Авторизация

Значение преображение господне


Преображение Господне – большой праздник с особым смыслом

Праздник Преображения Господня называют также Второй или Яблочный Спас. Этот двунадесятый праздник всегда совершается 19 августа (6 августа по старому стилю). Он имеет один день предпразднества (18 августа) и семь дней попразднества (с 20 по 26 августа). Отдание праздника совершается 26 августа. Преображение Господне всегда бывает в дни Успенского поста. Устав разрешает в этот день вкушать пищу с рыбой. В этот день верующие приносят в храм яблоки и виноград, чтобы освятить первые плоды нового урожая.

Преображение Господне, история праздника

Преображение – это одно из чудесных явлений царства Божьего на земле. Произошло оно на горе Фавор, куда Иисус направился, взяв с собой троих учеников – Петра, Ионна и Иакова. Ученики шли и молчали, предчувствуя, что сегодня им откроется нечто удивительное – великая тайна.

На той горе ученики смогли видеть великое чудо – Преображение Христа, явление Его величия и славы. Иисус преобразился, Его лицо стало светлым, как солнце, а одеяния – белыми, как снег. К Христу пришли два великих пророка: Моисей и Илья. Что самое интересное – Моисей к тому времени уже давно умер, и Илья был забран на небо живым. Явились они для того, чтобы побеседовать с Иисусом о Голгофской жертве, о том, что грехи человеческие будут искуплены кровью Иисуса.

Аппостолов в тот день ожидало еще одно чудо, еще более яркое. Вдруг с неба вниз сошло светлое облако, откуда раздался голос: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение, Его слушайте». Спускаясь с горы, Иисус и ученики не проронили ни слова, лишь у подножия Сын Божий сказал, чтобы те молчали об увиденном, пока он не воскреснет из мертвых.

Что такое Преображение Господне и в чем его смысл

Исходя из истории, описанной выше, можно теперь заметить важные моменты такого великого чуда. Гора, на которой произошло Преображение Иисуса, представляла собой церковь, где Христос соединил два Завета. В настоящее время во время службы священники надевают белые наряды, как символ небесного сияния, произошедшего на горе Фавор много лет тому назад.

Преображение Господне имеет еще второе название – Второй или Яблочный Спас. Если окунуться опять же в историю появления христианства и вспомнить, что мы эту религию взяли из Византии, то там в этот день было принято святить виноград. Но так как в наших широтах виноград не приживается, решили использовать яблоки, которые как раз поспевали ко дню Преображения Господня. Хотя по сути своей 19 августа каждого года можно освящать любые плоды, которые уже поспели к празднику.

Когда празднуется Преображение Господне

Преображение Господне (Второй или Яблочный Спас) – один из самых важных христианских праздников. Относится к двунадесятым – 12-ти самым главным после Пасхи православным праздникам, преимущественно с закрепленной датой.

Отмечается каждый год 19 августа в память Преображения Иисуса Христа на горе Фавор. По старому стилю – 6 августа.

Как утверждается в Евангелие, Преображение произошло за 40 дней до Пасхи, но отмечается не в феврале, а в августе, иначе празднование было бы во время Великого поста. На 40 день после события отмечают Воздвижение Креста Господня (27 сентября).

История празднования Преображения Господня

Преображение Господне – один из самых древних праздников. Первое упоминание о нем датируется IV веком, но, скорее всего, отмечали его и задолго до этого. Отмечая этот день, когда Бог явился людям в человеческом обличии, православная церковь исповедует соединение во Христе двух естеств: божественного и человеческого.

В IV веке равноапостольная святая царица Елена возвела храм на месте Преображения Господа, с этого дня были объявлены торжества в честь события. На местах, где спали ученики Спасителя, построили трехпрестольный храм. Еще три храма возвели в VI веке: во имя пророков Илии, Моисея и самого Спасителя.

В XIX веке Архимандрит Иринарх и иеродиакон Нестор установили на горе Фавор алтарь, служились молебны паломникам, жертвовавшим средства на строительство и поддержку храма. До освещения святыни патриархом Иерусалимским Кириллом II Иринарх не дожил всего год.

Какой смысл в празднике Преображения Господня

Священное Писание Нового Завета повествует о событии Преображения Христова. Там говорится о том, что Христос взял с собой трех учеников Петра, Иакова и Иоанна на гору помолиться. Во время моления Христа он поднялся в воздух и лицо его просияло, а одежды сделались белыми, как свет. Христос преобразился перед своими учениками на горе Фавор.

В этом событии христианская Церковь усматривает особый смысл. На Фаворе Господь являет своим ученикам божественную славу и величие. Это было необходимо для святых апостолов для укрепления их духа, ведь в скором времени Христу надлежало умереть за грехи человечества.

Православная Церковь возвещает о том, что в Господе Иисусе Христе было два естества – божественное и человеческое. На Фаворе Христос преображает человеческую природу (естество), делает ее благодатной и освящает. Смысл этого праздника в том, что после пришествия Христа в мир абсолютно каждый человек может достигнуть святости.

После Боговоплощения Христа природа человека уже способна принять божественную нетварную благодать. Примером как раз является чудесное Преображение Господа, которое христианская Церковь торжественно вспоминает и отмечает 19 августа по новому стилю.

pronedra.ru

Преображение Господне

Преображение Господне, или, по-народному, «Яблочный Спас» — православный праздник, который верующие отмечают 19 августа. В этот день мы вспоминаем евангельское событие, когда апостолы Петр, Иаков и Иоанн увидели Господа Иисуса Христа преображенным — во всей Божественной, вечной славе. Мы расскажем об истории, смысле и традициях праздника Преображения.

Что такое Преображение

Преображение (греч. метаморфосис, лат. Transfiguratio) буквально переводится как «превращение в другой вид» или «изменение формы». Полное название праздника — Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Это один из так называемых двунадесятых праздников, которые догматически тесно связаны с событиями земной жизни Господа Иисуса Христа и Богородицы и делятся на Господские (посвященные Господу Иисусу Христу) и Богородичные (посвященные Божией Матери). Преображение — Господский праздник.

События Преображения описаны в Евангелиях, о них пишут все евангелисты, кроме апостола Иоанна. Во время молитвы на горе Фавор три ученика Иисуса Христа — Петр, Иаков и Иоанн — увидели, как Учитель преобразился: По прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних, и преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет (Мф 17:1-2).

На Руси этот праздник получил народное название «Яблочный Спас». Дело в том, что в Израиле и Греции день Преображения приходился на пору созревания винограда. Христиане приносили душистые гроздья в храм — для благословения и в знак благодарности Богу. В странах, где виноград не растет, например, в большей части России, вместо него стали освящать яблоки. Существует специальная молитва «На освящение начаток овощей (плодов)».

Когда празднуется Преображение Господне

Православные христиане празднуют Преображение 19 августа по новому стилю (6 августа по старому стилю).

События Преображения Господня

Мы читаем о Преображении в трех Евангелиях, оно не описано только в Евангелии от Иоанна.

Как сообщают апостолы-евангелисты, события Преображения произошли через шесть дней после того, как Христос в беседе о кресте и Царствии Божием произнес: «…истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе» (Мк 9:1). Спаситель взял с собой трех учеников — Петра, Иакова и Иоанна — и отправился на гору, чтобы помолиться. Пока Христос молился, учеников, уставших за день, сморил сон. Но потом чудо разбудило их — Учитель «преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет» (Мф 17:2). Перед Спасителем явились пророки Моисей и Илия и говорили с Ним. Как пишет апостол Лука, беседа шла «об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме» (Лк 9:31), то есть о предстоящем распятии на кресте. Апостол Петр, пораженный величием Господа, воскликнул: «Равви! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну, и одну Илии» (Мк 9:5). После этих слов появилось светлое облако и накрыло всех своей тенью. Из недр облака раздался голос Бога-Отца: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение; Его слушайте (Мф 17:5). После этого чудесного события Христос и ученики сошли с горы. Спаситель запретил апостолам открывать кому бы то ни было тайну Преображения, «доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых» (Мк 9:9).

Фавор — Гора Преображения

Фавор — это гора высотой 588 метров, расположенная в Израиле, в 9 километрах к юго-востоку от города Назарета. По преданию, именно на горе Фавор апостолы Петр, Иаков и Иоанн увидели чудесное Преображение Господне. В настоящее время на вершине горы действуют два монастыря, православный и католический.

История празднования Преображения Господня

Традиция праздновать Преображение Господне существовала уже в IV веке, а, скорее всего, и раньше. Именно в IV веке равноапостольная императрица Елена построила на горе Фавор храм в честь Преображения. Кроме того, мы читаем об этом празднике в поучениях святых Ефрема Сирина и Иоанна Златоуста. Из VII века до нас дошло слово на Преображение Господне святого Андрея Критского.

Икона Преображения

Преображение Господне — икона из Праздничного ряда православного иконостаса. Уже в VI веке сюжет иконы стал каноническим. Христа изображают в центре, по обеим сторонам от Него стоят пророки Моисей и Илия. Причем Моисей на иконе чаще всего юн, а Илия стар. Чуть ниже мы видим павших ниц апостолов. Белые одежды Спасителя сияют, свет лучится от лика и всей Его фигуры. Иконописцы изображают Христа в ореоле круглой или овальной формы.

Богослужение Преображения Господня

У праздника Преображения есть один день предпразднства (5 августа) и семь дней попразднства (с 7 по 13 августа). Отдание праздника совершают в храмах 13 августа.

Народное название Преображения Господня «Яблочный Спас» напоминает нам о древней традиции освящать в этот день плоды. В Израиле и южных христианских странах, например, Греции, ко времени праздника как раз поспевал виноград. Гроздья винограда, а еще колосья, люди несли в храм для благословения и в знак благодарности Богу.

На русских землях виноград рос далеко не везде, поэтому традиция трансформировалась — стали освящать яблоки. Существует специальная молитва — «На освящение начаток овощей (плодов)».

Молитвы Преображения Господня

Тропарь Преображения Господня

глас 7

Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху, да возсияет и нам, грешным, Свет Твой присносущный молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе.

Перевод:

Преобразился Ты на горе, Христе Боже, показав ученикам Твоим славу Твою, насколько это было для них возможно. Да воссияет и нам, грешным, свет Твой вечный, по молитвам Богородицы. Податель света, слава Тебе!

Кондак Преображения Господня

глас 7

На горе преобразился еси, и якоже вмещаху ученицы Твои, славу Твою, Христе Боже, видеша, да егда Тя узрят распинаема, страдание убо уразумеют вольное, мирови же проповедят, яко Ты еси воистинну Отчее сияние.

Перевод:

На горе преобразился Ты, и, насколько могли вместить ученики Твои, они славу Твою, Христе Боже, созерцали, чтобы, когда Тебя увидят распинаемым, уразумели, что Твое страдание – добровольное и миру возвестили, что Ты – воистину Отчее сияние.

Величание Преображения Господня

Величаем Тя, Живодавче Христе, и почитаем пречистыя плоти Твоея преславное Преображение.

Перевод

Величаем Тебя, Податель жизни Христе, и почитаем пречистой плоти Твоей преславное преображение.

«Яблочный Спас» — народные традиции праздника Преображения

Праздник Преображения Господня на Руси также называли Яблочный Спас, Спас, Второй Спас, Праздник первых плодов, Спас на горе, Средний Спас, Горохов день, Вторая встреча осени, Первые осенины, Осенины.

«Первые осенины» — значит встреча осени. Лето шло на убыль, крестьяне собирали урожай в полях и садах. В храмы несли для благословения яблоки. Над ними священник читал специальную молитву — «На освящение начаток овощей (плодов)». С этого момента верующим можно было начинать есть яблоки и другие плоды нового урожая.

На Яблочный Спас хозяйки пекли яблочные пироги, варили варенье. На угощение приглашали родных и знакомых. Была традиция потчевать нищих — во славу Божию. Если кто-то отказывался исполнить это доброе дело, его всячески порицали: «А не дай, Боже, иметь с ними дела! Забыл он старого и сирого, не уделил им от своего богатства и малого добра, не призрел своим добром хворого и бедного!». Еще на Преображение пели песни, провожали солнце в поле.

Митрополит Сурожский Антоний. Проповедь на Праздник Преображения

Праздник Преображения раскрывает перед нами славу Богом созданной твари. Не только Христос явился в славе Отчей, в славе Своей Божественной в этот день перед Своими учениками: Евангелие нам говорит, что Божественный свет струился из Его физического тела и из той одежды, которая его покрывала, изливался на все, что окружало Христа.

Здесь мы видим нечто, что прикровенно уже раскрывалось нам в Воплощении Христовом. Мы не можем без недоумения думать о Воплощении: как оказалось возможно, что человеческая плоть, материя этого мира, собранная в теле Христовом, могла не только быть местом вселения Живого Бога – как бывает, например, храм – но соединиться с Божеством так, что и тело это пронизано Божественностью и восседает теперь одесную Бога и Отца в вечной славе? Здесь прикровенно открывается перед нами все величие, вся значительность не только человека, но самого материального мира и неописуемых его возможностей – не только земных и временных, но и вечных, Божественных.

И в день Преображения Господня мы видим, каким светом призван воссиять этот наш материальный мир, какой славой он призван сиять в Царстве Божием, в вечности Господней… И если мы внимательно, всерьез принимаем то, что нам здесь открыто, мы должны изменить самым глубоким образом наше отношение ко всему видимому, ко всему осязаемому; не только к человечеству, не только к человеку, но к самому телу его; и не только к человеческому телу, но ко всему, что телесно вокруг нас ощутимо, осязаемо, видимо… Все призвано стать местом вселения благодати Господней; все призвано когда-то, в конце времен, быть вобрано в эту славу и воссиять этой славой.

И нам, людям, дано это знать; нам, людям, дано не только знать это, но и быть сотрудниками Божиими в освящении той твари, которую Господь сотворил… Мы совершаем освящение плодов, освящение вод, освящение хлебов, мы совершаем освящение хлеба и вина в Тело и Кровь Господни; внутри пределов Церкви это начало чуда Преображения и Богоявления; верой человеческой отделяется вещество этого мира, которое предано человеческим безверием и предательством тлению, смерти и разрушению. Верой нашей отделяется оно от этого тления и смерти, отдается в собственность Богу, и Богом приемлется, и в Боге уже теперь, зачаточно, поистине делается новой тварью.

Но это должно распространиться далеко за пределы храма: все без остатка, что подвластно человеку, может быть им освящено; все, над чем мы работаем, к чему мы прикасаемся, все предметы жизни – все может стать частью Царства Божия, если это Царство Божие будет внутри нас и будет, как сияние Христово, распространяться на все, к чему мы прикасаемся…

Подумаем об этом; мы не призваны поработить природу, мы призваны ее освободить от плена тления и смерти и греха, освободить ее и вернуть в гармонию с Царством Божиим. И поэтому станем вдумчиво, благоговейно относиться ко всему этому тварному, видимому нами миру, и послужим в нем соработниками Христовыми, чтобы мир достиг своей славы и чтобы нами все тварное вошло в радость Господню. Аминь.

(19 августа 1973 г.)

Преображение Господне в Армении

Преображение Господне по-армянски называется «Вардавар». В Армянской Апостольской Церкви этот праздник отмечают на 98 день после Пасхи, то есть в период с 28 июня до 1 августа.

На Преображение выпускают в небо голубей, а еще у армян существует древняя традиция обливать друг друга водой. Это веселый и добрый обычай, на который никто не обижается, потому что облить водой в этот день —  значит подарить подарок. Окатить водой могут каждого, даже случайного прохожего. В праздновании принимают участие все от мала до велика, особенно радуется детвора.

Преображенское кладбище

Преображенское кладбище находится в Москве, на , 17а. Это бывшее старообрядческое Основали его во время эпидемии.

В 1764 году монастырь упразднили, и церковь стала приходской. В те годы к ней пристроили многоярусную колокольню. Со временем первое каменное здание храма оказалось под угорозой: на речном берегу постепенно оседал грунт. В 1886-ом построили и освятили в честь Преображения Господня новую церковь.

После революции Тушино стало крупным промышленным центром. В селе построили заводы и аэродром. Храм закрыли в

В советские годы здание храма использовалось под клуб. В 1956 году местные жители обращались с просьбой вернуть святыню Церкви, но им отказали. Только в 1990-ом в церкви начали возрождать приходскую жизнь возобновилась. В 1994 году к храму пристроили колокольню.

Стихи о Преображении

Борис Пастернак. Август

Как обещало, не обманывая,Проникло солнце утром раноКосою полосой шафрановою

От занавеси до дивана.

Оно покрыло жаркой охроюСоседний лес, дома поселка,Мою постель, подушку мокрую

И край стены за книжной полкой.

Я вспомнил, по какому поводуСлегка увлажнена подушка.Мне снилось, что ко мне на проводы

Шли по лесу вы друг за дружкой.

Вы шли толпою, врозь и парами,Вдруг кто-то вспомнил, что сегодняШестое августа по старому,

Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламениИсходит в этот день с Фавора,И осень, ясная как знаменье,

К себе приковывает взоры.

И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,Нагой, трепещущий ольшаникВ имбирно-красный лес кладбищенский,

Горевший, как печатный пряник.

С притихшими его вершинами

Соседствовало небо важно,И голосами петушиными

Перекликалась даль протяжно.

В лесу казенной землемершеюСтояла смерть среди погоста,Смотря в лицо мое умершее,

Чтоб вырыть яму мне по росту.

Был всеми ощутим физическиСпокойный голос чей-то рядом.То прежний голос мой провидческий

Звучал, нетронутый распадом:

«Прощай, лазурь ПреображенскаяИ золото второго Спаса,Смягчи последней лаской женскою

Мне горечь рокового часа.

Прощайте, годы безвременщины.Простимся, бездне униженийБросающая вызов женщина!

Я – поле твоего сраженья.

Прощай, размах крыла расправленный,Полета вольное упорство,И образ мира, в слове явленный,

И творчество, и чудотворство».

Иван Шмелев. Яблочный Спас (глава из книги «Лето Господне»)

Завтра — Преображение, а послезавтра меня повезут куда-то к Храму Христа Спасителя, в огромный розовый дом в саду, за чугунной решеткой, держать экзамен в гимназию, и я учу и учу «Священную Историю» Афинского. «Завтра» — это только так говорят, — а повезут годика через два-три, а говорят «завтра» потому, что экзамен всегда бывает на другой день после Спаса-Преображения. Все у нас говорят, что главное — Закон Божий хорошо знать. Я его хорошо знаю, даже что на какой странице, но все-таки очень страшно, так страшно, что даже дух захватывает, как только вспомнишь. Горкин знает, что я боюсь. Одним топориком он вырезал мне недавно страшного «щелкуна», который грызет орехи. Он меня успокаивает. Поманит в холодок под доски, на кучу стружек, и начнет спрашивать из книжки. Читает он, пожалуй, хуже меня, но все почему-то знает, чего даже и я не знаю. «А ну-ка, — скажет, — расскажи мне чего-нибудь из божественного…» Я ему расскажу, и он похвалит:

— Хорошо умеешь, — а выговаривает он на «о», как и все наши плотники, и от этого, что ли, делается мне покойней, — не бось, они тебя возьмут в училищу, ты все знаешь. А вот завтра у нас Яблошный Спас… про него умеешь? Та-ак. А яблоки почему кропят? Вот и не так знаешь. Они тебя вспросют, а ты и не скажешь. А сколько у нас Спасов? Вот и опять не так умеешь. Они тебя учнуть вспрашивать, а ты… Как так у тебя не сказано? А ты хорошенько погляди, должно быть.

— Да нету же ничего… — говорю я, совсем расстроенный, — написано только, что святят яблоки!

— И кропят. А почему кропят? А-а! Они тебя вспросют, — ну, а сколько, скажут, у нас Спасов? А ты и не знаешь. Три Спаса. Первый Спас — загибает он желтый от политуры палец, страшно расплющенный, — медовый Спас, Крест выносят. Значит, лету конец, мед можно выламывать, пчела не обижается… уж пошабашила. Второй Спас, завтра который вот, — яблошный, Спас-Преображение, яблоки кропят. А почему? А вот. Адам-Ева согрешили, змей их яблоком обманул, а не ведено было, от греха! А Христос возшел на гору и освятил. С того и стали остерегаться. А который до окропенья поест, у того в животе червь заведется, и холера бывает. А как окроплено, то безо вреда. А третий Спас называется орешный, орехи поспели, после Успенья. У нас в селе крестный ход, икону Спаса носят, и все орехи грызут. Бывало, батюшке насбираем мешок орехов, а он нам лапши молочной — для розговин. Вот ты им и скажи, и возьмут в училищу.

Преображение Господне… Ласковый, тихий свет от него в душе — доныне. Должно быть, от утреннего сада, от светлого голубого неба, от ворохов соломы, от яблочков грушовки, хоронящихся в зелени, в которой уже желтеют отдельные листочки, — зелено-золотистый, мягкий. Ясный, голубоватый день, не жарко, август. Подсолнухи уже переросли заборы и выглядывают на улицу, — не идет ли уж крестный ход? Скоро их шапки срежут и понесут под пенье на золотых хоругвях. Первое яблочко, грушовка в нашем саду, — поспела, закраснелась. Будем ее трясти — для завтра. Горкин утром еще сказал:

— После обеда на Болото с тобой поедем за яблоками.

Такая радость. Отец — староста у Казанской, уже распорядился:

— Вот что, Горкин… Возьмешь на Болоте у Крапивкина яблок мер пять-шесть, для прихожан и ребятам нашим, «бели», что ли… да наблюдных, для освящения, покрасовитей, меру. Для причта еще меры две, почище каких. Протодьякону особо пошлем меру апортовых, покрупней он любит.

— Ондрей Максимыч земляк мне, на совесть даст. Ему и с Курска, и с Волги гонят. А чего для себя прикажете?

— Это я сам. Арбуз вот у него выбери на вырез, астраханский, сахарный.

— Орбузы у него… рассахарные всегда, с подтреском. Самому князю Долгорукову посылает! У него в лобазе золотой диплом висит на стенке под образом, каки орлы-те!.. На всю Москву гремит.

После обеда трясем грушовку. За хозяина — Горкин. Приказчик Василь-Василич, хоть у него и стройки, а полчасика выберет — прибежит. Допускают еще, из уважения, только старичка-лавочника Трифоныча. Плотников не пускают, но они забираются на доски и советуют, как трясти. В саду необыкновенно светло, золотисто: лето сухое, деревья поредели и подсохли, много подсолнухов по забору, кисло трещат кузнечики, и кажется, что и от этого треска исходит свет — золотистый, жаркий. Разросшаяся крапива и лопухи еще густеют сочно, и только под ними хмуро; а обдерганные кусты смородины так и блестят от света. Блестят и яблони — глянцем ветвей и листьев, матовым лоском яблок, и вишни, совсем сквозные, залитые янтарным клеем. Горкин ведет к грушовке, сбрасывает картуз, жилетку, плюет в кулак.

— Погоди, стой… — говорит он, прикидывая глазом. — Я ее легким трясом, на первый сорт. Яблочко квелое у ней… ну, маненько подшибем — ничего, лучше сочком пойдет… а силой не берись!

Он прилаживается и встряхивает, легким трясом. Падает первый сорт. Все кидаются в лопухи, в крапиву. Вязкий, вялый какой-то запах от лопухов, и пронзительно едкий — от крапивы, мешаются со сладким духом, необычайно тонким, как где-то пролитые духи, — от яблок. Ползают все, даже грузный Василь-Василич, у которого лопнула на спине жилетка, и видно розовую рубаху лодочкой; даже и толстый Трифоныч, весь в муке. Все берут в горсть и нюхают: ааа… гру-шовка!..

Зажмуришься и вдыхаешь, — такая радость! Такая свежесть, вливающаяся тонко-тонко, такая душистая сладость- крепость — со всеми запахами согревшегося сада, замятой травы, растревоженных теплых кустов черной смородины. Нежаркое уже солнце и нежное голубое небо, сияющее в ветвях, на яблочках…

И теперь еще, не в родной стране, когда встретишь невидное яблочко, похожее на грушовку запахом, зажмешь в ладони зажмуришься, — и в сладковатом и сочном духе вспомнится, как живое, — маленький сад, когда-то казавшийся огромным, лучший из всех садов, какие ни есть на свете, теперь без следа пропавший… с березками и рябиной, с яблоньками, с кустиками малины, черной, белой и красной смородины, крыжовника виноградного, с пышными лопухами и крапивой, далекий сад… — до погнутых гвоздей забора, до трещинки на вишне с затеками слюдяного блеска, с капельками янтарно-малинового клея, — все, до последнего яблочка верхушки за золотым листочком, горящим, как золотое стеклышко!.. И двор увидишь, с великой лужей, уже повысохшей, с сухими колеями, с угрязшими кирпичами, с досками, влипшими до дождей, с увязнувшей навсегда опоркой… и серые сараи, с шелковым лоском времени, с запахами смолы и дегтя, и вознесенную до амбарной крыши гору кулей пузатых, с овсом и солью, слежавшеюся в камень, с прильнувшими цепко голябями, со струйками золотого овсеца… и высокие штабеля досок, плачущие смолой на солнце, и трескучие пачки драни, и чурбачки, и стружки…

— Да пускай, Панкратыч!.. — оттирает плечом Василь-Василич, засучив рукава рубахи, — ей-Богу, на стройку надоть!..

— Да постой, голова елова… — не пускает Горкин, — побьешь, дуролом, яблочки…

Встряхивает и Василь-Василич: словно налетает буря, шумит со свистом, — и сыплются дождем яблочки, по голове, на плечи. Орут плотники на досках: «эт-та вот тряхану-ул, Василь-Василич!» Трясет и Трифоныч, и опять Горкин, и еще раз Василь-Василич, которого давно кличут. Трясу и я, поднятый до пустых ветвей.

— Эх, бывало, у нас трясли… зальешься! — вздыхает Василь-Василич, застегивая на ходу жилетку, — да иду, черрт вас..!

— Черкается еще, елова голова… на таком деле… — строго говорит Горкин. — Эн еще где хоронится!.. — оглядывает он макушку. — Да не стрясешь… воробьям на розговины пойдет, последышек.

Мы сидим в замятой траве; пахнет последним летом, сухою горечью, яблочным свежим духом; блестят паутинки на крапиве, льются-дрожат на яблоньках. Кажется мне, что дрожат они от сухого треска кузнечиков.

— Осенние-то песни!.. — говорит Горкин грустно. — Прощай, лето. Подошли Спасы — готовь запасы. У нас ласточки, бывало, на отлете… Надо бы обязательно на Покров домой съездить… да чего там, нет никого.

Сколько уж говорил — и никогда не съездит: привык к месту.

— В Павлове у нас яблока… пятак мера! — говорит Трифоныч. — А яблоко-то какое… па-влов-ское!

Меры три собрали. Несут на шесте в корзине, продев в ушки. Выпрашивают плотники, выклянчивают мальчишки, прыгая на одной ноге:

Крива-крива ручка,

Кто даст — тот князь,

Кто не даст — тот соба-чий глаз.

Собачий глаз! Собачий глаз!

Горкин отмахивается, лягается:

— Ма-хонькие, что ли… Приходи завтра к Казанской — дам и пару.

Запрягают в полок Кривую. Ее держат из уважения, но на Болото и она дотащит. Встряхивает до кишок на ямках, и это такое удовольствие! С нами огромные корзины, одна в другой. Едем мимо Казанской, крестимся. Едем по пустынной Якиманке, мимо розовой церкви Ивана Воина, мимо виднеющейся в переулке белой — Спаса в Наливках, мимо желтеющего в низочке Марона, мимо краснеющего далеко, за Полянским Рынком, Григория Неокессарийского. И везде крестимся. Улица очень длинная, скучная, без лавок, жаркая. Дремлют дворники у ворот, раскинув ноги. И все дремлет: белые дома на солнце, пыльно-зеленые деревья, за заборчиками с гвоздями, сизые ряды тумбочек, похожих на голубые гречневички, бурые фонари, плетущиеся извозчики. Небо какое-то пыльное, — «от парева», — позевывая, говорит Горкин. Попадается толстый купец на извозчике, во всю пролетку, в ногах у него корзина с яблоками. Горкин кланяется ему почтительно.

— Староста Лощенов с Шаболовки, мясник. Жа-дный, три меры всего. А мы с тобой закупим боле десяти, на всю пятерку.

Вот и Канава, с застоявшейся радужной водою. За ней, над низкими крышами и садами, горит на солнце великий золотой купол Христа Спасителя. А вот и Болото, по низинке, — великая площадь торга, каменные «ряды», дугами. Здесь торгуют железным ломом, ржавыми якорями и цепями, канатами, рогожей, овсом и солью, сушеными снетками, судаками, яблоками… Далеко слышен сладкий и острый дух, золотится везде соломкой. Лежат на земле рогожи, зеленые холмики арбузов, на соломе разноцветные кучки яблока. Голубятся стайками голубки. Куда ни гляди — рогожа да солома.

— Бо-льшой нонче привоз, урожай на яблоки, — говорит Горкин, — поест яблочков Москва наша.

Мы проезжаем по лабазам, в яблочном сладком духе. Молодцы вспарывают тюки с соломой, золотится над ними пыль. Вот и лабаз Крапивкина.

— Горкину-Панкратычу! — дергает картузом Крапивкин, с седой бородой, широкий. — А я-то думал — пропал наш козел, а он вон он, седа бородка!

Здороваются за руку. Крапивкин пьет чай на ящике. Медный зеленоватый чайник, толстый стакан граненый. Горкин отказывается вежливо: только пили, — хоть мы и не пили. Крапивкин не уступает: «палка на палку — плохо, а чай на чай — Якиманская, качай!» Горкин усаживается на другом ящике, через щелки которого, в соломке глядятся яблочки. — «С яблочными духами чаек пьем!» — подмигивает Крапивкин и подает мне большую синюю сливу, треснувшую от спелости. Я осторожно ее сосу, а они попивают молча, изредка выдувая слово из блюдечка вместе с паром. Им подают еще чайник, они пьют долго и разговаривают как следует. Называют незнакомые имена, и очень им это интересно. А я сосу уже третью сливу и все осматриваюсь. Между рядками арбузов на соломенных жгутиках-виточках по полочкам, над покатыми ящичками с отборным персиком, с бордовыми щечками под пылью, над розовой, белой и синей сливой, между которыми сели дыньки, висит старый тяжелый образ в серебряном окладе, горит лампадка. Яблоки по всему лабазу, на соломе. От вязкого духа даже душно. А в заднюю дверь лабаза смотрят лошадиные головы — привезли ящики с машины. Наконец подымаются от чая и идут к яблокам. Крапивкин указывает сорта: вот белый налив, — «если глядеть на солнышко, как фонарик!» — вот ананасное-царское, красное, как кумач, вот анисовое монастырское, вот титовка, аркад, боровинка, скрыжапель, коричневое, восковое, бель, ростовка-сладкая, горьковка.

— Наблюдных-то?.. — показистей тебе надо… — задумывается Крапивкин. — Хозяину потрафить надо?.. Боровок крепонек еще, поповка некрасовита…

— Да ты мне, Ондрей Максимыч, — ласково говорит Горкин, — покрасовитей каких, парадных. Павловку, что ли… или эту, вот как ее?

— Этой не-ту, — смеется Крапивкин, — а и есть, да тебе не съесть! Эй, открой, с Курска которые, за дорогу утомились, очень хороши будут…

— А вот, поманежней будто, — нашаривает в соломе Горкин, — опорт никак?..

— Выше сорт, чем опорт, называется — кампорт!

— Ссыпай меру. Архирейское, прямо… как раз на окропление.

— Глазок-то у тебя!.. В Успенский взяли. Самому протопопу соборному отцу Валентину доставляем, Анфи-теятрову! Проповеди знаменито говорит, слыхал небось?

— Как не слыхать… золотое слово!

Горкин набирает для народа бели и россыпи, мер восемь. Берет и притчу титовки, и апорту для протодьякона, и арбуз сахарный, «каких нет нигде». А я дышу и дышу этим сладким и липким духом. Кажется мне, что от рогожных тюков, с намазанными на них дегтем кривыми знаками, от новых еловых ящиков, от ворохов соломы — пахнет полями и деревней, машиной, шпалами, далекими садами. Вижу и радостные «китайские», щечки и хвостики их из щелок, вспоминаю их горечь-сладость, их сочный треск, и чувствую, как кислит во рту. Оставляем Кривую у лабаза и долго ходим по яблочному рынку. Горкин, поддев руки под казакин, похаживает хозяйчиком, трясет бородкой. Возьмет яблоко, понюхает, подержит, хотя больше не надо нам.

— Павловка, а? мелковата только?..

— Сама она, купец. Крупней не бывает нашей. Три гривенника полмеры.

— Ну что ты мне, слова голова, болясы точишь!.. Что я, не ярославский, что ли? У нас на Волге — гривенник такие.

— С нашей-то Волги версты до-лги! Я сам из-под Кинешмы.

И они начинают разговаривать, называют незнакомые имена, и им это очень интересно. Ловкач-парень выбирает пяток пригожих и сует Горкину в карманы, а мне подает торчком на пальцах самое крупное. Горкин и у него покупает меру.

Пора домой, скоро ко всенощной. Солнце уже косится. Вдали золотеет темно выдвинувшийся над крышами купол Иван-Великого. Окна домов блистают нестерпимо, и от этого блеска, кажется, текут золотые речки, плавятся здесь, на площади, в соломе. Все нестерпимо блещет, и в блеске играют яблочки.

Едем полегоньку, с яблоками. Гляжу на яблоки, как подрагивают они от тряски. Смотрю на небо: такое оно спокойное, так бы и улетел в него.

Праздник Преображения Господня. Золотое и голубое утро, в холодочке. В церкви — не протолкаться. Я стою в загородке свечного ящика. Отец позвякивает серебрецом и медью, дает и дает свечки. Они текут и текут из ящиков изломившейся белой лентой, постукивают тонко-сухо, прыгают по плечам, над головами, идут к иконам — передаются — к «Празднику!». Проплывают над головами узелочки — все яблоки, просвирки, яблоки. Наши корзины на амвоне, «обкадятся», — сказал мне Горкин. Он суетится в церкви, мелькает его бородка. В спертом горячем воздухе пахнет нынче особенным — свежими яблоками. Они везде, даже на клиросе, присунуты даже на хоругвях. Необыкновенно, весело — будто гости, и церковь — совсем не церковь. И все, кажется мне, только и думают об яблоках. И Господь здесь со всеми, и Он тоже думает об яблоках: Ему-то и принесли Их — посмотри, Господи, какие! А Он посмотрит и скажет всем: «ну и хорошо, и ешьте на здоровье, детки!» И будут есть уже совсем другие, не покупные, а церковные яблоки, святые. Это и есть — Преображение.

Приходит Горкин и говорит: «пойдем, сейчас окропление самое начнется». В руках у него красный узелок — «своих». Отец все считает деньги, а мы идем. Ставят канунный столик. Золотой-голубой дьячок несет огромное блюдо из серебра, красные на нем яблоки горою, что подошли из Курска. Кругом на полу корзинки и узелки. Горкин со сторожем тащат с амвона знакомые корзины, подвигают «под окропление, поближе». Все суетятся, весело, — совсем не церковь. Священники и дьякон в необыкновенных ризах, которые называются «яблочные», — так говорит мне Горкин. Конечно, яблочные! По зеленой и голубой парче, если вглядеться сбоку, золотятся в листьях крупные яблоки и груши, и виноград, — зеленое, золотое, голубое: отливает. Когда из купола попадает солнечный луч на ризы, яблоки и груши оживают и становятся пышными, будто они навешаны. Священники освящают воду. Потом старший, в лиловой камилавке, читает над нашими яблоками из Курска молитву о плодах и винограде, — необыкновенную, веселую молитву, — и начинает окроплять яблоки. Так встряхивает кистью, что летят брызги, как серебро, сверкают и тут, и там, отдельно кропит корзины для прихода, потом узелки, корзиночки… Идут ко кресту. Дьячки и Горкин суют всем в руки по яблочку и по два, как придется. Батюшка дает мне очень красивое из блюда, а знакомый дьякон нарочно, будто, три раза хлопает меня мокрой кистью по голове, и холодные струйки попадают мне за ворот. Все едят яблоки, такой хруст. Весело, как в гостях. Певчие даже жуют на клиросе. Плотники идут наши, знакомые мальчишки, и Горкин пропихивает их — живей проходи, не засть! Они клянчат: «дай яблочка-то еще, Горкин… Мишке три дал!..» Дают и нищим на паперти. Народ редеет. В церкви видны надавленные огрызочки, «сердечки». Горкин стоит у пустых корзин и вытирает платочком шею. Крестится на румяное яблоко, откусывает с хрустом — и морщится:

— С кваском… — говорит он, морщась и скосив глаз, и трясется его бородка. — А приятно, ко времю-то, кропленое…

Вечером он находит меня у досок, на стружках. Я читаю «Священную Историю».

— А ты небось, ты теперь все знаешь. Они тебя вспросют про Спас, или там, как-почему яблоко кропят, а ты им строгай и строгай… в училищу и впустят. Вот погляди вот!..

Он так покойно смотрит в мои глаза, так по-вечернему светло и золотисто-розовато на дворе от стружек, рогож и теса, так радостно отчего-то мне, что я схватываю охапку стружек, бросаю ее кверху, — и сыплется золотистый, кудрявый дождь. И вдруг, начинает во мне покалывать — от непонятной ли радости, или от яблоков, без счета съеденных в этот день, — начинает покалывать щекотной болью. По мне пробегает дрожь, я принимаюсь безудержно смеяться, прыгать, и с этим смехом бьется во мне желанное, — что в училище меня впустят, непременно впустят!

Рекомендовано для использования на уроках ОПК. 

foma.ru

Коротко о празднике: Преображение - Православный журнал "Фома"

В нашей рубрике «Коротко о празднике» мы будем рассказывать о двунадесятых праздниках Русской Православной Церкви.

Что мы знаем о празднике

Дата: 19 августаСтатус: двунадесятый праздник

Событие: мы вспоминаем евангельское событие, когда на горе Фавор апостолы Иоанн, Петр и Иаков увидели Христа во всей Его Божественной, вечной славе.

История:

Приближались последние дни земной жизни Христа. Впереди — торжественный вход в Иерусалим, Тайная Вечеря, смерть на Кресте и Воскресение. Накануне этих страшных и великих дней Господь впервые прямо спросил своих учеников, за кого они Его считают. Тогда Петр твердо и без колебаний ответил: Ты — Христос, Сын Бога Живаго (Мф 16:16), выразив мнение всех апостолов. Значимость его слов заключалась в том, что до этого Сам Иисус никак явно не открывал перед ними Свою Божественную природу, ради того чтобы апостолы уверовали в Него как в Бога не вынужденно, а свободно. Ведь Он мог открыться перед учениками во всем Своем величии и славе уже в самом начале проповеди, но тогда апостолы исповедовали бы Иисуса как Бога просто из страха, под впечатлением от открывшегося перед ними.

Тогда же Господь, начиная «настраивать» апостолов к предстоящим событиям, сказал, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть (Мф 16:21). Слова эти так опечалили апостолов, что Петр даже стал прекословить Учителю: будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою! (Мф 16:22).По прошествии нескольких дней Господь, взяв с собой Петра, Иакова и Иоанна, поднялся на гору Фавор, чтобы помолиться. И когда они оказались на вершине, Христос преобразился перед ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет (Мф 17:1–2). При этом явились два великих ветхозаветных пророка — Илия и Моисей, которые беседовали с Господом о Его будущих страданиях и смерти (Лк 9:31).

На гору опустилось светлое облако, из которого раздался голос Бога Отца: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте (Мф 17:5). Апостолы в ужасе упали на землю.

Когда же они услышали слова, обращенные к ним: встаньте, не бойтесь (Мф 17:7), и поднялись, то ветхозаветные пророки и облако уже скрылись, а перед ними стоял их Учитель — уже не сияющий ослепительным светом.

Так Спаситель приоткрыл апостолам Свою Божественную природу, укрепив их в вере перед Своими грядущими мучениями и смертью на Голгофе и показав каждому, кто последует за Ним, тот свет, которым он преобразится в Царствии Небесном.

Икона праздника

Пророки Моисей и Илия — главные пророки Ветхого Завета. Моисей умер, не достигнув земли обетованной, Илия был взят на небо живым. Их явление, пишет Златоуст, означало, что «Христос имеет власть над жизнью и смертью, владычествует над небом и землей».

Гора Фавор — пологая.Скалы на иконе — символ духовного восхождения верующего к Богу, а также образ крепкой, как камень, веры.

Апостолы, ослепленные светом, лежат на земле. Иаков и Иоанн закрывают рукой лицо, не смея взирать на Преображенного Спасителя, и только Петр смотрит на Христа, готовясь произнести слова: «Наставник! хорошо нам здесь быть».

Мандорла — круг света вокруг Христа, символ Божественной славы и величия.

Лучи света, исходящие от фигуры Христа — образ света Преображения: Одежды Его сделались блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить (Мк 9:3).

Фаворский свет — свет Божественной славы, которым просияло лицо Христа во время Преображения. В XIV веке возник богословский спор о том, что это был за свет — тварный или нетварный. В итоге восторжествовала позиция святого Григория Паламы, который писал, что ученики Христа «видели, и видели доподлинно, то нетварное и Божественное Сияние, тогда как [Сам] Бог пребывал незримым в [Своей] пресущественной Сокрытости». И так как Сам Христос этим светом освятил человеческую природу, то и каждый уверовавший в Спасителя человек, по учению Церкви, может также сподобиться своего личного Преображения, восприняв нетварный, Фаворский свет. Таков величайший смысл этого двунадесятого праздника.Феофан Грек, знаменитый русский иконописец XIV века, написал одну из самых известных икон Преображения Господня. Сейчас она хранится в Третьяковской галерее.

Фаворский свет в палитре Феофана Грека будто бы «материализовался», вспышками присутствуя на каждом изображении.На миниатюре Лицевого летописного свода Феофан Грек и Семён Чёрный расписывают церковь Рождества Богородицы в Москве.

7 фактов о празднике Преображения:

Нажмите чтобы перевернуть Нажмите чтобы перевернуть
3. Традиция празднования Преображения
Нажмите чтобы перевернуть Нажмите чтобы перевернуть Нажмите чтобы перевернуть
6. Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском
Нажмите чтобы перевернуть Нажмите чтобы перевернуть

foma.ru

Преображение Господне. Яблочный Спас. История и традиции

Праздник Преображения Господня называют также Второй или Яблочный Спас. Этот двунадесятый праздник всегда совершается 19 августа (6 августа по старому стилю) и имеет один день предпразднества (18 августа) и семь дней попразднества (с 20 по 26 августа). Отдание праздника совершается 26 августа. Преображение Господне всегда бывает в дни Успенского поста. Устав разрешает в этот день вкушать пищу с рыбой. В этот день верующие приносят в храм яблоки и виноград, чтобы освятить первые плоды нового урожая.  

Содержание

Преображение Господне. События праздника

Праздник установлен в воспоминание Преображения Господа Исуса Христа перед тремя ближайшими учениками: Петром, Иаковом и Иоанном. Пре­об­ра­же­ние (греч. ме­та­мор­фо­сис, лат. transfiguratio) означает «пре­вра­ще­ние в дру­гой вид», «из­ме­не­ние фор­мы». Так на­зы­ва­ет­ся од­но из важ­ней­ших со­бы­тий еван­гель­ской ис­то­рии, про­ис­шед­шее неза­дол­го до Христова Воскресения. О Преображении Господни написали три Евангелиста: Матфей, Лука и Марк. Незадолго до крестных страданий Господь стал говорить ученикам о предстоящих событиях:

Должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть (Мф. 16:21).

Господь также обещал, что ученики увидят Его Славу прежде, чем наступит время страданий.

После сих слов, дней через восемь, взяв Петра, Иоанна и Иакова, взошел Он на гору помолиться. И когда молился, вид лица Его изменился, и одежда Его сделалась белою, блистающею. И вот, два мужа беседовали с Ним, которые были Моисей и Илия; явившись во славе, они говорили об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме. Петр же и бывшие с ним отягчены были сном; но, пробудившись, увидели Славу Его и двух мужей, стоявших с Ним. И когда они отходили от Него, сказал Петр Исусу: Наставник! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: одну Тебе, одну Моисею и одну Илии, — не зная, чтó говорил. Когда же он говорил это, явилось облако и осенило их; и устрашились, когда вошли в облако. И был из облака глас, глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, Его слушайте. Когда был глас сей, остался Исус один. И они умолчали, и никому не говорили в те дни о том, что видели (Лк. 9, 28–36).

Кущи, которые предлагал устроить Петр — это временное жилище, хижины или палатки. Апостолы увидели представших Господу великих израильских пророков — Моисея и Илию. Толкователи Евангелия объясняют, что Моисей символизирует умерших, Илия — живых, поскольку был взят на небо при жизни. Таким образом, Христос предстал пред учениками как владыка живых и мертвых. Одежды Господа были белы, как снег. Преобразилось, стало иным и Его лицо. Апостолы увидели лишь отблеск, сияние иного — вечного мира. А когда они услышали голос Бога Отца: «Это сын Мой возлюбленный, в котором все Мое благоволение; Его слушайте», — их охватил страх, они упали лицом вниз. Исус Христос успокоил их словами: «Встаньте и не бойтесь». Встав с земли, апостолы увидели одного Спасителя. Моисей и Илия были уже невидимы. Лицо и одежды Исуса Христа имели уже обычный вид. Спускаясь с горы, Господь велел молчать об увиденном до тех пор, пока не совершатся события, о которых Он беседовал с пророками.

Богословское толкование праздника

Преображение Сына, при котором Отец свидетельствует гласом из светлого облака Святого Духа, есть явление Лиц Святой Троицы во едином Божестве. Преображение показывает, что в Исусе Христе соединены два естества — божественное и человеческое. Во время Преображения божественная природа Христа не менялась, но была лишь явлена в Его человеческой природе. По словам Иоанна Златоуста, оно произошло, «дабы показать нам будущее преображение естества нашего и будущее Свое пришествие на облаках во славе с ангелами». Символичным является и явление Моисея и Илии. По выражению Иоанна Златоуста, «один умерший и другой, ещё не испытавший смерти», предстали для того, чтобы показать, что «Христос имеет власть над жизнью и смертью, владычествует над небом и землей».

Радовались Пророки, ибо узрели здесь Его человечество, которого прежде не видели. Радовались и Апостолы, ибо узрели здесь славу Его Божества, которого прежде не разумели, и услышали глас Отца, свидетельствующий о Сыне… Тройственное было здесь свидетельство: глас Отца, Моисей и Илия. Они предстояли пред Господом, как служители, и смотрели друг на друга, — Пророки на Апостолов, и Апостолы на Пророков, святой Моисей видел освещенного Симона-Петра, домоправитель, поставленный Отцем, взирал на домоправителя, поставленного Сыном; Ветхозаветный девственник Илия видел новозаветного девственника Иоанна; тот, кто вознесся на огненной колеснице, взирал на того, кто возлежал на пламенных персях Христовых. Таким образом, гора представляла собой Церковь, потому что Исус соединил на ней два завета, принятых Церковью, и показал нам, что Он есть Податель обоих.

преподобный Ефрем Сирин

Преображение Господне. История праздника

Преображение Господне произошло за 40 дней до крестных страданий и распятия Христа. Но праздник этот по многовековой традиции относится к числу неподвижных, независящих от даты Пасхи. По установившейся традиции он совершается в августе, за 40 дней до Воздвижения Честнаго Креста, когда Церковь вновь вспоминает крестные страдания и смерть Господа на Кресте. Праздник этот был установлен в IV веке — после того, как император Константин прекратил гонения на христиан, а его мать, равноапостольная Елена посетила Палестину и построила множество храмов на местах евангельских событий.

Гора Преображения: Фавор и Ермон

Название горы, на которой преобразился Господь, не указано в Евангелиях. По преданию, это произошло на горе Фаворе, недалеко от Назарета. На горе Фавор в честь Преображения Господня построен храм. Очевидно, поэтому считается, что именно на Фаворе преобразился Господь. Это предание отразилось и в текстах праздничных песнопений и канонов, которые были составлены после установления праздника. 

Горы Фавор (слева) и Ермон (справа)

Однако современные исследователи считают, что Преображение совершилось на другой горе — Ермоне, поскольку она выше Фавора и более уединенная. На Фаворе во времена Спасителя находилась римская крепость, ее окрестности были густонаселенными, так что оставалось мало места для молитвенного уединения. К тому же Ермон находится севернее Фавора, а описанные в Евангелиях события свидетельствуют, что Господь с учениками шел на север. Евангелист Марк также пишет, что после Преображения Господь и апостолы проходили через Галилею, что также позволяет предположить, что они направлялись в Иерусалим из окрестностей Ермона. «Фавор и Ермон о Имени Твоем возрадуются», — пророчески говорится в Псалтыри (Пс. 88, 13).

Преображение Господне. Богослужение

Богослужение празднику Преображения Господня складывалось постепенно. Тексты праздничного богослужения, которые мы слышим в храмах в наши дни, были написаны византийскими гимнографами в V–VIII веках. Самые известные песнопевцы: Анатолий, патриарх Цареградский (V век), преподобные Иоанн Дамаскин и Козма Маиумский (VIII век). Следует отметить, что в праздничной службе указаны авторы немногих стихер, так что мы знаем далеко не всех гимнографов. В стихерах на праздник Преображения Господня описываются события, свидетелями которых стали ближайшие ученики Христа, а также содержатся пророчества о них и толкование совершившегося. В текстах праздничной службы указывается смысл Преображения Господня. Исус Христос преобразился для того, чтобы уверить апостолов в Своем Божестве и тем приготовить их к «зрению» будущих Его страданий и научить тому, что люди, «облиставшие высотою добродетелей, сподобятся Божественной славы».

Библиотека Русской веры Канон Преображению Господню →

Читать онлайн

В каноне говорится о том, что Преображение Господне как бы озарило души избранных духовным светом, раскрыло им божество Спасителя, соединившееся в Нем с человечеством, и утвердило их в вере в обетовании Господа. В преображении свет Божеского естества воссиял под покровом человеческой плоти, которая сама по себе, как непричастная греху, была и явилась совер­шенной. В Апостоле (2 Петра I, 10–19) дополняется мысль канона, что Фаворское явление славы Господа есть доказательство Божественного величия Его. В Евангелии (Матф. XVII, 1–9 ст.) изобра­жается история события.

Тропарь празднику. Церковно-славянский текст:

Прењбрази1выисz на горЁ хrтE б9е, показaвъ ўченик0мъ свои1мъ слaву свою2, ћкоже можaху. да возсіsетъ и3 нaмъ грёшнымъ свётъ тв0й присносyщныи, мlтвами бцdы, свэтодaвче слaва тебЁ.

Русский текст:

Изменив Свой вид на горе, Христе Боже, Ты тем показал ученикам Твоим Твою славу, насколько они могли видеть. Пусть молитвами Богородицы и перед нами, грешными, возсияет вечный свет Твой: Податель света, слава Тебе.

Кондак празднику. Церковно-славянский текст:

На горЁ прењбрази1сz, и3 є3ли1кw вмэщaху ўченицы2 твои2, слaву твою2 хrтE б9е ви1дэвше, да є3гдa тz ќзрzтъ распинaема, стrть ќбw разумёютъ в0льную, ми1рови же проповёдzтъ, ћкw ты2 є3си2 вои1стину џ§ее сіsніе.

Русский текст

Господи, Ты преобразился на горе и Твои Ученики, насколько им позволяли их человеческие чувства, видели Твою славу, чтобы они узнали, когда увидят Тебя распинаемым, что Ты страдаешь добровольно, и чтобы они проповедали миру, что Ты воистину есть Отчее сияние. 

Стихера на великой вечерни Преображению Господню

Церковно-славянский текст:

На горЁ выс0цэ преwбрaжьсz сп7съ, верх0вныz и3мёz u§нки2, преслaвнw њблистaлъ є4сть. показu1z ћкw высот0ю добродётелєй прешeдшіи, и3 б9eственэй слaвэ сподобzтсz. гlюща же со хrт0мъ мqисeй и3 и3ліS, показовaху ћкw живhми и3 мeртвыми њбладaетъ. и3 и4же дрeвле зак0номъ и3 прbр0ки гlавыи є4сть бGъ. є3мu1же и3 глaсъ n§ь, и3зъ џблака свётла послu1шествоваше гlz, того2 послu1шайте. и4же кrт0мъ ѓда плэни1вша, и3 мeртвымъ дaрующа жив0тъ вёчныи.

Русский текст:

На горе высокой преобразился Спас, имея с собой верховных учеников, великой славой облистал, показывая, что достигшие высоты добродетелей, и Божественной славы сподобятся. Говорили же со Христом Моисей и Илия, показывая, что Он над живыми и мертвыми владычествует. И Он — Бог, который в древности через закон и пророков говорил. О Нем и голос Отца свидетельствовал из светлого облака: «Послушайте Того, Кто Крестом пленит ад, и мертвым дарует жизнь вечную!».

Тексты молитв напоминают верующим о пророчествах и прообразах чудесного события. Так, неоднократно повторяется стих из Псалтыри: «Фавор и Ермон о Имени Твоем возрадуются» (Пс. 88, 13).

Паремии на Преображение Господне

В начале вечерней службы читаются паремии — отрывки из ветхозаветных книг. Первая паремияповествует о Моисее, который поднялся на гору Синай, где Господь дал ему скрижали Завета с Заповедями. Поднимаясь, Моисей увидел облако — знак, что Господь присутствует на этом месте. Этот отрывок из книги Исход читается на службе Преображения потому, что вновь Господь является Моисею в облаке. Как на Синае пророк получил Скрижали Завета, так и теперь ученики и пророки слышат повеление Бога Отца: «Это Сын Мой возлюбленный, в котором все Мое благоволение; Его слушайте». Моисей является свидетелем Преображения Господня, свидетельствуя тем самым, что Ветхий Завет пришел к концу, наступает Новый. Как Моисей принес народу Израильскому Заповеди, так теперь апостолы понесут всем народам Евангелие.

Во второй паремии вновь мы слышим о Моисее. Пророк говорит с Господом и просит Его показать славу Божию, хочет видеть Бога лицом к лицу. В ответ Моисей слышит, что увидеть Бога лицом к лицу невозможно ни для кого из смертных. Пророк слышит повеление Божие войти в расселину между скалами, и когда Господь пройдет мимо, «ты увидишь Меня сзади, а лице Мое не будет видимо [тебе]». Этот текст читается на праздничной службе именно потому, что во время Преображения, спустя столетия после смерти, Моисей беседует с Богом лицом к лицу.

Третья паремия — отрывок из Третьей книги Царств повествует о пророке Илии, также представшему Христу во время Преображения. Стараясь восстановить истинное богопочитание в Израиле, Илия мучается оттого, что его усилия почти не дают результата. Илия даже просит у Бога смерти. Ему является Ангел Господень, дает хлеб и воду, велит есть и пить. После этого Илия идет к горе Хорив. Через сорок дней и ночей, достигнув горы, пророк слышит голос Божий: «выйди и стань на горе пред лицем Господним, и вот, Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, [и там Господь]» (3 Царств: 19, 11–12).

Преображение Господне. Иконы

Самые древние дошедшие до нашего времени образа Преображения Господня датируются VI веком. В первую очередь — это мозаика из церкви святого Аполлинария (Сан Аполлинаре ин Классе) в Риме. В центре ее изображен медальон с четырехконечным крестом, символизирующий Спасителя. По сторонам изображены Моисей и Илия, а внизу три агньца, обозначающие трех апостолов. Подобная символичность была характерна для раннехристианских образов, но в дальнейшем она не получила распространения.

Преображение Господне. Мозаика апсиды базилики Сан Аполлинаре ин Классе. Рим, Италия. 549 г.

На иконах, фресках, и миниатюрах Преображения Господня в центре изображается Господь Исус Христос, стоящий на горе в белых как снег одеждах. По сторонам от него находятся пророки, у подножия горы — лежащие ниц апостолы. Именно такая композиция получила распространение в византийской и русской иконописи.

Преображение. Деталь иконы «Преображение, Воскрешение Лазаря, Вход в Иерусалим, Распятие». Новгородский музей. Ок. 1341 г.Преображение. Конец XIV — начало XV вв. Государственная Третьяковская галерея, МоскваИкона Преображения Господня. Кирилло-Белозерский монастырь. XV в.Икона Преображения Господня. Феофан Грек. XV в.Преображение. Двусторонняя икона-таблетка. Вторая половина XVI в. Владимиро-Суздальский историко-художественный и архитектурный музей-заповедник, ВладимирПреображение Господне. Фрагмент

Три «Спаса» на Руси. Яблочный Спас

На праздник Преображения Господня верующие приносят в храм для освящения плоды нового урожая. На востоке к этому времени поспевает виноград, а на Руси издавна принято приносить яблоки, отчего и произошло народное название праздника — Яблочный Спас. Обычай приносить Богу «начатки плодов» берет свое начало в Ветхом Завете. Во время иудейского праздника кущей следовало приносить в Храм Иерусалимский первые плоды нового урожая. Начиная с первых веков, христиане также приносили в храм первые плоды. В первую очередь это был виноград, из которого приготовляли вино для Евхаристии. Об этом напоминает и молитва, которую священник читает после Литургии над принесенными в храм плодами: «Боже Спасителю наш… си́и виноград благослови». Прочитав молитву, священник кропит плоды святой водой.

Виноград на Преображение

На Руси этот день повсюду считается праздником урожая и плодов земных. Но так как ко дню 6-го августа далеко еще не все плоды поспевают (иные же поспевают ранее), то крестьяне из одного праздника сделали три и повсеместно праздновали первого Спаса (1 августа ст. ст.), второго Спаса (6 августа ст. ст.) и третьего Спаса (16 августа ст. ст.).

Первый Спас всюду называется «медовым», а кое-где и «мокрым». Названия эти произошли оттого, что к первому Спасу пчеляки второй раз подрезывали ульи с медом и, выбрав лучший липовый сот, несли в церковь «на помин родителев». К этому же дню варили «медяные» квасы и угощали всех, пришедших в гости. «Мокрым» же первый Спас назывался потому, что, по установлению церкви, в этот день бывал крестный ход на реки и источники для водоосвящения. А так как крестьяне не только сами купались после крестного хода, но имели обыкновение купать в реках и всю скотину, которая будто бы здоровела после этого, то неудивительно, что и самый праздник получил название «мокрого». 

Второй Спас почти повсеместно называется «яблочным», так как с этого времени разрешается есть садовые плоды и огородные овощи. День этот крестьяне чтили, как очень большой праздник, но редко отдавали себе отчет в истинном значении того события, которое вспоминает Церковь. Только кое-где второй Спас назывался «Спасом на горе» (название, которое позволяет заключить о знакомстве со Священным писанием), в большинстве же случаев крестьяне не знали, что такое Преображение Господне, и считали второй Спас просто праздником земных плодов. Сообразно с этим, в день 6-го августа (ст. ст.) вся паперть в приходских церквах заставлялась столами, на которых были навалены горы гороха, картофеля, огурцов, репы, брюквы, ржи, ячменя, яблок и прочего. Все эти плоды урожая священник благословлял после обедни и читал над ними молитву, за что благодарные прихожане ссыпали ему в особые корзины так называемые «начатки», т. е. понемногу от каждого сорта принесенных плодов.

В некоторых местах, например, в Вологодской губернии, с днем Преображения Господня связывался особый обычай, известный в народе под именем «столованья». На площади, перед церковью, ставили длинный ряд столов, покрывали их чистыми скатертями, и все деревенские хозяйки принимали на себя обязанность наполнить эти столы всевозможной снедью, которая и поедалась прихожанами после обедни и крестного хода.

Яблочный Спас

Третий Спас празднуется в честь Нерукотворенного образа. На языке крестьян он назывался «Спас на полотне» или «ореховый» Спас. Последнее название дано потому, что к этому времени в центральной полосе России поспевает лесной орех, а первое указывает на самую идею праздника («Спас на полотне», т. е. образ, икона). Но третий Спас был известен далеко не во всей России; там же, где его праздновали, день этот ничем почти не выделялся в ряду деревенских будней, если не считать церковных молебнов и обычая печь пироги из нового хлеба.

Таким образом, из трех «Спасов» наиболее почитался крестьянами второй, совпадающий с церковным праздником Преображения Господня.

О воздержании от вкушения винограда и яблок до Преображения

Издавна было принято воздерживаться от вкушения плодов нового урожая до его освящения, то есть до праздника Преображения. В старопечатных богослужебных книгах содержится прямой запрет на вкушение винограда до праздника. Поскольку на Руси винограда не было, вместо него на Преображение освящали яблоки. Соответственно, и вкушать их начинали только после праздника. Тем, кто нарушил запрет и по забывчивости или невоздержанию попробовал яблок раньше срока, предписывалось в наказание не есть их в течение сорока дней после Спаса, чтобы тем искупить свою вину. Особенно должны были воздерживаться от преждевременного вкушения плодов те из крестьян, у которых умерли в младенческом возрасте дети, так как было поверье, что на том свете на серебряных деревьях растут золотые яблочки, и эти яблочки раздаются только тем умершим детям, родители которых твердо помнят закон и строго воздерживаются от употребления плодов до второго Спаса. 

Спасо-Преображенские храмы на Руси

Издавна на Руси строились многочисленные храмы во имя Преображения Господня. До наших дней сохранились древнерусские, еще домонгольские Спасо-Преображенские храмы. Празднику Преображения был посвящен и первый русский монастырь, который некоторое время после церковного раскола XVII века был оплотом староверия.

Преображенский собор в Чернигове (XI век)

Старейший из сохранившихся храмов — Спасо-Преображенский собор в Чернигове. Его основал около 1030–1040 года князь Мстислав, сын равноапостольного князя Владимира, крестителя Руси. Это был главный храм Чернигово-Северского княжества.

Спасо-Преображенский собор в Чернигове (Украина)

Собор сохранился до наших дней частично перестроенным после разрушительного пожара 1756 года, когда выгорели все внутренние помещения. О богатом внутреннем убранстве этого памятника древнерусского зодчества свидетельствуют остатки фресок, резные плиты хоров, пола, колонны. В Спасо-Преображенском соборе погребен князь Игорь Северский, воспетый в «Слове о Полку Игореве», Игорь Черниговский и другие князья той эпохи.

Спасо-Преображенская церковь в Полоцке (середина XII века)

Сохранилась до наших дней и Спасо-Преображенская церковь в Полоцке, построенная в середине XII века. Храм сравнительно небольших размеров, прост в плане, имеет монументальный внешний вид с единственной апсидой. Наиболее характерные черты изначального Спасского собора (затемненные позднейшими перестройками) — преобладание наружного объема над внутренним, а также ярусность наружной композиции. Источником ярусного построения могло быть народное деревянное зодчество.

Спасо-Преображенская церковь в Полоцке (Беларусь)

Храм сохранился полностью, он дополнен надстройками XVII–XIX веков в области кровли. В 1830-х гг. храм был признан ветхим, но его решили не сносить, а отреставрировать исходя из того, что он представляет «драгоценный для России памятник древнего зодчества». Внутри сохранились фрески XII века. Сохранилась практически вся площадь росписи. Изначальный облик храма запечатлён на древней ктиторской фреске, недавно раскрытой в келье преподобной Евфросинии Полоцкой на хорах церкви.

Церковь Спаса на Нередице в Великом Новгороде (XII век)

Во имя Преображения Господня был освящена в Великом Новгороде и церковь Спаса на Нередице, известная всем знатокам древнерусского зодчества и иконописи. Ее построил за одно лето 1198 года новгородский князь Ярослав Владимирович в память о двух погибших сыновьях. Ее стены полностью были покрыты фресками.

Церковь Спаса на Нередице, Великий Новгород. Снимок 1900 года

Росписи активно изучались и описывались с начала XX века до 1930-х годов. Фрески Нередицы — наиболее драгоценный памятник новгородской монументальной живописи XII века. Это был законченный и хорошо сохранившийся фресковый цикл домонгольской Руси. В 1903–1904 годах под руководством архитектора П. П. Покрышкина была проведена первая реставрация храма. Во время Великой Отечественной войны храм был разрушен почти до основания, погибли и росписи. Благодаря сохранившимся описаниям, копиям и фотографиям, иконографический материал из храма Преображения на Нередице постоянно используется искусствоведами при сравнительном анализе. Храм был восстановлен в 1956–58 гг. В 2001 году Новгородская архитектурно-археологическая экспедиция провела раскопки внутри храма. Были обнаружены участки первоначальной живописи 1199 года и гробница с останками московского князя Афанасия Даниловича, потомка Рюриковичей, брата Ивана Калиты и внука Александра Невского, захороненного здесь, по летописным источникам, в 1322 году. Комплексная архитектурная реставрация церкви Спаса Преображения на Нередице завершилась в 2004 году. Храм включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Спасо-Преображенский храм на острове Кижи Онежского озера (XVII век)

Другой памятник архитектуры, также включенный в список ЮНЕСКО, — уникальный деревянный Спасо-Преображенский храм на острове Кижи Онежского озера. Он построен в 1714 году на месте одноименной шатровой церкви, сгоревшей в 1694 году.

Храм Преображения Господня на острове Кижи

По одной из легенд, церковь Преображения Господня построена одним топором (изначально без гвоздей) плотником Нестором. Строитель выбросил топор в озеро, чтобы никто не смог повторить такую же величественную постройку. Храм увенчан 22 главами, его высота от основания до креста центральной главы — 37 м.

Преображенские храмы старой Москвы

Множество Преображенских храмов было и в старой Москве. Первый из них был построен во второй половине XIII века. Выстроенный князем Даниилом Московским деревянный собор Спаса-Преображения-на-Бору князь Иван Калита перестроил в каменный. Храм стал местом погребения великих княгинь. До наших дней не сохранился, разрушен при советской власти.

Спасо-Преображенский монастырь в Муроме

Один из первых русских монастырей — Спасо-Преображенский в Муроме. По преданию, его основал (не позднее 1015 года) благоверный князь Глеб, сын великого князя Владимира, крестителя Руси. В летописях этот монастырь упоминается раньше всех других русских обителей. В «Повести временных лет» упоминается о существовании этого монастыря в 1096 году.

Муромский Спасо-Преображенский мужской монастырь. Основан князем-страстотерпцем Глебом

Во время церковной реформы XVII века Спасо-Преображенский монастырь в Муроме долгое время оставался оплотом старообрядчества. Его настоятель архимандрит Антоний (1658–1662) написал несколько воззваний о перстосложении, а также послал челобитную царю Алексею Михайловичу с указаниями на неверности в исправлении книг при Патриархе Никоне, прибавляя, что те, кто не в силах обличить неверности, ссылаются на царя, «яко у царя тако поют».

Преображенские монастыри и храмы старообрядцев

Большое значение в истории старообрядчества сыграл и Преображенский богаделенный дом — религиозный центр старообрядцев-беспоповцев Федосеевского согласия в Москве. Основанный во время эпидемии чумы в 1771 году в селе Преображенском, богаделенный дом стал со временем монашеской обителью, разделенной на мужской и женский дворы. В старообрядчестве до настоящего времени сохранилась традиция освящать храмы во имя Преображения Господня. Правда, их намного меньше чем, скажем, Покровских, но многие старообрядческие общины празднуют престольный праздник на Преображение. Во имя Преображения Господня освящены храмы Русской Православной старообрядческой Церкви в Костроме, Козьмодемьянске Республики Марий Эл, Клинцах Брянской области.

Спасо-Преображенский храм РПсЦ в Костроме

Преображенские храмы Русской Древлеправославной Церкви находятся в Новозыбкове Брянской области, Гомеле (Беларусь). Храмовый праздник отмечают поморские общины Нижнего Новгорода, д. Углы Могилевского р-на (Беларусь), г. Паскутишки (Литва).

ruvera.ru

Литургика. Учебное пособие для Духовных Семинарий, Раздел 10 - читать, скачать - Гермоген Иванович Шиманский

Тропарь (глас 7)

Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху. Да возсияет и нам, грешным, Свет Твой присносущный, молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе.

Кондак (глас 7)

На горе преобразился еси и, якоже вмещаху ученицы Твои славу Твою, Христе Боже, видеша, да егда Тя узрят распинаема, страдание убо уразумеют вольное, мирови же проповедях, яко Ты еси воистинну Отчее сияние.

Величание

Величаем Тя, Живодавче Христе, и почитаем Пречистыя Плоти Твоея преславное преображение.

Праздник Преображения Господня существовал уже в IV веке, как это видно из многих поучений святого Ефрема Сирина и святого Иоанна Златоуста. Существование праздника в IV веке показывает, что истоки его – в предшествовавших трех веках христианства. От VII века сохранилось Слово на Преображение Господне святого Андрея Критского (635–680), в котором Преображение рассматривается не только с догматической точки зрения, но и в смысле широко празднуемого церковного торжества. В VIII веке святыми Иоанном Дамаскиным и Космой Маиумским были составлены стихиры и каноны праздника, которыми Православная Церковь и сегодня прославляет событие Преображения Господа Иисуса Христа.

Праздник посвящен воспоминанию события, случившегося на горе Фавор и описанного у евангелистов Матфея и Луки (Мф. 17, 1–13; Лк. 9, 28–36). Евангельские чтения на утрене и Литургии и песнопения службы праздника дают полное представление об этом событии.

Земная жизнь Господа Иисуса Христа подходила к концу. Близилось время Его страданий. Спаситель видел, что ученики Его веруют в Него, как в Сына Божия, и на вопрос Его к ним: «Вы за Кого почитаете Меня?» – апостол Петр ответил: «Ты – Христос, Сын Бога Живаго» (Мф. 16, 15–16). Но когда Господь начал открывать ученикам тайну ожидающих Его во Иерусалиме многих страданий и смерти, апостол Петр горячо и решительно стал возражать Христу: «Будь милостив к Себе, Господи! Да не будет этого с Тобою» (Мф. 16, 22).

По прошествии шести дней Господь взял Своих учеников Петра, Иакова и Иоанна помолиться на гору Фавор. Его выбор пал на этих учеников потому, что именно они – апостолы Петр, Иаков и Иоанн, по словам стихиры, «хотели быть с Ним и во время предания Его»309, приглашает их, чтобы они, увидев чудо Его Преображения, не соблазнились, не устрашились, когда наступит час Его страданий310.

И когда Господь молился, Лик Его просиял, как солнце, ризы и одежда Его сделались белыми, как снег. С преобразившимся Господом беседовали явившиеся к Нему во славе два ветхозаветных мужа, давно оставившие землю: пророки Моисей и Илия. Они беседовали об исходе Христа, который Ему надлежало совершить во Иерусалиме, об ожидавших Его Кресте и смерти, о конце Его земной жизни. Апостол Петр в порыве великой радости от Фаворского сияния, воскликнул: «Господи, хорошо нам здесь быть, если хочешь, сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии». Не успел апостол договорить своих восторженных слов, как вдруг светлое облако осенило находившихся на горе, из облака раздался чудный Божественный глас, обращенный к апостолам: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение, Его послушайте».

Событие Преображения Господа Иисуса Христа на Фаворе подробно раскрывается в стихирах и тропарях службы праздника; при этом изъясняется его глубокий догматический и нравственный смысл.

Явившиеся преобразившемуся Господу и с Ним беседовавшие «Моисей Боговидец и Илия огнеколесничник и неопальный небошественник» свидетельствовали, «яко Той есть истинное Отеческаго Существа сияние, господствуяй живыми и мертвыми»; они свидетельствовали, что это есть «Творец и Исполнитель закона и пророков»311. И был к апостолам «глас свыше Отечь из облака шумно предсвидетельствующь и глаголющь: «Сей есть, Его же нетленно из чрева прежде денницы родих, Сын возлюбленный Мой, егоже послах спасти» людей в Троицу крещаемых и исповедающих «нераздельную державу Божества»312.

Пророки Моисей и Илия своим явлением не только свидетельствуют о Божественности Спасителя, но и предвозвещают Его спасительный подвиг и крестные страдания. И поэтому Преображение Господа Иисуса Христа «провозвещало и славное Креста ради спасительное Воскресение», и избавление мира от преступлений313. На Фаворской горе Господь Иисус Христос, преобразившись, показал «славу Божественного Своего зрака (образа)314, славу Своего Божества»315, «являя началобразныя доброты благолепие, и то – не всесовершенно». С одной стороны, уверяя, удостоверяя учеников в Своем Божестве (и Богочеловечестве), Он вместе с тем и щадит их, «да не како со зраком и еже жити погубят, но якоже можаху вмещати, телесныма очима стерпяще»316. Поэтому «Божества Своего (только) малу зарю обнажил» Спаситель317, скрывая «под плотию сокровенную молнию Своего Существа и Божественного благолепия»318. «Создавший невидимыми руками человека по Образу Своему Христос (во время Преображения) явил в сем создании (в человеке) первообразную красоту Свою, уже не как в Образе, но каков Он Сам по Существу (в блистании Божества), будучи Богом и человеком»319.

В Преображении уже ясно открывается тайна домостроительства Божия о нашем спасении, «превечное, сокровенное таинство» явления Сына Божия во плоти для спасения людей.

В Преображении Господь явил Свое «неизреченное смотрение и милость, и многое милосердие, имже спасл еси мир, грехом погибающий»320. В Преображении ясно было показано обожение человеческой природы через Воплощение Сына Божия. Христос Спаситель «очерневшее Адамово естество, преображься облистати паки сотворил еси, претворив е (его) в Своего Божества славу же и светлость»321. «Во всего Адама облекся, Христе, очерневшее древле естество изменив, просветил еси и изменением зрака (лица) Твоего, богосоделал (обожил) еси»322. «Неприступною славою на горе Фаворстей явлься неизреченно, неодержимый (необъятный) и незаходимый Свет, Отчее сияние, тварь уяснив (создание облистав, просветив), человеки обожи»323.

В службе на Преображение Господне в стихирах указывается, что небесный голос обращается ко всем, носящим имя Христово. Всем следует преображаться под яркими, животворящими «очами Света Христова», всем следует устраивать свою жизнь по заветам Христа, – слушать Его («Того послушайте»). «От Света пресекий первородный свет, яко во свете дела поют Тя, Христе, Содетеля, во свете Твоем пути наша направи», то есть Ты, рассеявший первозданное сияние света, чтобы во свете творения воспевали Тебя, Творца своего, во Свете Твоем управи наши пути324.

Христос показывает Преображением, в лице апостолов, всем Своим последователям: «яко высотою добродетелей (жизни во Христе) облиставше (они) и Божественной славы сподобятся»325.

Праздник Преображения Господня принадлежит к числу Господских двунадесятых праздников. Служба в день праздника совершается вся по Минее; если праздник случится в воскресенье, то воскресная служба отменяется – поется только служба праздника.

На великой вечерне прокимен бывает или дня, или – великий прокимен. Великий прокимен «Бог наш на небеси и на земли» бывает на великой вечерне (под праздник) в том случае, когда праздник попадает на субботу. В субботу вечером поется обычный великий прокимен «Господь воцарися» (см. «Богослужебные указания на 1950 год»).

Когда же праздник совершается в понедельник, вторник, среду, четверг и пятницу, то под самый праздник, на великой вечерне поется прокимен дня, а великий прокимен поется в вечер праздника, т. е. накануне дня, следующего за праздником. На благословении хлебов (на литии), на «Бог Господь» и в конце утрени – тропарь праздника. На утрене по полиелее поется величание. Далее – малая ектения и седальны праздника. Степенны – 1 антифон 4 гласа. Прокимен и Евангелие. Псалом 50. «Слава»: «Всяческая днесь радости исполнишася, Христос преобразися пред ученики». «И ныне» – то же. Затем стихира, глас 5: «Божества Твоего, Спасе» (это особенность службы: обычно в этом месте поется: «Слава»: «Молитвами апостолов». «И ныне»: «Молитвами Богородицы» и прочее).

На 9 песни «Честнейшую Херувим» не поем – поется припев и ирмос 9 песни.

Припев: Величай, душе моя, на Фаворе Преобразившагося Господа.

Указанный припев поется к каждому из тропарей 9 песни, которые читает чтец.

Ирмос 9 песни: Рождество (рождение) Твое нетленно явися: Бог из бокý Твоею (от Твоего чрева), пройде, яко плотоносец (в человеческой плоти) явися на земли, и с человеки поживе. Тя, Богородице, тем (поэтому) вси величаем.

В конце утрени и Литургии – отпуст праздника (см. Служебник): «Иже на горе Фаворстей преобразивыйся во славе перед святыми Своими ученики и апостолы, Христос, Истинный Бог наш».

На Литургии – антифоны праздника: «Воскликните Господеви вся земля» и прочее. На входе – входное праздника: «Господи, поели Свет Твой и истину Твою, та мя настависта и введоста мя в гору святую Твою». Вместо «Достойно» – задостойник «Рождество Твое нетленно явися» с припевом «Величай, душе моя»; и так – до отдания праздника. Причастен – праздника.

В попразднство на Литургии после малого входа поется «Приидите, поклонимся» с праздничным припевом в конце: «Спаси ны Сыне Божий, Преобразивыйся на горе, поющия Ти: Аллилуиа».

К особенностям праздника Преображения Господня относится то, что в этот день совершается освящение плодов. Обычай освящать плоды – древний. Предписания относительно этого обычая изложены уже в 3 Апостольском Правиле (ср. 28 правило VI Вселенского Собора). Основанием для установления этого обычая 6 августа явилось то, что на Востоке (в частности, в Греции) к этому времени поспевают плоды, важнейшими для пропитания из которых являются злаки и виноград. Эти плоды приносятся для благословения, в знак благодарности Богу, а также по причине их прямого отношения к Таинству Евхаристии, о чем говориться в молитве, читаемой над «гроздием». В Русской Православной Церкви, в тех местах, где виноград не растет или не поспевает к этому времени, освящаются яблоки, но они освящаются другой молитвой, только как «начатки овощей».

Освящение плодов 6 августа имеет еще и другое, таинственно-символическое значение: в событии Преображения Господу благоугодно было показать новое, обновленное состояние, к которому уже приобщено человеческое естество в Воскресении Господа и далее будет приобщаться в общем воскресении верующих. Но поскольку вся природа, после того как через человека в нее вошел грех, пришла в расстройство, то теперь и она вместе с человеком ожидает обновления через благословение Божие. В этой надежде человек утверждается также и церковным благословением плодов.

Праздник Преображения Господня имеет один день предпразднства – 5/18 августа и семь дней попразднства. Отдание праздника совершается 13/26 августа.

После заамвонной молитвы, при пении тропаря и кондака праздника, священник совершает каждение плодов, затем читает молитву «во причащении гроздия» («Благослови, Господи») и молитву («Владыко Господи Боже наш») «о приносящих начатки овощей» (см. в Малом и Большом Требнике), после чего, при пении тропаря, окропляет плоды святой водой326. Затем – «Буди Имя Господне» и отпуст праздника.

В Успенском соборе Московского Кремля освящение плодов совершалось после отпуста Литургии. Особенностью дня самого праздника Преображения, как и всех Господских праздников (см. Типикон, 15 сентября), является то, что вечером в самый день праздника на великой вечерне бывает вход с кадилом и, как сказано выше, поется великий прокимен.

azbyka.ru

Преображение Господне и его значение для христианина

Праздник Преображения Господня учит тому, что составляет цель духовной жизни каждого человека – преображение нашей собственной души…

«Видеша на Фаворе, Моисей же и Илия, от Девы Отроковицы Бога воплощаема, человеком на избавление» (стихира на стиховне из службы праздника)

Идет строгий Успенский пост, и великий праздник Преображения Господня как нельзя лучше гармонирует с нормами и требованиями поста. Христианина, который старается в это время воздерживаться от всякого греха и который стремится каждоминутно  воспарять своими мыслями к Богу, этот праздник прекровенно учит тому, что составляет цель духовной жизни каждого человека – преображение нашей собственной души, то есть, чтобы она стала чище, светлее и ближе к Богу.

Читайте также: Традиция Великого поста.

Господь Иисус Христос, приближаясь уже к концу Своего земного служения, спросил учеников Своих: «За кого люди почитают Меня» (Мф. 16,13), то есть те из иудеев, которые слышали Божественное учение Спасителя, неоднократно были свидетелями чудес, которые Он повсюду совершал. Ученики отвечали, что одни – за Иоанна Крестителя, воскресшего из мертвых(Мф. 14,1-2), другие за Илию пророка, которому, по мнению иудеев, надлежало прийти в мир перед пришествием Мессии, некоторые признают за Иеремию пророка или за иного кого-либо из древних пророков (Мф. 16, 14). Тогда Господь обратился к Своим ученикам и спросил их:

«А вы за кого почитаете Меня?» (Мф. 16,15).

Апостол Петр тотчас же с крепким сердечным убеждением ответил: «Ты – Христос (то есть обетованный Мессия), Сын Бога Живого» (Мф. 16, 16). Господь одобрил правое исповедание веры Петровой и в лице его всех Своих учеников. И с этого времени Спаситель начал им открывать то, чему надлежало исполниться: страдания и крестная смерть в Иерусалиме от старейшин иудейских, Его тридневное воскресение.

Рассматривая текст трех синоптических Евангелий, в которых повествуется о Преображении Спасителя, внимательному читателю может показаться странным их содержание. Дело в том, что евангелисты Матфей (17,1) и Марк (9,2) говорят о прошествии шести дней, а Лука (9,28) – о восьми. Возникает вопрос: откуда евангелисты начинают счет своих дней, после которых наступил день Преображения Господня?

Для православных христиан Священное Писание не является предметом каких-то сомнений и догадок. Если же вопросы все-таки возникают, а это несомненно при чтении Слова Божия, христианин должен прибегать за их разрешением к творениям святых отцов, которые говорят, что пророки и апостолы, по внушению Божию, всю земную жизнь Спасителя записали, а святые мужи, по внушению от Духа Святого, растолковали.

По поводу приведенных мест Евангелия святые отцы расходятся в толковании их сокровенного смысла. Приведем примеры. Святой Григорий Палама пишет: «Евангелист Лука не говорит: «По днех осмих» (как евангелист Матфей: «По днех шести»), а «бысть яко дний осмь». Но тем, в чем евангелисты кажутся разногласящими, они друг чрез друга показывают нам великое и таинственное. В самом деле, почему один сказал: «По днех шести», а другой, оставив без внимания седьмой, припомнил о восьмом? Потому что великое зрелище света Преображения Господня есть тайна восьмого дня, то есть будущего века, имеющего открыться после погибели сотворенного в течение шести дней мира». Святитель Иоанн Златоуст по этому поводу говорит следующее: «Один разумел и тот день, в который возвел Он учеников Своих на гору; а другой считает только те дни, которые протекли между этими днями».

Итак, по прошествии этих евангельских дней после беседы Иисуса Христа с учениками, Господь, в сопровождении их и множества народа, отправился из области Кесарии Филипповой в пределы Галилеи. Здесь они приблизились, по общему Преданию Церкви, к горе Фавор, которую апостол Петр называет горою святою (2 Пет. 1,18), и предназначение которой славно провидел псалмопевец Давид: «Фавор и Ермон о имени Твоем радуются» (Пс. 88,13).

Имея обыкновение удаляться от учеников для уединенной молитвы к Богу Отцу,! Иисус Христос и на этот раз, оставив под горой народ и взяв из учеников с Собою только «Петра, как любящего, Иоанна, как любимого, и Иакова, как пламенеющего ревностью по Нем», взошел с ними на вершину горы помолиться (Мф. 17, 1). Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Господь взошел на гору, взяв только трех: не взял всех, и не оставил всех; не возбудил зависти к славе других, не почел недостойнейшими и не хотел опечалить девяти учеников. Нет, будучи праведен, Он праведно всех распоряжает; Он взирает на всех, как на одного, и не отвергает от взаимной любви тех, которых соединил любовью. Но поскольку будущий предатель Иуда был недостоин Божественного лицезрения и страшного этого видения, то Господь оставляет с ним прочих, дабы (так как он не один был оставлен) предвосхитить у него всякое извинение впоследствии». Блаженный Феофилакт добавляет: «А кроме того троих Он взял для того, «дабы устнами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово» (Мф. 18,16. Втор. 17,6)».

О чем молился Иисус Христос, долго ли и в какое время суток – ( неизвестно. Мы можем только отчасти предполагать о предмете Его молитвы: крест и будущие страдания, поскольку до этого Господь разговаривал со Своими учениками только на эти темы. Спаситель умоляет Отца о примирении с Ним греховного мира ради крестной жертвы и об отмене тяготеющего гнева над человечеством.

И вот, во время такой пламенной молитвы Господа, когда ученики, утомленные усталостью, спали, последовало преславное Его преображение: «И преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как снег» (Мф. 17,2).

Господь, будучи истинным Богочеловеком, преобразился! «Что значит – «преобразился»? – вопрошает златословесный Богослов Златоуст и отвечает: «Открыл им (апостолам) нечто из Своего Божества – столько, сколько они могли вместить, и показал в Себе обитающего Бога».

Во время Преображения Господа, к Нему явились во славе небесной два пророка – Моисей и Илия «с Ним беседующие» i (Мф. 17, 3). «О чем же они беседовали? – спрашивает блаженный Феофилакт Болгарский и сразу же отвечает: – Об исходе, как говорит Лука (9,31), его же хотяше скончати в Иерусалиме, то есть о распятии». Эта беседа и особенное проявление божественной силы пробудили апостолов. И, увидев неизреченную славу преобразившегося Спасителя и двух мужей, стоявших в этой славе и говоривших с Ним, апостолов объяло большое волнение. По откровению Святого Духа апостолы познали, что эти два мужа – Моисей и Илия. Ученики поняли, что беседа идет о вольных Христовых страданиях, поэтому, внимая ей, стояли со страхом и трепетом, наслаждаясь зрением Божественной славы, насколько возможно было это для их телесных очей. И Сам Господь явил им славу Свою в той степени, в какой может видеть земной человек и не лишиться зрения, потому что для смертного человека недоступно лицезрение невидимого, бессмертного Божества. Моисею, который однажды молил Господа о явлении ему Его божественной славы лицом к лицу, Господь ответил: «Лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (Исх. 33,20).

Для чего же явились Моисей и Илия?

Этот вопрос хорошо освещает Феофилакт, архиепископ Болгарский, Моисей и Илия явились : для того, «дабы показать, что Он есть Господь закона и пророков, живых и мертвых, ибо Илия был пророк, и никогда не умирал, а Моисей был законодавец и умер. Сделано было это и для того, чтобы уничто-! жить сомнение тех, которые считали Его Илией или одним из пророков».

Беседа Иисуса Христа с Моисеем и Илией подходила к концу «и когда они отходили от Него» (Лк. 9,33), апостол Петр, скорбя об этом и проникшись дерзновением, произнес: «Господи! Хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии» (Мф. 17,4). Евангелист Лука замечает, что апостол Петр в волнении чувств от необычного видения не знал, что говорил, «желая соорудить в пустыне три сени, поставляя Господа на ряду с рабами, и вызываясь сделать Ему одну сень, такую же, как и другим двоим», – пишет Иоанн Златоуст. Апостол Петр как бы говорил: «Не будем сходить с горы, будем здесь оставаться, чтобы избежать креста и страдания».

Во время этих слов апостола «явилось облако и осенило их; и устрашились, когда вошли в облако» (Лк. 9, 36). «И се глас из облака глаголющий: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте». И, услышав, ученики пали на лица свои и очень испугались» (Мф. 17,5-6).

Когда апостол Петр заботился о крове рукотворенном, Господь внезапно творит кров нерукотворенный: светлое облако, свидетельствующее о присутствии милующего Бога. «Здесь облако светлое, а не объятое мраком, как было древле, потому что здесь хотел Он не устрашить, а научить. Ибо из облака был глас, объявлявший, что Он  (Иисус) был от Бога. Слова: «В Котором Мое благоволение», – означают то же, что: «В Котором Я почиваю; Который Мне угоден». А наставление: «Его слушайте», – значит: «Не противьтесь Ему, хотя бы Он хотел распеться на кресте», – толкует блаженный Феофилакт.

Но почему они так испугались, когда услышали Божие свидетельство? Ведь и на Иордане было подобное явление? «Причина тому, – пишет святитель Иоанн Златоуст, – уединенность и высота места, глубокое молчание, преображение, соединенное с ужасом, чрезвычайный свет и простертое облако, – все это повергло их в сильный трепет. Отовсюду окружали их поразительные вещи, и они, в ужасе, пали и поклонились». «Но Иисус, приступив, коснулся их и сказал: «Встаньте и не бойтесь». Возведя же очи свои, они никого не увидели, кроме одного Иисуса. И когда сходили они с горы, Иисус запретил им, говоря: «Никому не сказывайте о сем видении, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых» (Мф. 17, 7-10). Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Чтобы страх, слишком долго действуя, не лишил их (учеников) памяти, Христос тотчас рассеивает их ужас и предстает очам их один; и заповедует им не говорить о событии никому до тех пор, пока Он восстанет из мертвых». Это Господь сказал для того «чтобы кто-нибудь, услышавши об этом, не соблазнился тогда, когда увидит Его распятым, приняв Его за обманщика, который только призрачно совершает дела, свойственные силе Божией».

В чем же состояла цель Преображения Господа?

По словам церковных песнопений, Преображение Спасителя состояло в том, что свет невещественного Божества, соединенного с человеческою природою во Христе, обильно обнаружил себя перед апостолами в преобразившемся Иисусе (тропарь первого канона пятой песни праздника), впрочем, обнаружил Себя не во всей силе, чего бы не вынесла земная природа Его учеников, но настолько, насколько могли они вместить (кондак праздника).

Сделал это Господь, щадя апостолов, чтобы с видением славы Божества не лишились они и жизни, но насколько могли вынести видение этой славы телесными очами. Для Петра, Иакова и Иоанна созерцание Божественной славы Господа и явление ветхозаветных праведников служило доказательством, что Иисус Христос владычествует и над умершими (тропари второго канона пятой и восьмой песней праздника), а также то, что Он есть Творец и Исполнитель закона. Глас Отца Небесного утверждал учеников в том, что Учитель их есть Сын Бога Отца. Все это должно было убедить избранных апостолов, что страдания и смерть Господа, о которых беседовал с Моисеем и Илией, они не должны почитать насильственным делом иудеев, но должны понять, что Воплотившийся Сын Божий принимает их добровольно (тропарь праздника) ради спасения людей, и потому им не нужно их бояться (стихира на «Господи воззвах»).

По отношению ко всему роду человеческому, Господь в Своем преображении, по учению Церкви «очерневшее Адамово естество облистати паки сотворил» (великая вечерня, стихира «на стиховне»), и «просветив, богосодела» (малая вечерня, стихира «на стиховне»). То есть Спаситель показывает человеку, что он может и должен стремиться к преображению духовному – к чистоте своей души, чтобы она так же светилась, как преображенные лицо и одезды Иисуса. И как одежды Господа имели яркий свет от большой степени проявления в Нем Божества, так и мы должны гореть любовью к Богу, сияя делами добродетели. Иисус Христос явил прообраз Своего грядущего воскресения (стихира на «Господи воззвах») и блистание будущей славной жизни (тропарь первого канона седьмой песни).

Господь преобразился не для Себя, но ради нас, грешных. На это указывают и сами евангелисты: «Преобразился пред ними» (Мф. 17,2), ибо Христос «будучи сияние славы и образ ипостаси Его» (Евр. 1,3) не нуждается в просвещении. Он преобразился ради нас, чтобы просветить нашу душевную тьму и преобразить нас из рабов греха в истинных рабов Своих, из сынов гнева – в возлюбленных сынов Бога. Господь Иисус Христос пришел в мир с целью обратить нас в детей Божиих. Ради этого Он воплотился от Пресвятой Богородицы и Святого Духа, ради этого Он принял образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек, и какой только Господь не понес труд, чтобы обновить в нас, грешных, как сынов Божиих, утерянный Отчий образ!

liveinorthodoxy.com


Смотрите также