Авторизация

Яблочный спас в православии


Иван Шмелев. Яблочный Спас / Православие.Ru

Завтра — Преображение, а послезавтра меня повезут куда-то к Храму Христа Спасителя, в огромный розовый дом в саду, за чугунной решеткой, держать экзамен в гимназию, и я учу и учу «Священную Историю» Афинского. «Завтра» — это только так говорят, — а повезут годика через два-три, а говорят «завтра» потому, что экзамен всегда бывает на другой день после Спаса-Преображения. Все у нас говорят, что главное — Закон Божий хорошо знать. Я его хорошо знаю, даже что на какой странице, но все-таки очень страшно, так страшно, что даже дух захватывает, как только вспомнишь. Горкин знает, что я боюсь. Одним топориком он вырезал мне недавно страшного «щелкуна», который грызет орехи. Он меня успокаивает. Поманит в холодок под доски, на кучу стружек, и начнет спрашивать из книжки. Читает он, пожалуй, хуже меня, но все почему-то знает, чего даже и я не знаю. «А ну-ка, — скажет, — расскажи мне чего-нибудь из божественного...» Я ему расскажу, и он похвалит:

— Хорошо умеешь, — а выговаривает он на «о», как и все наши плотники, и от этого, что ли, делается мне покойней, — не бось, они тебя возьмут в училищу, ты все знаешь. А вот завтра у нас Яблошный Спас... про него умеешь? Та-ак. А яблоки почему кропят? Вот и не так знаешь. Они тебя вспросют, а ты и не скажешь. А сколько у нас Спасов? Вот и опять не так умеешь. Они тебя учнуть вспрашивать, а ты... Как так у тебя не сказано? А ты хорошенько погляди, должно быть.

— Да нету же ничего... — говорю я, совсем расстроенный, — написано только, что святят яблоки!

— И кропят. А почему кропят? А-а! Они тебя вспросют, — ну, а сколько, скажут, у нас Спасов? А ты и не знаешь. Три Спаса. Первый Спас — загибает он желтый от политуры палец, страшно расплющенный, — медовый Спас, Крест выносят. Значит, лету конец, мед можно выламывать, пчела не обижается... уж пошабашила. Второй Спас, завтра который вот, — яблошный, Спас-Преображение, яблоки кропят. А почему? А вот. Адам-Ева согрешили, змей их яблоком обманул, а не ведено было, от греха! А Христос возшел на гору и освятил. С того и стали остерегаться. А который до окропенья поест, у того в животе червь заведется, и холера бывает. А как окроплено, то безо вреда. А третий Спас называется орешный, орехи поспели, после Успенья. У нас в селе крестный ход, икону Спаса носят, и все орехи грызут. Бывало, батюшке насбираем мешок орехов, а он нам лапши молочной — для розговин. Вот ты им и скажи, и возьмут в училищу.

Преображение Господне... Ласковый, тихий свет от него в душе — доныне. Должно быть, от утреннего сада, от светлого голубого неба, от ворохов соломы, от яблочков грушовки, хоронящихся в зелени, в которой уже желтеют отдельные листочки, — зелено-золотистый, мягкий. Ясный, голубоватый день, не жарко, август. Подсолнухи уже переросли заборы и выглядывают на улицу, — не идет ли уж крестный ход? Скоро их шапки срежут и понесут под пенье на золотых хоругвях. Первое яблочко, грушовка в нашем саду, — поспела, закраснелась. Будем ее трясти — для завтра. Горкин утром еще сказал:

— После обеда на Болото с тобой поедем за яблоками.

Такая радость. Отец — староста у Казанской, уже распорядился:

— Вот что, Горкин... Возьмешь на Болоте у Крапивкина яблок мер пять-шесть, для прихожан и ребятам нашим, «бели», что ли... да наблюдных, для освящения, покрасовитей, меру. Для причта еще меры две, почище каких. Протодьякону особо пошлем меру апортовых, покрупней он любит.

— Ондрей Максимыч земляк мне, на совесть даст. Ему и с Курска, и с Волги гонят. А чего для себя прикажете?

— Это я сам. Арбуз вот у него выбери на вырез, астраханский, сахарный.

— Орбузы у него... рассахарные всегда, с подтреском. Самому князю Долгорукову посылает! У него в лобазе золотой диплом висит на стенке под образом, каки орлы-те!.. На всю Москву гремит.

После обеда трясем грушовку. За хозяина — Горкин. Приказчик Василь-Василич, хоть у него и стройки, а полчасика выберет — прибежит. Допускают еще, из уважения, только старичка-лавочника Трифоныча. Плотников не пускают, но они забираются на доски и советуют, как трясти. В саду необыкновенно светло, золотисто: лето сухое, деревья поредели и подсохли, много подсолнухов по забору, кисло трещат кузнечики, и кажется, что и от этого треска исходит свет — золотистый, жаркий. Разросшаяся крапива и лопухи еще густеют сочно, и только под ними хмуро; а обдерганные кусты смородины так и блестят от света. Блестят и яблони — глянцем ветвей и листьев, матовым лоском яблок, и вишни, совсем сквозные, залитые янтарным клеем. Горкин ведет к грушовке, сбрасывает картуз, жилетку, плюет в кулак.

— Погоди, стой... — говорит он, прикидывая глазом. — Я ее легким трясом, на первый сорт. Яблочко квелое у ней... ну, маненько подшибем — ничего, лучше сочком пойдет... а силой не берись!

Он прилаживается и встряхивает, легким трясом. Падает первый сорт. Все кидаются в лопухи, в крапиву. Вязкий, вялый какой-то запах от лопухов, и пронзительно едкий — от крапивы, мешаются со сладким духом, необычайно тонким, как где-то пролитые духи, — от яблок. Ползают все, даже грузный Василь-Василич, у которого лопнула на спине жилетка, и видно розовую рубаху лодочкой; даже и толстый Трифоныч, весь в муке. Все берут в горсть и нюхают: ааа... гру-шовка!..

Зажмуришься и вдыхаешь, — такая радость! Такая свежесть, вливающаяся тонко-тонко, такая душистая сладость- крепость — со всеми запахами согревшегося сада, замятой травы, растревоженных теплых кустов черной смородины. Нежаркое уже солнце и нежное голубое небо, сияющее в ветвях, на яблочках...

И теперь еще, не в родной стране, когда встретишь невидное яблочко, похожее на грушовку запахом, зажмешь в ладони зажмуришься, — и в сладковатом и сочном духе вспомнится, как живое, — маленький сад, когда-то казавшийся огромным, лучший из всех садов, какие ни есть на свете, теперь без следа пропавший... с березками и рябиной, с яблоньками, с кустиками малины, черной, белой и красной смородины, крыжовника виноградного, с пышными лопухами и крапивой, далекий сад... — до погнутых гвоздей забора, до трещинки на вишне с затеками слюдяного блеска, с капельками янтарно-малинового клея, — все, до последнего яблочка верхушки за золотым листочком, горящим, как золотое стеклышко!.. И двор увидишь, с великой лужей, уже повысохшей, с сухими колеями, с угрязшими кирпичами, с досками, влипшими до дождей, с увязнувшей навсегда опоркой... и серые сараи, с шелковым лоском времени, с запахами смолы и дегтя, и вознесенную до амбарной крыши гору кулей пузатых, с овсом и солью, слежавшеюся в камень, с прильнувшими цепко голябями, со струйками золотого овсеца... и высокие штабеля досок, плачущие смолой на солнце, и трескучие пачки драни, и чурбачки, и стружки...

— Да пускай, Панкратыч!.. — оттирает плечом Василь-Василич, засучив рукава рубахи, — ей-Богу, на стройку надоть!..

— Да постой, голова елова... — не пускает Горкин, — побьешь, дуролом, яблочки...

Встряхивает и Василь-Василич: словно налетает буря, шумит со свистом, — и сыплются дождем яблочки, по голове, на плечи. Орут плотники на досках: «эт-та вот тряхану-ул, Василь-Василич!» Трясет и Трифоныч, и опять Горкин, и еще раз Василь-Василич, которого давно кличут. Трясу и я, поднятый до пустых ветвей.

— Эх, бывало, у нас трясли... зальешься! — вздыхает Василь-Василич, застегивая на ходу жилетку, — да иду, черрт вас..!

— Черкается еще, елова голова... на таком деле... — строго говорит Горкин. — Эн еще где хоронится!.. — оглядывает он макушку. — Да не стрясешь... воробьям на розговины пойдет, последышек.

Мы сидим в замятой траве; пахнет последним летом, сухою горечью, яблочным свежим духом; блестят паутинки на крапиве, льются-дрожат на яблоньках. Кажется мне, что дрожат они от сухого треска кузнечиков.

— Осенние-то песни!.. — говорит Горкин грустно. — Прощай, лето. Подошли Спасы — готовь запасы. У нас ласточки, бывало, на отлете... Надо бы обязательно на Покров домой съездить... да чего там, нет никого.

Сколько уж говорил — и никогда не съездит: привык к месту.

— В Павлове у нас яблока... пятак мера! — говорит Трифоныч. — А яблоко-то какое... па-влов-ское!

Меры три собрали. Несут на шесте в корзине, продев в ушки. Выпрашивают плотники, выклянчивают мальчишки, прыгая на одной ноге:

Крива-крива ручка,

Кто даст — тот князь,

Кто не даст — тот собачий глаз.

Собачий глаз! Собачий глаз!

Горкин отмахивается, лягается:

— Махонькие, что ли... Приходи завтра к Казанской — дам и пару.

Запрягают в полок Кривую. Ее держат из уважения, но на Болото и она дотащит. Встряхивает до кишок на ямках, и это такое удовольствие! С нами огромные корзины, одна в другой. Едем мимо Казанской, крестимся. Едем по пустынной Якиманке, мимо розовой церкви Ивана Воина, мимо виднеющейся в переулке белой — Спаса в Наливках, мимо желтеющего в низочке Марона, мимо краснеющего далеко, за Полянским Рынком, Григория Неокессарийского. И везде крестимся. Улица очень длинная, скучная, без лавок, жаркая. Дремлют дворники у ворот, раскинув ноги. И все дремлет: белые дома на солнце, пыльно-зеленые деревья, за заборчиками с гвоздями, сизые ряды тумбочек, похожих на голубые гречневички, бурые фонари, плетущиеся извозчики. Небо какое-то пыльное, — «от парева», — позевывая, говорит Горкин. Попадается толстый купец на извозчике, во всю пролетку, в ногах у него корзина с яблоками. Горкин кланяется ему почтительно.

— Староста Лощенов с Шаболовки, мясник. Жа-дный, три меры всего. А мы с тобой закупим боле десяти, на всю пятерку.

Вот и Канава, с застоявшейся радужной водою. За ней, над низкими крышами и садами, горит на солнце великий золотой купол Христа Спасителя. А вот и Болото, по низинке, — великая площадь торга, каменные «ряды», дугами. Здесь торгуют железным ломом, ржавыми якорями и цепями, канатами, рогожей, овсом и солью, сушеными снетками, судаками, яблоками... Далеко слышен сладкий и острый дух, золотится везде соломкой. Лежат на земле рогожи, зеленые холмики арбузов, на соломе разноцветные кучки яблока. Голубятся стайками голубки. Куда ни гляди — рогожа да солома.

— Бо-льшой нонче привоз, урожай на яблоки, — говорит Горкин, — поест яблочков Москва наша.

Мы проезжаем по лабазам, в яблочном сладком духе. Молодцы вспарывают тюки с соломой, золотится над ними пыль. Вот и лабаз Крапивкина.

— Горкину-Панкратычу! — дергает картузом Крапивкин, с седой бородой, широкий. — А я-то думал — пропал наш козел, а он вон он, седа бородка!

Здороваются за руку. Крапивкин пьет чай на ящике. Медный зеленоватый чайник, толстый стакан граненый. Горкин отказывается вежливо: только пили, — хоть мы и не пили. Крапивкин не уступает: «палка на палку — плохо, а чай на чай — Якиманская, качай!» Горкин усаживается на другом ящике, через щелки которого, в соломке глядятся яблочки. — «С яблочными духами чаек пьем!» — подмигивает Крапивкин и подает мне большую синюю сливу, треснувшую от спелости. Я осторожно ее сосу, а они попивают молча, изредка выдувая слово из блюдечка вместе с паром. Им подают еще чайник, они пьют долго и разговаривают как следует. Называют незнакомые имена, и очень им это интересно. А я сосу уже третью сливу и все осматриваюсь. Между рядками арбузов на соломенных жгутиках-виточках по полочкам, над покатыми ящичками с отборным персиком, с бордовыми щечками под пылью, над розовой, белой и синей сливой, между которыми сели дыньки, висит старый тяжелый образ в серебряном окладе, горит лампадка. Яблоки по всему лабазу, на соломе. От вязкого духа даже душно. А в заднюю дверь лабаза смотрят лошадиные головы — привезли ящики с машины. Наконец подымаются от чая и идут к яблокам. Крапивкин указывает сорта: вот белый налив, — «если глядеть на солнышко, как фонарик!» — вот ананасное-царское, красное, как кумач, вот анисовое монастырское, вот титовка, аркад, боровинка, скрыжапель, коричневое, восковое, бель, ростовка-сладкая, горьковка.

— Наблюдных-то?.. — показистей тебе надо... — задумывается Крапивкин. — Хозяину потрафить надо?.. Боровок крепонек еще, поповка некрасовита...

— Да ты мне, Ондрей Максимыч, — ласково говорит Горкин, — покрасовитей каких, парадных. Павловку, что ли... или эту, вот как ее?

— Этой не-ту, — смеется Крапивкин, — а и есть, да тебе не съесть! Эй, открой, с Курска которые, за дорогу утомились, очень хороши будут...

— А вот, поманежней будто, — нашаривает в соломе Горкин, — опорт никак?..

— Выше сорт, чем опорт, называется — кампорт!

— Ссыпай меру. Архирейское, прямо... как раз на окропление.

— Глазок-то у тебя!.. В Успенский взяли. Самому протопопу соборному отцу Валентину доставляем, Анфи-теятрову! Проповеди знаменито говорит, слыхал небось?

— Как не слыхать... золотое слово!

Горкин набирает для народа бели и россыпи, мер восемь. Берет и притчу титовки, и апорту для протодьякона, и арбуз сахарный, «каких нет нигде». А я дышу и дышу этим сладким и липким духом. Кажется мне, что от рогожных тюков, с намазанными на них дегтем кривыми знаками, от новых еловых ящиков, от ворохов соломы — пахнет полями и деревней, машиной, шпалами, далекими садами. Вижу и радостные «китайские», щечки и хвостики их из щелок, вспоминаю их горечь-сладость, их сочный треск, и чувствую, как кислит во рту. Оставляем Кривую у лабаза и долго ходим по яблочному рынку. Горкин, поддев руки под казакин, похаживает хозяйчиком, трясет бородкой. Возьмет яблоко, понюхает, подержит, хотя больше не надо нам.

— Павловка, а? мелковата только?..

— Сама она, купец. Крупней не бывает нашей. Три гривенника полмеры.

— Ну что ты мне, слова голова, болясы точишь!.. Что я, не ярославский, что ли? У нас на Волге — гривенник такие.

— С нашей-то Волги версты до-лги! Я сам из-под Кинешмы.

И они начинают разговаривать, называют незнакомые имена, и им это очень интересно. Ловкач-парень выбирает пяток пригожих и сует Горкину в карманы, а мне подает торчком на пальцах самое крупное. Горкин и у него покупает меру.

Пора домой, скоро ко всенощной. Солнце уже косится. Вдали золотеет темно выдвинувшийся над крышами купол Иван-Великого. Окна домов блистают нестерпимо, и от этого блеска, кажется, текут золотые речки, плавятся здесь, на площади, в соломе. Все нестерпимо блещет, и в блеске играют яблочки.

Едем полегоньку, с яблоками. Гляжу на яблоки, как подрагивают они от тряски. Смотрю на небо: такое оно спокойное, так бы и улетел в него.

Яблочный Спас.Тройнина В. Праздник Преображения Господня. Золотое и голубое утро, в холодочке. В церкви — не протолкаться. Я стою в загородке свечного ящика. Отец позвякивает серебрецом и медью, дает и дает свечки. Они текут и текут из ящиков изломившейся белой лентой, постукивают тонко-сухо, прыгают по плечам, над головами, идут к иконам — передаются — к «Празднику!». Проплывают над головами узелочки — все яблоки, просвирки, яблоки. Наши корзины на амвоне, «обкадятся», — сказал мне Горкин. Он суетится в церкви, мелькает его бородка. В спертом горячем воздухе пахнет нынче особенным — свежими яблоками. Они везде, даже на клиросе, присунуты даже на хоругвях. Необыкновенно, весело — будто гости, и церковь — совсем не церковь. И все, кажется мне, только и думают об яблоках. И Господь здесь со всеми, и Он тоже думает об яблоках: Ему-то и принесли Их — посмотри, Господи, какие! А Он посмотрит и скажет всем: «ну и хорошо, и ешьте на здоровье, детки!» И будут есть уже совсем другие, не покупные, а церковные яблоки, святые. Это и есть — Преображение.

Приходит Горкин и говорит: «пойдем, сейчас окропление самое начнется». В руках у него красный узелок — «своих». Отец все считает деньги, а мы идем. Ставят канунный столик. Золотой-голубой дьячок несет огромное блюдо из серебра, красные на нем яблоки горою, что подошли из Курска. Кругом на полу корзинки и узелки. Горкин со сторожем тащат с амвона знакомые корзины, подвигают «под окропление, поближе». Все суетятся, весело, — совсем не церковь. Священники и дьякон в необыкновенных ризах, которые называются «яблочные», — так говорит мне Горкин. Конечно, яблочные! По зеленой и голубой парче, если вглядеться сбоку, золотятся в листьях крупные яблоки и груши, и виноград, — зеленое, золотое, голубое: отливает. Когда из купола попадает солнечный луч на ризы, яблоки и груши оживают и становятся пышными, будто они навешаны. Священники освящают воду. Потом старший, в лиловой камилавке, читает над нашими яблоками из Курска молитву о плодах и винограде, — необыкновенную, веселую молитву, — и начинает окроплять яблоки. Так встряхивает кистью, что летят брызги, как серебро, сверкают и тут, и там, отдельно кропит корзины для прихода, потом узелки, корзиночки... Идут ко кресту. Дьячки и Горкин суют всем в руки по яблочку и по два, как придется. Батюшка дает мне очень красивое из блюда, а знакомый дьякон нарочно, будто, три раза хлопает меня мокрой кистью по голове, и холодные струйки попадают мне за ворот. Все едят яблоки, такой хруст. Весело, как в гостях. Певчие даже жуют на клиросе. Плотники идут наши, знакомые мальчишки, и Горкин пропихивает их — живей проходи, не засть! Они клянчат: «дай яблочка-то еще, Горкин... Мишке три дал!..» Дают и нищим на паперти. Народ редеет. В церкви видны надавленные огрызочки, «сердечки». Горкин стоит у пустых корзин и вытирает платочком шею. Крестится на румяное яблоко, откусывает с хрустом — и морщится:

— С кваском... — говорит он, морщась и скосив глаз, и трясется его бородка. — А приятно, ко времю-то, кропленое...

Вечером он находит меня у досок, на стружках. Я читаю «Священную Историю».

— А ты небось, ты теперь все знаешь. Они тебя вспросют про Спас, или там, как-почему яблоко кропят, а ты им строгай и строгай... в училищу и впустят. Вот погляди вот!..

Он так покойно смотрит в мои глаза, так по-вечернему светло и золотисто-розовато на дворе от стружек, рогож и теса, так радостно отчего-то мне, что я схватываю охапку стружек, бросаю ее кверху, — и сыплется золотистый, кудрявый дождь. И вдруг, начинает во мне покалывать — от непонятной ли радости, или от яблоков, без счета съеденных в этот день, — начинает покалывать щекотной болью. По мне пробегает дрожь, я принимаюсь безудержно смеяться, прыгать, и с этим смехом бьется во мне желанное, — что в училище меня впустят, непременно впустят!

Из книги «Лето Господне»

Православный праздник Яблочный спас — 19 августа 2019 года

Среди 12 великих православных праздников день Преображения Господнего или Яблочный Спас отличается особой красотой и величием.

Божественное сияние — символ любви

Литургии, паремии этого праздника подчеркиваются цветом одеяния как священства, так и людей. Богослужебные одежды должны быть белыми, они являются символами этого дня, когда Иисус оделся в нерукотворный фаворский свет.

Одежд священников и прихожан на праздник Преображения должна быть белой

Белые одежды отображают отблески небесного сияния, явленного на Фаворской горе. Смысл такого одеяния в стремлении человека к надежде и вере, что по данной Иисусом благодати христиане могут преобразовываться в образ Спасителя через молитву, пост и покаяние.

Важно! В этот день православные в первую очередь должны заботиться и просить Творца о духовном очищении и преображении.

19 августа православный мир отмечает праздник Преображение Господне.

Согласно посланиям евангелистов (Матв.17:1-2), Иисус выбрал среди Своих учеников троих, Иакова, Иоанна и Петра и пошел с ними на гору Фавор. Внезапно тело Христа преобразилось, Его окутал яркий свет, который появился ниоткуда, вернее это Сам Бог Отец явился в свете людям. Ученики по обе стороны от Иисуса увидели пророков Илию и Моисея, которые в свое время были взяты на небе живыми.

Услышав трубный голос, который говорил о том, что перед ними стоит Возлюбленный Сын Творца, ученики попадали в страхе на землю, а когда открыли глаза, то увидели одного Христа в привычном для них облике.

Преображение Господне: Христос явил апостолам Свою славу

Бог явил Себя через Фаворский свет, он есть сущностью Творца, Его благодатью, воссиянием и энергией, которая вечна. Нерукотворный Фаворский свет есть Сам Бог, явленное перед апостолами Божество. В этот день было явление всей Святой Троицы, когда Бог Отец, сиянием Святого Духа явил Себя в Своем Сыне, показав людям, что Иисус наполнен божественной и человеческой сущностью.

Явление пророков, по словам Иоанна Златоуста, было дано апостолам, чтобы подчеркнуть власть Иисуса над живыми и мертвыми, земным и небесным. Апостолам Иисус запретил говорить о том, что они видели до той поры, пока Он не примет страдания, умрет и воскреснет на третий день. В тот момент ученики не поняли о чем, шла речь, а после воскрешения Христа рассказали о фаворском сиянии.

В чем христианская сущность Преображения Христа

Для христиан этот день знаменателен не только появлением яркого света, пронизывающего плоть Христа. Творец на горе Фавор утвердил Божественную сущность Иисуса, открыв ее не только апостолам, но и пророкам.

Моисей, узнав в сияющем образе Того, Кто явился ему в пустыне в виде несгораемого куста и на горе Сион, в тот момент, когда пророк получил скрижали с Десятью заповедями.

Пророки склонились в трепете, ведь они знали, что начинается новая эра в истории человечества, после страданий и распятия над землей воссиял Свет Божий в Иисусе, который всегда Живой.

Святой лик Преображения

Подчеркивает торжество единства человека и Бога и одноименная икона.

Икона Преображение Господне

На иконе изображен Иисус Христос, стоящий в центре круга, символизирующий землю. По обе стороны от Спасителя стоят пророки Моисей и Илия, которые свидетельствуют о сбывшихся пророчествах, о приходе Мессии, когда умирает все ветхое и рождается благодать спасения. От увиденной славы Господней апостолы пали ниц.

Святой свет, исходящий от фигуры Богочеловека, Сына Бога, завораживает Своим сиянием.

История появления праздника Преображения

Читая евангелие и сопоставляя его с датой 19 августа, мы видим несоответствие. Восхождение Христа с учениками на гору Фавор произошло приблизительно за сорок дней до распятия Иисуса. В жизни Учителя было немного радостных дней, Он жил среди бедных, больных и обездоленных людей. Явление Божественной сущности Спасителя было явлено всего несколько раз, один из них произошел на Фаворской горе.

О других двунадесятых праздниках:

Точно неизвестно, чем обоснована эта дата, почему именно 19 августа, а не другой день выбран для празднования.

Существует несколько версий даты этого дня.

  • Если бы празднование этого события происходило за 40 дней до Распятия Христа, то это был бы строгий пост, день скорби покаяния и воспоминаний о страданиях Иисуса, когда радость неуместна.

Церковь решила перенести празднование Преображения Господнего в летний период, за сорок дней до Воздвижения, когда все православное христианство поклоняется Кресту Христову. Во время служения красной нитью проходит связь между преображением и страданиями Спасителя.

В песнопениях говорится, что гора уподобилась Небу, и Божье Облако покрыло ее. В этот момент вся слава Божья проявилась в явлении Богочеловека, о котором свидетельствовал Сам Бог-Отец.

В новозаветную историю Святая гора Фавор вошла как гора Преображения

Свидетельство Богоявления Иисуса было дано для апостолов, чтобы после воскрешения Спасителя они не усомнились в Его божественности. Сияние Божественного света постоянно пребывало с Христом, и когда он был на горе фаворской, и когда висел на кресте.

Важно! Ученики, видя распятого Иисуса и вспоминая явление славы Господней на горе, не сомневались в том, что Он истинно Сын Бога Живого.
  • Праздник Преображения Господнего начали отмечать на уровне церковного служения армянским святителем Григорием в четвертом веке. Первые записи об этом дне, сохранившиеся до нашего времени, принадлежат перу богослова Михаила Скабаллановича.

В то время в Армении правил император Маврикий, который поощрял распространение празднования Преображения среди светской власти и народа. Константинопольская Церковь ввела в свои Богослужения празднование Богоявления в 900 году.

  • Есть предположения, что 19 августа была освящена церковь, построенная приказу царицы Елены на горе Фавор, на которой Бог назвал Иисуса Свои Единственным Сыном, озарив Его сиянием Своей любви.
  • Возможно, таким образом церковь пыталась отвлечь народ от поклонения языческому божеству Вакха, установив в этот день молитву, освящающую собранные урожаи. В этом действии нет богословской или исторической основы.
  • Римско-католическая церковь отмечает событие, происшедшее на горе Фавор, 6 августа, в память о победе 1456 года, когда венгерский регент, поклонник христианства, Янош Хуньяди, победил турок в сражении под Белградом.
  • Армянская апостольская Церковь привязывает Праздник Преображения Господнего к Пятидесятнице, отмечаемой в православии, как Троица и отмечает его в воскресение седьмой недели после явления святого Духа. Поэтому, этот праздник у армян не в числе, а передвигается в зависимости от дня празднования Воскресения Господнего. Его отмечают на сотый день от Пасхи.

Почему же тогда Яблочный Спас

19 августа в народе больше известен, как Яблочный Спас. Такое название этот день имеет только у православных христиан восточных стран. Нельзя назвать эту традицию языческой, так как по Типикону в этот день христиане освящали урожай винограда.

Типикон является Богослужебным Уставом, в котором описаны порядки проведения богослужений в православии.

В Типиконе описаны:

  • все престольные храмовые праздники;
  • правила поведения во время постов;
  • монастырское общежитие;
  • преимущества монашества.
Интересно! Для жителей Руси яблоко — символ богатства и достатка. Круглая форма этого фрукта сравнивалась с женским началом.

У восточных славян урожай винограда собирают не везде, поэтому православные христиане приносят в этот день в храмы яблоки, как выражение благодарности Богу за благословение природы.

Освящение яблок как выражение благодарности Богу за благословение природы

По народной традиции в этот день хозяйки начинают делать яблочные заготовки на зиму. Яблоки сушат, из них варят компоты, джемы и варенье, пекут пироги с яблочной начинкой.

В этот день поминают павших в боях воинов.

Для сведения! Яблочный Спас — народное название праздника Преображения Господнего, во время Литургии которого идет поклонение Богу за Богоявление Своего сына и освящение яблок, как дар Богу за благословение природы, давшей хороший урожай.

Еще о праздниках, именуемых в народе «спасами»:

  • Медовый спас
  • Ореховый спас

Это интересно

По народным наблюдениям погода на Яблочный Спас показывает, какой будет осень. Сухой день — сухие осенние дни и наоборот, а вот ясное солнышко станет предвестником суровой зимы.

Яблоки стали первой ступенькой к богатству миллиардера Рокфеллера, который начинал с торговли этими наливными фруктами.

Можно относиться к Яблочному Спасу, как к языческому празднику, но православные христиане видят в этом фрукте многогранность Божьей любви, проявляющаяся в богатстве, достатке, благословении, благополучии и свете христианской жизни.

Видео об истории праздника Преображения Господня

Традиции яблочного спаса - Православные добровольцы

По традиции, на Преображение Господне совершается освящение яблок и других плодов нового урожая. Поэтому на Руси этот день в народе стали называть Яблочным Спасом. Именно на него отмечается знаменательное событие, когда Христос преобразился на горе Фавор, его лицо и одежды стали белоснежными, сияющими, а из облака раздался голос: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в котором Моё благоволение…» Яблочный Спас – второй в череде трех Спасов, 14 августа был Медовый Спас, 19 августа – Яблочный Спас, 29 августа будет Ореховый Спас.

«Преображение Господне… Ласковый, тихий свет от него в душе – доныне. Должно быть, от утреннего сада, от светлого голубого неба, от ворохов соломы. От яблок грушовки, хоронящихся в зелени, в который раз уже желтеют отдельные листочки, зеленовато-золотистый, мягкий. Ясный, голубоватый день, не жарко, август. Подсолнухи уже переросли заборы и выглядывают на улицу, – не идет ли уж крестный ход? Скоро их шапки срежут и понесут под пенье на золотых хоругвях. Первое яблочко, грушовка в нашем саду, – поспела, закраснелась» (И. С. Шмелев «Лето Господне»).

Особенность литургии на Яблочный Спас 

Литургия на Яблочный Спас особенная, с самого раннего утра в храм несут не только яблоки, но и другие овощи и фрукты. В сельской местности приносят, как правило, часть урожая, это и яблоки, груши, сливы, виноград, картофель, горох, огурцы, помидоры, лук, морковь, и многие другие плоды. Корзинки принято красиво украшать, декорировать цветами, веточками. Но плоды приносят в храм не только для освящения, но и на канун, для поминовения своих усопших родственников, раздают нищим и малоимущим людям. В городе корзинки для освящения выглядят несколько иначе, но традиция поминать усопших и раздавать плоды нищим аналогичная. На службу принято приходить в белой одежде, так как белый цвет является символом праздника, а цветочное убранство храма дополняют плоды нового урожая.

Освещение яблок на яблочный спас

Те люди, у которых был большой яблоневый сад, приглашали священника в свои угодья. В саду, под деревьями, ставили икону Преображения и служили молебен, только после этого начинали собирать урожай. Считалось, что яблоки, собранные в этот день, дольше сохраняются и имеют целебные свойства.

По традиции, в этот день пекут пироги с яблоками, варят яблочное варенье и, конечно же, стараются всех угостить. В Яблочный Спас на Руси старались угостить в первую очередь сирот, вдов и неимущих. Каждый, более или менее зажиточный человек, считал своим долгом наделить всех бедных плодами своего нового урожая, а обездоленным и больным людям посылали корзинки в дом. В деревнях на улице накрывали большие столы, было принято приносить угощения и хозяйки могли продемонстрировать свои кулинарные способности. Так как праздник приходится на Успенский пост, все блюда были постными. Пекли постные пироги, кулебяки, были яблоки и моченые, печеные, сушеные. Особо умелые хозяйки готовили яблочный квас по старинным рецептам.

Рецепт постного пирога с яблоками

Ингредиенты для приготовления пирога:

Для теста: 200 г муки, 2 ст. ложки сахара, 150 мл. растительного масла, 70 мл воды, 1 ч. л. разрыхлителя, щепотка соли.

Для начинки: 3-4 яблока (сорт по вкусу), 150 г сахара, 2 ст. ложки муки, 0,5 ч. л. корицы.

Яблочный пирог

Хозяйке на заметку:

– чтобы яблоки, нарезанные для начинки не потемнели, сбрызните их соком лимона;

-наилучшее сочетание – это яблоки+корица;

– если яблоки очень сочные их можно посыпать ложкой крахмала;

– открытые постные пироги можно украсить тонкой сеточкой из теста

Способ приготовления: Смешайте все сухие ингредиенты для теста, в середине сделайте углубление, в которое влейте смесь воды и растительного масла. Быстро замесите тесто, не липнущее к рукам, разделите его на две части, заверните в пищевую пленку и положите в холодильник на час. Яблоки очистите от кожицы и семян, нарежьте ломтиками и смешайте с корицей и мукой. Форму для выпечки застелите бумагой для выпечки, выложите в нее большую часть теста и распределите его по дну и бортикам формы. Уложите яблоки ровным слоем. Меньшую часть теста раскатайте диаметром чуть больше формы, накройте начинку и соедините края. Поставьте форму в духовку, разогретую до 100 градусов на час. Готово. Приятного аппетита!

Рецепт яблочного кваса

Ингредиенты: 10 кг яблок любого сорта, 1 кг сахара (песка), вода кипяченая, 2 лимона.

Способ приготовления: Яблоки вымыть, удалить серединку. Каждое яблоко разрезать на 4 части и сложить в емкость. Сахар растворить в теплой воде, сюда же добавить сок лимонов и цедру, залить яблоки. Количество воды точно не указывается. Жидкости необходимо столько, чтобы она прикрыла яблоки. Затем поставить на вызревание в теплое место. Через пару суток нужно аккуратно процедить жидкость через марлю. Яблоки отжать и добавить в отцеженную жидкость. Налить в стеклянную или эмалированную емкость, поставить в прохладное место или холодильник.

Часто Яблочный Спас называют «осенинами», первой встречей с осенью. На Руси в этот день было принято водить хороводы в поле, петь песни, чтобы проводить лето.

Яблочный квас

Приметы на Яблочный Спас

– если 19 августа сухая погода, то и осень будет сухая, если погода дождливая, то и осенью стоит ожидать дождей, ясный день предвещает суровую зиму;

– каков Яблочный Спас, таков и Покров;

– если угостить плодами нового урожая нищих, то следующий год будет урожайным;

– в старину говорили, что на второй Спас нельзя выполнять любые работы кроме приготовления пищи и сбора урожая, нельзя шить, вязать, заниматься любыми хозяйственными работами;

– 19 августа принято есть яблоки и другие фрукты, поливая их медом.

Пословицы на Яблочный спас    

Про яблочный Спас можно вспомнить и немало пословиц, некоторые из них мы часто встречаем в повседневной жизни, порой даже и не знаем, что они относятся к такому замечательному празднику:

«Яблочный Спас – ешь сейчас и про запас»

«Пришел второй Спас – бери рукавицы про запас»

«Яблоки среди фруктов все равно, что картошка среди овощей»

«Не срывай яблока, пока зелено: созреет, само упадет»

«Яблоки ешь по утрам, не будешь ходить к докторам»

«Яблоню любят плодовитую, а человека деловитого»

«Каково деревце, таковы и яблочки»

«Такая теснота, что яблоку упасть негде»

«В ручках прянички, в щечках яблочки»

«Будет пчела на цветке, будет и яблоко на столе»

«Всякое яблоко стремиться стать яблоней»

«Хочешь съесть яблоко – посади яблоню»

Зарево ранее, день про запас

Небо бескрайнее – Яблочный Спас.

Куполом радуга, птица – крестом.

Августу рады, да осень потом…

Преображение Господне — яблочный Спас

Преображение Господне… Ласковый, тихий свет от него в душе — доныне. Должно быть от утреннего сада, от светлого голубого неба, от ворохов соломы, от яблочков грушовки, хоронящихся в зелени, в которой уже желтеют отдельные листочки, — зелено-золотистый, мгкий. Ясный, голубоватый день, не жарко, август.

И. С. Шмелев. «Лето Господне»

Праздник Преображения Господня называют также яблочным Спасом. В этот праздник благословляются и освящаются яблоки и другие плоды. В рассказе В. А. Никифорова-Волгина «Яблоки» читаем: По деревенской заповеди грех есть яблоки до освящения. — Вся земля стоит на благословении Господнем, — объясняла мать, — в Вербную Субботу Милосердный Спас благословляет вербу, на Троицу — березку, на Илью Пророка — рожь, на Преображение — яблоки и всякий другой плод. Есть особенные Богом установленные сроки, когда благословляются огурцы, морковь, черника, земляника, малина, голубица, морошка, брусника, грибы, мед и всякий другой дар Божий… Грех срывать плод до времени. Дай ему, голубчику, войти в силу, напитаться росою, землею и солнышком, дождаться милосердного благословения на потребу человека!

Каждый праздник в православной церкви имеет свой неповторимый колорит. И только невнимательный глаз не заметит различия в убранстве храма, в облачених священнослужителей, в цветах одежды воцерковленных прихожан в каждый из церковных праздников. А в праздник Преображения Господня яблоки, во множестве разложенные для освящения на столике возле кануна , явлются самым ярким признаком праздника.

Доминирующим цветом праздника Преображения Господня является белый цвет. Он и в облачениях священника и в покрывалах на аналое и в косынках прихожанок. Да и какой другой цвет мог бы лучше символизировать этот праздник?

О самом Преображении Господнем читаем у евангелиста Луки: Говорю же вам истинно: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие. После сих слов, дней через восемь, взяв Петра, Иоанна и Иакова, взошел Он на гору помолиться. И когда молился, вид лица Его изменился, и одежда Его сделалась белою, блистающею. И вот, два мужа беседовали с Ним, которые были Моисей и Илия; Явившись во славе, они говорили об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме.

Петр же и бывшие с ним отягчены были сном; но пробудившись, увидели славу Его, и двух мужей, стоящих с Ним.

Вот этот-то белый свет, просиявший на горе Фавор и показавший ученикам Спасителя Божественную Его природу, и стал цветом и символом праздника Преображения Господня.

В своей проповеди на литургии отец Андрей особое внимание уделил незначительной, на первый взгляд, детали события, описанного евангелистом Лукой, — сну учеников Спасителя. Отец Андрей подчеркнул важность бодрствования не только во времена апостольские, но и особую важность духовного бодрствования в наше время, когда каждый день на нас обрушивается поток лживой информации, в которой грех и зло объявляются нормой жизни. Духовное бодрствование в наше время требует определенного мужества для того, чтобы различить добро и зло, не проспать момент выбора между ними и твердо отвергнуть зло, какими бы доводами ни прикрывалось оно.А для этого православный человек не может позволить усыпить свою совесть, не может позволить себе теплохладности и равнодушия к происходяшему вокруг.

Праздничная литургия продолжается. Вот и Великий вход. Скоро начнется причащение. На протжении литургии хор неоднократно поет преображенский тропарь: Преобразился еси на горе, Христе Боже, Показавый ученикам Твоим Славу Твою, якоже можаху; Да воссияет и нам грешным свет Твой присносущный, Молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе

Первые причастники уже готовятся к принятию Святых Христовых Таин

В конце литургии совершается освящение яблок и других плодов. Это самая зрелищная часть праздничного богослужения, и в храме чувствуется большое оживление среди прихожан. Все стремятся встать поближе к месту освящения. В начале освящения проводится каждение места освящения и благодатных даров Божиих.

Затеплются свечи, которые прихожане размещают между освящаемыми яблоками.Во времена первых христиан в Византии в этот праздник освящались виноград и колосья пщеницы. В наше время в православных храмах России освящаются, в основном, яблоки — виноград у нас не растет. Однако прихожане приносят и виноград и другие плоды, ведь после освящения благословляется также и вкушение этих плодов. В строгий Успенский пост.разрешение на вкушение налившихся спелым соком яблок и других плодов радует каждого православного человека.

Священник читает молитвы о благословении и умножении благодатных даров Господних.

Начинается окропление освященной водой. Во все время освящения яблок в храме царит веселое оживление. Капли освященной воды попадают и на яблоки и на лица прихожан и всех радуют эти искрящиеся потоки брызг. Веселое оживление среди прихожан сопровождает окропление яблок.

Праздник Преображения Господня всегда был любимым и радостным церковным праздником в России. Вот как об этом пишет И. С. Шмелев: В спертом горячем воздухе пахнет нынче особенным — свежими яблоками. Они везде, даже на клиросе, присунуты даже на хоругвях. Необыкновенно, весело, — будто гости, и церковь — совсем не церковь. И все, кажется мне, только и думают об яблоках. И Господь здесь со всеми, и Он тоже думает об яблоках: Ему-то и принесли их — посмотри, Господи, какие! А Он посмотрит и скажет всем: «Ну и хорошо, и ешьте на здоровье, детки!» И будут есть, уже совсем другие, не покупные, а церковные яблоки, святые. Это и есть — Преображение.

В праздник Преображения Господня никто из прихожан не уходит их церкви без яблок. Даже если ты не принес яблок для освящения, тебя обзательно угостят другие прихожане. Это давний обычай этого праздника. А как же иначе? — общий праздник, общая радость, которой хочется поделитьс с другими

С радостью и миром в душе прихожане завершают этот яркий, наполненный теплом и солнечным светом уходящего лета, праздник. В этот праздник каждая православная душа стремится к светлому преображению.

После завершения литургии в храме совершается еще водосвятный молебен. В ходе его освящается вода, читаются записки о поминовении.

Хор спускается с клироса и располагается среди прихожан. Во время молебна к хору присоединяются ученики воскресной школы, которые получают первые навыки церковного пения. Как бы ни сложилась будущая жизнь этих детей, семена православия дадут благодатные плоды в их душах.

В православной церкви празднуются три праздника, которые называют Спасом. Первый Спас — медовый, о котором уже рассказывалось на страницах нашего сайта. Второй Спас — яблочный, рассказ о нем помещен на этой странице. Есть еще один праздник, который называют ореховым Спасом. Он празднуется поле Успения Пресвятой Богородицы. Эти три праздника как-бы подводят итог лета. На них благословляются плоды нелегкого летнего труда человека — благодатные дары Божии.

Яблочный Спас: православный праздник с языческими корнями

19 августа православные празднуют Яблочный спас – пекут пироги, освящают в церкви яблоки и виноград. В церквях праздник отмечается как Преображение Господне и накануне во всех храмах проходят Всенощные бдения, а священники облачаются в белые одежды.

Согласно евангелиям, в конце пути земной жизни Иисус Христос открыл своим ученикам, что ему надлежит пострадать за людей, умереть на Кресте и воскреснуть. После этого Он возвел трех апостолов - Петра, Иакова и Иоанна - на гору Фавор и преобразился пред ними: лицо Его просияло, а одежды сделались ослепительно белыми. Два пророка Ветхого Завета - Моисей и Илия - явились Господу на горе и беседовали с ним. И раздался голос: «Сей есть Сын Мой возлюбленный; Его слушайте» . То был голос Бога Отца из светлого облака, осенившего гору.

Потому в строгом соответствии с этим текстом Преображение Господне еще называлось в народе Спасом на горе. И все же чаще его именовали Яблочным Спасом, потому что к этому времени поспевают яблоки.

Сушеные яблоки Фото: www.globallookpress.com

По традиции, на Преображение Господне в конце Божественной литургии совершается освящение яблок и других плодов. Поэтому в народе этот день называют вторым, или Яблочным Спасом.

История Яблочного спаса

До Преображения на Руси особенно строго запрещалось есть яблоки, вообще старались не есть никаких плодов, кроме огурцов. А с этого дня начинали есть плоды и фрукты. «Второй Спас яблочком разговляется». Именно 19 августа на Руси было принято срывать и освящать яблоки и другие фрукты нового урожая. Вкушать яблоки до Преображения считалось великим грехом.

Яблочный Спас ещё называют «первыми осенинами», то есть встречей осени. Считается, что этот праздник призван напомнить людям о необходимости духовного преображения. По традиции в этот день люди должны угощать яблоками родных, близких, а также сирот, неимущих, не забывая и про уснувших вечным сном предков.

В старину все верующие люди непременно праздновали Яблочный Спас, пекли пироги с яблоками, варили яблочное варенье и угощали им друг друга. А вечером все выходили в поле, чтобы с песнями проводить закат солнца, а с ним и лето.

19 августа в православных храмах проходит традиционный обряд освящения плодов: кроме яблок, окропляются также виноград, груши, сливы и т.д. Эта традиция была установлена еще в Иерусалиме в начале нашего века. Согласно ей, все в мире – от человека до растений – должно быть посвящено Богу.

Побалуйте близких выпечкой из яблок. Фото: www.russianlook.com

С Яблочного Спаса в садах начинается горячая пора. Яблоки заготавливаются впрок по различным рецептам: их сушат, замачивают, консервируют. Люди верят и в то, что на Преображение яблоки становятся волшебными. Откусив яблочка, можно загадать желание, и оно обязательно сбудется. Считается также, что с Яблочным Спасом приходят первые холода. Потому-то в старину и существовал обычай – гулять в поле, провожать песнями закат первого осеннего солнца.

Яблочный спас пришел к нам из языческой Руси. Это праздник сбора урожая яблок. Все обряды этого праздника и еще двух других Спасов, были посвящены Богам Спасам, которые имеют языческие корни. В древние времена таких праздников было множество, они посвящались урожаям каждого плода и перед употреблением их обязательно освещали. Были, например, такие Спасы, как хлебный, ягодный, грибной и другие. Кроме освящения плодов в эти дни поминали души погибших воинов. Праздник совпал с днем Преображения Господня. Так что церковь решила соединить эти два праздника.

Спас отмечается церковью с IV века 19 августа, после того как Святая Елена возвела на горе Фавор храм в честь Преображения. Этот день принадлежит к двунадесятым праздникам. Если верить Евангелию, Преображение произошло за сорок дней до Пасхи, церковь же перенесла этот праздник на август для того, чтобы праздник не совпадал Великим постом.

Яблочный Спас, согласно Православному календарю, приходится на Успенский пост, но, начиная с этого дня, разрешается есть яблоки и другие фрукты, которые были освещены во время праздничной литургии.

Из трех Спасов – Медового, Яблочного и Орехового, этот считается самым главным.

19 августа в день Яблочного Спаса совершается божественная литургия, на ней читают паремии и поют канон, в котором говорится о великом Преображении. Все одеваются в белые одежды – это цвет данного праздника.

Многие страны считают яблоко чудодейственным плодом. Существовали гадания на яблочной кожуре, для определения имени суженого. А от французского названия яблока – pomme, произошло теперь всем известное слово «помада».

Обряд освещения плодов в Яблочный Спас не сводился только к окроплению яблок, в этот день освещали также и остальные фрукты, согласно этой традиции, все, что живет и растет в мире, от человека до растений, должно быть посвящено Богу.

Многие люди верят, что в Преображение Господне можно съесть плод и загадать желание, которое обязательно сбудется. Есть поверье, что после Яблочного Спаса начинаются холода.

Обычай имеет и назидательное значение: вначале плоды зелены, незрелы, но по мере развития наливаются соком, созревают. Так и человек в земной жизни может быть некрасив, греховен, но по мере нравственного развития преображается, проникается светом Божиим. Самый же главный плод — наше духовное преображение.

В день Яблочного Спаса и сегодня пекут яблоки, блины, пироги с яблоками, грибами и ягодами, всем, чем одаривает сад, огород, лес.

В этот праздник вспоминают приметы: Каков второй Спас, таков и январь.

На второй Спас бери голицы про запас.

Со второго Спаса засевай озими.

Рецепты Успенского поста

Когда Яблочный Спас 2019? - Православный журнал "Фома"

Вопрос читателя:

Когда Яблочный Спас 2018? 

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Яблочный Спас в 2019 году отмечается 19 августа. Он всегда приходится на Успенский пост, но в этот день пост ослабляется в честь двунадесятого (одного из двенадцати основных после Пасхи) праздника – Преображения Господня. Церковь в этот день вспоминает, как незадолго до восхождения на Голгофу, Христос перед тремя Своими учениками предстал во Славе Божией, но велел им молчать об увиденном до Воскресения. Событие это произошло за 40 дней до Пасхи, но торжество было перенесено Церковью с Великого поста на лето.

В августе отмечается три праздника, названных в народе «Спасами». Все они посвящены Спасителю: Медовый Спас (14 августа) – празднество Всемилостивому Спасу и Пресвятой Богородице, Яблочный Спас (19 августа) – Преображение Господне, Третий (Ореховый) Спас (29 августа) – празднование иконы Нерукотворный Образ Христа. В Медовый и Яблочный Спасы после Литургии принято освящать новый урожай меда и яблок.

Освящение яблок в Яблочный Спас – это благочестивый обычай, который дополняет праздник особым настроением. Благодаря Господа за плоды, которые можно подержать в руках, верующие благодарят Его и за те незримые дары, данные Христом человечеству через Его Распятие и Воскресение.

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

На заставке фрагмент фото Mabacam

(1 votes, average: 5,00 out of 5) Загрузка...


Смотрите также