­ское на­чальст­во, и нов­го­род­ские ар­хи­ереи.

Бу­ду­щий свя­ти­тель в тот пе­ри­од сво­ей жиз­ни все бо­лее при­ла­гал ум и серд­це Бо­гу, изу­чая див­ные пу­ти Его и стре­мясь к ино­че­ству и бо­го­мыс­лию. Про­мы­сел Бо­жий го­то­вил в нем доб­лест­но­го по­движ­ни­ка и све­тиль­ни­ка Церк­ви Рус­ской и, ох­ра­няя его от опас­но­стей, яв­но ука­зы­вал на его вы­со­кое пред­на­зна­че­ние.

Свя­ти­тель Ти­хон по ми­ло­сти Бо­жи­ей стя­жал спо­соб­ность осо­бо­го ду­хов­но­го зре­­ния. Од­на­жды в май­скую ночь Ти­мо­фей вы­шел из кел­лии и уви­дел раз­верз­ши­е­ся небе­са и див­ный свет. Вско­ре по­сле быв­ше­го ему ви­де­ния он окон­ча­тель­но ре­шил стать ино­ком.

16 ап­ре­ля 1758 го­да, в Ла­за­ре­ву суб­бо­ту, Ти­мо­фей Со­ко­лов­ский был по­стри­жен в мо­на­ше­ство с име­нем Ти­хон. По­сле по­стри­га он был вы­зван в Пе­тер­бург, где Нов­го­род­ский епи­скоп Ди­мит­рий (Се­че­нов) ру­ко­по­ло­жил Ти­хо­на во иеро­диа­ко­на, а ле­том то­го же го­да – во иеро­мо­на­ха. В том же го­ду иеро­мо­нах Ти­хон стал пре­по­да­вать фило­со­фию и был на­зна­чен пре­фек­том се­ми­на­рии, но недол­го оста­вал­ся в этой долж­но­сти. Епи­скоп Твер­ской Афа­на­сий (Воль­хов­ский), хо­ро­шо знав­ший да­ро­ва­ния и бла­го­че­сти­вую жизнь от­ца Ти­хо­на, хо­да­тай­ство­вал о его пе­ре­во­де в свою епар­хию. Ука­зом Свя­тей­ше­го Си­но­да от 26 ав­гу­ста 1759 го­да иеро­мо­нах Ти­хон был пе­ре­ве­ден в ве­де­ние Твер­ско­го ар­хи­епи­ско­па, ко­то­рый воз­вел его в сан ар­хи­манд­ри­та и на­зна­чил на­сто­я­те­лем Жел­ти­ко­ва мо­на­сты­ря. В том же го­ду ар­хи­манд­рит Ти­хон был на­зна­чен рек­то­ром Твер­ской се­ми­на­рии и на­сто­я­те­лем От­ро­ча мо­на­сты­ря. Од­новре­мен­но он со­сто­ял при­сут­ству­ю­щим в ду­хов­ной кон­си­сто­рии и пре­по­да­ва­те­лем бо­го­сло­вия в се­ми­на­рии.

Так быст­ро по­дви­гал­ся Ти­хон на по­при­ще ду­хов­ном, как све­тиль­ник, ко­то­рый не мог оста­вать­ся под спу­дом. Мно­гим уже бы­ло из­вест­но внут­рен­нее его до­сто­ин­ство, и его ожи­да­ла выс­шая сте­пень епи­скоп­ства. Два го­да про­вел он в долж­но­сти рек­то­ра, и уро­ки бо­го­сло­вия, со­став­лен­ные им для уче­ни­ков сво­ей се­ми­на­рии, по­слу­жи­ли ос­но­ва­ни­ем за­ме­ча­тель­ной его кни­ги о ис­тин­ном хрис­ти­а­н­стве, к на­зи­да­нию всей оте­че­ствен­ной Церк­ви, так как сам он был весь про­ник­нут ду­хом Св. Пи­са­ния и тво­ре­ний оте­че­ских. Ти­хон по сво­е­му глу­бо­ко­му сми­ре­нию ни­ко­гда не ду­мал, что он мо­жет ко­гда-ли­бо до­стиг­нуть сте­пе­ни епи­скоп­ской, но Про­мысл Бо­жий та­ин­ствен­но ука­зал на него вер­хов­ным пас­ты­рям Рус­ской Церк­ви.

Од­на­жды в день Пас­хи, на Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, во вре­мя Хе­ру­вим­ской пес­ни, по­до­шел он вме­сте с дру­ги­ми пре­сви­те­ра­ми к ар­хи­ерею, ко­то­рый вы­ни­мал ча­стич­ки у жерт­вен­ни­ка, и на его обыч­ное про­ше­ние «По­мя­ни мя, вла­ды­ко свя­тый» прео­свя­щен­ный Афа­на­сий, за­быв­шись, от­ве­чал: «Епи­скоп­ство твое да по­мянет Гос­подь Бог во Цар­ствии Сво­ем». Сму­тил­ся сми­рен­ный ар­хи­манд­рит, но ар­хи­пас­тырь, улы­ба­ясь, ска­зал ему: «Дай Бог вам быть епи­ско­пом». А в этот са­мый день мит­ро­по­лит Ди­мит­рий, пер­вен­ству­ю­щий член Си­но­да, вме­сте с епи­ско­пом Смо­лен­ским Епи­фа­ни­ем из­би­ра­ли ви­ка­рия в Нов­го­род. Уже бы­ли на­пи­са­ны име­на се­ми кан­ди­да­тов, вы­бор ко­их дол­жен ре­шить­ся по жре­бию, ко­гда Смо­лен­ский епи­скоп про­сил при­пи­сать к ним еще имя Твер­ско­го рек­то­ра, и хо­тя мит­ро­по­лит за­ме­тил, что он еще мо­лод, од­на­ко ве­лел за­пи­сать. Три ра­за ме­та­ли жре­бий, и три ра­за вы­па­дал жре­бий Ти­хо­на. «Вид­но, Бо­гу так угод­но, — ска­зал Ди­мит­рий, — хо­тя и не ту­да я ду­мал его на­зна­чить, а в ар­хи­ман­д­ри­ты Сер­ги­е­вой Лав­ры».

13 мая 1761 го­да ар­хи­манд­рит Ти­хон был хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па Кекс­гольм­ско­го и Ла­дож­ско­го, ви­ка­рия Нов­го­род­ской епар­хии, с тем, чтобы, управ­ляя Ху­тын­ским мо­на­сты­рем, быть ви­ка­ри­ем ар­хи­епи­ско­па Нов­го­род­ско­го. Так на 37-м го­ду жиз­ни, через семь лет по окон­ча­нии се­ми­нар­ско­го кур­са и через три го­да по при­ня­тии мо­на­ше­ства, ар­хи­манд­рит Ти­хон по во­ле Бо­жи­ей был об­ле­чен ар­хи­ерей­ским са­ном.

С лю­бо­вью встре­ти­ли нов­го­род­цы сво­е­го но­во­го пас­ты­ря, вос­пи­тан­но­го в их кру­гу, ко­то­ро­го из­дав­на при­вык­ли ува­жать по его мо­на­ше­ской жиз­ни. Мно­гие из его то­ва­ри­щей, ко­то­рые сме­я­лись над его лап­тя­ми, бы­ли уже то­гда свя­щен­ни­ка­ми и диа­ко­на­ми в Нов­го­ро­де. С боль­шим сму­ще­ни­ем пред­ста­ли они сво­е­му вла­ды­ке, ожи­дая от него уко­ров, но вла­ды­ка Ти­хон встре­тил их крот­ко, как неко­гда Иосиф бра­тьев сво­их в Егип­те, сло­вом ми­ра: «Не бой­тесь, я Бо­жий». Епи­скоп Ти­хон, улы­ба­ясь, на­пом­нил их дет­ские го­ды: «Вы на ме­ня ма­ха­ли отоп­ка­ми, а те­перь бу­де­те ка­ди­ла­ми ма­хать, – и, ви­дя их сму­ще­ние, при­ба­вил, – я это шу­тя вам го­во­рю». Сест­ра Ти­хо­на, жив­шая в Нов­го­ро­де, ви­де­ла тор­же­ствен­ную встре­чу бра­та сво­е­го и не сме­ла к нему явить­ся, но он сам при­гла­сил ее на дру­гой день, и они вспом­ни­ли со сле­за­ми тяж­кие го­ды сво­е­го дет­ства в край­ней ни­ще­те. «Ты, род­ная, ни­ко­гда не на­ску­чишь мне, – го­во­рил ей Ти­хон, – по­то­му что я те­бя по­чи­таю как стар­шую сест­ру». Но не боль­ше ме­ся­ца про­жи­ла она под кро­вом брат­ским – сам он от­пе­вал ее.

Недол­гое вре­мя суж­де­но бы­ло свя­ти­те­лю на­хо­дить­ся в Нов­го­ро­де – немно­гим бо­лее го­да. 3 фев­ра­ля 1763 го­да, по­сле кон­чи­ны епи­ско­па Во­ро­неж­ско­го и Елец­ко­го Иоан­ни­кия (Пав­луц­ко­го), он по­лу­чил но­вое на­зна­че­ние на Во­ро­нежс­кую ка­фед­ру.

Во­ро­неж­ская епар­хия, в со­став ко­то­рой, по­ми­мо Во­ро­неж­ской гу­бер­нии, вхо­ди­ли неко­то­рые го­ро­да Там­бов­ской, Ор­лов­ской и Кур­ской гу­бер­ний, а так­же Зем­ля Вой­ска Дон­ско­го, нуж­да­лась то­гда в пре­об­ра­зо­ва­ни­ях. До 800 церк­вей и бо­лее 800 ты­сяч жи­те­лей со­став­ля­ли об­шир­ную паст­ву свя­ти­те­ля Ти­хо­на, но она бы­ла ли­ше­на всех ве­ще­ствен­ных средств, по­то­му что в это са­мое вре­мя бы­ли ото­бра­ны цер­ков­ные иму­ще­ства, а по­ло­жен­ные по но­вым шта­там окла­ды еще не про­из­во­ди­лись. На­прас­но пи­сал о том свт. Ти­хон к вла­стям свет­ским и ду­хов­ным, пред­став­ляя за­труд­ни­тель­ность сво­е­го по­ло­же­ния, упа­док об­ра­зо­ва­ния ду­хов­но­го, раз­ру­ше­ние са­мих зда­ний цер­ков­ных и убо­же­ство со­бор­ной церк­ви.

Еще боль­шим бед­стви­ем в жиз­ни Во­ро­неж­ско­го края был рас­кол. Ши­ро­кие сте­пи До­на сде­ла­лись с кон­ца XVII ве­ка удоб­ным и из­люб­лен­ным ме­стом укры­тия пре­сле­до­вав­ших­ся пра­ви­тель­ством ста­ро­об­ряд­цев и сек­тан­тов. Нелег­ко бы­ло свя­ти­те­лю Ти­хо­ну бо­роть­ся с нестро­е­ни­я­ми цер­ков­ной жиз­ни. Его доб­рым на­ме­ре­ни­ям ста­ви­лись пре­пят­ствия как со сто­ро­ны от­дель­ных лиц, так и со сто­ро­ны вся­кой вла­сти. По­это­му он дол­жен был ис­кать се­бе по­мо­щи свы­ше и в си­ле сво­е­го ду­ха, в бла­го­дат­ном оби­лии пас­тыр­ской сво­ей рев­но­сти.

Од­новре­мен­но за­нял­ся свя­ти­тель и со­ору­же­ни­ем ве­ще­ствен­ных хра­мов, и об­нов­ле­ни­ем неру­ко­тво­рен­ных, ко­то­рые со­став­ля­ли Цер­ковь Бо­га жи­ва­го (2Кор.6,16), осо­бое вни­ма­ние об­ра­щая на раз­ви­тие и пра­виль­ную по­ста­нов­ку школь­но­го ду­хов­но­го об­ра­зо­ва­ния. Так как ка­фед­раль­ный со­бор его при­хо­дил в со­вер­шен­ную вет­хость, свя­ти­тель Ти­хон на дру­гой же год сво­е­го при­бы­тия од­ним толь­ко по­да­я­ни­ем на­чал стро­ить дру­гой ка­мен­ный Ар­хан­гель­ский со­бор, ко­то­рый имел уте­ше­ние до­вер­шить во вре­мя сво­е­го управ­ле­ния. Вме­сто се­ми­на­рии на­шел он в ар­хи­ерей­ском до­ме на скуд­ном ижди­ве­нии од­но толь­ко убо­гое учи­ли­ще сла­вян­ско­го язы­ка, по­то­му что по но­вым шта­там бы­ли унич­то­же­ны преж­ние сбо­ры с иму­ществ цер­ков­ных. Свт. Ти­хон ста­рал­ся, сколь­ко мог, под­дер­жи­вать сво­и­ми сред­ства­ми эту шко­лу, за­вел и дру­гие по го­ро­дам и, как толь­ко по­лу­чен был пер­вый незна­чи­тель­ный оклад, немед­лен­но со­брал в Во­ро­не­же пол­ную се­ми­на­рию (1765 год) и вы­пи­сал для нее ду­хов­ных учи­те­лей из Ки­е­ва и Харь­ко­ва, так что в ко­рот­кое вре­мя она до­стиг­ла цве­ту­ще­го со­стоя­ния. И мог­ло ли быть ина­че, ко­гда сам пас­тырь непре­стан­но о ней за­бо­тил­ся, зная, что она по­слу­жит для нрав­ствен­но­го утвер­жде­ния вве­рен­ной ему паст­вы. Ча­сто по­се­щал он клас­сы и зна­ко­мил­ся с ха­рак­те­ром уче­ни­ков, дей­ствуя на них лич­ным сво­им при­сут­стви­ем го­раз­до бо­лее, неже­ли через до­ве­рен­ных лю­дей. Он ука­зы­вал им, ка­ко­го луч­ше дер­жать­ся по­ряд­ка для об­ра­зо­ва­ния юно­шей, от­ме­чал на­зи­да­тель­ные ме­ста из ду­хов­ных пи­са­те­лей и сам сло­вес­но по­учал уче­ни­ков; от­ли­чав­ших­ся меж­ду ни­ми обод­рял по­дар­ка­ми, вру­чая кни­гу или пла­тье, ино­гда по­ощ­рял и де­неж­ным жа­ло­ва­ни­ем или при­ни­мал их на пол­ное ка­зен­ное со­дер­жа­ние. И сверх то­го, свя­ти­тель учре­дил для се­ми­на­рис­тов по вос­крес­ным дням от­кры­тое пре­по­да­ва­ние За­ко­на Бо­жия в со­бор­ном хра­ме.

Свя­ти­тель весь­ма хо­ро­шо чув­ство­вал, что для нрав­ствен­но­го усо­вер­шен­ство­ва­ния сво­ей паст­вы преж­де все­го необ­хо­ди­мо под­го­то­вить до­стой­ных пас­ты­рей, непо­сред­ствен­но ею ру­ко­во­дя­щих. Ду­хов­ное об­ра­зо­ва­ние име­ло так­же ре­ша­ю­щее зна­че­ние в борь­бе с рас­ко­лом и сек­тант­ством. По­это­му-то его пер­вой за­бо­той бы­ла как ор­га­ни­за­ция школ для бед­ных де­тей ду­хо­вен­ства, так и для са­мо­го ду­хо­вен­ства. Вско­ре по сво­ем при­ез­де он на­пи­сал для ду­хо­вен­ства осо­бую книж­ку под на­зва­ни­ем «Долж­ность свя­щен­ни­че­ская о сед­ми Та­ин­ствах» и ра­зо­слал ее по всем мо­на­сты­рям и при­хо­дам для без­мезд­ной раз­да­чи свя­щен­ни­кам. Книж­ка свт. Ти­хо­на бы­ла как ма­лый ка­те­хи­зис, в ко­то­ром из­ла­га­лось по во­про­сам и от­ве­там уче­ние о каж­дом та­ин­стве с убе­ди­тель­ным вну­ше­ни­ем бла­го­го­вей­но со­вер­шать их. В сле­ду­ю­щим го­ду до­пол­нил он сей ка­те­хи­зис, при­со­во­ку­пив к нему бо­лее по­дроб­ное на­став­ле­ние «О Та­ин­стве По­ка­я­ния» для ру­ко­вод­ства неопыт­ных свя­щен­ни­ков при ис­по­ве­ди: как им бе­се­до­вать с людь­ми, хо­тя­щи­ми рас­крыть пред ни­ми свою ду­шу. Не до­воль­ству­ясь тем, на­пи­сал он еще год спу­стя «Окруж­ное по­сла­ние» ду­хо­вен­ству сво­ей паст­вы, вну­шая пре­сви­те­рам скром­ное и трез­вен­ное жи­тие, бра­то­лю­бие вза­им­ное и лю­бовь к при­хо­жа­нам и на­по­ми­ная сло­ва­ми еван­гель­ски­ми вы­со­кий долг их зва­ния. И на ду­хов­ные долж­но­сти свя­ти­тель ста­рал­ся ста­вить лиц до­стой­ных и осо­бо тре­бо­вал, чтобы каж­дый свя­щен­но­слу­жи­тель имел Но­вый За­вет и ежед­нев­но его чи­тал. В то же вре­мя на­чер­тал и ру­ко­вод­ство для ду­хов­ных прав­ле­ний с уве­ща­ни­ем блю­сти пра­во­су­дие и при­ся­гу. Та­ким об­ра­зом, ни­че­го не бы­ло за­бы­то за­бот­ли­вым ар­хи­пас­ты­рем для вра­зум­ле­ния по­став­лен­ных на ду­хов­ной стра­же.

Свя­ти­тель Ти­хон был бли­зок на­ро­ду как по сво­е­му убо­го­му про­ис­хож­де­нию, так и по пер­во­на­чаль­но­му вос­пи­та­нию, а по­то­му осо­бен­но лю­бил лю­дей про­сто­го зва­ния и умел с ни­ми сбли­жать­ся ис­крен­ним сло­вом, ко­то­рое до­ступ­но бы­ло серд­цу каж­до­го. Со­об­ра­жа­ясь с ду­хов­ной нуж­дой на­ро­да, доб­рый пас­тырь сос­та­вил че­ты­ре ма­лые книж­ки под за­гла­ви­я­ми «Крат­кое уве­ща­ние для все­гдаш­ней па­мя­ти о смер­ти», «За­мет­ки из Св. Пи­са­ния для воз­буж­де­ния греш­ни­ков от гре­хов­но­го сна», «На­став­ле­ние во вза­им­ных обя­зан­но­стях ро­ди­те­лей и де­тей», «Плоть и дух – вза­им­ная их борь­ба в че­ло­ве­ке». Свя­ти­тель ве­лел свя­щен­ни­кам про­чи­ты­вать сии книж­ки на­ро­ду вме­сто цер­ков­ных по­уче­ний.

В Во­ро­неж­ском крае еще име­ли ме­сто дав­ние язы­че­ские об­ря­ды. Осо­бен­но силь­но воз­му­щал­ся дух свя­ти­те­ля су­ще­ство­ва­ни­ем «го­до­во­го тор­же­ства» в честь язы­че­ско­го бо­же­ства Яри­лы, су­ма­сброд­ством и пьян­ством во вре­мя мас­ле­ни­цы.

В тво­ре­ни­ях его, по­явив­ших­ся в Во­ро­не­же, чи­та­ем: «Ду­ши мно­гих на­хо­дят­ся в ху­дом со­сто­я­нии... рас­слаб­ле­ны, раз­бо­ле­лись, тре­бу­ют вра­чев­ства и це­ли­тель­но­го пла­сты­ря»; «хри­сти­ан­ской ве­ры и жи­тия рав­но­го и сле­дов не ви­да­но»; «пре­дер­зо­сти, зло­де­я­ния, на­си­ло­ва­ния, озлоб­ле­ния и про­чия без­за­ко­ния от злых и па­губ­ных лю­дей все бо­лее и бо­лее умно­жа­ют­ся»; «мно­гие, ны­неш­не­го наи­па­че ве­ка, лю­ди то до бо­лез­ни, то до ста­ро­сти, то до смер­ти от­ла­га­ют по­кая­ние... грех тяж­кий, и точ­но пре­лесть диа­воль­ская. Знак есть край­не­го о спа­се­нии нера­де­ния и сна гре­хов­но­го».

Свя­ти­тель Ти­хон про­тив это­го при­ни­мал са­мые ре­ши­тель­ные ме­ры. Од­на­жды он сам явил­ся на празд­ник Яри­лы. Ви­дя пред со­бою свя­ти­те­ля, од­ни «от сты­да раз­бе­жа­лись с пло­ща­ди иг­ри­ща», дру­гие «в угры­зе­нии со­ве­сти» мол­ча па­ли к но­гам свя­ти­те­ля, тре­тьи «в го­ряч­но­сти сво­е­го по­ка­я­ния ис­пра­ши­ва­ли про­ще­ния». Иг­рищ­ные и тор­жищ­ные па­лат­ки в при­сут­ствии свя­ти­те­ля бы­ли раз­ру­ше­ны.

А на дру­гой день ар­хи­пас­тырь со­звал к се­бе в оби­тель всех го­род­ских свя­щен­ни­ков и луч­ших граж­дан и в об­ли­чи­тель­ном сло­ве объ­яс­нил им все без­об­ра­зия быв­ше­го тор­же­ства, умо­ляя на­все­гда его оста­вить. В бли­жай­шее воск­ре­се­нье на­зна­чил он все­на­род­ное со­бра­ние в ка­фед­раль­ном со­бо­ре и там опять про­из­нес силь­ное сло­во про­тив язы­че­ско­го тре­би­ща. Из­ло­жив спер­ва, до ка­кой сте­пе­ни оно без­за­кон­но и недо­стой­но хри­сти­ан, на­пом­нил он пра­во­слав­ным, что они за­пи­са­ны в во­ин­ство Хри­сто­во и уже от­рек­лись при Свя­том Кре­ще­нии от са­та­ны и его ан­ге­лов, но, за­быв свое вы­со­кое зва­ние, на­чи­на­ют бес­чин­ство­вать и от без­за­кон­ных игр до­хо­дят да­же до смер­то­убий­ства в угож­де­ние диа­во­лу, ибо это тре­би­ще уста­нов­ле­но еще со вре­мен язы­че­ства. По­том об­ра­тил­ся к свя­щен­ни­кам, ко­то­рые по­став­ле­ны на стра­же до­ма Бо­жия, и на­пом­нил им стро­гую их от­вет­ствен­ность, ес­ли до­пу­стят по сво­ей бес­печ­но­сти по­ги­бель хри­сти­ан­ских душ. Не убо­ял­ся он ска­зать силь­ное сло­во и свет­ским вла­стям, при­сут­ство­вав­шим в со­бо­ре, чтобы твер­до ис­пол­ня­ли долг свой, наб­лю­дая за бла­го­чи­ни­ем на­ро­да. И от­цов се­мейств, и ста­рей­ших из го­ро­жан про­по­ве­дью уве­ще­вал: не оста­вать­ся рав­но­душ­ны­ми к та­ко­му по­зо­ру, но удер­жи­вать де­тей сво­их и под­чи­нен­ных от уча­стия бе­сов­ских тре­би­щах, чтобы не дать слу­чая вра­гам пра­во­сла­вия ко­щун­ство­вать над Свя­той Цер­ко­вью и обес­сла­вить са­мый го­род, где со­вер­ша­ет­ся та­кое хуль­ное празд­не­ство, ко­то­ро­го недо­стой­ное имя долж­но бы ис­тре­бить­ся из па­мя­ти на­ро­да.

Сло­во сие, оду­шев­лен­ное про­сто­сер­де­чи­ем и пас­тыр­ской рев­но­стью, име­ло уди­ви­тель­ный успех; ры­да­ния в церк­ви за­глу­ша­ли го­лос про­по­вед­ни­ка, все по­ка­я­лись с со­кру­ше­ни­ем серд­ца, и к веч­ной сла­ве доб­ро­го пас­ты­ря язы­че­ский обы­чай на­всег­да был остав­лен в Во­ро­не­же. Это бы­ло тор­же­ство хри­сти­ан­ства и люб­ви, до­стой­ное пер­вых вре­мен про­по­ве­ди сло­ва Бо­жия. Ти­хон сми­рен­но бла­го­да­рил Бо­га за да­ро­ван­ный ему успех. Про­сто­той и си­лой про­по­ве­ди свя­ти­тель Ти­хон так­же вер­нул в пра­во­сла­вие не од­ну ты­ся­чу ста­ро­об­ряд­цев. «Вли­я­ние его на рас­коль­ни­ков бы­ло ве­ли­ко, – от­ме­ча­ет ис­то­рик. – Да­же наи­бо­лее упорст­во­вав­шие из них, не возв­ра­тив­ши­е­ся в ло­но пра­во­сла­вия, несо­мнен­но, чти­ли его».

Свя­ти­тель Ти­хон был чрез­вы­чай­но де­я­те­лен, ни од­ной сво­бод­ной ми­ну­ты у него не про­хо­ди­ло на­прас­но, он все слиш­ком близ­ко при­ни­мал к сво­е­му люб­ве­обиль­но­му серд­цу. За­бо­тясь об пас­ты­рях и о па­со­мых, свя­ти­тель не за­бы­вал и о цер­ков­ном бла­го­ле­пии: о ре­мон­те и бла­го­устрой­стве хра­мов, о цер­ков­ной утва­ри, свя­щен­ных со­су­дах и свя­тых ико­нах. Ни од­ной празд­нич­ной цер­ков­ной служ­бы не про­пус­кал свя­ти­тель Ти­хон и не остав­лял без на­зи­да­ния свою паст­ву. В сво­их по­уче­ни­ях он осо­бен­но опол­чал­ся про­тив среб­ро­лю­бия и раз­лич­ных ви­дов хи­ще­ния, без­нравст­вен­ных уве­се­ле­ний, про­тив рос­ко­ши, ску­по­сти и недо­стат­ка люб­ви к ближ­ним. Свя­ти­тель сме­ло об­ли­чал во всей на­го­те и без­об­ра­зии эти и им по­доб­ные по­ро­ки.

Слу­ча­лось, од­на­ко, крот­ко­му пас­ты­рю тер­петь и осуж­де­ние за свою бла­го­че­сти­вую рев­ность, ибо не вез­де на­хо­дил бла­го­при­ят­ную поч­ву для се­я­ния сло­ва Бо­жия. Немощ­ным лю­дям не нра­ви­лось ино­гда, что свя­ти­тель во вре­мя об­ще­го бед­ствия на­ла­гал осо­бые по­сты на граж­дан, но страх оскор­бить его зас­тав­лял по­ви­но­вать­ся, ибо уже за­жи­во ви­де­ли в нем угод­ни­ка Бо­жия и го­во­ри­ли меж­ду со­бою: «Нель­зя не по­слу­шать­ся. Бо­гу по­жа­лу­ет­ся». Дей­стви­тель­но, бы­ва­ли слу­чаи, ко­гда Гос­подь ви­ди­мо на­ка­зы­вал ослуш­ни­ков. Ехал од­на­жды Ти­хон на по­гре­бе­ние по­ме­щи­ка через се­ло Хлев­ное, по Мос­ков­ской до­ро­ге. Там гру­бые жи­те­ли дол­го за­дер­жа­ли его, не да­вая ло­ша­дей под пред­ло­гом, буд­то их нет, ко­гда, на­про­тив, бы­ли ими весь­ма бо­га­ты. Вско­ре по­сле то­го па­ли у них по­чти все ло­ша­ди, так что они при­шли в край­нюю бед­ность и по­чув­ство­ва­ли ви­ну свою, что оскор­би­ли че­ло­ве­ка Бо­жия. Несколь­ко лет спу­стя, ко­гда уже Ти­хон жил на по­кое в За­дон­ске, они при­шли про­сить у него раз­ре­ше­ния в вине сво­ей, жа­лу­ясь, буд­то крот­кий свя­ти­тель их про­клял. Ти­хон ле­жал боль­ной и не мог при­нять их, но ве­лел ска­зать им, что ни­ко­гда и не ду­мал их про­кли­нать, а толь­ко Бог их на­ка­зал за неува­же­ние к сво­е­му пас­ты­рю.

По­сто­ян­ные тру­ды и за­бо­ты, от ко­то­рых свя­ти­тель Ти­хон ни­ко­гда не имел от­ды­ха, так­же непри­ят­но­сти и ча­стые за­труд­не­ния при ис­пол­не­нии бла­гих на­ме­ре­ний силь­но рас­стро­и­ли здо­ро­вье свя­ти­те­ля. Епи­скоп Ти­хон со­жа­лел, что не мо­жет с преж­ней неуто­ми­мо­стью тру­дить­ся на поль­зу Церк­ви Бо­жи­ей. И в 1767 го­ду он вы­нуж­ден был оста­вить управ­ле­ние епар­хи­ей и уда­лить­ся на по­кой. Ему бы­ла на­зна­че­на пен­сия и доз­во­ле­но жить там, где он по­же­ла­ет.

Недол­говре­мен­на бы­ла цер­ков­но-об­ще­ствен­ная де­я­тель­ность свя­ти­те­ля Ти­хо­на на Во­ро­неж­ской ка­фед­ре – че­ты­ре го­да и семь ме­ся­цев, но и за та­кой срав­ни­тель­но ко­рот­кий срок он оста­вил бла­го­твор­ный след в об­ла­сти ду­хов­но­го прос­ве­ще­ния, и в цер­ков­ном бла­го­устрой­стве, и в мис­си­о­нер­ском де­ле. По­сле ухо­да за штат свт. Ти­хон бо­лее 15-ти лет пре­бы­вал на по­кое в мо­на­сты­рях Во­ро­нежс­кой епар­хии: до 1769 го­да – в Тол­шев­ском Спа­со-Пре­об­ра­жен­ском мо­на­сты­ре, а за­тем – в За­дон­ском мо­на­сты­ре.

Уеди­нен­ный Тол­шев­ский мо­на­стырь за со­рок верст от Во­ро­не­жа при­влек к се­бе вни­ма­ние свя­ти­те­ля глу­бо­кой сво­ей ти­ши­ной сре­ди дре­му­чих ле­сов. Он над­еял­ся, что све­жий воз­дух и спо­кой­ствие при сель­ских ра­бо­тах вос­ста­но­вят его си­лы, но бо­ло­ти­стая мест­ность ока­за­лась небла­го­при­ят­ной для его здо­ро­вья. Бо­лее го­да ко­ле­бал­ся свя­ти­тель и, на­ко­нец, на сле­ду­ю­щий 1769 год во вре­мя Ве­ли­ко­го по­ста ре­шил­ся пе­ре­ме­нить ме­сто, из­брав для сво­е­го мир­но­го убе­жи­ща оби­тель За­дон­скую, бла­го­при­ят­ную по кли­ма­ту, где во­дво­рил­ся на­все­гда в неболь­шом ка­мен­ном до­ме, при­стро­ен­ном к ко­ло­кольне у са­мых во­рот.

По­се­лив­шись в этом мо­на­сты­ре, свя­ти­тель Ти­хон стал ве­ли­ким учи­те­лем хрис­ти­ан­ской жиз­ни. В те го­ды он на­пи­сал свои луч­шие ду­хов­ные про­из­ве­де­ния, в ко­то­рых с глу­бо­кой муд­ро­стью раз­вил иде­ал ис­тин­но­го мо­на­ше­ства. Это «Пра­ви­ла мо­на­ше­ско­го жи­тия» и «На­став­ле­ния об­ра­тив­шим­ся от су­ет­но­го ми­ра». Этот иде­ал свя­ти­тель во­пло­тил и в жиз­ни сво­ей. Он стро­го хра­нил уста­вы Церк­ви и рев­ност­но (по­чти еже­днев­но) по­се­щал хра­мы Бо­жии, ча­сто сам пел и чи­тал на кли­ро­се, а со вре­ме­нем по сми­ре­нию со­всем оста­вил учас­тие в со­вер­ше­нии служб и сто­ял в ал­та­ре, бла­го­го­вей­но ограж­дая се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем. Лю­би­мым ке­лей­ным за­ня­ти­ем его бы­ло чте­ние жи­тий свя­тых и свя­то­оте­че­ских тво­ре­ний. Псал­тирь он знал наи­зусть и в пу­ти обыч­но чи­тал или пел псал­мы. Сво­ей жиз­нью свя­ти­тель учил всех окру­жа­ю­щих то­му, как на­до жить, чтобы спа­стись. По­движ­ни­че­ская жизнь свя­ти­те­ля Ти­хо­на, его незем­ная доб­ро­та утвер­жда­ли лю­дей в мыс­ли о вы­со­ком до­сто­ин­стве хри­сти­ан­ской ве­ры.

По ме­ре укреп­ле­ния сил сво­их свя­ти­тель стал ис­пы­ты­вать сер­деч­ную скорбь о сво­ей мни­мой празд­но­сти, как это свой­ствен­но лю­дям де­я­тель­ным, ко­то­рые вне­зап­но чув­ству­ют се­бя на сво­бо­де. Оби­лие вре­ме­ни точ­но так же тя­го­ти­ло его ду­шу, как неко­гда и недо­ста­ток его для пас­тыр­ских за­ня­тий. Ему ка­за­лось, что он со­вер­шен­но бес­по­ле­зен для об­ще­ства, а меж­ду тем по­лу­ча­ет пен­сию за преж­нюю служ­бу. К то­му же уко­рял се­бя да­же и в том, что при­нял, хо­тя и на крат­кое вре­мя, сан епи­скоп­ский, счи­тая се­бя недо­стой­ным его. Та­кие мрач­ные ду­мы вол­но­ва­ли его серд­це, и он ча­сто о том го­во­рил сво­им прис­ным; пи­сал да­же пер­вен­ство­вав­ше­му в Св. Си­но­де мит­ро­по­ли­ту Гав­ри­и­лу, ко­то­рый знал его лич­но и ува­жал. Ду­мая его успо­ко­ить, мит­ро­по­лит пред­ло­жил ему в управ­ле­ние Вал­дай­ский Ивер­ский мо­на­стырь, близ ме­ста его ро­ди­ны, но Ти­хон не ре­шал­ся, бо­рясь с по­мыс­ла­ми, еще од­на­жды пе­ре­ме­нить ме­сто, из­бран­ное им для по­коя. Но, со­вер­шен­но по­ко­рив се­бя во­ле Бо­жи­ей, твер­до ска­зал: «Хо­тя умру, а не вый­ду от­сю­да!» И с этой ми­ну­ты стал спо­кой­нее. Еще его успо­ко­и­ло сло­во про­сто­го стар­ца, как тай­ное ука­за­ние Про­мыс­ла Бо­жия. Был в За­дон­ске некто Аарон, ува­жа­е­мый им за стро­гую жизнь. Од­на­жды ке­лей­ник свя­ти­те­ля, встре­тив ино­ка у свя­тых во­рот, ска­зал, что прео­свя­щен­ный име­ет непре­мен­ное же­ла­ние вы­ехать из За­дон­ска в Нов­го­род­скую епар­хию. Аарон от­ве­чал: «Бо­жия Ма­терь не ве­лит ему от­сю­да вы­ез­жать». Ко­гда ке­лей­ник пе­ре­дал ему сло­ва стар­че­ские, свя­ти­тель Ти­хон сми­рен­но от­ве­чал: «Да я не по­еду от­сю­да» — и по­рвал уже при­го­тов­лен­ную прось­бу. Со­вер­шен­но от­ло­жив вся­кую мысль о пе­ре­ме­ще­нии из За­дон­ска, он ре­шил­ся по­свя­тить се­бя вполне слу­же­нию ближ­ним, чтобы быть по­лез­ным Церк­ви, хо­тя и не на ка­фед­ре свя­ти­тель­ской.

Лю­бил свя­ти­тель бе­се­до­вать с каж­дым о спа­се­нии ду­ши. Он со­би­рал во­круг се­бя де­тей и учил их мо­лить­ся Бо­гу, вхо­дил в раз­го­вор с кре­стья­на­ми и учил люб­ви к тру­ду и стра­ху Бо­жию, де­лил скор­би несчаст­ных. Ино­гда вы­ез­жал к зна­ко­мым, и ча­ще то­гда, ко­гда не ожи­да­ли его, но име­ли нуж­ду в его со­ве­тах. Ни­щих сте­ка­лось к нему мно­же­ство, и всем им раз­да­вал он ми­ло­сты­ню, ко­гда воз­вра­щал­ся из церк­ви, или на крыль­це через ке­лей­ни­ков, но ни в ка­кое вре­мя ни­ко­му не от­ка­зы­вал из убо­гих. Ча­сто всту­пал сам в бе­се­ду с мо­на­стыр­ской бра­ти­ей, с по­слуш­ни­ка­ми и про­сты­ми бо­го­моль­ца­ми, до­пус­кая каж­до­го к се­бе под бла­го­сло­ве­ние и ста­ра­ясь по воз­мож­но­сти ута­ить от них вы­со­кий свой сан, чтобы сво­бод­нее рас­кры­ва­ли пред ним свою ду­шу; по­се­му встре­чал их на дво­ре или у сво­е­го крыль­ца в про­стой ино­че­ской одеж­де, рас­спра­ши­вал о нуж­дах и тру­дах, и для каж­до­го у него бы­ло на­зи­да­тель­ное сло­во. Кро­ме уст­ных бе­сед, вел бла­го­че­сти­вую пе­ре­пис­ку, из­ла­гая мыс­ли в пись­мах. Ко­гда слу­ча­лось, что кто-ли­бо из со­сед­них кре­стьян по­стра­дал от неуро­жая или по­жа­ра, доб­рый пас­тырь да­вал ему по воз­мож­но­сти по­со­бие день­га­ми, ко­то­рые сам за­им­ство­вал у бла­го­де­те­лей. Ес­ли же кто из бо­го­моль­цев до­ро­гой за­боле­вал, то при­ни­мал его в свой дом и дер­жал до вы­здо­ров­ле­ния, а иным по­сы­лал на дом пи­щу или ле­кар­ства; ни­кто из болев­ших сре­ди мо­на­стыр­ской бра­тии не оста­вал­ся без его при­зре­ния. Не толь­ко лю­дям про­стым ока­зы­вал он по­мощь, но и си­ро­там из дво­рян­ско­го зва­ния не от­ка­зы­вал. Поль­зу­ясь об­щим ува­же­ни­ем, хо­да­тай­ство­вал в су­дах за при­тес­ня­е­мых и да­вал от се­бя про­си­тель­ные пись­ма, ко­то­рые име­ли бла­го­при­ят­ное вли­я­ние. По­это­му мож­но су­дить, до ка­кой сте­пе­ни бы­ло к нему при­вя­за­но все окрест­ное на­се­ле­ние.

Со­стра­дал ча­до­лю­би­вый пас­тырь и за­клю­чен­ным в тюрь­мах за дол­ги и за пре­ступ­ле­ния и неред­ко по­се­щал их. За­клю­чен­ные встре­ча­ли его как от­ца, и он ра­душ­но са­дил­ся меж­ду ни­ми, буд­то в кру­гу се­мьи, рас­спра­ши­вал каж­до­го о вине его и ста­рал­ся про­бу­дить в нем рас­ка­я­ние или вну­шить тер­пе­ние для пе­ре­несе­ния сво­ей уча­сти.

Свя­ти­те­лю Ти­хо­ну обя­за­на сво­им воз­рож­де­ни­ем и жен­ская Зна­мен­ская оби­тель в г. Ель­це. Слу­чил­ся боль­шой по­жар в 1769 го­ду, от ко­то­ро­го сго­рел де­ви­чий мо­на­стырь, и все мо­на­хи­ни бы­ли пе­ре­ве­де­ны в Во­ро­неж. Од­на толь­ко пос­луш­ни­ца ре­ши­лась по бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля во­дво­рить­ся на пе­пе­ли­ще быв­шей оби­те­ли, ибо он пред­ска­зал, что по мо­лит­ве усоп­ших ста­риц опять воз­об­но­вить­ся оби­тель. По­слуш­ни­ца на­шла там убо­гую ста­ри­цу, ко­то­рая уст­ро­и­ла се­бе кел­лию из ка­мен­но­го по­гре­ба, и ма­ло-по­ма­лу со­бра­лось к ним несколь­ко се­стер. При по­со­бии свя­ти­те­ля и од­но­го из бла­го­че­сти­вых граж­дан елец­ких со­ору­ди­лась неболь­шая де­ре­вян­ная цер­ковь во имя Зна­ме­ния Бо­го­ма­те­ри и об­ра­зо­ва­лась при ней об­щи­на, ко­то­рая и воз­ве­де­на бы­ла в жен­ский мо­на­стырь.

С го­да­ми свя­ти­тель Ти­хон все бо­лее уве­ли­чи­вал свои по­дви­ги. Жил свя­ти­тель в са­мой про­стой об­ста­нов­ке: спал он на со­ло­ме, на­кры­ва­ясь ов­чин­ным ту­лу­пом. Тра­пе­за его бы­ла са­мая скуд­ная, но и тут он го­ва­ри­вал, как бы упре­кая се­бя в рос­ко­ши: «Сла­ва Бо­гу, вот ка­кая у ме­ня хо­ро­шая пи­ща, а бра­тия моя: иной бед­ный в тем­ни­це си­дит, иной без со­ли ест – го­ре мне, ока­ян­но­му». Одеж­ду имел са­мую про­стую, по­то­му что он хо­тел быть ино­ком и по­движ­ни­ком в пол­ном смыс­ле сло­ва. В ба­ню ни­ко­гда не хо­дил и не лю­бил, чтобы ему прис­лу­жи­ва­ли, раз­ве толь­ко ко­гда бы­вал бо­лен. Сми­ре­ние его до­хо­ди­ло до то­го, что на на­смеш­ки, ко­то­рые неред­ко сы­па­лись ему вслед, свя­ти­тель не об­ра­щал вни­ма­ния, де­лая вид, что их не слы­шит, и го­во­рил по­сле: «Бо­гу так угод­но, что слу­жи­те­ли сме­ют­ся на­до мною, – и я до­сто­ин то­го за гре­хи мои». Ча­сто го­во­рил он в по­доб­ных слу­ча­ях: «Про­ще­ние луч­ше мще­ния». Всю свою жизнь свя­ти­тель «до­са­ды, скор­би, оби­ды ра­дост­но тер­пел еси, по­мыш­ляя, яко ве­нец без по­бе­ды, по­бе­да без по­дви­га, по­двиг без бра­ни, а брань без вра­гов не бы­ва­ет» (6-я песнь ка­но­на).

В ми­ну­ты ис­ку­ше­ний за­тво­рял­ся он в кел­лии и, по­вер­га­ясь на зем­лю, с ры­да­ни­ем мо­лил Гос­по­да из­ба­вить его от лу­ка­во­го. Боль­шую часть но­чи про­во­дил в бде­нии и мо­лит­ве и толь­ко на рас­све­те да­вал се­бе ча­са че­ты­ре по­коя и еще око­ло ча­са по­сле обе­да. По­том вы­хо­дил на про­гул­ку в мо­на­стыр­ский сад, уда­ля­ясь ку­да-ни­будь в ча­щу де­ре­вьев, но и тут лю­бил по­гру­жать­ся в бо­го­мыс­лие. Пло­дом его раз­мыш­ле­ний о при­ро­де и о лю­дях бы­ли тво­ре­ния, ко­то­рые свя­ти­тель за­вер­шил на по­кое, «Со­кро­ви­ще ду­хов­ное, от ми­ра со­би­ра­е­мое» (1770 г.), «Об ис­тин­ном хри­сти­ан­стве» (1776 г.).

По­дви­га­ми са­мо­от­ре­че­ния и люб­ви ду­ша свя­ти­те­ля воз­вы­си­лась до со­зер­ца­ний небес­но­го и про­зре­ний бу­ду­ще­го. Он пред­ска­зал мно­го из су­деб Рос­сии, в част­но­сти, го­во­рил о по­бе­де Рос­сии в Оте­че­ствен­ной войне 1812 го­да. Не раз свя­ти­те­ля ви­де­ли в ду­хов­ном вос­хи­ще­нии, с из­ме­нен­ным и про­свет­лен­ным ли­цом, но он за­пре­щал го­во­рить о том.

За три го­да до кон­чи­ны свя­ти­тель Ти­хон каж­дый день мо­лил­ся и со сле­за­ми про­сил Бо­га: «Ска­жи мне, Гос­по­ди, кон­чи­ну мою и чис­ло дней мо­их!». И вот од­на­жды на утрен­ней за­ре он услы­хал ти­хий го­лос: «В день недель­ный бу­дет ко­нец жиз­ни тво­ей». Это свя­ти­тель от­крыл сво­е­му бли­жай­ше­му дру­гу от­цу Мит­ро­фа­ну. Ду­хов­ный бла­го­дат­ный мир, ко­то­рый на­сту­па­ет по­сле борь­бы, в то вре­мя уже оби­тал в свя­той ду­ше по­движ­ни­ка.

В празд­ник Рож­де­ства Хри­сто­ва 1779 го­да свя­ти­тель в по­след­ний раз был в хра­ме на Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии. 29 ян­ва­ря 1782 го­да свя­ти­тель со­ста­вил ду­хов­ное за­ве­ща­ние, в ко­то­ром, воз­дав сла­ву Бо­гу за все Его бла­го­де­я­ния к нему, сло­ва­ми апо­сто­ла Пав­ла вы­ра­зил упо­ва­ние на ми­лость Бо­жию и за пре­де­ла­ми зем­ной жиз­ни. Свою кон­чи­ну свя­ти­тель пре­дуз­нал и пред­ска­зал за три дня, поз­во­лив в тот день всем зна­ко­мым при­хо­дить к нему про­щать­ся. 13 ав­гу­ста 1783 го­да, «в день недель­ный», в шесть ча­сов со­рок пять ми­нут утра ду­ша свя­ти­те­ля раз­лу­чи­лась с те­лом. «Смерть его бы­ла столь спо­кой­на, что он как бы за­снул». Так окон­чил свою мно­го­труд­ную жизнь на 59-ом го­ду от рож­де­ния свя­ти­тель Ти­хон За­дон­ский.

До са­мо­го дня по­гре­бе­ния мно­же­ство по­се­лян и го­род­ских жи­те­лей из Ель­ца и Во­ро­не­жа при­ез­жа­ли в оби­тель и тре­бо­ва­ли па­ни­хид над усоп­шим, так что недо­ста­ва­ло иеро­мо­на­хов для служ­бы, и нуж­но бы­ло со­дей­ствие окрест­ных свя­щен­ни­ков. По­сле от­пе­ва­ния, ко­то­рое со­вер­ши­лось толь­ко 20 ав­гу­ста, те­ло бла­жен­но­го Ти­хо­на ру­ка­ми свя­щен­ни­ков бы­ло пе­ре­не­се­но под ал­тарь со­бор­ной церк­ви в спе­ци­аль­но при­го­тов­лен­ный для него склеп.

Бла­го­го­вей­но бы­ла чти­ма па­мять свя­ти­те­ля Ти­хо­на в За­дон­ске не толь­ко те­ми, ко­то­рые зна­ли его лич­но, но и те­ми, ко­то­рые о нем толь­ко слы­ша­ли или чи­та­ли его на­зи­да­тель­ные тво­ре­ния. Па­ни­хи­ды о свя­ти­те­ле непре­стан­но со­вер­ша­лись над его гроб­ни­цей, и вско­ре по­сле его бла­жен­ной кон­чи­ны на­ча­лись зна­ме­ния и ис­це­ле­ния, сви­де­тель­ство­вав­шие о его небес­ной сла­ве.

Об­ре­те­ние мо­щей

12 ав­гу­ста 1861 го­да свя­ти­тель Ти­хон был при­чис­лен к ли­ку свя­тых Рус­ской Церк­ви. На сле­ду­ю­щий день в г. За­дон­ске при огром­ном сте­че­нии па­лом­ни­ков со всех кон­цов Рос­сии мит­ро­по­ли­том Санкт-Пе­тер­бург­ским и Ла­дож­ским Ис­и­до­ром (Ни­коль­ским) в со­слу­же­нии мно­го­чис­лен­ных иерар­хов и ду­хо­вен­ства бы­ли от­кры­ты мо­щи свя­ти­те­ля Ти­хо­на. В день па­мя­ти свт. Ти­хо­на бы­ла со­вер­ше­на со­бор­ная ли­тур­гия, по­сле ко­то­рой на­чал­ся крест­ный ход со свя­ты­ми мо­ща­ми не толь­ко кру­гом со­бо­ра, но и во­круг оби­те­ли За­дон­ской, где он и по­чил от тру­дов сво­их. Уми­ли­тель­ное зре­ли­ще бы­ло. Весь мо­на­стыр­ский двор, все кры­ши, огра­да и вы­со­кая ко­ло­коль­ня бы­ли уни­за­ны на­ро­дом, ко­то­рый, дер­жась друг за дру­га, си­дел так с ран­не­го утра, чтобы толь­ко за­нять ме­ста; да­же все де­ре­вья мо­на­стыр­ские бы­ли по­кры­ты людь­ми. На­род бро­сал убру­сы и по­лот­на по все­му про­тя­же­нии крест­но­го пу­ти; хол­сты и по­ло­тен­ца ле­та­ли по воз­ду­ху через го­ло­вы про­хо­дя­щих, так что бо­лее чем на ар­шин вы­со­ты (0,71 м) на­ки­да­но их бы­ло по той до­ро­ге, где про­хо­ди­ло ше­ствие, и со­бра­ли до 50 ты­сяч ар­шин хол­ста, ко­то­рые бы­ли роз­да­ны убо­гим, чтобы свя­ти­тель Ти­хон и в день сво­е­го про­слав­ле­ния, как бы­ва­ло при жиз­ни, оде­вал убо­гих. Так све­тиль­ник был во­дру­жен на свещ­ни­це, «да све­тит всем, иже в хра­мине суть». И днем па­мя­ти свя­ти­те­ля Ти­хо­на уста­нов­ле­но 13/26 ав­гу­ста.

Второе обретение мощей

По­сле ре­во­лю­ции мо­на­стырь по­стиг­ла участь мно­гих свя­тынь на­ше­го мно­го­стра­даль­но­го Оте­че­ства. 28 ян­ва­ря 1919 го­да спе­ци­аль­ной ко­мис­си­ей бы­ло про­из­ве­де­но осви­де­тель­ство­ва­ние мо­щей свя­ти­те­ля Ти­хо­на. Од­на­ко вско­ре остан­ки свя­то­го вер­ну­лись в ту же се­реб­ря­ную ра­ку, от­ку­да бы­ли ис­торг­ну­ты ко­щун­ствен­ной ру­кой. Воз­вра­щен­ные мо­щи свя­ти­те­ля до вес­ны 1922 го­да на­хо­ди­лись под опе­кой на­сель­ни­ков За­дон­ско­го Бо­го­ро­диц­ко­го мо­на­сты­ря, поз­же их хра­ни­те­ля­ми ста­ли рас­коль­ни­ки-об­нов­лен­цы, ко­то­рые при со­дей­ствии бо­го­бор­цев за­хва­ти­ли свя­тую оби­тель, а в 1932 го­ду мо­щи свя­ти­те­ля Ти­хо­на по­ки­ну­ли За­донск. Свя­ты­ня бы­ла пе­ре­да­на ан­ти­ре­ли­ги­оз­но­му му­зею, ор­га­ни­зо­ван­но­му в быв­шей Ве­ли­ко­кня­же­ской церк­ви Ель­ца, от­ку­да по­па­ли в Ор­лов­ский кра­е­вед­че­ский му­зей. Там они пре­бы­ва­ли в за­пас­ни­ках до Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. Во вре­мя бо­ев, пре­вра­тив­ших Орел в ру­и­ны, ве­ру­ю­щим уда­лось спа­сти и со­хра­нить свя­ты­ню. Позд­нее, с на­ступ­ле­ни­ем ми­ра, мо­щи свя­ти­те­ля Ти­хо­на За­дон­ско­го бы­ли от­кры­то вы­став­ле­ны в ка­фед­раль­ном Бо­го­яв­лен­ском со­бо­ре го­ро­да Ор­ла. Про­изо­шло это в 1947 го­ду. Од­на­ко во вре­мя но­вой ате­и­сти­че­ской кам­па­нии при Н.С. Хру­ще­ве мо­щи За­дон­ско­го чу­до­твор­ца вновь ока­за­лись в за­пас­ни­ках мест­но­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея. Лишь в 1988 го­ду чти­мая чу­до­твор­ная свя­ты­ня пе­ре­да­на бы­ла Ор­лов­ской епар­хии. Здесь, в ка­фед­раль­ном со­бо­ре го­ро­да Ор­ла, они и пре­бы­ва­ли до 1991 го­да, ко­гда по­пе­че­ни­ем мит­ро­по­ли­та Во­ро­неж­ско­го и Ли­пец­ко­го Ме­фо­дия мо­щи свя­ти­те­ля Ти­хо­на тор­же­ствен­но воз­вра­ти­лись ту­да, от­ку­да бы­ли в свое вре­мя ис­торг­ну­ты без­бож­ной вла­стью — под сво­ды Вла­ди­мир­ско­го со­бо­ра За­дон­ско­го Рож­де­ство-Бо­го­ро­диц­ко­го мо­на­сты­ря. Про­изо­шло это в день па­мя­ти свя­ти­те­ля Ти­хо­на, 13 (26) ав­гу­ста 1991 го­да. С тех пор мо­щи За­дон­ско­го чу­до­твор­ца неот­луч­но пре­бы­ва­ют во Вла­ди­мир­ском со­бо­ре, яв­ляя неиз­быв­ную свою бла­го­дать при­бе­га­ю­щим к по­мо­щи свя­ти­те­ля с серд­цем, на­пол­нен­ным ис­крен­ней ве­рой.

azbyka.ru

Святитель Тихон Задонский

Святитель Тихон Задонский

 Святитель Тихон Задонский был одним из ярких православных религиозных деятелей, живших в 18 столетии. Это Подвижник, чья жизнь была посвящена служению Богу и заботам о духовном воспитании людей.

Семья и детство

Святитель Тихон Задонский родился в 1724 году в селе  Короцке Валдайского уезда в семье   церковнослужителя. Младенца нарекли Тимофеем. Вскоре после его рождения умер его  отец  Савелий, и семья осталась без кормильца. Кроме Тимофея в большом семействе Кирилловых было ещё три брата и две сестры. Старший брат служил диаконом в одном из новгородских храмов, а средний нёс военную службу.

Семья жила очень бедно и испытывала постоянную нужду. Часто в дом Кирилловых приходил друг семьи, ямщик – человек состоятельный и бездетный. Ему очень нравился младший из мальчишек – Тимофей, и он просил его мать Домнику отдать сына ему, а он стал бы растить и воспитывать его как собственного сына, и оставил бы ему всё своё состояние. Домника долго противилась этому предложению, однако ей тяжко было видеть, как голодает сын, и она решилась отдать его ямщику.

Но Промысел Божий не дал этому свершиться. Старший брат, догнав мать на дороге, упал перед ней на колени и стал её уговаривать отказаться от задуманного, говоря: Тимофей остался в семье. Вспоминая своё детство, свт. Тихон рассказывал: 

Тимофей Соколов

Святитель Ти́хон Воронежский, Задонский, епископ

Когда в 1737 г. вышел указ, согласно которому все не обучающиеся дети духовенства обязаны  были  служить в армии, Тимофея решили определить на учёбу в Духовную Славянскую школу в Новгороде. Ему в ту пору было уже 14 лет. Его старший брат Пётр был церковнослужителем, и ему удалось убедить  руководство школы принять Тимофея при условии, что Пётр будет оплачивать обучение и содержание брата в школе.

В 1738 г. Тимофей был записан учеником Духовной школы под фамилией Соколов. Учиться ему было тяжело, поскольку из-за бедности много времени уходило не на чтение книг, а на тяжёлый физический труд – чтобы добыть деньги на пропитание, ему часто приходилось наниматься на сельскохозяйственные работы.

Однако хорошие от природы способности к обучению и усердие в освоении наук дали свои результаты – Тимофей оказался в списке лучших учеников, которые были переведены в Духовную семинарию с полным казённым содержанием. Правда содержание это было довольно скудным, да ещё и половину хлеба он продавал, чтобы купить свечи для вечернего чтения.

Семинаристы из обеспеченных семей часто потешались над Тимофеем. Вот как об этом говорил сам святитель:  Однако же слова эти оказались пророческими. Оказав большое прилежание ко многим наукам, Тимофей был назначен учителем сначала греческого языка, а затем риторики и богословия.

Выбор жизненного пути

Свт. Тихон Задонский

Ещё будучи учителем в духовной семинарии, Тимофей мечтал стать монахом. Но родственники, которые видели в нём опору для семьи, склоняли его к вступлению в белое духовенство. В это время у него на иждивении находилась овдовевшая сестра. Это обстоятельство и тот факт, что после смерти епископа Стефана, новгородская паства осталась без пастыря — заставили его на время отложить вступление в монашество.

Но мечты о постриге не оставляли его. Тимофей стремился к уединению, любил проводить ночи в молитвах и чтении духовных книг. Однажды выйдя в одну из ночей на крыльцо, он размышлял о вечном блаженстве, когда вдруг дано ему было видение, о котором он всегда  вспоминал с восторгом:

В 1758 г. он осуществил своё желание и был пострижен в монахи Антониевого монастыря с наречением имени Тихон. Вскоре он был посвящён в сан иеромонаха. Отцу Тихону в ту пору было 34 года. В этом же году он стал учителем философии в Новгородской семинарии, а затем её префектом.

В 1759 году отца Тихона перевели в Тверь и назначили архимандритом Жолтикова монастыря. Вскоре он в этой же должности был переведён в Отрочь Успенский монастырь и стал ректором духовной семинарии и учителем богословия. Уроки, которые он преподавал своим ученикам, были собраны в шесть книг «Об истинном христианстве».

 Епископ Тихон

В 1761 году Священный Синод избирал  епископа в Новгород. Претендентами на эту должность определили семь кандидатов, из которых с помощью жребия нужно было выбрать одного. Поступило предложение внести в список кандидатур также и имя Тверского ректора Тихона. Председатель Синода, который хотел назначить Тихона архимандритом Троице-Сергиевой лавры, возразил на это предложение, сказав, что для такой должности тот ещё молод. Однако кандидатуру Тихона в список внёс. Когда стали бросать жребий, то выпало имя Тихона, и так трижды.

Святитель Ти́хон Воронежский, Задонский, епископ

Воронежская кафедра 

В 1763 году свт. Тихон возглавил Воронежскую кафедру. На престол в это время взошла молодая императрица Екатерина II, которая начала своё царствование с изъятия в государственную казну церковных земель. Монастыри и архиерейские дома имели очень скудное содержание и постепенно приходили в упадок.

Просвещённая императрица вела переписку с французским вольнодумцем Вольтером, известным критиком религии, и высшее общество подхватило модную идею без обсуждения. Откровенное   богохульство и нападки на Церковь считались тогда признаком образованности и передовых взглядов.

Когда святитель Тихон приехал в Воронеж, то увидел печальную картину разброда и упадка   нравственности как местного населения, так и духовенства. Дошло до того, что некоторые священники не то, чтобы службу вести, не умели даже хорошо читать, у многих не было Евангелия.

Свт. Тихон дал распоряжение проверить всех священников на знание службы и чтения, а не прошедших проверку, направлять к нему. По его распоряжению у всех священников всегда должен быть с собою   Новый Завет, который они обязаны были читать с благоговением и усердием.

Святитель много сделал для того, чтобы люди вернулись в храм. Но ещё оставались привычки, народные традиции общественных гуляний с их нескромными играми и разнузданным пьяным  весельем. Святитель называл их пожаром, опустошающим души. Особенно популярен был среди народа языческий праздник Ярило. Неистовые пляски пьяной толпы, драки и ругань сопровождали «смердящий» праздник.

Неудивительно, что свт. Тихон стремился прекратить это беснование. Однажды он явился на площадь и произнёс грозную речь, обличая непотребный праздник и угрожая отлучением от Церкви.  Услышав святителя, народ послушно разошёлся по домам. В воскресенье в соборе он произнёс такую  проповедь, что люди плакали, а потом приходили к нему и стоя на коленях со слезами на глазах каялись. Праздник, посвящённый языческому богу солнца Яриле, больше уже никогда не проводился.

Служа в Воронеже, свт. Тихон создал свои первые писательские труды, предназначенные для священнослужителей: «О седми Святых Тайнах» и «Прибавление к должности священнической о тайне святаго покаяния».

Удаление на покой в Задонский монастырь

Святитель Ти́хон Воронежский, Задонский, епископ

В 1767 году свт. Тихон по причине ухудшения здоровья удалился на покой в Задонский монастырь. Все годы монастырской жизни он провёл в подвижничестве. Молитва, чтение Слова Божия, благотворительность, написание душеполезных трудов – все дни его были наполнены богоугодными делами. Каждый день он являлся на богослужение в храм, также ежедневно читал Священное Писание. Если приходилось куда-нибудь ехать, то в дорогу всегда брал с собой Псалтирь.

Святитель часто навещал сидельцев в Елецкой тюрьме, вёл с ними душеспасительные беседы, располагая к покаянию. Привыкший с детства к бедности, он до конца своей жизни ничего не имел – простая келейная обстановка, весьма скудный стол. И каждый раз, садясь за трапезу, он думал о бедняках, у которых сейчас нет еды, и начинал упрекать себя за то, что мало трудов, как он считал,  посвятил Церкви и всегда при этом плакал.

Характер у святителя был непростым. Он был горяч, раздражителен и склонен к превозношению. Эти качества в себе он считал непотребными и боролся с ними, стараясь их изжить. Святитель просил помощи у Господа и постепенно, неустанно трудясь над собой, стал кротким и незлобивым. Иногда доводилось ему слышать критику и откровенные насмешки в свой адрес, однако он всегда в таких случаях говорил себе:

Однажды свт. Тихон сидел на крыльце своей кельи и его одолели высокоумные помыслы. Мимо проходил юродивый Каменев, который подбежав к святителю, вдруг ударил его по щеке, прошептав на ухо: «Не высокоумь»! И святитель сразу же почувствовал, что бес высокоумия оставил его.

Другой раз пришлось ему беседовать с богатым дворянином, поклонником Вольтера. В разговоре он сумел кротко, но уверенно опровергнуть все безбожные доводы собеседника, а тот, в гневе, ударил святителя по щеке. А святитель, упав на колени, стал просить прощение у дворянина за то, что вызвал в нём гнев. Это произвело на гордеца такое сильное впечатление, что впоследствии он вернулся к Православию.

Самым тяжёлым искушением для свт. Тихона была тоска и уныние. Некоторые монахи не выдерживали такого состояния и часто уходили из монастыря в мир. Свт. Тихон боролся с   искушением пением псалмов, написанием своих сочинений или физической работой. Часто в такие периоды он навещал своих друзей – схимонаха Митрофана и старца Феофана. Беседа с ними утешала и отгоняла уныние.

Предсказания

Свт. Тихон обнаруживал иногда дар чудотворения и прозорливости. Так однажды один из его келейников заболел и уже не надеялся на выздоровление. Его привели к святителю, чтобы он мог принять его святительское благословение. Со слезами умирающий сказал, что хотя и знает о том, что умирает, но верит, что если святитель попросит за него перед Господом, то Господь услышит эти молитвы и даст ему здоровье. На что святитель ответил: «Иди, и Бог тебя помилует». Вскоре после этого безнадёжный больной выздоровел.

 Кончина

За  несколько лет до кончины святитель Тихон окончательно уединился и практически все дни посвящал молитве. Однажды он услышал голос: «Кончина твоя будет в день недельный». Вскоре во сне ему было сказано: «Потрудись ещё три года». Святитель болел, а за год до смерти с ним случился паралич левой части тела и он перестал ходить.

Перед самой смертью ему приснилась высокая лестница, уходящая в небо, на которую ему нужно подняться, и люди, которые шли за ним и помогали ему подниматься по ступеням. Он понял, что лестница – это его дорога в Царство Божие.  А люди – все те, кто окружал его в земной жизни, и кто будет его поминать.

Скончался свт. Тихон 13 августа 1783 года. Погребён был в склепе под алтарём соборного  храма Задонского монастыря. В 1845 году были обретены мощи святителя Тихона, оставшиеся нетленными.

Где находятся мощи

Святитель Ти́хон Воронежский, Задонский, епископ

В советские годы останки святого находились в музее и только в 1988 году были переданы в Орловскую епархию, где находились в кафедральном  соборе г. Орла. 13 августа 1991 года мощи были торжественно возвращены во Владимирский собор Задонского Рождество-Богородицкого монастыря, где находятся и сегодня.

Адрес обители: ул. Коммуны, 14, г. Задонск.

Иконы свт. Тихона Задонского

Образ свт. Тихона Задонского сегодня можно встретить во многих храмах и монастырях  России. Его портреты писались ещё при его жизни. При первом обретении нетленных  мощей святого, с них было снято изображение почившего святителя. Часто свт. Тихон Задонский изображается вместе со святителем Митрофаном  Воронежским.

Свт. Тихон Задонский

Существуют иконописные поясные и ростовые изображения свт. Тихона. На них святой изображён в архиерейском облачении, символизирующем его святость и церковный сан. В левой руке он держит посох с сулком, а правая рука сложена в благословляющем всех молящихся жесте. Помимо иконописных изображений святого Тихона, существуют также мозаичные изображения и фрески, а также росписи на внешней стороне многих храмов.

Святой источник

В пригороде г. Задонска — селе Тюнино,  находится святой источник святителя Тихона, который он обустраивал своими руками, и возле которого любил читать молитвы в уединении и тишине. В 2005 году здесь была построена часовня и купель с пристройкой, где в любое время можно набрать святую воду, которая обладает целебными свойствами.

Это место очень почитается верующими, к святому источнику едут паломники со всей России. 

О чем просят святого

Верующие  молят святителя об избавлении от душевных болезней, исцелении души от злобы, уныния и печали, от алкогольной и наркотической зависимости, от нищеты. По молитвам к свт. Тихону люди выздоравливали даже при самых тяжёлых заболеваниях.

Чудеса по молитвам к святителю

Известен случай, когда монахиня, страдающая циррозом печени, исцелилась от страшного недуга,  молясь перед образом святого в Задонске. Часто тем, кто просил свт. Тихона о чуде исцеления, он являлся во сне. Проснувшись, люди с удивлением понимали, что болезнь ушла.

Широко известен случай, когда женщина молила свт. Тихона об исцелении умирающего от холеры мужа. Её горячая молитва была услышана, и супруг был исцелён.

Дни памяти

Святитель Ти́хон Воронежский, Задонский, епископ

Дни памяти свт. Тихона Задонского празднуются:

  • 1 августа  — преставление;
  • 26 августа — второе обретение мощей.

 «Сокровище духовное» и другие книги 

Святитель Тихон Задонский оставил нам  бесценное наследство — свои мудрые, глубоко назидательные и спасительные творения. Он писал:

Творения свт. Тихона стали издаваться по решению Святейшего Синода с марта 1784 года и переиздавались несколько раз.

Прототип старца Зосимы Ф. М. Достоевского

Святитель Тихон Задонский

Его творения настолько проникновенны, что многие люди, читая их и следуя их наставлениям, черпали в них вдохновение, которое рождало образы, воплотившиеся впоследствии в  литературных  героев, как  например  старец Зосима в романе «Братья Карамазовы»  великого русского писателя  Ф. М. Достоевского.

В работе литературоведа А.В.Чичерина «Ритм образа» в разделе «Ранние предшественники Достоевского»  есть указание на то, что Тихон Задонский явился прототипом старца Зосимы в романе Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы».  Чичерин пишет: 

Цитаты из духовных поучений

Написанные более двух с половиной веков назад, учения свт. Тихона не утратили своей актуальности и сегодня,  и являются путеводной нитью для людей, живущих в православной  вере и стремящихся   соответствовать образу истинного христианина, каким его видел святитель Тихон Задонский.

Святитель Тихон Задонский

Святитель Тихон Задонский – великий богослов Русской церкви, чья праведная жизнь подаёт  пример служения Богу и людям, а его учения, которые обращены к каждому из нас, призывают жить по Заповедям Божиим, показывая путь к спасению.

Автор: Наталья Олива

Молитва святителю Тихону Задонскому

О великий святителю Христов и чудотворче Тихоне! Услыши нас, многогрешных, прибегающих к тебе с теплою верою и умиленною мольбою. Зане вемы ангелоподобное благое житие твое на земли, прославляем во всем твою милость, благоговеем пред высотою твоих христианских добродетелей, имиже во благовремении преуспевал еси к славе дивно прославившаго тя Господа. Ты воистинну был еси добрый пастырь словеснаго стада Христова, таин Божиих добльственный строитель, столпе и украшение Церкве Православный, российский Златоусте, языческих обычаев крепкий искоренителю, преискусный истолкователю евангельскаго учения, ревностный блюстителю священных отеческих преданий, любителю монашескаго безмолвия, богодухновенный собирателю сокровища духовныя мудрости от видимаго мира сего, премудро Богом сотвореннаго. Ты, яко избранный сосуд благодати, неленостно поучал еси всех жаждавших спасения словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою и смирением. Ты был еси милостивый защитник сирых, призрение вдовиц, убогих и всем сущим в бедах и напастех скорый утешитель, и ныне вемы, яко предстоиши пред лицем Господа славы и имееши велие к Нему дерзновение; сего ради к тебе, отче, прибегаем и усердно молим тя: буди о всех нас ходатай у Престола Всевышняго. Да простит Он беззакония и неправды наша; да просветит омраченный суетою ум наш и направит к истинному свету богопознания; да сохранит слабыя сердца наша от любострастных греховных увлечений и тлетворнаго мудрования века сего; да подаст земли благовременное орошение дождей и плодоношение и вся нам полезная, яже к животу временному и вечному, да вси притекающие к раце нетленных мощей твоих обретут мир, любовь и безмятежие. Церкви нашей испроси у Небеснаго Царя милость, благоденствие, спасение, на враги же победу и одоление. Отечество наше огради спокойствием и тишиною. Сохрани обитель твою святую от всяких соблазнов и научи всех нас благоговейно и богобоязненно шествовати по стезям заповедей Божиих, да сподобимся и мы купно с тобою и со всеми святыми стати одесную Господа сил в день страшнаго всемирнаго суда Его. Помяни, угодниче Христов, святителю отче Тихоне, во святых своих молитвах и души отшедших отец и братий наших, да упокоит их Господь в Небесных селениих; не презри и наше воздыхание, да выну прославляем Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Тропарь святителю Тихону, епископу Воронежскому, Задонскому Чудотворцу, глас 8

От юности возлюбил еси Христа, блаженне, / образ всем был еси словом, житием, любовию, / духом, верою, чистотою и смирением, / темже и вселился еси в Небесныя обители, / идеже предстоя Престолу Пресвятыя Троицы, / моли, святителю Тихоне, // спастися душам нашим.

Иной тропарь святителю Тихону, епископу Воронежскому, Задонскому Чудотворцу, глас 4

Православия наставниче, благочестия учителю, / покаяния проповедниче, Златоустаго ревнителю, / пастырю предобрый, / новый России светильниче и чудотворче, / паству твою добре упасл еси / и писаньми твоими вся ны наставил еси, / темже венцем нетления / украшен от Пастыреначальника, // моли Его спастися душам нашим.

Кондак святителю Тихону, епископу Воронежскому, Задонскому Чудотворцу, глас 8

Апостолов преемниче, / святителей украшение, / Православный Церкве учителю, / Владьще всех молися / мир вселенней даровати // и душам нашим велию милость.

Величание.

Величаем тя, святителю отче наш, Тихоне, и чтим святую память твою. Ты бо молишь о нас Христа Бога нашего.

^sss^Святитель Тихон Задонский^sss^

pravoslavie.wiki

Святитель Тихон Задонский - святой Русской земли

В августе Русская Православная Церковь празднует память Святителя Тихона Задонского (в миру Тимофей Савельевич Соколов) – богослова, известного православного религиозного просветителя 18 века.

Святитель Тихон Задонский

Мощи Тихона Задонского

Мощи Задонского чудотворца пребывают во Владимирском соборе Задонского Рождество-Богородицкий мужского монастыря в Липецкой области.

· Бог, Который налагает крест, Он помогает нам и нести его.

· Внешнее, видимое благочестие без внутреннего – есть лицемерие и обман.

· Многие хотят знать, что делается в чужих странах, а что в своей душе находится, не ищут.

· Нет злейшего мучителя, как злая совесть.

· Нет славнейшей победы – победить самого себя.

Житие Тихона Задонского

Святитель Тихон Задонский родился в 1724 году в Новгородской губернии. Рано лишившись отца, сам зарабатывал на пропитание. «В доме при матери нашей было нас четыре брата и две сестры». Бедность в семье была страшная. «Бывало, как в доме есть нечего, так целый день бороню пашню у богатого мужика, чтобы только хлебом меня накормили».

В декабре 1738 года по просьбе старшего брата был зачислен в Новгородскую духовную славянскую школу при архиерейском доме, а спустя 2 года, как один из способнейших к наукам, переведен на казённое содержание во вновь открытую семинарию. Такое довольствие означало, что в дополнение к бесплатным урокам он может даром получать хлеб и кипяток. «Бывало, как получу хлеб, половину оставлю для себя, а другую продам и куплю свечу, с ней сяду за печку и читаю книжку. Товарищи мои, богатых отцов дети, найдут отопки лаптей моих и начнут смеяться надо мною и лаптями махать на меня, говоря: «Величаем тя, святителю!». Кто бы знал, что эти глумливые слова окажутся пророческими! В стенах духовной семинарии он провел четырнадцать лет, сначала изучая богословие, а потом преподавая различные дисциплины и возглавляя кафедру риторики. Молодого преподавателя, отличавшегося необыкновенной сердечностью, скромностью и благочестивой жизнью, все очень любили и уважали – и ученики, и семинарское начальство, и новгородские архиереи.

Тихон Задонский занимался просветительской деятельностью

16 апреля 1758 года, в Лазареву субботу, Тимофей принял монашество с именем Тихон. А уже через год его назначили архимандритом Тверского Желтикова Успенского монастыря и ректором Тверской духовной семинарии, учителем богословия и присутствующим в духовной консистории.

В это время он стал архиереем – 13 мая 1761 года в Санкт-Петербургском Петропавловском соборе он был хиротонисан во епископа Кексгольмского и Ладожского, викария Новгородской епархии. Новое послушание, порученное священноначалием, позвало его в Санкт-Петербург — председательствовать в Петербургской Синодальной конторе. Оттуда владыка Тихон переместился дальше, в Воронеж, где в это время умер епископ Воронежский и Елецкий Иоанн, и на Воронежскую кафедру назначили епископа Тихона.

На воронежской кафедре святитель Тихон Задонский развернул масштабную деятельность, ранее лишь по мере возможностей, данных ему преподаванием, он распространял среди мирян и духовенство истинные знания о Боге, побуждал их к чистой вере. Теперь же он мог писать и издавать богословские труды, проповедовать, наблюдать и помогать духовенству в служении. В первый же год своего святительского служения в Воронеже владыка Тихон написал краткое поучение «О седми Святых Тайнах». Затем последовал труд «Прибавление к должности священнической о тайне святаго покаяния». Это сочинение представляет особый интерес потому, что в нем святитель учит двум подходам в построении исповеди для мирян: чувствуя в человеке глубокое покаяние и сокрушение о своих грехах, священнослужитель должен ободрять и утешать его, напоминая о милости и прощении Божием, чтобы не допустить проникновения уныния в его сердце. Писания Тихона Задонского кажутся до крайности простыми. Святой Филарет Московский в разговоре с Игнатием Брянчаниновым сказал, что писания Тихона Задонского – «неглубокая река, но в ней есть золотой песок». 

Владыка постоянно участвовал в воспитании будущих архипастырей, открывая во всех городах славянские школы, а затем учредив два духовных училища в Острогожске и Ельце. В 1765 году его трудами Воронежская славяно-латинская школа была преобразована в духовную семинарию. В то же время архиерей первым запретил в своей епархии телесные наказания священнослужителей.

На покое в Задонском монастыре

Между тем усиленные труды расстроили здоровье святителя Тихона. Он испросил увольнение от должности и последние 16 лет (1767–1783 гг.) жизни провел на покое в Задонском монастыре. Все время, за исключением 4–5 часов отдыха, у него посвящалось молитве, чтению слова Божия, делам благотворительности и составлению душеполезных сочинений. Ежедневно он приходил в храм. Дома Святитель Тихон Задонский часто падал на колени и, обливаясь слезами, как самый тяжкий грешник, взывал: «Господи, пощади. Господи, помилуй!» Непременно каждый день он читал по нескольку глав из Священного Писания (особенно пророка Исаию), а в дорогу никогда не ездил без маленькой Псалтири. Вся его 400-рублевая пенсия шла на благотворительность, и сюда же направлялось все, что он получал в дар от знакомых. Часто в простой монашеской одежде он отправлялся в ближайший город (Елец) и посещал заключенных местной тюрьмы. Он утешал их, располагал к покаянию и затем наделял милостыней. Сам он был в высшей степени нестяжателен, жил среди самой простой и бедной обстановки. Садясь за скудный стол, он часто вспоминал о бедняках, не имеющих такого, как он, пропитания и начинал себя упрекать за то, что, по его рассуждению, мало потрудился для Церкви.

Задонск, Задонский Рождество-Богородицкий мужской монастырь, памятник святителю Тихону Задонскому

Святитель Тихон Задонский обладал даром прозрения и совершения чудес, читал мысли собеседников. В 1778 году, когда родился император Александр I, святитель предсказал многие события его царствования в частности, что Россия спасется, а захватчик (Наполеон) погибнет.

Особенно святитель любил беседовать с простым народом, утешал его в тяжкой доле, помогал разоренным. Его часто навещали дети из монастырской слободы, он учил их молитве, а после беседы наделял деньгами.

Последние годы жизни Тихона Задонского

Рождественская литургия 1779 года стала последним в его жизни. После этого силы его крайне ослабли, но он продолжал работать: в 1782 году появилось его духовное завещание, в котором он воздавал Богу благодарность за все благодеяния к нему и выражал упование на милость в вечной жизни. А в следующем году его не стало. Случилось это 13 августа 1783 года. «Смерть его была столь спокойна, что как бы заснул». Похоронили владыку в Задонском Рождество-Богородицком монастыре.

Задонск, Задонский Рождество-Богородицкий мужской монастырь

У мощей святителя Тихона по свидетельствам очевидцев происходило множество чудес, благодаря чему он и был причислен Русской Православной Церковью к лику святых в 1861 году.

К его мощам и ныне стекаются паломники. Духовное наследие святителя Тихона Задонского до сих пор помогает разным поколениям людей обрести свой путь к Богу. Его сочинения хранят в себе вековую мудрость и способны даже сейчас дать ответ на самый острый, злободневный вопрос. Святитель Тихон – небесный покровитель монахов и церковного клира, миссионеров, студентов семинарий. Ему молятся о даровании кротости и незлобия, аскетических подвигах, об избавлении от любых болезней, но особенно от душевных, а именно -депрессии, печали, уныния, молятся и от избавления от алкоголизма и наркомании, душевного помешательства. Немалому количеству людей святитель Тихон Задонский помог восстановить здоровье. Также к нему обращаются за помощью в крайне нужде и бедности.

Молитва Тихону Задонскому

О всехвальный святителю и угодниче Христов, отче наш Тихоне! Ангельски пожив на земли, ты яко Ангел благий явился еси и в дивнем твоем прославлении. Веруем от всея души и помышления, яко ты благосердый наш помощниче и молитвенниче, твоими нелож­ными ходатайствы и благодатию, обильно дарованною тебе от Господа, присно способствуеши нашему спасению. Приими убо, ублажаемый угодниче Христов, и в час сей наша недостойная моления: свободи ны твоим заступлением от облегающаго нас суесловия и суемудрия, непра­­воверия и зловерия человеческаго. Потщися, скорый о нас пред­стателю, благоприятным твоим ходатайством умолити Господа, да пробавит Своя великия и богатыя милости на нас, грешных и недос­тойных рабех Своих, да уврачует Своею благодатию неисцельныя язвы и струпы растленных душ и телес наших, да растворит окаме­нелыя сердца наша слезами умиления и сокрушения о премногих согрешениих наших и да избавит ны вечных мук и огня геенскаго; всем же верным людем Своим да дарует в нынешнем веце мир и тишину, здравие и спасение и во всем благое поспешение, да тако тихое и безмолвное житие поживше во всяком благочестии и чистоте, сподобимся со Ангелы и со всеми святыми славити и воспевати всесвятое имя Отца, и Сына, и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

pdobro.ru

Житие святителя Тихона Задонского

Великий аскет, выдающийся писатель и богослов, горячий молитвенник – все это об одном человеке – о святителе Тихоне Задонском. Он жил и нес свое служение в XVIII веке, в совсем другой, отличной от нашей обстановке, среди людей, возможно, мало похожих на нас. Но и сегодня его творения продолжают зажигать сердца людей пламенем веры, и сегодня любая молитва, любое обращение к нему непременно находит отклик. С особой надеждой к святому обращаются с молитвой о врачевании душевных хворей: депрессии, пьянства, помешательства, беснования.

Тимофей Савельевич Соколовский (так звали святителя Тихона до принятия монашества) – родился в 1724 году в селе Короцко Валдайского уезда Новргородской губернии. Его отец – Савелий Соколов – служил псаломщиком в местном храме. Кстати, свою фамилию он получил во время учебы в духовной семинарии (такова была традиция тех лет), а по рождению носил фамилию Кириллов. Отец семейства умер, когда Тимофей был еще совсем ребенком. Оставшись без кормильца, вдова и сироты стали буквально нищими. Поэтому и будущий святитель с детства знал цену труду, цену хлебу. Когда Тимофею исполнилось четырнадцать лет, мать привезла его в Новгород на учебу – она хотела, чтобы сын поступил в духовное училище. В этом ей помог старший сын, бывший в Новгороде причетником. Он взял брата к себе на содержание и походатайствовал о его зачислении в Новгородскую духовную славянскую школу при архиерейском доме. Большего бедная семья не могла дать своему ребенку. Но это оказалось и не нужно: Тимофей проявил такое прилежание и способность к наукам, что скоро его признали одним из лучших учеников школы. Собственно, и школа-то существовала еще совсем недолго, в 1740-м стараниями Новгородского епископа Амвросия она была преобразована в Духовную семинарию. Тимофей Соколовский, как наиболее способный ученик, был переведен туда и принят на казенное содержание. Впрочем, «казенное содержание» совсем не означало беспечной сытой жизни: по тем временам это давало только право на бесплатное получение хлеба и кипятка. Но Тимофею было достаточно и этого – ведь главное, он получал возможность, не отягощая свою семью, учиться, постигать глубины Православной веры. А ведь учиться предстояло долго. Вообще же, в семинарии будущий святитель провел значительную часть своей жизни, сначала обучаясь (почти 14 лет – ведь в новой семинарии остро не хватало учителей), потом – преподавая греческий язык и богословие и возглавляя кафедру риторики.

Монашество

10 апреля 1758 года Тимофей был пострижен в монашество с именем Тихон. И уже через год ему пришлось покинуть ставший родным уже Новгород – по просьбе Тверского епископа Афанасия его назначили архимандритом Тверского Желтикова Успенского монастыря и ректором Тверской духовной семинарии, учителем богословия и присутствующим в духовной консистории. В это время он стал архиереем – 13 мая 1761 года в Санкт-Петербургском Петропавловском соборе он был хиротонисан во епископа Кексгольмского и Ладожского, викария Новгородской епархии. Но второй отрезок жизни в Новгороде оказался недолгим. Новое послушание, порученное священноначалием, позвало его в Санкт-Петербург - председательствовать в Петербургской Синодальной конторе. Оттуда владыка Тихон переместился дальше, в Воронеж, где в это время умер епископ Воронежский и Елецкий Иоанн, и на Воронежскую кафедру назначили епископа Тихона. Получив серьезную власть и большие возможности, святитель Тихон наконец развернул деятельность, о которой, видимо, мечтал, и к которой шел всю жизнь. Раньше лишь по мере возможностей, данных ему преподаванием, он распространял среди мирян и духовенство истинные знания о Боге, побуждал их к чистой вере. Теперь же он мог писать и издавать богословские труды, проповедовать, наблюдать и помогать духовенству в служении. В первый же год своего святительского служения в Воронеже владыка Тихон написал краткое поучение «О седми Святых Тайнах». Затем последовал труд «Прибавление к должности священнической о тайне святаго покаяния». Это сочинение представляет особый интерес потому, что в нем святитель учит двум подходам в построении исповеди для мирян: чувствуя в человеке глубокое покаяние и сокрушение о своих грехах, священнослужитель должен ободрять и утешать его, напоминая о милости и прощении Божием, чтобы не допустить проникновения уныния в его сердце. В ином случае священнику нужно, напротив, напоминать человеку о суде, о по смертном воздаянии, чтобы пробудить в нем сожаление о грехах. Святитель Тихон заботился как о духовном и интеллектуальном возрастании духовенства, так и о его защите от неправомерных наказаний. Он много проповедовал, в том числе специально для духовенства, вызвав для этого преподавателей из Славяно-Греко-Латинской академии, издавая книги и рассылая их по уездным городам епархии. Владыка постоянно участвовал в воспитании будущих архипастырей, открывая во всех городах славянские школы, а затем учредив два духовных училища в Острогожске и Ельце. В 1765 году его трудами Воронежская славяно-латинская школа была преобразована в духовную семинарию. В то же время архиерей первым запретил в своей епархии телесные наказания священнослужителей.

Мечта юности

Вероятно, с ранних лет святитель Тихон хотел уединенной иноческой жизни – постоянной молитвы, простого быта, тишины… Но он обладал множеством талантов и дарований, которые должны были найти свое применение в другой среде – в городе, в духовных школах, в деле воспитания и образования духовенства и укрепления Церкви Христовой. Поэтому Господь долгие годы не попускал ему исполнить свою мечту и уединиться для молитвы в тихой маленькой келье. Но вот наступил момент, когда непрестанные заботы, дела, к которым владыка относился неизменно с большим усердием, подкосили его здоровье и истощили его силы. С ним стали случаться сердечные и нервные приступы, самая легкая хворь давала серьезные осложнения. В конце концов, недостаток сил стал сказываться на делах: святитель уже не мог уделять внимание всему, что этого требовало. Но владыка был чрезвычайно строг и взыскателен – прежде всего, к себе. Он не мог позволить себе занимать кафедру, зная, что не вполне соответствует тем высоким требованиям, который сам же предъявлял к этой должности. Поэтому он настойчиво просил разрешения удалиться на покой, которое и получил 17 декабря 1767 года. Ему назначили пенсию и разрешили поселиться там, где он захочет. Сначала владыа выбрал Толшевскую Спасо-Преображенскую обитель (в 40 верстах от Воронежа), но весной 1679-го из-за неподходящих его здоровью климатических условий переехал в Задонский монастырь. Там владыка и провел оставшиеся годы своей жизни, получив из-за этого наименование «Задонский». Освободившись от трудов архипастырских, святитель, тем не менее, не давал себе отдыха. Он жил в аскетичной обстановке, употребляя самую простую пищу и беря на себя самые тяжелые работы (колка дров, заготовка сена и так далее). Строгий к себе, он был мягким и снисходительным к окружающим, хотя и обладал от природы горячим нравом. Говорят, что после строгого замечания, сделанного своему келейнику, он кланялся перед ним до земли и просил прощения.

Свет веры

Надо сказать, что в полной мере свое стремление к одиночеству святителю не удалось исполнить и находясь на покое. Келья его стала источником духовного просвещения для большого количества людей, которые стекались туда из разных мест и просили советов и молитв. Однако владыка ни в коем случае не тяготился этим. Он любил беседовать с простым народом, утешая людей в самых трудных ситуациях и даже помогая деньгами тем, кто в этом нуждался. Из монастырской слободы к нему часто приходили дети. Его уважали окрестные дворяне и помещики, считаясь с его мнением, когда он умирял их конфликты или ходатайствовал перед ними за крестьян. Все, что святитель получал в подарок и в качестве пенсии, шло на благотворительность. Освободившись от большого числа хлопот, высвободив время, на покое святитель продолжал писать свои сочинения. Так появились лучшие его труды – «Сокровище духовное, от мира собираемое» (1770) и «Об истинном христианстве» (1776). Рождественская литургия 1779 года стала последним в его жизни. После этого силы его крайне ослабли, но он продолжал работать: в 1782 году появилось его духовное завещание, в котором он воздавал Богу благодарность за все благодеяния к нему и выражал упование на милость в вечной жизни. А в следующем году его не стало. Случилось это 13 августа 1783 года. «Смерть его была столь спокойна, что как бы заснул». Похоронили владыку в Задонском Рождество-Богородицком монастыре. К его мощам и ныне стекаются паломники. Его духовное наследие до сих пор помогает разным поколениям людей обрести свой путь к Богу. Его сочинения хранят в себе вековую мудрость, но и сейчас способны дать ответ на самый острый, злободневнй вопрос.

lib.pravmir.ru

Симфония по творениям свт. Тихона Задонского, Любовь к Богу - читать, скачать - святитель Тихон Задонский

Если любовь в сердце живет, то и плоды являются любезные, и как чистейшим очам Божиим, так и благоразумным людям приятнейшие.

Я здесь о чистой любви говорю, а не о нечистой, мирской, плотской, скверной, которая с обидой Создателя и ближнего бывает, и самого любящего губит. Говорю о той любви, которая, по словам апостола, – от чистого сердца, и доброй совести, и нелицемерной веры (1Тим. 1, 5). Итак, от такого сердца, в котором чистая Божия любовь обитает, следующие являются плоды.

Первый плод – презрение мира и всего, что в мире. Ибо что для истинного боголюбца слава, честь, богатство мира сего? Ничто. Он все то в любимом своем превосходным образом обретает. Ему и слава – Бог, и честь – Бог, и богатство – Бог. Он считает себя славным, честным, богатым, потому что любит Того, Коего слава страшна, и богатство всякое в руке Его. А так как утешение свое в едином любимом полагает Боге, потому и все блага мира сего за сор считает. Даже если и течет к нему богатство благословением Божиим, но он не прилагает к нему сердца (см.: Пс. 61, 11), а расточает для требующих. Хотя и дается ему честь, она для него, как иго наложенное, которое он должен носить для общей пользы братии своей.

Следовательно, кто к мирским и суетным вещам прилепляется сердцем, в том нет любви Божией. Дружба с миром есть вражда против Бога; кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу (Иак. 4, 4), – научает святой апостол Иаков. Ибо Бог и мир – две вещи противоположные, и потому любовь одного вытесняет любовь другого. Кто любит Бога, нет в том любви к миру. А в ком любовь к миру есть, в том нет любви Божией. Итак, Божия и мирская любовь в одном сердце поместиться не может, точно так, как огонь с водою. Ибо Бог есть Ревнитель, хочет, чтобы человек любил Его всем сердцем, а не половиной: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим (Мф. 22, 37).

Второй плод любви Божией – усердное и частое размышление о Боге и Его благости: ибо где сокровище наше, там и сердце наше (Мф. 6, 21; Лк. 12, 34), по слову Христову. Ибо так бывает между людьми: кого кто сердечно любит, того из памяти никогда не выпускает, о нем всегда думает. Так, кто Бога любит сердечно, всегда в богомыслии поучается, а из этого следует, что с Ним частой молитвою беседует, благодеяния Его и чудеса поминает и проповедует. Следовательно, кто умом от Него отвращается и молитвой к Нему не восходит, в том сердце занято другой любовью.

Третий плод любви Божией – тщательное угождение воле Его святой. Чего воля Божия хочет, о том старается и боголюбец. И чего воля Божия не хочет, от того отвращается и боголюбец, и потому волю свою воле Божией покорять старается. Потому истинный боголюбец в Слове Божием, в котором воля Божия открыта, часто поучается, чтобы узнать, что есть воля Божия и в чем состоит, а узнав, самим делом исполнять ее. А из этого следует, что когда истинный боголюбец против воли любимого своего по немощи что-то сделает, об этом весьма печалится, сокрушается, воздыхает, а часто слезы проливает. Апостол это называет печаль ради Бога, которая производит неизменное покаяние ко спасению (2Кор. 7, 10).

Следовательно, те, которые воле Божией угождать не стараются и более печалятся о порче богатств, о потере чести и прочих временных вещах, нежели о преступлении закона Божия, – любви к Богу не имеют. Где со кровище их, там и сердце их.

Четвертый плод любви Божией – усердное попечение об умножении славы Божией. Истинный боголюбец везде и во всяких случаях и делах ищет славы и чести Создателя своего, звание свое тщательно проходит во славу и честь имени Божия. Например, если начальник старается всячески искоренять в подчиненных пороки и беззакония, которыми имя Божие хулится, отсюда восстает ревность по Богу, которая с великой печалью и негодованием слышит, что имя любимого его хулится, и более желает сама быть в бесчестии, поругании, поношении, озлоблении и в смерти, нежели чтобы честь Божия умалилась. Отсюда бывает, что истинного боголюбца ни скорбь, ни теснота, ни гонение, ни голод, ни нагота, ни беда, ни меч не может отлучить от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим. 8, 35), как учит великий апостол Павел.

Следственно, кто славы и чести Божией не ищет, но все делает ради собственной своей пользы и чести, даже если оно само по себе и доброе дело, в том любви Божией нет, но есть самолюбие, которое является виною всех зол.

Пятый плод любви – любовь к ближнему. Ибо если кого мы любим, то любим и того, кого любимый нами любит. Бог же, без сомнения, человека любит: итак, любящий Бога, любит и ближнего. От любви ближнего и Божия любовь познается, по словам святого апостола Иоанна Богослова: Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец (1Ин. 4, 20).

* * *

Причины, побуждающие к любви Божией:

1. Потому что Бог есть самое высочайшее добро, от Которого как от источника всякое добро для всех нас проистекает.

2. Потому что Бог есть Создатель наш, Который нас из небытия в бытие привел.

3. Потому что Бог нас создал не так, как прочие твари, но особенным неким образом, говоря: сотворим человека по образу Нашему и по подобию (Быт. 1, 26); и так нас образом Своим почтил, так высоко, более прочих созданий, превознес!

4. Потому что Бог нас, падших, через Сына Своего Единородного таким чудным образом восставил, Который ради нас воплотился, с людьми пожить, страшные страсти, смерть и погребение претерпеть изволил.

5. Потому что Бог Ангелов хранителями душ и телес наших приставил.

6. Потому что Бог грехи наши терпеливо сносит, не тотчас казнит нас, но ожидает нас на покаяние.

7. Потому что Бог для нас все создал: небо, солнце, луну, звезды, воздух, воду, землю со всякими плодами, скот, птиц, и прочее.

8. Потому что Бог о нас промышляет, и все нам нужное и полезное подает, и все это от безмерной к нам любви делает.

9. Наконец, Бог – Отец наш. Уже одно имя – отец – может и должно во всяком возбудить любовь к Богу: как сынам отца не любить и не почитать? Если Бог Отец наш, то и любит нас, и наш промыслитель, хранитель, питатель, и прочее.

* * *

Если любишь Христа, то должен любить и святое Евангелие Его и святое житие Его. Невозможно любящему чье-нибудь лицо не любить и нравы его. Если любишь Христа, как непременно должен любить, как благого и любящего тебя Господа, Искупителя и Спасителя твоего, Который искупил тебя не золотом и серебром, а Своею Кровью от страшной беды и погибели, – если любишь Его, то люби и пресвятые и преблагие нравы Его. Если любишь нравы Его, то старайся подражать и следовать им, и усердствуй, насколько возможно человеку немощному, их в душе своей отображать. И будешь сообразен Ему и здесь, в этой жизни, и в славе будущей жизни. Сладко любящему быть вместе с любимым и следовать за ним, горько – от него отлучиться. Как магнит железо, так нравы Христовы привлекают к себе христолюбивую душу. И как чувствующие благовоние все больше и больше хотят обонять его, так познающие Христа и святые и пресладкие нравы Его все больше и больше стараются подражать им. Смирна и алой и кассия

azbyka.ru


Смотрите также